Linkuri accesibilitate

Президент исчерпанных жанров. Политолог Александр Морозов — о предвыборной кампании Путина


Владимир Путин до сих пор официально не объявил о намерении участвовать в президентских выборах в будущем году. Вопросы по поводу желания оставить за собой президентское кресло Путину задавали уже не раз, но он всякий раз давал уклончивый ответ. В декабре Путин проведет свою ежегодную большую пресс-конференцию, в этом же месяце состоятся форум Общероссийского народного фронта (Путин обычно участвует в таких мероприятиях) и съезд партии власти "Единая Россия". Как предполагает собеседник Радио Свобода, политический аналитик Александр Морозов, именно на пресс-конференции 14 декабря Путин объявит о своем желании баллотироваться на четвертый президентский срок. Путин, считает Морозов, хочет сделать предвыборную кампанию максимальной сжатой, а ее главная проблема – отсутствие новых идей, которые можно предложить обществу.

Александр Морозов
Александр Морозов

– Путин чувствует себя очень уверенно, с одной стороны, потому что у него очень высокая электоральная поддержка. И нет сомнений в том, что схема, объявленная заместителем главы его администрации Сергеем Кириенко, – ну, не объявленная, а неформально заявленная Кириенко, так называемая, "70 на 70", то есть 70% явка и 70% поддержки в пользу Путина, – что это совершенно реалистично, и вряд ли кто-то будет в этом сомневаться. Но у Путина есть некоторая проблема, связанная с тем, что он подошел к концу своего третьего срока с большим количеством незаконченных дел. У него все вопросы находятся в каком-то подвешенном состоянии. Это касается и Донбасса, и ситуации с Украиной, и с Западом в целом. У него все плохо получилось с Трампом. У него не заканчивается Сирия. Он пытается слегка во второй половине текущего года подвести какой-то итог всему этому, предпринимает различные усилия в этом направлении.

Слово "будущее" является ключевым, поскольку наблюдается большой дефицит будущего

Плюс второй момент. Путин еще летом заявлял, что у него готовятся целых три экономические программы, из которых он будет собирать свою. Мне кажется, что и здесь случилась какая-то проблема. Одну программу писал Кудрин, другую писал Академический институт экономики, третью писала группа Титова и Столыпинский клуб... У Путина там что-то не собирается в целое. И это самые главные моменты, из-за чего Путин немножко отодвигает свою кампанию. И, как мы ожидаем, он 14 декабря на ежегодной большой пресс-конференции с журналистами заявит о выдвижении. Об этом говорит и то, что на декабрь намечен форум "Народного фронта". Об этом говорит и съезд "Единой России", который намечен на последнюю неделю декабря. Таким образом, путинская кампания хотя и позже начинается, но, на мой взгляд, в этом нет ничего чрезвычайного.

– Похоже, нам стоит ждать ударного политического декабря. Вы считаете, что Путин объявит о своем желании баллотироваться в президенты официально именно на большой пресс-конференции? То есть ожидается вопрос, наверное, от Андрея Колесникова из “Коммерсанта”, который такой вопрос Путину задавал уже не раз и не два?

– Не исключено, что это будет он же, а может быть, какой-то иностранный журналист набросит эту шайбу на клюшку Путина. Но очевидно, что 14-е – это крайний срок, а пресс-конференция – хорошая публичная площадка для Путина. Эта пресс-конференция не связана ни с какими партийными структурами. Это его личная площадка, с которой он, по всей видимости, и стартует. Да, это будет короткая энергичная кампания, в которой Путин должен будет тем не менее выбрать из предложенных ему версий будущего. А надо сказать, что все политические силы сейчас, как легко заметить, проводят форумы и конгрессы на тему: "Россия, устремленная в будущее". И слово "будущее" является ключевым, поскольку наблюдается большой дефицит будущего. Не совсем ясно, каким оно должно быть, но Путин должен будет произнести какое-то слово относительно этого будущего, показать свой выбор и т. д. Мне кажется, что до рождественских каникул каких-то важных шагов дальше он делать не будет, потому что будут происходить другие старты кампаний – кандидатов от политических партий и самовыдвиженцев. Ну, а примерно с 12–13 января начнется какая-то серия программных выступлений Путина, его каких-то, может быть, статей или какого-то манифеста. Как это было на прошлых выборах, когда были документы подготовлены, на основании которых были майские указы потом. Надо сказать, что вся политическая система России ждет каких-то документов, на основании которых будут президентские указы, которые нужно бюрократически выполнять.

Путин никогда не выбрасывает за борт. У него другая стилистика поведения

– Вы начали с того, что Владимир Путин уверен в своих силах, что обеспечить ему электоральную поддержку не так сложно в нынешних условиях: он пользуется достаточной популярностью для этого. Тогда получается, что, может быть, у Путина и нет необходимости искать эти идеи для будущего? Может быть, он может как-то по инерции продвигаться вперед, не предлагая ничего особенно нового?

Я здесь согласен с Глебом Павловским, с его анализом. Он совершенно справедливо говорит о том, что хотя электоральная поддержка у Путина не вызывает вопросов, но существуют очень важные проблемы. Если Путин пойдет инерционно, то он окажется заложником даже не в целом политического класса России, а той небольшой группы ближнего круга, который его окружает. Это люди довольно сомнительные. Это люди сильно распустившиеся. Это люди, которые решают свои собственные вопросы. И мы все видим, что они создают атмосферу хаоса в настоящий момент своими действиями, своей “борьбой башен”. Если Путин пойдет инерционно, то он, конечно, попадет в зависимость от этой ситуации. Все дальше и дальше будет в нее углубляться. Поэтому, мне кажется, для того чтобы слегка оторваться в очередной раз от собственной элиты, над ней надстроиться, Путину надо каким-то образом качнуть свою собственную лодку так, чтобы часть публики слетела с одного борта на другой. Поэтому я ожидаю, что, на самом деле, хотя кампания Путина будет короткой, но она будет резкой. Ему нужно оторваться от всех этих висящих у него на ногах этих гирь – сечинских, ротенберговских и т. д.

– Вы сказали "от одного борта к другому". То есть не за борт?

– Да, необязательно за борт. Путин никогда не выбрасывает за борт. У него другая традиция, другая стилистика поведения. Он дает людям уйти, но сам он их не выбрасывает в какой-то грубой форме. Истории Сергея Иванова, Владимира Якунина и многих других, уже ушедших с путинского корабля, это подтверждают. Но никто из них, конечно, не был выброшен. Просто они были как бы сдвинуты на другой борт. Я думаю, что здесь нас ждет что-то в этом роде. Именно поэтому Путину сейчас нужна какая-то "идеология", я имею в виду идеология не государственная, а этакий заявленный план. Если на третьем сроке он восстанавливал "суверенитет", то есть перессорился со всем миром и наделал гигантское количество внешнеполитических ошибок, то теперь ему нужен новый убедительный “план будущих ошибок”. Для того, чтобы все поняли, что надо идти на дальнейший риск, надо дальше всем работать энергично в условиях трудностей, создавать новые трудности себе. Здесь должен быть какой-то такой убедительный и понятный всем план.

У Путина просто исчерпаны жанры – жанры поддержки, жанры публичных выступлений

– На ваш взгляд, производит ли сейчас Путин, которому уже за 60, впечатление человека, уставшего от власти? Ушел бы он сейчас, если бы у него был, скажем, надежный преемник, на которого он мог бы положиться на 100% и знать, что старость у него будет спокойная и обеспеченная?

Владимир Путин и заместитель главы его администрации Сергей Кириенко
Владимир Путин и заместитель главы его администрации Сергей Кириенко

– Путин, несомненно, устал от власти. Это, конечно, хорошо видно. И понятно, что, находясь у власти так долго, любой человек исчерпывает свой словарь и свое понимание мира, и обнажает свою ограниченность, как и любой человек. Но есть огромная проблема: Путин на третьем сроке создал такую ситуацию, при которой он и должен довести до конца начатое. Это все хорошо понимают внутри российского правящего класса, истеблишмента. Дело в том, что никто не представляет себе, а как разрулить ситуацию конфликта вокруг аннексии Крыма? А как и куда дальше вести и внутреннюю экономическую политику с этими гигантскими госкопорациями и монополиями, их лидерами? А с другой стороны, как вести внешнюю политику в условиях, когда отчетливо чувствуется, что нет никакой перспективы, кроме дальнейшей военной эскалации, какого-то милитаризма? Вот это все сделал Путин на третьем сроке. И понятно, какой тут может быть преемник?! Он должен сам (и он это понимает) куда-то это все привести, прежде чем передать в другие руки. Это огромная проблема, потому что очевидно, что и сам он не знает и не понимает, куда это все нужно привести, где этот корабль, к какому берегу должен пристать. Поэтому я считаю, что несмотря на всю нынешнюю ослабленность и развинченность путинской политической системы, вопрос о преемнике стоять сейчас не может никаким образом – ни сейчас, ни в ближайшие 2–3 года.

Если общество увидит опять Кобзона и Бабкину на национальных каналах в качестве "союза сторонников", это будет анекдотично

– Как вы считаете, учитывая все то, что сейчас происходит, деятели культуры выстроятся в очередь желающих быть доверенными лицами президента? Или, может быть, ситуация в этом отношении по сравнению с прошлыми выборами серьезно изменилась?

– Будет какая-то другая конструкция, на мой взгляд. Просто потому что Путин очень долго находится у власти. У него просто исчерпаны жанры – жанры поддержки, жанры публичных выступлений. Все привыкли. Если сейчас общество увидит опять Кобзона и Бабкину на основных национальных каналах в качестве союза сторонников, конечно, это будет анекдотично. И все это чувствуют. Поэтому здесь перед Кириенко стоит целый ряд задач – каким образом при очень плохой игре сделать хорошую мину. А игра плохая, потому что на третьем сроке эту всю интеллигенцию и всю культурную среду очень сильно напугали целым рядом вещей – политикой Мединского, делом Серебренникова, угрожающими событиями вокруг гуманитарных вузов, музеев и т. д. С другой стороны, сильно напугана и академическая среда, потому что на третьем сроке Путина произошел разгром Академии наук. И надо сказать, что не очень уверенно себя чувствует и система образования. Потому что на третьем сроке здесь произошла существенная смена, появился новый министр образования, Васильева, которая делает публично довольно-таки тревожные заявления. Одним словом, вся эта среда, среда образованного класса, конечно, сильно напугана, из нее трудно построить какую-то систему поддержки. В этот раз структуры поддержки Путина будут, наверное, состоять из спортсменов, возможно, из военных ветеранов, патриотических. И если верить тому, что Кириенко, как сообщали, дал команду госкорпорациям производить позитивные новости о России, я думаю, что как-то в этот раз поддержка будет симулирована не за счет деятелей культуры, а за счет, скажем, деятелей IT-сектора, дизайнеров, в общем, представителей “прогрессивной” индустрии, – полагает Александр Морозов.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG