Linkuri accesibilitate

Пропаганда раздувает Крым. Как завышают в разы цифры туристического потока (ВИДЕО)


Евпатория, Крым, ценники от 15 июня

"Вся Украина ринулась на отдых в Крым!" - кричат российские федеральные каналы. Поэтому украинские власти стараются им помешать. Зачем понадобилась утка о "туристической блокаде"? В гостях Кирилл Гончаров ("Яблоко"), Александр Горный (блогер из Крыма), Майя Ломидзе (эксперт по туризму, Россия), Александр Лиев (эксперт по туризму, Украина).

Елена Рыковцева: Мы обсуждаем "туристическую блокаду Крыма", причем мы обсуждаем событие, которое может быть есть, а может быть нет. С точки зрения российских федеральных каналов оно происходит, и с точки зрения многих средств массовой информации российских происходит. Но мы представления не имеем, как на это реагирует украинская сторона, потому что в украинском эфире ничего подобного мы не видим. С нами Кирилл Гончаров, партия «Яблоко». С нами будет несколько экспертов из Крыма, из Киева, которые расскажут нам, что же там на самом деле происходит.

Кирилл Гончаров: Я сегодня был на одном из федеральных каналов, как раз обсуждалась именно эта история с очередями большими в Крым граждан Украины.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Это очень интересно. Вам, кстати, удалось вычленить украинскую позицию из этого эфира?

Кирилл Гончаров: Нет, украинцев не приглашали, естественно, на эту тему, обсуждали российские патриоты и немец.

Елена Рыковцева: Просто прекрасно, что вы в теме этой. Я много чего посмотрела и выбрала один сюжет канала «Россия-24», там все сконцентрировано, вся позиция, поэтому я бы предложила посмотреть этот сюжет, и все будет понятно, что мы сегодня обсуждаем.

(Видео)

Елена Рыковцева: Есть несколько моментов в этом сюжете, которые следует объяснить тем, кто нас слышит только по радио. Первый момент я просто не поняла, там говорится об украинце, который жалуется на очереди,что "его лицо скрыто, так того требует регламент ведомства". Какого ведомства, мы не поняли. Второе, те, кто нас слушал по радио, могли не понять, что первый текст о том, что украинцы рвутся в Крым, а их не пускают их же власти, принадлежит Зауру Смирнову — это глава правительства Крыма. И третий момент, когда читают твит, это твит Алексея Пушкова. Существует ли блокада, такая сознательная специальная блокада не пускать тех украинцев, которые едут в Крым? Извините, четвертый момент не объяснила, тем, кто слышит, но не видит, там плакат в сюжете: «Тот, кто едет в оккупированный рашистами Крым, уже не украинец». Это очень важная тема нашего разговора. С нами на связи Александр Горный, блогер, живет в Крыму.

Александр Горный: Что касается Смирнова — это не председатель правительства, председатель Госкомнаца Крыма. Второй момент, что касается лица, которое было закрыто на пропускном пункте, я думаю, это не регламент — это просто вопросы безопасности этого украинца, который давал комментарий.

Елена Рыковцева: Там говорит совершенно четко корреспондент, он не говорит, что в интересах безопасности этого человека, корреспондент сказал: лицо скрыто, как того требует регламент ведомства.

Александр Горный: Я не буду спорить про регламент, но и корреспонденты, бывает, ошибаются. В данном случае вопрос безопасности человека, все может быть.

Елена Рыковцева: Расскажите нам, что вы знаете о сознательной блокировке возможности для украинцев приехать на территорию Крыма отдыхать?

Александр Горный: Вчера этот вопрос поднимали несколько радиостанций, задавали вопрос и мне, мы пытались разобраться в этом вопросе с онлайновой компаниией, которая занимается перевозками из Киева, Запорожья, Днепропетровска. По моему пониманию «туристическая блокада», наверное, не совсем верное название, но проблема есть. Это связано с тем, что действительно поток туристов из Украины, не только туристов, людей, которые здесь работают, занимаются бизнесом, у которых там бизнес есть, он значительно вырос даже по сравнению с 2016 годом — это факт, я могу констатировать. Находясь здесь, я вижу огромное количество номеров машин именно украинских, в первую очередь идут киевские номера, днепропетровские, харьковские. Действительно поток очень вырос. Возможно, таможня физически не справляется, и погранцы с Украины не справляются с резко возросшим потоком. Я уверен, скорее всего это похоже на правду, что действительно для украинских властей это проигранная битва за умы украинцев, которые могли поехать, могли не поехать, может быть это не официальный указ, но сказано: ребята, вы там особо не спешите, пускай постоят, подумают, куда едут. Я уверен, что так оно и есть. А о какой-то целенаправленной туристической блокаде Крыма, я думаю, говорить смысла нет, просто складывается так ситуация, о которой я сказал сейчас.

Елена Рыковцева: Вы считаете, что со стороны киевских властей намеренной блокировки возможности въезда нет?

Александр Горный: Именно специальной блокировки нет, а именно команды, что, ребята, не надо делать быстро свою работу, я думаю, такая команда есть. Можно называть это блокировкой, не блокировкой, но я считаю, что это просто такое принято решение, что мы не форсируем тот поток, который идет в Крым.

Елена Рыковцева: Вы сказали, что очень много украинцев в Крыму. Как вы это определяете, что такое много — это сколько?

Александр Горный: Я могу судить с точки зрения личных наблюдений автотранспорта, который здесь есть, количество номеров именно украинских, их стало гораздо визуально больше, особенно на Южном берегу Крыма. Я обратил внимание еще в мае месяце, когда я поразился колоссальному количеству украинских номеров, которые я встречал в Ялте. Такого я, честно говоря, представить не мог. Второй момент касается средств размещения. Едут, конечно, туристы, они едут в относительно бюджетные средства размещения. Я общаюсь с коллегами, кто связан с туристическим бизнесом, они говорят: да, к нам едет Украина гораздо больше, чем в том году, деньги они тратить готовы, им здесь нравится. Второй момент — это с точки зрения бизнеса. Очень многие украинцы едут сюда работать. Пакет на четыре месяца стоит в среднем около 4-5 тысяч рублей.

Елена Рыковцева: Это другая история, мы именно о туристах.

Александр Горный: Здесь надо говорить в целом о потоке. Едут очень много работать. И плюс еще надо не забывать, что огромное количество недвижимости украинцев находится в Крыму. Я старых знакомых по населенным пунктам, где я часто бываю, я встречаю, то есть они стали приезжать, звонить: приехали, давай увидимся. Я могу сказать, что они едут и гораздо больше, чем в прошлом году.

Елена Рыковцева: Я обращаюсь к Александру Лиеву, экс-министр курорта и туризма автономной республики Крым еще до всей этой истории с аннексией драматической, трагической. Александр, какие у вас сведения, во-первых, по блокаде, существует ли она?

Александр Лиев: Да, я действительно был министром курорта и туризма республики Крым в мирное время, довоенное время. Крым тогда принимал 6 миллионов туристов. Кстати, в советские времена Крым принимал 8 миллионов туристов. В основном и в советское время, и в 2013 году основной туристический поток в Крым — это были граждане, живущие на материковой Украине. Когда это было 8 миллионов туристов в советское время, то из них 6,2 — это были именно граждане с материковой Украины. И когда это было 6 миллионов в 2013 году, то 4,5 миллиона — это были граждане Украины. Миллион — это были граждане, которые приезжали из Российской Федерации. Крым и тогда можно было считать популярной и родной здравницей для русских, там всегда было русским комфортно. Сейчас, насколько я знаю, поток изменился в том числе и из России. То есть едет совершенно другой контингент, не те, кто ездил раньше, кому мы были рады. Мы внимательно мониторим эту ситуацию, знаем то, что происходит, отслеживаем это. Здесь можно говорить разными домыслами и лозунгами, как это сейчас любят делать политики, но стоит посмотреть на реальные узкие места, так как Крым это полуостров, транспортную логистику. Нужно понимать, что транспортная логистика в Крым, привозившая туристический поток, состояла из четырех основных блоков. Первый блок — это железнодорожный транспорт, привозил в Крым до 70% туристов, в том числе российских. Это был основной метод логистики туристов в Крым. Второй вид транспорта — это автотранспорт, который ехал через два автонаправления на перешейке. Через этот пункт проезжало 15% всего транспортного потока, в том числе и российского, в первую очередь украинского. Этот автотранспорт вез половину пассажиров в автобусах — это тоже важная деталь. Третьим видом транспорта был авиатранспорт. Авиатранспорт привозил в Крым до полумиллиона туристов. Всего пассажиров принимал наш аэропорт миллион сто тысяч человек. Последнее место занимал тот поток, который прибывал в Крым через Керченскую переправу — это был автопоток, по которому прибывало до 300 тысяч человек, конечно, в основном это были граждане Российской Федерации. Еще были экскурсанты — это люди, которые прибывали в Крым на круизных лайнерах.

Елена Рыковцева: Как все это выглядит сегодня?

Александр Лиев: Таким образом крымский туристический поток формировался, исходя из логистики. Сегодня нет авиасообщения с Украиной и с другими странами, кроме России, сегодня нет железнодорожного сообщения, совершенно отсутствует заходы круизных судов, автосообщение в Крым, нет автобусного автосообщения, это только частный легковой автотранспорт. Понимая эту логистику, можно смело формулировать цифры, сколько же в итоге Крым принял туристов в прошлом году и сейчас. В прошлом году Крым принял 1млн 450 тысяч туристов — это исходя из открытых данных в аэропортах, а также исходя из интенсивности паромной переправы, которая была весь прошлый год. Украинских граждан, которые побывали в Крыму в прошлом году, было до двухсот тысяч, из них туристами можно идентифицировать максимум сто. Никаких действий, которые бы умышленно со стороны власти сдерживали бы туристический поток, я не вижу. Но есть предупреждение от власти, с которым я согласен, это предупреждение, что если вы, дорогие украинцы, попадаете на территорию Крыма добровольно, то вы должны понимать, что украинская власть не сможет прийти на помощь не в случае, если будет пресловутая история в аспекте политическом, а в смысле бытовых реальных проблем, с которыми сталкиваются туристы на Кипре, в наших регионах Украины, в Турции. Человек сломал ногу, страховой случай, который наступает на территории Крыма, очень сложно будет оформить, потому что территория неподконтрольна государству. Конфликты с правоохранительными органами, которые могут возникнуть, Украина не может отреагировать должным образом.

Елена Рыковцева: Это другая история. Я вернусь еще раз к количеству — это важно. Вы говорите о 200 тысячах украинцев, которые пересекли эту границу в прошлом году, причем только сто тысяч отдыхающих. Российская сторона говорит о 500 тысячах украинцах отдыхающих и плюс еще 200 тысяч, которые едут к родственникам, к своим знакомым. То есть у вас радикально расходится цифра по украинцам. У вас также расходится общая цифра, вы говорите в целом 1млн 400 тысяч, российская сторона говорит, что это 5 миллионов человек, из которых 500 тысяч украинцев. Как нам прийти к реальным цифрам?

Александр Лиев: Для того, чтобы такие цифры подтвердить, надо понимать, сколько может принимать аэропорт. Наш аэропорт принимал 500 тысяч человек. Для того, чтобы сейчас принять 5 миллионов граждан России, этот аэропорт должен был бы принимать в 110 раз больше. Это не так, это физически невозможно, Крым — это полуостров, здесь врать про туристические потоки сложно, хотя это совсем не мешает это делать оккупационным властям. Значит аэропорт Симферополя должен принимать 10 миллионов человек — это интенсивность, сравнимая с интенсивностью аэропорта Шереметьево. Это нереально.

Елена Рыковцева: Украинское издание, которое мне удалось сейчас найти, пишет: "украинские пограничники заявляют, что это оккупанты Крыма создают искусственные очереди на административной границе". Есть версия, что для того, чтобы фотографировать количество рвущихся в Крым украинцев и показывать, как много их хочет отдохнуть в Крыму.

Кирилл Гончаров: Последний случай, о котором вы сказали, фейки, мне сразу вспоминается Северная Корея, которая на границах с Южной строит супермаркеты, заполняет очередями, демонстрируя счастливую, яркую жизнь своих граждан. Никакой искусственной блокады, конечно же, нет, ее даже объективно невозможно организовать, все это проверяется, контролируется, но переоценивать масштабы я бы тоже не стал. Конечно же, многие украинцы традиционно ездят в Крым, ездят целыми семьями, у многих там друзья, родственники, знакомые. Поэтому это абсолютно нормальная ситуация, такая же, как и многие россияне, которые совершают тур по Украине. Это абсолютно нормальная ситуация, несмотря на разногласия на уровне правительств, государств. Это то, к чему надо относиться спокойно и никак не реагировать. Конечно, наши официальные средства информации бравируют этими видеозаписями.

Елена Рыковцева: Не просто бравируют, концепция того, что они едут — значит они не считают, что это аннексия, они признают, что Крым российский.

Кирилл Гончаров: Нет, наоборот они туда едут, потому что Крым — это их территория, почему им отказываться от отдыха в Крыму, там, где они отдыхали постоянно, они считают его своим. Тем более мы знаем, что не так много туристов из России на самом деле в последние три года посещают Крым. Так что это как раз говорит о том, что украинцы до сих пор считают Крым легитимной своей собственной территорией. Это как раз, на мой взгляд, хороший знак.

Александр Горный: Мне кажется, господин Лиев очень оторвался от той действительности, которая здесь есть. У меня завтра выходит репортаж большой про новый терминал, который открывают, и про аэропорт, который работает. Во-первых,в 2016 году был обработан пассажиропоток 5,2 миллиона человек, в пределах 2,6 миллионов человек с материка. Приблизительно такое же количество человек прибыло переправой, она прекрасно работает, время ожидания небольшое. Реальное количество туристов, конечно, не 5-6 миллионов человек, о которых заявляло крымское Минтуризма, по экспертным оценкам реально 3-3,2 миллиона человек. Господину Лиеву, при всем уважении и любви его бывших коллег, он немного оторвался от реальности. В этом году будет цифра пониже, порядка 2,8-3 миллиона человека.

Елена Рыковцева: Вы сами нам только что говорили, что цифра украинских туристов будет выше, общая цифра снижается за счет российских туристов. Давайте уточним: везде транслируется, что больше поехало украинских туристов, чем в прошлом году. У вас есть такие данные, что больше намного?

Александр Лиев: Больше, меньше — это все относительные суждения. Вы наверняка слышали и знаете про чернобыльскую катастрофу и про зону отчуждения чернобыльскую. Есть в Чернобыле люди или нет? Конечно, большинство думает, что там никого нет. Там живут люди. С чем сравнивать? Сравнивать с Припятью в 80-е годы, наверное, мало, почти никого нет, а по сравнению с тем, что мы себе представляем, оказалось там живет много людей. Это десятки людей. Если Крым принимал 4,5 миллиона украинцев в 2013 году, то сейчас эта цифра даже по мнению оккупационных властей в 10-12 раз меньше, а по цифрам нашей пограничной службы — это сто тысяч, в десятки раз меньше. Это много или мало? С чем сравнивать, с тем, что там не ноль? Конечно, не ноль. Более того, большинство людей, которые едут — это люди, которые нуждаются в крымском климате, крымский климат заменить очень сложно или невозможно. Это продление жизни, для многих это очень важно. Не поехать в Крым для них означает оказаться на грани смерти. Крым способен принимать 18 миллионов туристов. На сегодня в Крыму есть две туристических сферы: первая — это легально работающие здравницы, у них дела не так плохо, как у второго сектора — это у 4,5 тысяч домовладений и миниотелей, большинство из которых закрылись. В Ялте действительно не так плохо, а как плохо в Коктебеле, моем родном и любимом, в Феодосии, Судаке, отвратительная, просто катастрофическая ситуация в Межводном, Черноморском районе, где отдыхают только сами крымчане,россияне туда не доезжают, а украинцы, к котором привыкло Межводное, там просто нет. Хорошо, плохо — это все относительные вещи. Турбизнес в Крыму сегодня убыточный, он закрывается.

Елена Рыковцева: Отношение к тем, кто едет в Крым, действительно ли там травят, вывешивают плакаты или сдержанно негативное?

Александр Лиев: То, что произошло — это огромная катастрофа, которую очень сложно пережить, очень сложно ее осознать. Я думаю, зрители ваши, находящиеся в Российской Федерации, меня многие не поймут сейчас. Я сам крымчанин, мне запрещен въезд в Крым, я персона нон грата в Крыму. Как это может быть в этом веке, как я могу потерять свой дом, какие чувства я испытываю, мало кто сможет меня понять. Такая же ситуация у всех украинцев, моих земляков, мы не готовы были к мысли такой, что может произойти оккупация нашей территории Россией — это невозможно. Болевой синдром глубокий и до сих пор еще действует. Многие люди не знают, как реагировать — это предатели, которые едут в Крым или это правильно, потому что с крымчанами нужно коммуникацию поддерживать. Травли нет, украинцы в этом плане миролюбивый народ. Дискуссии на кухнях, дискуссии в общественных местах по этому поводу существуют, в этих дискуссиях рождается отношение. В целом мнения поделились полярно и приблизительно пополам. Одни люди говорят, что Крым надо купировать, блокировать, пока не разобрались,каким образом будем его возвращать, максимально блокировать как зараженную территорию. Другие считают, я к ним отношусь тоже, что Крым надо восстанавливать и удерживать, как можно больше коммуникаций с крымчанами. Эти два мнения между собой хоть и полярные, но достаточно в дискуссиях толерантные и нормально обсуждаются.

Елена Рыковцева: Я предлагаю сейчас посмотреть опрос. Совсем не секрет, все знают, что причина оттока русских туристов от Крыма, в частности, прозаическая — турецкие открылись для них курорты. Поэтому мы по-простому спрашивали: в ситуации выбора, куда бы вы поехали?

Елена Рыковцева: Кирилл, как вам эти мнения?

Кирилл Гончаров: Вполне очевидно. Потому что последние три года любой российский гражданин, который постоянно смотрит российские телеканалы, при слове Крым воодушевляется и считает, что он обязан туда съездить, посетить. Но в этом нет ничего удивительного. Более того, за первый квартал 2017 года торговый оборот между Россией и Украиной составил более трех миллиардов долларов — это довольно гигантские цифры, даже несмотря на то, что наши страны находятся в таком критическом отношении друг к другу. Это было всегда, россияне считают украинский народ братским народом, то же самое украинский народ, несмотря ни на что. Поэтому к этим поездкам, к этим очередям надо относиться как к данности, такое было раньше, такое есть сейчас и будет в будущем.

Елена Рыковцева: Сейчас все равно ситуация другая. Есть же люди, которые не едут, потому что они боятся запрета на въезд в Украину.

Кирилл Гончаров: Я был сегодня на одном федеральном канале, очень хитрый журналист из «Коммерсанта» сказал точную фразу, что я специально не езжу в Крым, потому что я боюсь, что мне по работе закроют въезд в Украину.

Елена Рыковцева: То же самое можно сказать об эстрадных звездах, очень аккуратненько с этим. Майя Ломидзе, туристическая индустрия Российской Федерации в вашем лице у нас представлена. Скажите, пожалуйста, какие цифры вы бы считали корректными и достоверными прошлого года туристов, общего числа, посетивших Крым, какая доля в этом числе украинцев?

Майя Ломидзе: Статистика наша — вещь, я бы сказала, своеобразная, как-то считают не очень понятно. В прошлом году говорили, что почти 6 миллионов в совокупности, в этом году мы видим снижение спроса, несмотря на то, что Крым является самым дешевым направлением на данный момент. У нас есть служба, которая мониторит средние рыночные цены по всем массовым популярным направлениям, так вот Крым на протяжении последних двух месяцев держит первое место по низкой цене, тем не менее, количество выезжающих в Турцию сейчас превысило количество выезжающих в Крым через туроператоров, я подчеркну, потому что много тех, кто ездит самостоятельно. Самостоятельных туристов ездит в Крым намного больше, чем клиентов туроператоров. В туроператорском сегменте Крым самое дешевое направление, но в Турцию едет больше народа, чем конкретно в Крым. Мы считаем, что это связано с несоответствием цена-качество, в Крыму практически нет «ол инклюзива», даже наш российский вариант «ол инклюзива» - плотное трехразовое питание с полдником, все-таки не заменяет «ол инклюзив», который предлагают турецкие отели. Наши туристы в силу экономических причин и в силу того, что у нас сейчас растет курс, они все-таки хотели бы заплатить один раз и на месте больше ни за что не платить. В Крыму произошло довольно существенное повышение цен на так называемые дополнительные услуги, на рестораны, на какие-то развлечения, цены там абсолютно московские, а едут туда не только жители Москвы, для многих регионах эти цены неподъемные просто оказываются. Возвращаясь к вопросу о статистике, я не знаю, как считали в Крыму, не могу поручиться за достоверность этой цифры, равно как не могу сказать, что она точно недостоверна.

Елена Рыковцева: Вы можете сказать определенно, что поток снизился в силу того, что конкуренция с турецким направлением произошла в этом году?

Майя Ломидзе: Конкуренция произошла, повысились цены, соответственно разрыв в отношении цена-качество тоже увеличился. Операторы считают, что снижение спроса составляет как раз порядка 12-15% на данный момент, к концу сезона цифра может быть другой. Но с другой стороны у нас есть мини-опрос, не претендую на репрезентативную выборку, есть мини-опрос операторов крымских, которые говорят, что существенно увеличился поток из Украины. Сами крымчане говорят, что поток из Украины увеличился.

Елена Рыковцева: Александр Горный тоже говорит, что больше видит машин с украинскими номерами. Александр, когда мы смотрели фотографии перед эфиром, наш бильд-редактор обратила внимание на цены на фрукты, она просто удивилась и сказала, что в Москве дешевле. Действительно дороговизна имеет место быть, которая отпугивает немножко туристов?

Александр Горный: Что касается цен, действительно есть места в Крыму на побережье, где ценник на фрукты и овощи сравним с московским. Поэтому для некоторых туристов возникает вопрос: как так, курортный регион, юг, цены изначально должны быть ниже. Если взять картину в целом, то, безусловно, в украинские годы продукты были дешевле, сейчас ценник, конечно, вырос. Еще хотел сделать комментарий, когда говорится, что Крым может переварить 18 миллионов человек — это глупость полнейшая. Комфортное пребывание людей в Крыму — это максимум 6-7 миллионов человек. Это связано, во-первых, с возможностью пляжных зон.

Елена Рыковцева: Я понимаю так, что он не обеспечен способностью переварить 18 миллионов, но в теории может.

Александр Горный: Не может, даже в теории не может, даже 10 миллионов не может.

Елена Рыковцева: Вы хотите сказать, что когда нам дают цифру прошлогоднюю 5 миллионов, он забит под завязку — это его потолок?

Александр Горный: 5 миллионов в том году не было, реальная цифра — 3 миллиона человек. Реальный потолок 6 миллионов. Если будет больше 6 миллионов — это значит, что в летний период на пляже негде будет ступить. Мне очень интересно, что комментируют люди, которые здесь давно не были. Я сейчас нахожусь в Коктебеле, народу здесь столько. Есть действительно территории, которые пострадали сейчас от снижения турпотока — это небольшие курортные города. Есть места, которые заполнены на 70% от максимального потенциала.

Елена Рыковцева: А кем они заполнены?

Александр Горный: Туристами.

Елена Рыковцева: В основном Россия в Коктебеле?

Александр Горный: Основная масса туристического потока — это Россия. Я считаю, с Украины возможно установление туристического потока, если не будет проблемы на границе, увеличение до миллиона человек в год — это вполне реальная цифра.

Елена Рыковцева: Кирилл, давайте обсудим такую штуку, как цены, способные привлечь или наоборот оттолкнуть туристов. Сейчас Государственная Дума вводит туристический курортный сбор с тех, кто едет в Крым. Вы считаете, это привлечет?

Кирилл Гончаров: Самая лучшая «реклама». Конечно же, нет. Более того, я пока к вам ехал, наткнулся на интересную статистику. Известно, что Россия ведет не очень понятную для всех операцию в Сирии, на которую уже было потрачено более ста миллиардов рублей. Собственно говоря, на эти деньги можно было содержать город Туапсе на протяжении 152 лет. Вместо этого мы тратим деньги на Сирию, при этом пытаемся ввести туристический сбор с тех регионов, которые на самом деле большинство бюджета муниципального, регионального отдают в центр, в Москву и при этом не получают никаких средств. Данная политика, конечно, порочная. В данном случае при туристическом сборе как раз люди будут выбирать Турцию, Египет, Доминикану, страны с безвизовым режимом. Конечно, Крым не будет выдерживать конкуренции — это очевидно. Не только Крым, и Краснодарский край, Туапсе, Сочи и так далее. Необходимо России уже понять, что в условиях, когда против нашей страны введены санкции, с одной стороны, а с другой стороны, когда наша судебная система абсолютно непрозрачна, даже курортные города не могут привлечь инвестиции по самым разным причинам, то, конечно же, единственная возможность хоть как-то содержать данные регионы — это придумывать новые налоги, придумывать новые средства сбора. Я даже не знаю, что через год инициируют наши депутаты, уже налогами обложено абсолютно все. Я абсолютно убежден, что это будет очень нерентабельно, конечно же, люди будут выбирать иностранные туристические зоны.

Елена Рыковцева: Нам рассказывал бывший глава курортов и туризма Крыма, что украинские власти предупреждают своих сограждан, что могут быть проблемы с силовыми структурами, которые находятся на этой территории. А входит в перечень предупреждений российских туристических фирм, что у них могут быть потом проблемы с посещением Украины или вы об этом им не говорите?

Майя Ломидзе: Есть памятка, которая выдается любому туристу. Понятно, что содержание памятки меняется в зависимости от места отдыха. В тех памятках, где перечисляются особенности пребывания в Крыму, насколько я знаю, есть такой пункт. Не поручусь, что все об этом говорят, но я это встречала. Мне кажется, нормальная практика вполне.

Елена Рыковцева: Естественно, нормальная практика. Другое дело, я помню, когда в самом начале кто-то пытался из ваших коллег распространять такую памятку, у него были сложности. Хорошо, что здравый смысл возобладал, люди, по крайней мере, предупреждены. Потому что любой человек имеет право знать, что его ждет, считает это российская сторона законным или не считает, но он должен понимать, на что он идет, когда едет на эту территорию.

Кирилл Гончаров: Конечно, вопрос безопасности граждан абсолютно приоритетен для любого государства.

Елена Рыковцева: Просто они должны понимать, что права въезда на какую-то другую территорию теряют. Сейчас, вы знаете, поднялась волна возмущения, негодования по поводу Нонны Гришаевой, которая не может попасть в родную Одессу, потому что она когда-то посетила Крым. Может быть, если бы кто-то ее предупредил о том, что будет такая проблема, она бы как-нибудь остереглась.

Кирилл Гончаров: Двусторонняя на самом деле дорога, потому что мы знаем, что есть черные списки и украинцев, которые не могут попасть в Россию как раз из-за того, что они сделали какое-то заявление, сказали что-то не то, песню исполнили не ту не на том концерте. Поэтому, конечно, сейчас необходимо на официальном уровне делать такие памятки, предупреждения, просто давать гражданам понять, какие последствия, какие санкции могут быть от тех или иных высказываний, посещений и так далее.

Елена Рыковцева: Майя, вы про блокаду, то, что препятствуют украинским туристам, вы это знаете по своим каналам или вам тоже кажется, что это сомнительный телевизионный момент?

Майя Ломидзе: Честно говоря, на мой взгляд, эту информацию надо проверять. Я не уверена, что это так, потому что если бы это было так, то не было бы растущего количества украинских туристов в Крыму. Я хотела сказать про курортный сбор, по поводу того, что отпугнет. Не отпугнет. Курортный сбор в том виде, в котором принят законопроект, закон теперь уже, планируется взимать с тех туристов, которые будут размещаться в коллективных средствах размещения. Это была инициатива не Госдумы — это была инициатива самих регионов. Минкавказа. Конкретно Крым это не поддерживал. Туристы все равно поедут, но они будут выбирать те средства размещения, то бишь частный сектор, где курортный сбор необязательный. При том, что 50 рублей с человека, при всем уважении, мы были категорически против введения курортного сбора. 50 рублей никого не отпугнут, они просто перенаправят поток в те объекты размещения, где этот курортный сбор необязателен. По поводу налогов, да, действительно было бы правильно, чтобы в регионах получали больше налоговых отчислений непосредственно от туризма, много налогов идет просто в федеральный бюджет. Курортный сбор — одна из мотиваций региона, который это предложил, Минкавказа, курортный сбор был как раз с той целью введен, поэтому на нем настаивал, что это именно тот налог, который туристы будут оставлять в региональном бюджете, на эти деньги предполагается развитие инфраструктуры. Другое дело, что обслуживание этого налога 50 рублей, я так подозреваю, выйдет в ноль, хорошо, если не в минус. Вопросов очень много к курортному сбору, но все-таки не совсем так, как было сказано, он не отпугнет.

Елена Рыковцева: Очень любопытно то, что Минкавказа пролоббировал его в пользу региональных властей, которые его не просили.

Кирилл Гончаров: Есть огромные сомнения в том числе у людей, которые выступают против этого курортного сбора, в том, как собранные средства будут тратиться, насколько они действительно пойдут на инфраструктуру, как нам обещают. Потому что несмотря на такую налоговую бюджетную политику, которая действует в России, конечно, можно было 10 раз отремонтировать любую набережную любого нашего города, но этого сделано не было. Налоговые сборы, кстати, были до 2004 года, данная практика существовала, но тем не менее, никаким успехом она не закончилась. Поэтому считать, что сейчас сразу же в регионах появится инфраструктура, появятся гостиницы, чистые пляжи, конечно, нет.

Александр Горный: Во-первых, мне очень не нравится название «курортный сбор». Наверное, более справедливо назвать это экологический сбор, тогда бы этот сбор воспринимался бы совершенно по-другому.

Елена Рыковцева: Вы поддерживаете эту идею курортного сбора?

Александр Горный: Я скажу так, что идея правильная, но меня очень смущает, как она будет воплощаться.

Елена Рыковцева: Что именно вас смущает в ее воплощении?

Александр Горный: Как будет администрироваться данный сбор, потому что затраты на этот сбор могут превысить сумму сбора. Второй вопрос, насколько будет справедливо, что одни средства размещения его платят, где будут останавливаться туристы, а другие не платят. И третье — само название, надо сделать не курортный сбор, а экологический сбор, который лучше бы отражал другую составляющую этой идеи.

Елена Рыковцева: Его не будут называть экологическим, он все равно будет называться курортным.

Александр Горный: Когда были слушания в Госдуме, правильно сказали, что лучше назвать экологическим сбором, он воспринимался бы совершенно по-другому. А когда действительно есть проблемы с туристическим потоком, зачем вводить даже небольшие сборы, чтобы морально давить на людей.

Елена Рыковцева: А ваши власти крымские действительно скорее не заинтересованы?

Александр Горный: Министерство по делам Кавказа инициировало эту идею по поручению президента, но местные власти прекрасно понимают, что есть и большая угроза для них. Севастополь отказывается от этого курортного сбора, Крыму пришлось поддержать, но здесь выстраивается властная вертикаль «Единой России», которая сказала — надо.

XS
SM
MD
LG