Linkuri accesibilitate

Кто защитит приют для бездомных животных


архивное фото

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Власти Бендер намерены переместить за пределы города единственный приют для бездомных животных. Зоозащитники просят помощи. Мнения экспертов и граждан по поводу отдельных обращений Кишинева и Тирасполя в ООН. Эти и другие вопросы обсудим в ближайшие полчаса.

Кто защитит приют для бездомных животных
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00

***

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Премьер-министр Павел Филип призвал делегатов стран-участниц 72-й сессии Генеральной ассамблеи ООН поддержать просьбу Республики Молдова и внести в повестку сессии пункт, касающийся вывода иностранных вооруженных сил с территории Республики Молдова, передает IPN. В своем выступлении в пятницу премьер заявил, что незаконное дислоцирование войск на территории Республики Молдова угрожает безопасности на Днестре. Павел Филип подчеркнул, что между жителями двух берегов Днестра нет противоречий этнического или религиозного характера, и население обоих берегов Днестра может сосуществовать в мире и взаимопонимании в реинтегрированном молдавском государстве. «Для нас крайне важно, чтобы это решение основывалось на соблюдении суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова с предоставлением особого статуса приднестровскому региону, как это предусмотрено в соответствующих документах ОБСЕ», – заявил премьер, подчеркнув при этом, что нынешний формат миротворческих сил с участием военного контингента России должен быть преобразован в гражданскую миссию под международным мандатом.

Верховный совет Приднестровья поддержал обращение главы региона Вадима Красносельского к генсеку ООН Антониу Гутерришу о предоставлении непризнанной республике статуса наблюдателя ООН и о создании постоянно действующей рабочей группы по Приднестровью. Как передает Интерфакс, при обсуждении вопроса глава внешнеполитического ведомства региона Виталий Игнатьев заявил о необходимости «обратить внимание Генассамблеи и других органов ООН на недопустимость ситуации, сопряженной с нарушением прав и интересов жителей Приднестровья, на ограничительные, блокадные и прочие меры, которые предпринимаются против Приднестровья». Игнатьев добавил, что заявление о предоставлении Приднестровью статуса наблюдателя при ООН пользуется «неофициальной пока» поддержкой России.

Россия начала вывозить военную технику из Белоруссии после учений «Запад-2017». Точно неизвестно, сколько военнослужащих приняли участие в этих учениях, какая техника там использовалась, что дало повод НАТО обвинить Россию в непрозрачности. А соседи Белоруссии – страны, где проходили маневры – выразили опасения, что под предлогом маневров Россия доставит своих солдат в Белоруссию, и они там останутся. Минобороны Белоруссии заявило, что все военнослужащие и вся российская техника будут вывезены до конца сентября. Российско-белорусские военные учения вызвали резкую критику Запада, который заявил, что о маневрах такого масштаба необходимо оповещать заранее и обеспечить их полную транспарентность для иностранных наблюдателей. В прибалтийских странах и Польше ряд политиков расценили «Запад-2017» как демонстрацию силы со стороны России.

Zapad 2017 -- Ce s-a întâmplat?
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:01:04 0:00

Очередные военные учения провела в Приднестровье Оперативная группа российских войск. Мотострелковый батальон отработал элементы тактических учений с боевой стрельбой в ночное время суток, сообщил для приднестровских СМИ начальник оперативной группы войск Дмитрий Зеленков. В ходе маневров были отработаны отдельные элементы, в частности, приведение в состояние высшей степени боевой готовности, занятие указанного района, а также отражение условного противника. В учениях участвовали и вооруженные силы Приднестровья. Эксперты Института развития и социальных инициатив Viitorul обратили внимание на тот факт, что военные маневры ОГРВ на территории Республики Молдова идут одновременно с совместными учениями России и Белоруссии «Запад-2017», и усмотрели в этом попытку устрашения как Молдовы, так и Украины.

Командующий ОГРВ Дмитрий Зеленков
Командующий ОГРВ Дмитрий Зеленков

В Крыму, незаконно аннексированном Россией в 2014 году, к двум с половиной годам лишения свободы условно приговорен журналист, сотрудник Радио Свободная Европа Николай Семена по обвинению в призывах к нарушению территориальной целостности России. Украинская редакция Свободной Европы уточняет, что Семене запрещено заниматься профессиональной деятельностью три года. Президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Том Кент осудил приговор и назвал его попыткой российской власти «заставить замолчать независимые СМИ в Крыму».

Кремль непричастен к покупке политической рекламы и никогда не занимался ее размещением в Facebook с целью повлиять на американские выборы в 2016 году. «Мы и не знаем, как это делается», – заявил в пятницу на пресс-конференции в Москве пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков. Заявление прозвучало после того, как стало известно о намерении пересмотреть правила покупки политической рекламы в Facebook, чтобы сделать процесс максимально прозрачным. Американская компания Facebook намерена передать Конгрессу США данные о более чем 3000 политических объявлений, размещенных в социальной сети россиянами, в рамках расследования о вмешательстве России в американские выборы в прошлом году. «Мы будем сотрудничать для создания нового стандарта прозрачности в политической онлайн-рекламе», – сказал основатель Facebook Марк Цукерберг.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации – на нашем сайте europaliberă.org.

***

Свободная Европа: Власти Бендер намерены переселить единственный Центр помощи бездомным животным за черту города. Объясняют это тем, что собаки в приюте шумят и мешают спать людям, живущим неподалеку. Зоозащитники не согласны с этим и намерены отстаивать приют до последнего. В свое время именно городские власти выделили это место под приют, который существует на средства волонтеров и пожертвования граждан. Как создавался приют нашему корреспонденту Карине Максимовой рассказала координатор центра Ирина Плагова:

Ирина Плагова: Естественно, там не было ни электричества, ни отопления, ни водопровода, ни канализации. Мы сделали выгребную яму, все документы у нас в соответствии с требованиями санэпидемстанции, мы провели свет, воду, заключили договоры. В итоге все-все сделали, плюс операционный и послеоперационный блок. У нас не хватило денег на все вольеры, которые действительно необходимы, потому что люди просят о помощи каждый день, каждый час. Либо нам просто подкидывают щенков ненужных... Если бы люди поняли и пошли по пути стерилизации бездомных животных, никто бы их уже не выбрасывал или, наоборот, люди сами несли бы их на стерилизацию. Но мы имеем то, что имеем… Сколько родилось щенков, и сколько нам принесли за этот год или подкинули, я еще такого количества за пять лет – кстати, приют уже отметит пятилетний юбилей! – я такого количества еще просто не видела.

В настоящее время власти предлагают переселить приют за пределы города, куда не ходит общественный транспорт. Для волонтеров, которые ухаживают за животными после основной работы, будет проблематичным туда добираться. Координатор Центра помощи Ирина Плагова предлагает отдать им место в городе, в заброшенном ангаре – там и животным будет комфортно, и волонтеры смогут приезжать, и шума, на который некоторые жалуются, будет меньше:

Ирина Плагова: Что можно сделать? Если уж на то пошло, и мешает какой-то фоновый шум, я предлагала депутатам – придите к нам и посмотрите, у нас есть ангар, который там стоит, мы физически его просто вывезти не можем, так как обрушена крыша. Очень высокие стены, до восьми, наверное, метров, и крыши нет.

Почему нам нельзя перейти в ту заброшенную котельную, которую нам предлагают, либо на ферму? Только потому, что там надо начинать с нуля, а здесь надо просто вывести эти балки сгоревшей крыши, и животным будет поступать свет. Мы поставим вольеры, животных с нашей территории можно перевести в этот ангар, который очень большой, и он не будет мешать людям. Плюс еще шумовые какие-то щиты, это не будет очень дорого.

Бендерские активисты и утилизация собак.
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:46 0:00

Власти пока не желают прислушиваться к волонтерам и по-прежнему настаивают на переселении приюта за город. Что об этом думают сами жители Бендер мы спросили у прохожих на улицах города:

– На мой взгляд, если бродячих собак отлавливать и сдавать в приют – это очень хорошее дело. Побольше приютов, побольше людям бы сознательности.

– Выход можно найти. Пускай вынесут, но сделают туда доступный транспорт, в то место, куда они определят этот питомник. Чтобы люди, волонтеры, те, кто им помогают, могли добраться до того места, куда предлагают перенести. Но я считаю, что где-то на окраине лучше, чем в черте города. Это питомник, сами понимаете, и там все-таки нужен доскональный уход, чистить и все прочее... Наверное, с этой целью власти хотят перенести его на окраину, я так думаю. Но надо решить тем, кто содержит этот питомник, договариваться как-то с властями. Чтобы туда пустили или маршрутку, или другой транспорт, чтобы можно было добираться. Все-таки надо, наверное, может быть, в каком-то государственном масштабе создавать питомники, не частные такие маленькие… Мне кажется, это должно быть организовано на уровне правительства.

– Мне кажется, нужны приюты с домашними животными. Мне жалко их очень, я отношусь к ним очень добродушно.

– С природой мы не имеем права воевать. Не надо было распускать, чтоб они бегали по улице. Я вот вчера шла – маленькая кошечка, и некуда ее взять. У меня двора нет, у меня ничего нет. Я сама как собака живу. Но приют нужен! А отстреливать нельзя. Так что животных надо смотреть, не бросать, кормить – и в приют.

– Стерилизовать, допустим. Это как минимум. Я не знаю, должны же быть какие-то ответственные люди за это, правильно? Если уж допустили до того, что появились эти животные, ни в коем случае их отстреливать не нужно. Безусловно, должен быть какой-то приют.

– Нужен, конечно. А где он будет – в городе, за городом – затрудняюсь ответить. Можно и за городом, какой-то маршрут будет, наверное, туда. Если народ может их содержать, то создавать приюты. Но народ тоже… Здесь, в Приднестровье, и особенно в Тирасполе много пенсионеров, намного больше, чем работающих… Я не знаю, как это обходится народу.

– Однозначно, чтобы они не гуляли сами по себе! Потому что это очень опасно. У меня внучка попала в такую ситуацию неприятную. Шла со школы, а за нею стая собак – было довольно-таки страшно. Я ее встретила, но даже мне было страшно. Взрослому человеку! Это проблема. Однозначно, приют должен быть. Ну и, наверное, как-то чтоб потомства не было – делать, что надо. Но для этого деньги нужны, это точно. Может быть, какую-то акцию объявить, в конце концов.

***

Свободная Европа: На сессии Генассамблеи ООН, которая состоялась на прошлой неделе в Нью-Йорке, молдавская делегация во главе с премьером Павлом Филипом попросила председателя генассамблеи Мирослава Лайчака поддержать включение вопроса о выводе российских войск из Молдовы в повестку сессии. «Мы не хотим политизировать эту тему. Корректные и транспарентные обсуждения в рамках Генеральной ассамблеи позволят найти жизнеспособные решения для урегулирования приднестровского конфликта», – сказал Филип. В сообщении пресс-службы правительства не уточняется, отреагировал ли как-то Лайчак на этот призыв.

Премьер-министр Павел Филип в ООН
Премьер-министр Павел Филип в ООН

Включение вопроса в повестку сессии Генассамблеи ООН зависит от Генерального комитета, в составе которого – представители более чем 20 стран, в том числе России.

Российская Федерация — постоянный член Совета безопасности ООН, и РФ решительно противится молдавской инициативе. В документах ООН говорится, что Генеральный комитет принимает решения консенсусом, при голосовании – простым большинством.

После решения официального Кишинева вынести этот вопрос на генассамблею ООН, инициативу подвергли критике и президент Игорь Додон, и Россия. Пресс-служба министерства иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова сообщила, что речь идет не о российском миротворческом контингенте, как ошибочно – вольно или невольно – трактует Россия, а об Оперативной группе российских войск. Заявление Кишинева о полном выводе иностранных войск с территории страны включено в дополнительный список вопросов, предложенных для внесения в повестку Генассамблеи, оно будет рассмотрено в октябре.

Российское военное присутствие на территории Республики Молдова стало предметом обсуждения и за «круглым столом», организованном в Кишиневе экспертами института развития и социальных инициатив Viitorul. Подробности — в материале нашего корреспондента Дианы Рэйляну:

Диана Рэйляну: С начала года российские военные на левом берегу Днестра провели более пятидесяти учений и маневров с участием военизированных формирований непризнанной приднестровской республики. В петиции, обнародованной в понедельник, представители ряда общественных организаций, занимающихся приднестровской проблематикой, выразили обеспокоенность «поверхностным» подходом молдавских властей к этой проблеме.

Оперативная группа российских войск в Приднестровье регулярно проводит военные учения, частота которых значительно возросла во второй половине этого года, говорят эксперты Института развития и социальных инициатив Viitorul. Например, маневры, проведенные в прошлом месяце, предполагали «форсирование реки Днестр» российской бронетехникой, а в учениях были задействованы и приднестровские военнослужащие.

Приднестровье: 25 лет военного присутствия России
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:02:48 0:00

Бывший посол Республики Молдова в Вашингтоне, исполнительный директор института Viitorul Игорь Мунтяну считает, что присутствие российских военных на левом берегу Днестра должно тревожить официальный Кишинев, поскольку это говорит о том, что конфликтный потенциал все еще высок, и что угрозы нередко игнорируют, в том числе, на переговорном формате «5+2»:

Игорь Мунтяну: В формате «5+2» очень мало или совсем не говорят о военнослужащих, незаконно дислоцированных в регионе. Это Оперативная группа войск, которая не только подчиняется приказам из Москвы, но и играет подготовительную, экспансионистскую роль посредством приднестровской армии, с помощью которой способствует наращиванию военного потенциала в регионе и возможностей для обострения конфликта.

По мнению исполнительного директора института Viitorul, об устойчивом урегулировании приднестровского конфликта и речи быть не может до полного вывода российской армии с территории Республики Молдова. Кроме того, наивно полагать, что российские военные не вмешиваются в дела приднестровской армии, ведь ОГРВ постоянно проводит набор молодых приднестровцев, а после соответствующего обучения переводит их в местную армию.

Эксперт Института Viitorul Росиан Василой задается вопросом, почему глава государства как Верховный главнокомандующий не проявляет должной настойчивости, когда заходит речь о российской группе войск на левом берегу Днестра:

Росиан Василой: В мае этого года IDIS Viitorul обнародовал результаты своего исследования, в котором показал, что Оперативная группа российских войск тесно связана с вооруженными силами региона. И не исключено, что в один далеко не самый прекрасный день нас поставят перед фактом, что приднестровские вооруженные силы включены в состав российской армии. И еще один момент, который меня очень беспокоит: отсутствие оперативной реакции со стороны Верховного главнокомандующего, который, с одной стороны, говорит о статусе нейтралитета, с другой же никак не реагирует на военные маневры и учения, которые проходят на левом берегу Днестра, и не дает оценки статусу ОГРВ.

Поиск решения «приднестровского конфликта» начался с подписания в Москве 21 июля 1992 года Соглашения о прекращении огня. Спустя 25 лет программный директор Института общественной политики Оазу Нантой отмечает, что стороны не особо заинтересованы в урегулировании конфликта. Такое отношение, считает эксперт, может сыграть злую шутку с молдавской властью, которая окажется в ситуации, когда она будет не в состоянии гарантировать мирную и безопасную жизнь своим гражданам:

Оазу Нантой: Ничего хорошего не гарантировано Республике Молдова до тех пор, пока на ее территории находится российская армия. Если мы действительно хотим жить в надежном и перспективном государстве, кроме выполнения домашнего задания на правом берегу Днестра, необходимо прозреть и в том, что касается урегулирования приднестровского вопроса и безоговорочного вывода российской группы войск с территории Республики Молдова.

Для достижения этой цели необходима мобилизация гражданского общества, нужно оказывать давление на политический класс. И я считаю, что эта цель достижима, потому что сегодня мы имеем партнера в лице Украины, нас обязательно поддержат и партнеры по развитию – при условии, что мы предложим резонный план действий. Только тогда мы сможем уважать себя как граждане Республики Молдова, во всех географических точках этой страны.

Вывоз из Приднестровья российской военной техники в апреле 2003 года
Вывоз из Приднестровья российской военной техники в апреле 2003 года

Эксперты подготовили петицию в адрес властей, изложили конкретные предложения, среди которых —официальное признание ОГРВ иностранной военной силой, незаконно дислоцированной на территории Республики Молдова. В октябре заявление о полном выводе российских войск с территории левобережья Днестра будет рассматриваться на Генеральной ассамблее ООН.

После обращения Кишинева о включении вопроса о выводе российских войск с территории Молдовы в повестку Генассамблеи ООН, Тирасполь выступил со своей инициативой – и заявил о намерении потребовать статуса наблюдателя при ООН по палестинскому примеру. На прошлой неделе Верховный совет Приднестровья поддержал обращение главы региона Вадима Красносельского к генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу о предоставлении непризнанной республике статуса наблюдателя в ООН и о создании постоянно действующей рабочей группы по Приднестровью.

Как передает Интерфакс, при обсуждении вопроса глава внешнеполитического ведомства региона Виталий Игнатьев заявил о необходимости «обратить внимание Генассамблеи и других органов ООН на недопустимость ситуации, сопряженной с нарушением прав и интересов жителей Приднестровья, на ограничительные, блокадные и прочие меры, которые предпринимаются против Приднестровья». Игнатьев сказал также, что заявление о предоставлении Приднестровью статуса наблюдателя при ООН пользуется «неофициальной пока» поддержкой России.

Наши корреспонденты в Приднестровье поинтересовались у случайных прохожих, действительно ли необходим региону статус наблюдателя при ООН – или администрации следовало бы больше внимания обращать на внутренние проблемы вместо того, чтобы пытаться привлечь к себе внимание международного сообщества:

– Нужно, в первую очередь, чтобы нас быстрее признали. За это бороться. За это должно государство бороться и правительство. Они должны давать рабочие места в первую очередь, но они этого не дают. Увеличить пенсию в первую очередь. Зарплату поднять, потому что не подняли еще бюджетникам зарплату. Это в первую очередь надо сделать. Потому что народ уезжает отсюда.

– До сих пор нас не признавали, если бы захотели, признали бы еще когда было двадцатилетие, или 21 год республике… Республике уже сколько – 27 лет? Так что я сомневаюсь.

– Ждать… Ждать хороших перемен.

– Вообще я считаю, что необходим – хотелось бы верить, что эффект от этого будет. Мы все надеемся, что каждый шаг нашего руководства приведет все-таки к положительным результатам.

– Я думаю, нужно хоть какой-то вес немного иметь в мире. И чтобы о нас думали и знали, что есть, существует такая маленькая республика.

– Знаете, я в политике не очень сильна, но без внешней помощи мы, конечно, не выкарабкаемся, я думаю. Должны помочь нам. Наверное, все-таки Россия. Не знаю, но до сих пор никто на нас внимания не обращает, никто нас не признает, никому мы не нужны. Разве только что Россия, может быть, пенсионерам помогает…

– Признания это не даст нам, но хотя бы, может быть, ослабит политическое давление и экономическое – почему нет? Попробовать надо все средства.

– Не нужно. Надо думать о чем-то другом. Чтобы снизить цены, которые повысили. Чуть-чуть. И чтобы старики не голодали и не умирали.

– Нет, это опять же – платить тем, кто будет наблюдателем при ООН…

***

Свободная Европа: Намерение Тирасполя обратиться в ООН с просьбой придать непризнанному региону статус наблюдателя при этой организации наш корреспондент Карина Максимова обсудила с директором Тираспольской школы политических исследований Анатолием Дируном.

Анатолий Дирун: Обращение Приднестровья в международные структуры по приближению и запуску механизма своего международного признания – это не новая практика, и с момента своего провозглашения такие обращения со стороны Приднестровья появлялись с завидным постоянством. Результаты референдумов, обращения глав де-факто государства – эти документы всегда рассылались в международные структуры. То, что миссия ОБСЕ является участником переговорного процесса по урегулированию отношений между Молдовой и Приднестровьем, уже является частичным свидетельством вовлечения международных организаций в сам процесс. Это достаточно рутинная дипломатическая работа, которая проявляется, в том числе, и в таких обращениях. Здесь нет ничего удивительного или экстраординарного.

Другой момент, на который необходимо обратить внимание, - это то, что инициатива руководства Приднестровья появилась в ответ на инициативу руководства Республики Молдова в ООН о выводе российских войск с территории Приднестровья. Хронологически ответную инициативу Тирасполя можно считать случайностью, можно – своеобразным ассиметричным ответом, демонстрирующим собственное видение развития ситуации.

Свободная Европа: Предположим, такой статус Приднестровье в ООН получит. Что это даст региону?

Анатолий Дирун: Как я уже отметил, такие инициативы – это практика обычной дипломатической работы. Чем больше Приднестровье будет «стучаться в двери» международных организаций, не только ООН, находить поводы использовать меняющийся региональный контекст, в том числе, по вопросам безопасности, использовать контакты с другими странами, кто имеет аналогичный статус наблюдателя, предположим, при ООН – это дает возможность напрямую доносить свою позицию до международных акторов, без каких-либо интерпретаций с противоположной стороны.

Это прекрасная возможность формировать у иностранных партнеров реальную картину понимания происходящего на берегах Днестра, что в стратегическом плане может повлиять на процесс признания Приднестровья. А в тактическом ракурсе это является необходимым условием для снятия тех противоречивых и острых вопросов, прежде всего, экономического характера. Это возможности.

Свободная Европа: На правом берегу Днестра прошли учения в сфере гражданской защиты, с участием спасателей из ряда стран, в том числе Румынии. Практически в то же самое время в Приднестровье российские военные вместе с приднестровской армией отрабатывали учебные тактические задачи. Стоит ли это рассматривать как усиление военной составляющей в замороженном конфликте? Или это плановые учения, и их никоим образом с политикой связывать не стоит?

Анатолий Дирун: Если бы у нас не было череды событий, которые предшествовали этим учениям, можно было бы сказать, что это плановые военные учения. Но мы видим, что на протяжении всего 2017 года происходит интенсификация, нарастание в регионе напряженности в сфере безопасности, связанной с инициативами молдавской стороны: с ротацией миротворцев, с инициативой обращения в ООН о выводе миротворцев, с решением Конституционного суда РМ о выводе войск с территории Приднестровья, с блокированием работы ОКК.

Вот эта совокупность факторов создает угрозу дестабилизации ситуации на Днестре. На этом фоне проведение учений как с одной, так и с другой стороны трактуется сторонами как демонстрация милитаризованных намерений либо Тирасполя, либо Кишинева. Хотя все прекрасно понимают, что нагнетание обстановки будет только способствовать эскалации конфликта, а не выстраиванию доверия между сторонами.

Свободная Европа: Что нужно предпринять, чтобы диалог сторон возобновился и принес результаты?

Анатолий Дирун: Для меня очевидным является то, что все силовые попытки давления на Приднестровье, как показывает практика, не достигают намеченного результата. В последнее время Приднестровье научилось встраиваться в региональную и глобальную повестки дня с точки зрения сохранения своих интересов. Но гибкая позиция Приднестровья вовсе не является основанием для возможности военно-политического давления на Тирасполь с точки зрения принятия последним невыгодной позиции в ситуации разрешения конфликтных противоречий.

Давление – это бесперспективный путь. Нужно понимать, что есть позиции, по которым стороны должны находить компромиссные решения и не использовать рычаги давления. Компромисс всегда достигается очень сложно, поэтому нужно находить общий знаменатель. Потому что если будет не компромиссное, а навязанное решение, то такое решение не будет иметь долгосрочных перспектив. Как только поменяется региональная либо внутриполитическая ситуация в Молдове или в Приднестровье, навязанные решения летят под откос. Мы это тоже видели в процессе переговоров: одна из сторон всегда находила возможности «утопить» невыгодное для себя решение – или же просто его не исполняла.

***

Свободная Европа: Западный аналитик Владимир Сокор заявил в интервью нашему корреспонденту Валентине Урсу, что российскую армию необходимо вывести с территории Республики Молдова целиком, независимо от того, миротворческий это контингент или подразделения, временно выполняющие другие задачи.

Свободная Европа: Как вы расцениваете настойчивость Кишинева, который намерен добиться вывода российской армии?

Владимир Сокор: Это, скорее всего, жест не внешнеполитический, а внутриполитический. Власть г-на Плахотнюка лишена правомочности и пытается найти замену внутренней легитимности на внешнеполитическом уровне. Именно власть Влада Плахотнюка — он лично привел Игоря Додона в президентское кресло. Додон, самый пророссийский политик на всем пространстве бывшего Советского Союза, умышленно был допущен к власти в Кишиневе, чтобы облегчить Плахотнюку сближение, примирение с Москвой, куда он и его окружение не был вхож.

Сейчас Плахотнюк резко совершает поворот на 180 градусов и требует вывода российских войск с территории Республики Молдова. Это не решение правительства – решения принимает именно Плахотнюк. Но на деле обращение Кишинева в ООН не будет иметь никакой ценности.

Свободная Европа: Почему?

Владимир Сокор: Еще неизвестно, будет ли включен этот вопрос в повестку дня сессии. Если и будет включен, практическая ценность этого шага равна нулю.

В предыдущие годы на Генассамблее ООН так же рассматривались проекты резолюций о выводе российских войск из Грузии и Молдовы, предложенные к обсуждению известной группой стран ГУАМ: Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова. Вместе эти четыре страны предложили в течение ряда лет несколько резолюций на тему вывода российских войск с территории Грузии и Молдовы. Результаты известны.

Влад Плахотнюк инсценирует этот геополитический конфликт во внутриполитической жизни страны с целью выдать себя борцом за независимость и сторонником прозападной ориентации в противовес г-ну Додону, который угрожает этому векору. Плахотнюк облегчил, практически определил избрание пророссийского депутата Игоря Додона президентом страны.

Это очередной маневр Влада Плахотнюка. За те годы, что он находится у власти, он привык ошарашивать нас своими внезапными выходками. Если Плахотнюк настроен решительно в своем отношении к России, ему следовало бы начать с отмены закона о выборах, инициированного его же партией, активно продвигаемого его телеканалами и принятого им же контролируемым парламентским большинством. Новый закон о выборах практически гарантирует победу пророссийских сил на парламентских выборах в следующем году.

Свободная Европа: Г-н Сокор, поговорим о приднестровской проблематике. Скажите, каким образом дело дошло до разделения российских войск на оперативную группу и миротворческий контингент. Потому что даже в своем обращении в ООН Кишинев подчеркивает, что речь идет о выводе не миротворцев, а об оперативной группе войск. Откуда эта дифференциация?

Владимир Сокор: Очень интересный вопрос. Все это произошло благодаря России и, в значительной степени, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также Германии, которая играет в ОБСЕ большую роль.

В начале 90-х годов Республика Молдова согласилась с предложением России о том, чтобы подразделения, выполняющие роль миротворцев, были выделены из состава Оперативной группы российских войск. В Республике Молдова незаконно пребывали несколько тысяч российских военнослужащих. Из их рядов планировалось выделить подразделения, которым предстояло исполнить роль миротворцев. Следовательно, не все российские военнослужащие относились к миротворческим силам. Часть из них выполняла по ротации роль миротворцев, тогда как другая часть, тоже по ротации, обеспечивала охрану боеприпасов на складе в Колбасне и выполняла другие миссии, не относящиеся к поддержанию мира.

Следовательно, роль миротворцев предоставлялась по ротации подразделениям ОГРВ. Эта неопределенность позволила России сохранять свои войска под видом миротворческой миссии. Молдова в то время требовала вывода российских войск – и точка, вне зависимости от роли, которую исполняли подразделения ОГРВ.

В 2005-2006 гг. министерство иностранных дел Германии направило предложение в ОБСЕ. Министр Франк-Вальтер Штайнмайер выдвинул идею, согласно которой российские миротворцы играют положительную роль, и было бы ошибкой требовать их вывода.

В результате был достигнут компромисс, что так называемый «миротворческий контингент» может остаться, а подразделения, выполняющие другую миссию, не миротворческую, должны уйти. Это была компромиссная формула, которая и привела к дифференциации этих двух категорий военных. Но Россия ответила предельно эффективно и логично, заявив, что так называемые миротворческие силы выделяются из состава той же оперативной группы. В результате получился замкнутый круг, выбраться из которого оказалось довольно трудно. Я всегда считал, что Республика Молдова должна добиваться вывода российских войск полностью, безо всякого разграничения между подразделениями, которые временно исполняют миротворческую роль, и теми, кто временно выполняет другие задачи на территории Республики Молдова.

Свободная Европа: Как раз хотела спросить – эта дифференциация российских войск вынуждает Кишинев занимать оборонительную позицию?

Владимир Сокор: Республика Молдова никогда не должна соглашаться на присутствие российских войск – с миротворческой или какой-либо другой миссией. Российские войска лишены международного мандата. Везде в мире миротворцы обладают международным мандатом от Организации Объединенных Наций или других региональных организаций, например, со стороны Африканского Союза.

Республика Молдова – единственная страна, в которой Россия владеет самопровозглашенной монополией на миротворческую миссию и отклоняет как предложения об интернационализации миротворческой операции, так и требования Республики Молдова о выводе российских войск. Если бы Молдова, точнее, ее власть проявила более серьезный подход в этом вопросе, она обязательно потребовала бы вывода иностранных войск в целом, без искусственного разграничения на миротворческий и не-миротворческий контингент. Тем самым Молдова показала бы, что российские войска не обладают международным мандатом, поэтому она не может согласиться на их присутствие.

Аргументируя свои требования, Молдова могла бы сослаться на международное право и государственный суверенитет – именно эти нормы нарушает Российская Федерация на территории Молдовы с 1992 года, при содействии и соучастии отдельных правительств Республики Молдова.

Требовать вывода российских войск и согласиться с присутствием так называемых миротворческих сил – такой подход противоречит принципу суверенитета Республики Молдова. Это неэффективная позиция, так как Молдова, как мы все видим, не ссылается ни на международное право, ни на государственный суверенитет. Она просто дает добро на дальнейшее присутствие так называемых миротворческих сил.

Республика Молдова соглашается на монополию российской миротворческой миссии на своей территории. Кишинев сам загоняет себя в уникальную, насколько я знаю, категорию – единственной в мире страны, и уж точно единственной республики бывшего Советского Союза, где власть говорит: «Мы согласны с монополией российских миротворческих сил, и мы и не будем ссылаться на международное право или государственный суверенитет».

Свободная Европа: Если Тирасполь обратится в ООН с требованием о предоставлении Приднестровью мандата наблюдателя в ООН, то какой ответ получит?

Владимир Сокор: Они не то что не получат отрицательного ответа – они вообще не получат никакого ответа. Такое обращение ООН просто проигнорирует.

Но мы не должны смотреть на ситуацию с формальной точки зрения. Начиная с 1990 года и даже после 2000 года, Россия неуклонно призывала ООН признать ее особую роль в сохранении мира на территории бывших советских государств. Разумеется, эта роль признана не была.

Но, с другой стороны, эта роль никогда всерьез и не оспаривалась. Запад предпочел закрыть глаза на эту проблему. Точно так же, можно не сомневаться, Запад оставит без внимания и никогда не даст ход обращению Тирасполя о предоставлении статуса наблюдателя при ООН. Но ситуация на местах остается неизменной: без легитимности, без чьего-либо согласия и без легального или формального международного мандата Россия сохраняет свое военное присутствие на территории Республики Молдова и вызывающе заявляет, что выводить войска не собирается.

Свободная Европа: Их присутствие в восточных районах Молдовы никогда официально не признавалось…

Владимир Сокор: Совершенно верно, никогда не признавалось законным. А в неофициальном порядке Запад закрывал глаза на сложившуюся ситуацию по той простой причине, что проблема Республики Молдова не являлась первоочередной в списке его внешнеполитических приоритетов.

Следовательно, присутствие российских войск было формальным, не узаконенным, неофициальным согласием де-факто. Когда-то Молдова даже предлагала поискать формулу интернационализации контингента российских миротворцев. Звучали различные идеи, вопрос обсуждался около десяти лет…

Свободная Европа: Шанс на интернационализацию еще есть?

Владимир Сокор: Это предложение обречено на провал. Прежде всего, потому, что международный мандат не может быть предоставлен без согласия России. Такой мандат может предоставить только Совет безопасности ООН, в котором, как известно, Россия обладает правом вето. Кроме того, существует теоретический шанс на получение международного мандата со стороны Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Но прежде ОБСЕ не проводила никаких миротворческих операций. Думаю, официальные представители ОБСЕ в течение долгих лет и даже сейчас не имели бы ничего против того, чтобы взять на себя миротворческую миссию, потому что эта привело бы к укреплению престижа и ресурсов организации. Однако и в ОБСЕ Россия обладает правом вето.

Любой международный мандат, если дело дойдет до этого, придется обсуждать с Россией. И придется согласовывать состав возможного международного контингента: какие страны способствуют личным составом, кто осуществляет командование, кто финансирует – кто и чем способствует возможной международной миротворческой миссии.

Иными словами, вопрос состава, вклада со стороны того или иного государства, финансирования, осуществления командования – на обсуждение всех этих моментов потребуется много времени, благо у России есть право вето, и без ее согласия в ОБСЕ или Совбезе ООН не может быть предоставлен ни один мандат.

И Россия, можете не сомневаться, дорого продаст свое согласие, она будет настаивать на том, чтобы ей досталось командование этой операцией, и комплектовать личный состав она тоже захочет… Кроме того, она заручится правом решать, участвовать или нет натовским войскам в операциях по поддержанию мира на территории Республики Молдова или любой другой территории.

**

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG