Linkuri accesibilitate

Надежды ОБСЕ и реплика Тирасполя


Российские и приднестровские военные проводят совместные "антитеррористические" учения

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Ежегодный Совет министров стран ОБСЕ в Вене приветствовал «ощутимые результаты в приднестровском урегулировании, достигнутые в 2017 году». Эксперты двойственно расценивают последние договоренности Кишинева и Тирасполя по вопросам, которые на протяжении многих лет накаляли отношения между двумя берегами Днестра.

Надежды ОБСЕ и реплика Тирасполя
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

***

Совет министров иностранных дел стран ОБСЕ в Вене призвал «найти всеобъемлющее, мирное и жизнеспособное решение по приднестровскому конфликту, основанное на суверенитете и территориальной целостности Молдовы в пределах международно признанных границ». В итоговой декларации заседания, прошедшего 7-8 декабря, отмечается необходимость определения особого статуса приднестровскому региону и приветствуется достигнутый прогресс в решении актуальных вопросов повестки дня. В последних числах ноября Кишинев и Тирасполь подписали ряд протокольных решений, которые касаются, частности, функционирования в Приднестровье школ с преподаванием на латинской графике и признания дипломов, выданных приднестровскими учебными заведениями.

В комментарии к заявлению СМИД ОБСЕ приднестровская администрация заявила, что не приемлет другого решения, кроме признания независимости региона. Тирасполь призвал участников переговорного процесса по приднестровскому урегулированию сосредоточиться на решении гуманитарных проблем и на создании механизма гарантий выполнения решений; на этом настаивает и Российская Федерация.

На заседании СМИД ОБСЕ министр иностранных дел Республики Молдова Андрей Галбур в очередной раз обратился с просьбой о выводе российских войск с территории страны. «Молдову продолжает беспокоить незаконное присутствие иностранных войск на своей территории», сказал Андрей Галбур. Глава молдавской дипломатии подтвердил также необходимость начала переговоров по преобразованию действующей миротворческой операции на Днестре в гражданскую международную миссию. Кишинев пытается добиться вывода оперативной группы российских войск, которая незаконно пребывает на территории Приднестровья; это требование не касается российских миротворцев, дислоцированных в регионе в соответствии с соглашением 1992 года о прекращении огня.

Андрей Галбур
Андрей Галбур

В Приднестровье российские военные совместно с силовыми подразделениями региона провели очередные учения. Об этом сообщила пресс-служба западного военного округа Российской Федерации. Впервые учения прошли на складах с боеприпасами, находящихся в Кобасне. В них участвовали более 130 военнослужащих и военная техника. По легенде, террористы напали на артиллерийские склады и захватили заложников, а военнослужащие антитеррористических подразделений обезвредили террористов. На складах в Кобасне вблизи города Рыбница хранятся около 20 тысяч тонн российских боеприпасов, в большинстве — просроченных. Как утверждает российская сторона, вопреки принятым на себя обязательствам Россия не может вывезти или уничтожить эти боеприпасы, так как Тирасполь с этим не согласен.

8 декабря в Кишиневе состоялось открытие Бюро связи НАТО. В мероприятии приняла участие заместитель генерального секретаря Североатлантического альянса Роуз Геттемюллер, которая заявила, что «НАТО полностью соблюдает нейтралитет, независимость и суверенитет Молдовы». Пресс-релиз НАТО приводит также ее слова о том, что это событие является кульминацией взаимовыгодного 25-летнего партнерства между Североатлантическим альянсом и Республикой Молдова. Принявший участие в церемонии премьер-министр Павел Филип сказал, что те, кто апеллирует к нейтралитету Республики Молдова, в том числе президент Игорь Додон, молчат о незаконном пребывании иностранных войск на левом берегу Днестра. В НАТО заявляют, что бюро в Кишиневе – сугубо гражданская миссия, призванная поддерживать диалог и сотрудничество между сторонами.

В Москве состоялся бизнес-форум с участием приднестровской делегации. Как сообщил глава экономического ведомства региона Сергей Оболоник, на форуме обсуждали механизм создания в Приднестровье закупочных хабов – центров по закупке, хранению, переработке и сбыту сельхозпродукции, востребованной на российском рынке. По словам приднестровского чиновника, стратегия, предполагающая непосредственное участие местного бизнеса в капитале российских инвесторов, «позволит встроить приднестровские предприятия в корпоративные цепочки крупных российских холдингов или отраслевых монополистов». Среди преимуществ таких корпоративных цепочек Оболоник назвал возможность приднестровским экспортёрам избежать ограничений, связанных с импортозамещением в РФ, и получить доступ к госзаказам. Напомним, за последние десять лет Российская Федерация ввела ряд ограничений и запретов для молдавских экспортеров, в частности, вина и сельхозпродукции. Эти ограничения задели и приднестровские предприятия, вынудив производителей переориентироваться на рынок Евросоюза, где они пользуются режимом свободной торговли. В настоящий момент более 70% приднестровского экспорта приходится на Республику Молдова и страны Европейского союза.

Пограничники Молдовы и Украины приступили к совместному патрулированию приднестровского участка молдавско-украинской границы. Как сообщили в Госпогранслужбе Украины, 7 декабря на участке протяженностью около 50 км появились первые совместные патрули из молдавских и украинских пограничников. Первыми на охрану госграницы в составе совместного пограничного наряда заступили начальник Могилев-Подольского отряда Южного регионального управления Госпогранслужбы Украины Юрий Василик и начальник регионального управления «NОRD» погранполиции Молдовы Марин Андроник. В пресс-релизе отмечается также, что совместное патрулирование на приднестровском участке — новая форма охраны границы, направленная на борьбу с трансграничной преступностью.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше новостей и аналитики на нашем сайте europaliberă.org.

***

Свободная Европа: Итак, одна из деклараций заседания Совета министров иностранных дел стран ОБСЕ, состоявшегося 7-8 декабря в Вене, посвящена приднестровскому вопросу. Совет министров ОБСЕ отметил «существенные результаты», достигнутые сторонами. Нынешнее состояние и перспективы приднестровского урегулирования моя коллега Лина Грыу обсудила с политологом, бывшим послом Молдовы в Москве Анатолом Цэрану.

Свободная Европа: Как вы считаете, заявление СМИД ОБСЕ – это хороший сигнал на 2018 год, импульс для будущих достижений в приднестровском урегулировании?

Анатол Цэрану: В течение многих лет процесс политического урегулирования приднестровского конфликта стагнирует. ОБСЕ практически с самого начала является одной из сторон процесса урегулирования. Естественно, что представители ОБСЕ любое движение вперед в этом процессе будут представлять, как успех, тем самым давая понять, что в участии ОБСЕ в приднестровском урегулировании есть определенный здравый смысл.

Анатол Цэрану
Анатол Цэрану

И какой-то прогресс действительно время от времени случается, но второстепенного плана. В целом же приднестровское урегулирование продолжает топтаться на месте. Потому что, повторяю, все, что достигнуто за последние годы, особенно на последней стометровке, когда были подписаны известные протокольные решения, это не более чем решение проблем местного порядка, без фундаментального подхода к политической составляющей – выработке и обсуждению особого статуса Приднестровья в составе Республики Молдова.

С этой точки зрения хвалебный тон ОБСЕ вполне понятен и объясним, но, к сожалению, он не отражает настоящего прогресса, всеобъемлющего и ощутимого в том, что касается политического урегулирования в Приднестровье. По моему мнению, мы продолжаем находиться в стагнации, на этапе замороженного конфликта, и определенные успехи местного значениям мало что дают для действительного решения приднестровского конфликта.

Свободная Европа: Г-н Цэрану, специальный представитель действующего председателя ОБСЕ Вольф Дитрих Хайм неоднократно приезжал в Республику Молдова. Последний раз он побывал в Кишиневе в сентябре, и тогда он не выражал особого оптимизма по поводу возможных подвижек или подписания каких-то документов – что произошло неожиданно впоследствии. Вы как объясняете эти изменения, произошедшие, как вы выразились, на последней стометровке?

Анатол Цэрану: Это был результат совместных усилий ряда стран ОБСЕ. Просто под председательством Австрии усилия, приложенные на протяжении ряда лет, дали плоды. Вспомним, что подписание этих четырех протоколов, по сути, вписывается в «берлинский документ» 2016 года, что стало, скажем так, результатом усилий немецкой дипломатии. Вообще должен сказать, что существует некоторое соперничество между странами, председательствующими в ОБСЕ.

Но, скажу еще раз, несмотря на то, что определенные достижения местного значения очевидны, несмотря на то, что австрийское председательство может похвастать этими четырьмя протоколами, подписанными между Кишиневом и Тирасполем, которые можно занести в актив переговорного формата 5+2, в действительности ощутимого продвижения вперед по Приднестровью не произошло. Ничто не указывает на то, что стороны готовы приступить к обсуждению особого статуса. Но ведь это основной вопрос, которым должны заниматься участники политического урегулирования приднестровского конфликта.

Свободная Европа: Как вы оцениваете мнения кишиневских экспертов о том, что подписанные протоколы, которые в декларации ОБСЕ названы «успехом и проявлением политической воли», по сути — результат договоренности на олигархическом уровне, между лидером Демпартии Владимиром Плахотнюком в Кишиневе и главой холдинга «Шериф» Виктором Гушаном в Тирасполе? Насколько состоятельна такая точка зрения, по вашему мнению?

Анатол Цэрану: Такая версия присутствует в рядах аналитиков и активно муссируется в прессе, но убедительных доказательств этого нет. Но надо сказать, что в олигархических системах такой вариант возможен. Поэтому нельзя не признать, что подобные предположения имеют реальную основу. Осталось лишь их подтвердить – либо документально, либо признаниями самих участников этого процесса. Пока же все остается на уровне предположений.

Свободная Европа: Как вы считаете, кто заинтересован в реальном прогрессе в переговорном процессе 5+2? И насколько в сложившейся ситуации такой прогресс благоприятен для целостного, суверенного и независимого государства Республика Молдова?

Анатол Цэрану: На данном этапе политическое урегулирование в Приднестровье нереально, в сложившейся международной конъюнктуре вариант, созвучный фундаментальным интересам Республики Молдова, невозможен. С этой точки зрения я бы не советовал официальному Кишиневу форсировать приднестровское урегулирование на уровне выработки особого статуса. Ничто не указывает на то, что Россия готова принять решение, удовлетворяющее Молдову. В этих условиях есть угроза того, что, если мы согласимся приступить к переговорам по особому статусу, наши западные партнеры ради галочки в отчете могут подтолкнуть Молдову к определенным уступкам, не отвечающим ее национальным интересам. По моему мнению, следует дождаться более благоприятной международной конъюнктуры для выработки особого статуса и начала непосредственных переговоров по этому вопросу.

Свободная Европа: Складывается ощущение, что в последнее время Россия как-то самоустранилась от этих переговоров. Кажется, Москва отошла в сторону и уже не занимает такую активную позицию, как прежде, в отношении того, что происходит вокруг Приднестровья. Если это так, то чем можно объяснить это, на ваш взгляд?

Анатол Цэрану: Я думаю, объяснение следует искать во все более явной международной изоляции России. У нее очень серьезные проблемы с западными партнерами, и ей совершенно ни к чему еще один болезненный вопрос, способный усугубить эти отношения. Этим и объясняется тот факт, что Россия занимает сегодня, скажем так, более спокойную позицию в отношении Приднестровья. Но Россия ничего при этом не теряет: она сохраняет рычаги давления на Тирасполь, который, по сути, и озвучивает ее позицию. В процессе политического урегулирования в Приднестровье Россия располагает двумя рупорами, по которым может выражать свою позицию: собственным и приднестровским. С этой точки зрения она в любой момент может прибегнуть и к тактике молчания, в полной уверенности, что ее точку зрения озвучит Тирасполь.

Свободная Европа: Г-н Цэрану, в экспертных кругах также слышны мнения, согласно которым при подписании этих четырех протоколов Тирасполю пришлось пойти на определенные уступки и, как минимум, смягчить свою привычную непримиримость на фоне экономических проблем, которые переживает сам регион, а также потому, что Россия не торопится помочь преодолеть кризис. Насколько обоснована такая точка зрения, на ваш взгляд? Или есть и другой подтекст в этом смысле?

Анатол Цэрану: Я думаю, экономическая составляющая сыграла далеко не последнюю роль при подписании этих четырех протокольных решений. Россия действительно не располагает большими экономическими возможностями для того, чтобы помочь Приднестровью, и предпочитает, чтобы Тирасполь как-то сохранял отношения с Европейским союзом, с Республикой Молдова и самостоятельно или хотя бы частично решал свои экономические проблемы и не подвергал бюджет Российской Федерации дополнительным нагрузкам. Но, я думаю, есть еще одна очень серьезная причина, по которой эти четыре протокола подписаны именно сейчас. И связана это с предстоящими президентскими выборами в России. Россия заинтересована в том, чтобы Путин добился каких-то успехов на международной арене, учитывая многочисленные провалы России в последнее время, санкции против нее и т.д. На этом фоне они могут сказать, что там, где Россия является главным игроком, то есть в приднестровском урегулировании, достигнут прогресс. Это положительный момент для предвыборной кампании Путина.

С другой стороны, и Молдову в следующем году ждут предвыборные баталии, и правящая коалиция также заинтересована активно проявить себя на поприще политического урегулирования, показать, что и она может похвастать определенными дипломатическими достижениями – и это тоже плюс в предвыборную копилку Демпартии и власти в целом. Я думаю, именно экономические проблемы вместе с предвыборными и составляют главные причины открытости, которая отмечается в последнее время в процессе приднестровского урегулирования.

Свободная Европа: Практически Демпартия перехватила идею по приднестровскому урегулированию у Партии социалистов и, в частности, у президента Игоря Додона, который начал было активно встречаться с Красносельским и делать различные эффектные заявления по поводу федерализации. Сейчас ДПМ перехватила инициативу у социалистов. В связи с этим интересны последние новости о возбуждении в России уголовного дела в отношении Влада Плахотнюка. Вам не кажется, что все это как-то связано и каким-то образом влияет на переговорный процесс по Приднестровью? Или это сопоставление все-таки натянуто?

Анатол Цэрану: Да, я думаю, немного преувеличено, по той простой причине, что у России свои интересы, и мы об этом уже говорили – добиться определенного прогресса по приднестровскому направлению, как, впрочем, и у Кишинева. Даже если Москва прекрасно понимает, что Кишинев каким-то образом присваивает себе достижения Додона в этом смысле, она в первую очередь руководствуется своими интересами, то есть, электоральными интересами Путина. Ради этих интересов она готова немного уступить – скажем, принести в жертву Додона с этой точки зрения. Этим объясняется то, что Россия молчаливо позволила приписать Демпартии определенные лавры в приднестровском урегулировании в ущерб Додону, прекрасно при этом понимая, что в Кишиневе политику в основном определяет парламентское большинство и Демпартия, а Додону отводится, скорее, роль статиста. Персонализированным интересом Москвы в этом вопросе и продиктовано негласное давление России на Тирасполь с целью вынудить его пойти на подписание этих протоколов в ущерб политической линии, которой придерживалось прежде Приднестровье.

Свободная Европа: Как вы считаете, в 2018 году будут решены и другие технические вопросы? Может, следует ожидать и какого-то сдвига в переговорах по политическим вопросам?

Анатол Цэрану: Из «берлинского протокола» остались нерешенными еще несколько вопросов, может, они и найдут свое разрешение в следующем году. Но я думаю, что это возможно только до марта, когда в России состоятся президентские выборы.

После марта, когда президентом станет тот же Путин – это можно считать свершившимся фактом – я уверен, что Москва перестанет имитировать успех по приднестровскому направлению. И маловероятно, что положительная динамика в этом смысле продолжится. Разве что Республика Молдова согласится на какие-то уступки в ущерб своим интересам.

Свободная Европа: Мнение кишиневского политолога Анатола Цэрану, бывшего посла Республики Молдова в Российской Федерации.

***

Свободная Европа: Что думают о последних событиях в Приднестровье? Лина Грыу беседует с директором тираспольской школы политических исследований Анатолием Дируном:

Свободная Европа: Вы заметили, тон очень хвалебный, в ОБСЕ очень рады тому, что произошло, там приветствуют политическую волю обеих сторон и надеются, что это приведет к дальнейшим результатам, в том числе в следующем году. Как вы расцениваете эту декларацию? Она не чересчур оптимистична, скажем так?

Анатолий Дирун
Анатолий Дирун

Анатолий Дирун: Да нет, я думаю, она не оптимистична, она, наоборот, отражает тот факт, что стороны действительно за последние годы пришли к такому, скажем так, обоюдному компромиссному решению, когда и молдавская, и приднестровская стороны расценивают достигнутые соглашения как успех каждой из сторон. Это, с одной стороны. С другой стороны, для ОБСЕ это большой шаг вперед, потому что на фоне предыдущих лет приднестровское направление выделили в отдельную декларацию, а это говорит о том, что в принципе было за что отчитаться. С этим можно было бы коллег поздравить. Хотя у приднестровской стороны довольно-таки скептическое отношение к участию, в данном случае Австрии как страны, председательствующей в ОБСЕ, в достижении этих договоренностей. Поэтому это реальность, которая была отражена и которую отметили дипломаты – действительно был достигнут успех по сравнению с предыдущими годами.

Свободная Европа: Скажите, эти четыре договоренности, а до этого — и открытие моста, активно обсуждали. Некоторые эксперты говорили о том, что Приднестровью пришлось пойти на уступки, они объясняли это тем, что экономическая ситуация очень тяжелая в регионе, деньги из России не поступают для того, чтобы помочь региону выйти из кризиса. Есть доля правды в этом? Может ли речь идти об уступках? Как оцениваете вы эту ситуацию?

Анатолий Дирун: Вы знаете, я бы не назвал это уступками, я бы назвал это разумным компромиссом – с той точки зрения, что социально-экономическая ситуация в Приднестровье далека от идеальной, ее также нельзя назвать оптимальной, есть большие вопросы и никто их, собственно говоря, не скрывает, во всяком случае, правительство прямо говорит об этих проблемах, которые есть в экономике республики.

Но также фактом остается та тенденция, которая есть в экономике Приднестровья – это усиление влияния европейского рынка, усиление влияния Европейского союза с точки зрения экономической интеграции предприятий Приднестровья, экономики Приднестровья на рынок Европейского союза. Поэтому, конечно же, нельзя исключать того, что с точки зрения необходимости сохранить этот рынок в контексте договоренностей между Тирасполем и Брюсселем, которые, мы знаем, были ранее подписаны, вполне вероятно, что стороны услышали друг друга, когда Тирасполь сохранил, мы знаем, на 18-й год – решение, насколько я знаю, не принято, но на фоне декларативных позитивных заявлений Тирасполь, по сути, сохранил еще, как минимум, на год право вести беспошлинную торговлю, сохранил этот статус-кво в торговом режиме. С другой стороны, и европейские коллеги видят, что есть политическая воля со стороны Приднестровья встраиваться в те изменения, которые есть. Однако эти изменения не затрагивают политический статус, политическую составляющую для Приднестровья. Для нас государственность и суверенитет – краеугольные понятия, от которых исходят основные переговорщики. Поэтому я бы не увязывал этот вопрос с тем, что денег стало меньше, что Российская Федерация стала меньше перечислять, и поэтому кто-то пошел с этой точки зрения на уступки. Есть реальности, на которые нужно реагировать. И я считаю, что с этой точки зрения руководство Приднестровья отреагировало.

Свободная Европа: Вы сказали, что Приднестровье сохранило минимум еще на год статус-кво в торговле с Евросоюзом. Вы могли бы раскрыть скобки – о чем речь?

Анатолий Дирун: Мы знаем, что в 16-ом году было подписано Соглашение – по большому счету, мы знаем это из открытых источников информации, средств массовой информации на тот момент президента Шевчука и комментариев торгово-промышленной палаты о том, что Приднестровье подписало отдельное соглашение к договору DCFTA между Молдовой и Европейским союзом, которое давало возможность Приднестровью сохранить право беспошлинной торговли еще на один год с Европейским союзом. Речь шла, кажется, на три года, потому что этот документ никто не видел, я думаю, вы в курсе этого вопроса. И весь этот год по большому счету шли переговоры достаточно интенсивно, приезжали чиновники из Брюсселя, составлена некая дорожная карта между Тирасполем и Брюсселем по выполнению тех обязательств, которые взяли на себя стороны, в частности, Тирасполь. Мы можем говорить только о тех обязательствах, которые известны из средств массовой информации, но, судя по тем изменениям, которые произошли в рамках таможенного законодательства, судя по тому, как Приднестровье сняло вопросы, которые остро стояли в течение года по совместным пограничным постам Республики Молдова и Украины на приднестровском участке границы, можно сказать, что здесь приднестровская сторона пошла на определенный компромисс, она сделала шаг вперед для того, чтобы разрешить ту ситуацию, которая сложилась.

Свободная Европа: Г-н Дирун, вернемся к четырем подписанным протоколам. Вы говорили о разумном компромиссе. Скажите, почему, с вашей точки зрения, компромисс достигнут именно сейчас? В Кишиневе отдельные эксперты говорят, что речь идет о какой-то неформальной – или формальной – договоренности на уровне олигархов, якобы Влад Плахотнюк в Кишиневе и Виктор Гушан в Тирасполе договорились, поэтому это стало возможным…

Анатолий Дирун: Знаете, иногда действительно бывают моменты, когда «звезды сошлись» именно таким образом. Я могу привести в пример маршрутную карту железнодорожного сообщения между Тирасполем и Кишиневом, которую в свое время подписали Шевчук и Филат, эта карта была очень активно разработана предыдущими переговорщиками, еще в бытность г-на Смирнова. То есть, технологическая карта была разработана заранее. Но поменялись обстоятельства, поменялись политики, прошли выборы, они проявили политическую волю – и вот, собственно, на готовую уже технологическую карту легло политическое решение.

Я думаю, здесь аналогичная ситуация, нельзя исключать подключение каких-либо дополнительных актеров для того, чтобы этот процесс получил дополнительный импульс. Если вы посмотрите на таблицу налогоплательщиков в Приднестровье, то вы увидите, что первые места занимают предприятия корпорации «Шериф», поэтому было бы наивным считать, что руководство компании находилось в стороне от тех переговорных процессов, которые касались, прежде всего, социально-экономических аспектов для Приднестровья. Потому что это задевало не просто предприятия, это рабочие места, это отчисления в республиканский бюджет, в местные бюджеты и так далее.

Насколько там были прямые контакты – ну, Владимир Соловьев выразился, что у него есть такая информация. У меня такой информации нет, но то, что что-то произошло и за последние полтора месяца, по сути, с конца октября и за ноябрь месяц появилась дополнительная скорость в переговорном процессе – это очевидно, это видно по документам, по количеству встреч переговорщиков, по той риторике, которая несколько изменилась. Пока так. Посмотрим, что принесет 2018 год.

Свободная Европа: Да, как раз насчет 2018 года и ускорения переговоров в последнее время. Вы видите возможность решения и других каких-то социально-экономических проблем в следующем году? И в этой декларации саммита ОБСЕ говорится о том, что стороны должны прийти и к переговорам по политическим аспектам, и по безопасности. Вы думаете, дойдет до этих вопросов?

Анатолий Дирун: Я не разделяю большого оптимизма по поводу достижения новых соглашений. Не нужно забывать, что подписанные соглашения – вот эти четыре документа – они очень серьезно прорабатывались на протяжении предыдущих лет. Если посмотреть количество затраченного времени на каждый документ, начиная с моста и заканчивая школами, апостиляцией дипломов, то эти вопросы тянутся по большому счету с 16-го, где-то с 15-го года, и именно практические механизмы разрешения данных вопросов. Поэтому у меня пока нет оснований для дополнительного оптимизма. Хотелось бы, чтобы вопрос, о котором было заявлено в плане разрешения проблемы автомобильных номеров, был также урегулирован между сторонами на основе разумного компромисса.

Но также не нужно забывать о тех повышенных рисках, на которых будут сейчас испытывать традиционно переговорный процесс, связанный с избирательной кампанией в Республике Молдова. Это традиционная фаза, когда начинается активно выборы в Республике Молдова, ожидать какого-то прорыва в этом отношении никто из политических игроков в Молдове не склонен брать на себя дополнительную ответственность в переговорах с Приднестровьем. Об этом во всяком случае, свидетельствует предыдущий опыт. Будет ли исключение в 18-м году – жизнь покажет. Но пока оптимизма большого нет. Есть рабочий процесс, и хотелось бы, чтобы эта рабочая скорость, как минимум, не падала.

Свободная Европа: Скажите, роль России в 2018 году – имею в виду, что и там будут проходить выборы президентские. Это как-то повлияет на интерес России к приднестровскому урегулированию?

Анатолий Дирун: Ну, вы знаете, одно из преимуществ, на наш взгляд, которое демонстрирует российская сторона, это приверженность тем гарантиям, о которых российская сторона заявляет на протяжении последних 25 лет. Поэтому российская сторона правомерно ставит вопрос о гарантиях для реализации уже подписанных документов. У российской стороны, как ни у какой другой, есть богатый практический опыт понимания всех сложностей переговорного процесса и поэтому, думаю, несмотря на все события, которые ждут Россию в 18-м году, имеется в виду избирательная кампания, приднестровское направление, в принципе, находится в зоне традиционных интересов, и ожидать какого-то радикального изменения позиции России как страны-гаранта не приходится. И не то что не приходится, наоборот, его не будет, и это только добавляет стабильности в позицию России.

Свободная Европа: То есть, вы не думаете, что какое-то политическое решение может быть принято в обозримом будущем?

Анатолий Дирун: Нет. Пока таких предпосылок для политического решения, политического урегулирования нет, как минимум, до окончания избирательной кампании в Республике Молдова, говорить об этом преждевременно.

Свободная Европа: Скажите, г-н Дирун, кстати, об этой кампании – в законе Республики Молдова, в новом законе о выборах, несколько мест зарезервировано для Приднестровья. Видите ли вы какие-то возможности в связи с этим законом и с этими местами в парламенте?

Анатолий Дирун: Знаете, по большому счету ничего нового не произошло. Если бы молдавский политический класс хотел видеть представителей Приднестровья, ничего не мешало ранее включать в избирательные списки той или иной партии представителей Приднестровья – чтобы был представитель из Приднестровья в парламенте Республики Молдова. До этого таких прецедентов, насколько мне известно, не было. Может быть, кого-то и включали там в список под номером 200 какая-то партия, не входящая в тройку или в пятерку лидеров. Поэтому – дали два округа, дали три округа – это решение, собственно говоря, Молдовы, оно никак не влияет, никак не способствует пониманию урегулирования, политического урегулирования конфликта между Тирасполем и Кишиневом. Ну, сегодня решили два, потом нам говорят, что будут три, а до этого разработчики говорили, что будет 25 мест – ну, одни из инициаторов этой системы, для диаспоры и Приднестровья… Поэтому серьезно к этому относиться на данном этапе крайне опрометчиво. Молдавская политика очень фрагментарна, очень волатильна, изменчива, поэтому мы не удивимся, если уже в период избирательной кампании будут изменены правила игры по тем же округам, когда вместо одного тура появятся два тура – почему бы и нет? На кону стоит очень много, поэтому серьезно к этому относиться со стороны Приднестровья не приходится.

Свободная Европа: Мнение политического аналитика из Тирасполя Анатолия Дируна.

**

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG