Linkuri accesibilitate

«Какая мобилизация? У меня работа, семья, дом...»


Милиция и военные на инструктаже по мобилизации

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Приднестровские власти призвали мужское население региона на сборы - 17 ноября состоится так называемая тренировка по мобилизации человеческих ресурсов. Российский историк Андрей Зубов об октябрьской революции 17 года. Интервью с политическим аналитиком из Сербии Игорем Златоевым. И история девушки из Приднестровья, которая уехала учиться в Румынию – документальный фильм Свободной Европы. Об этом и многом другом – в ближайшие полчаса.

***

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

«Подписание протокольного решения об открытии моста Гура-Быкулуй - Бычок обеспечит более широкие возможности для передвижения людей, транспорта и товаров, усилению деловой активности на обоих берегах Днестра и в регионе», говорится в заявлении делегации Европейского союза в Республике Молдова. В документе отмечается также, что для достижения этого результата особенно важна была работа действующего председательства Австрии в ОБСЕ и представительства ОБСЕ в Кишиневе и, что Европейский Союз готов поддержать это решение, насколько это возможно. Две недели назад Кишинев и Тирасполь договорились открыть мест через Днестр в районе населенных пунктов Гура-Быкулуй и Бычок. Планируется, что до конца ноября мост станет функциональным. Делегация ЕС надеется, что достигнутая договоренность будет способствовать проведению в ближайшее время встречи в формате 5 + 2.

Молдавские СМИ сообщают, что сторонники приднестровских коммунистов, недовольные социально-экономическим кризисом на левом берегу Днестра и девальвацией приднестровского рубля, устроили акцию протеста 11 ноября в центре Тирасполя, они выступили против приднестровской власти во главе с Вадимом Красносельским. Портал Deschide.md распространил кадры с протеста, размещенные в Facebook жителем региона, который сообщил, что в демонстрациях приняли участие около 500 человек. Участники мероприятия несли красные флаги приднестровских коммунистов во главе с Олегом Хоржаном и флаги непризнанного Приднестровья. Портал сообщает также, что призыв к протестам поддержал на этой неделе бывший приднестровский лидер Евгений Шевчук.

Общественные организации подвергли критике поспешность, с которой официальный Кишинев одобрил карту одномандатных округов к выборам 2018 года без консультаций с общественностью. Проект решения был в последний момент включен в повестку дня заседания кабинета министров и во вторник правительство одобрило 51 одномандатный округ, предложенный государственной комиссией. 48 из них будут созданы на территории Республики Молдова, два в Приднестровье и три за рубежом. Порядок создания округов раскритиковали оппозиционные партии и эксперты, которые считают, что новая система выгодна Демократической партии и Партии социалистов, при этом ущемляет права диаспоры на участие в выборах.

Для пересмотра границ ввиду объединения Республики Молдова с Румынией можно было бы провести референдум по примеру Крыма – заявил посол России в Бухаресте Валерий Кузьмин. Будучи в Сучаве, он сказал, что на обоих берегах Прута он неоднократно слышал дискуссии по поводу того, на каком основании следует осуществить объединение Бессарабии с Румынией: на основе результатов референдума или на базе исторического права на эту территорию. Валерий Кузьмин был послом России в Кишиневе с 2007 до 2012 года.

Валерий Кузьмин
Валерий Кузьмин

Президент Украины Петр Порошенко выступил против разрыва дипотношений с Россией как части стратегии по реинтеграции восточных территорий Донецкой и Луганской областей. Ранее депутат от Блока Порошенко заявил Свободной Европе о намерении рассмотреть в парламенте законодательную инициативу по разрыву дипотношений с Россией.

Командующий объединенными силами НАТО в Европе генерал Кертис Скапаротти призвал Россию «прекратить вмешательство» в выборный процесс в европейских странах, в том числе – в Каталонии, которая переживает серьезный кризис после референдума о независимости, прошедшего 1 октября. Эти слова прозвучали в ответ на вопрос о возможном вмешательстве России в ситуацию в Каталонии. Генерал назвал действия России «кампанией по дестабилизации». «Мы видели это в Соединенных Штатах, мы видели это здесь, в нескольких странах Европы», сказал генерал на полях двухдневного заседания министров обороны стран НАТО, которое прошло в Брюсселе. Для стран НАТО — это повод для беспокойства, добавил генерал, который подчеркнул при этом, что вопрос о вмешательстве России в выборный процесс разных стран обсуждался и раньше.

В Лондоне решено, что Великобритания покинет Европейский союз 29 марта 2019 года в 23:00 по Гринвичу, а премьер-консерватор Тереза Мэй предостерегла депутатов от попыток отменить или затянуть процесс выхода из ЕС. Законопроект, закрепляющий сроки Brexit, депутаты рассмотрят на следующей неделе. Между тем, один из авторов 50-ой статьи Лиссабонского договора лорд Джон Керр чуть ранее напомнил, что Великобритания может передумать и отменить Brexit в любой момент.

Россия пригрозила ввести ограничения в отношении американских СМИ, в том числе частных, а также в отношении социальных сетей Facebook и Twitter. Спикер Госдумы Вячеслав Володин сказал, что ограничительные меры могут быть приняты уже на следующей неделе с тем, чтобы заставить западную прессу регистрироваться в России в качестве иностранных агентов, а его заместитель, лидер фракции "Единая Россия" Сергей Неверов не исключил, что нововведения коснутся и иностранных социальных сетей. Реакция депутатов последовала после того, как минюст США обязал телеканал на английском языке RT, финансируемый российским государством – зарегистрироваться в качестве иностранного агента, что предполагает предоставление конфиденциальных данных американским властям.

Бывшим членам правительства Каталонии, которые остались в Испании, предъявлены обвинения, все они находятся под арестом, за исключением одного, освобожденного под залог. Экс-глава каталонского правительства Карлес Пучдемон в настоящее время находится в Бельгии вместе с четырьмя членами своего кабинета. Испанский суд выдал европейский ордер на арест Пучдемона и его соратников, которые ждут возможной экстрадиции. Пучдемон неоднократно заявлял, что готов добровольно вернуться в Испанию, если ему будет гарантирован справедливый суд.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации на нашем сайте europaliberă.org.

***

Свободная Европа: Большинство мужчин в Приднестровье получили повестки с призывом явиться на сборы человеческих ресурсов, намеченные на 17 ноября. Гражданам в возрасте от 18 до 50-ти лет сотрудники военкоматов вручают повестки под роспись, лицам от 50-ти до 60-ти лет вручают приглашения.

Сборы человеческих ресурсов организуют впервые во всех городах и райцентрах Приднестровья. Инициатива вызвала обеспокоенность граждан, при этом люди избегают открыто комментировать это. Сборы организуют на основании распоряжения главы региона Вадима Красносельского, согласно закону об обороне и мобилизации.

Официальные СМИ отмечают, что, цитирую, «предстоящие 17 ноября сборы - одна из наиболее обсуждаемых тем, вызывающая неоднозначную реакцию, вплоть до несогласия и даже паники у некоторых граждан», конец цитаты.

Пытаясь унять недовольство людей, заместитель главы оборонного ведомства Александр Донников заявил в эфире местного телеканала, что сборы по мобилизации человеческих ресурсов носят плановый характер и являются одним из элементов гражданской обороны.

«Это плановое мероприятие и паники у людей возникать не должно. Сборы носят мирный характер и являются одним из элементов гражданской обороны», сказал Донников, который подчеркнул при этом, что «подобные мероприятия проводят все государства мира», что, кстати, не соответствует действительности.

Приднестровский чиновник уточнил, что мероприятие направлено на решение сразу ряда задач, главная из которых, цитирую, «минимизация последствий возможных чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера». «Для того, чтобы это сделать максимально эффективно и своевременно властям, силовым ведомствам необходимо располагать информацией о человеческих ресурсах, на которые можно будет рассчитывать в случае необходимости», сказал Александр Донников. По его словам, до настоящего момента не удалось создать единой картины количества человеческих ресурсов.

«Именно на этом этапе мы определим, насколько население готово в случае возникновения чрезвычайной ситуации прийти и оказать содействие в защите своих родных и близких, оказать помощь в минимизации последствий чрезвычайных ситуаций», сказал Донников.

17 ноября в обязательном порядке все граждане в возрасте от 18 до 50 лет должны будут явиться на пункты сбора, указанные в повестках, а затем их доставят к основному пункту – в Тирасполе это центральный городской стадион – где с ними проведут необходимую разъяснительную работу, в том числе по пользованию спецтехникой. Программа сборов предполагает также концертную программу. Участникам необходимо иметь при себе военные билеты, а людям старше 50-ти - паспорта.

«После того, как мы определимся, какими ресурсами располагаем, будем совершенствовать обучение населения действиям в условиях чрезвычайных ситуаций», сказал заместитель главы оборонного ведомства Приднестровья Александр Донников.

17 ноября силовые ведомства региона перейдут на усиленный режим работы для обеспечения общественного порядка.

Наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах спросили случайных прохожих, что они думают по поводу своеобразной мобилизации мужского населения, объявленной приднестровской администрацией:

– Ну, я лично не знаю. Мое мнение такое: кто хочет – тот придет, кто не захочет – тот не придет.

– Пойду послушаю, что к чему. Повестка пришла, это долг...

– Не слышал, о чем это было. Не сталкивался. Не в курсе этого, в любом случае. Я больше работаю.

– Какие сборы вообще?

– Надо будет – пойду. Я думаю, что раньше же такое было. Всегда. И все ходили. Ну, возрождают…

– Нужно. Как почему? Чтобы всякие катастрофы, всякие эти вот – чтобы быть готовым, да.

– А мне как-то все равно. Просто мне некогда. Работа, семью надо кормить.

– Не знаю. Я вообще, как бы человек… я в армии даже не служил, поэтому… Я думаю, что это как бы личное.

– Мне некогда. У меня работа, дом, семья… Какие сборы?!

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

*

Свободная Европа: Наш корреспондент в Тирасполе Карина Максимова обсудила с сербским аналитиком Игорем Златоевым, что, по его мнению, улучшит жизнь населения двух берегов Днестра, и что может помочь маленьким странам жить и развиваться. Почему стопорится диалог, что мешает найти точки соприкосновения и продвинуться в разрешении практических проблем двум сторонам конфликта?

Игорь Златоев: Есть такая динамика между сторонами конфликта, когда он кажется замороженным – стороны просто не вступили в диалог. С каждой стороны об этом озабочены только президент, премьер-министр, их команды, формат 5+2… Я думаю, каждый смотрит со своей колокольни – общество как общество, вы как журналистка, я как аналитик, бабушка с собачкой, папа мама, дети и так далее. Одна сторона не понимает, чего хочет другая и как воспринимает эти проблемы психологически, сердцем. К сожалению, мы это видели и в Боснии, и в Косово, и сейчас наблюдаем это здесь, в Приднестровье и Молдове, это можно увидеть и в Грузии. Это так типично для наших стран, для наших регионов, у которых нет истории демократии, демократического мнения – свободного мнения, критического мнения…

Свободная Европа: Почему эти страны постоянно обращаются за советом к внешним партнерам, почему не хотят самостоятельно решать существующие противоречия?

Игорь Златоев: Мне кажется, это эволюция, это процесс. Когда меняется система, когда меняются ценности, когда меняется экономика, когда происходит глобализация – это очень стрессовый период. В этих регионах – Восточная Европа, Балканы — поколениями жили в конфликте в последние 150 лет. В коллективной памяти народа – только миграция, стресс, перемены. Стабильности не было. Вы знаете, я большой скептик, когда приезжают, например, из Германии, Швеции или Швейцарии и говорят: «У нас социальные и демократические державы, государства, которые заботятся обо всех гражданах». Да, конечно, но у вас не было войны, у вас традиция стабильности, традиция критического мнения. И здесь необходимо развивать традиции критического мнение и диалога, но это все, к сожалению, ценности, которые мы не хранили последние 100-150 лет.

Свободная Европа: Как разобраться в том, что реалистичность, а что утопия?

Игорь Златоев: Если мне мой папа скажет: наша цель – присоединение к Российской Федерации, Сербии, Хорватии или Албании – я говорю на уровне концепта – то я должен, как человек, как индивид, спросить: «А что потом? Что будет завтра? Какие мои возможности? Что я смогу делать, когда это случится? Какие условия для образования? Какая среда? Какая свобода выражения? Какая свобода протеста? Какие традиции, какие связи с другими факторами в регионе и мире?». Это риторические вопросы, которые обязательно надо задать.

Я думаю, ключ всего – критическое мнение. И формирование критического мнения — это очень долгий процесс, к сожалению. Вы меня раньше спросили, сколько времени нам понадобится для того, чтобы мы стали нормальным краем. Конечно, важна не только экономика в цифрах, не только математическая сумма зарплаты, неважно, кто ты – протестант или католик, православный или мусульманин, нужно быть человеком, который думает.

Свободная Европа: Что нужно изменить, чтобы создать комфортную для проживания и развития среду?

Игорь Златоев: Все, что я видел здесь – в Тирасполе, Кишиневе, Львове, Киеве и так далее – говорит о том, что и академики, и общественные лидеры не думают рационально. Рациональной дискуссии нет, дискуссий в обществе нет.

Мне кажется, было бы очень хорошо, если здесь, в Приднестровье, наладится диалог между властью и народом. Это очень просто – такой греческий тип демократии. Почему нет? Чего боится власть – в Кишиневе, Белграде, Сараево? Боится народа? Ведь народ вас выбрал, давайте поговорим. Я понимаю, элита не хочет, у элиты другие планы, платформа, повестка…

Вопрос – как это изменить. Мое мнение: надо открыть дискуссию. Если я, как гражданин, скажу: мне не нравится транспорт, я хочу дорогу до моей деревни. Это мой интерес. Как гражданину, мне неважно, с кем мы будем – я хочу дорогу до моей деревни. Мне интересно где вода, где газ, где дороги.

Кажется, во всех странах Восточной Европы и на Балканах тоже, когда вы критикуете власть, пропагандистская машина, социальная и партократическая — все эти механизмы объединяются и вас провозглашают врагом, вас провозглашают агентом России или агентом Запада. На самом деле все очень просто: я критикую, потому что думаю рационально. Для меня это самая важная ценность: думать, анализировать все и всегда читать между строк.

Свободная Европа: Сербский политический аналитик Игорь Златоев в интервью нашему корреспонденту в Тирасполе Карине Максимовой.

*

Свободная Европа: В Тирасполе перезахоронили останки 436 человек, расстрелянных в советские годы на территории порохового погреба Суворовской крепости. Этим летом там была обнаружена огромная братская могила, там покоились останки расстрелянных на валах Тираспольской крепости в 1937-38 годах. Всего на территории крепости обнаружены останки более 800 человек. В период сталинских репрессий в Приднестровье было расстреляно около пяти тысяч человек.

В Тирасполе прошел и митинг, посвященный 80-летию начала политических репрессий. Выступая на митинге, глава региона Вадим Красносельский сказал, что «политические репрессии - это одна из самых трагических страниц в истории советского народа и эту трагедию нельзя забывать, чтобы впредь это не повторилось».

*

Свободная Европа: Партия коммунистов — единственное в Молдове политическое формирование, отметившее 100-летие октябрьской революции. Молдавские коммунисты возложили цветы к памятнику большевистскому вождю Владимиру Ленину, который находится на территории выставочного центра Moldexpo в Кишиневе, а лидер партии Владимир Воронин назвал революцию «великим событием, которое изменило не только мир, но и каждого из нас».

Для российского историка и зампредседателя Партии народной свободы Андрея Зубова то, что случилось в 1917 году – не революция, а переворот, поставивший крест на свободной России, крест, который не убран до сих пор. Предлагаем вашему вниманию фрагмент интервью Зубова телеканалу «Настоящее время».

Свободная Европа: В год столетия Октябрьского переворота в официальных российских кругах говорят о тех событиях, как о мертвом – либо ничего, либо хорошо. Тем временем из либерального лагеря все чаще слышны голоса о реставрации диктатуры чуть ли не по сталинскому типу. Но, кажется, пафос 17-го года – это не тот случай, когда истина находится где-то посередине. В чем же правда: был ли 1917 год освобождением для России и стал ли 2017 год возвращением в тоталитаризм?

Андрей Зубов: «1917 год мог бы быть, начинался, как революция освобождения от остатков старого абсолютистского режима – абсолютизма уже не было, была Дума, была свобода прессы, но это был, безусловно, переходный период между 1906 и 1917 годами. И вот революция февраля могла разрушить остатки абсолютизма. Лучше бы ее не было, лучше без революции, но коли уж революция, то она могла бы действительно ввести Россию в круг полностью демократических, либеральных стран, какими тогда были большинство стран Европы.

Но произошло не это. Произошло то, что вслед за февралем последовал октябрь. И октябрь в немалой степени не может считаться освобождением от чего-либо. Октябрь был совершенно страшным порабощением России, потому что он во всем основывался на насилии. Самое главное – в неуважении к человеческой личности, ее свободе, ее правам – праву на имущество, праву на жизнь. И все остальное в связи с этим. Так что, именно сейчас в преддверии 100-летия Октябрьского переворота мы можем сказать, что это был переворот, поставивший крест на свободной России, крест, который, в общем, не убран до сего дня.

Да, в 90-е годы мы на какое-то время освободились, но в отличие от 1917 года мы освободились не внутренним движением общества к свободе, а каким-то случайным образом. И поэтому все эти годы свободы ностальгировали по якобы сытой жизни в огромной империи.

Совершенно очевидно, что нынешней власти, которая является наследником советского периода – это люди, отцы которых были сотрудниками КГБ, НКВД в 30-50 годы, для них эта советская власть своя, для них это продолжение советской жизни. Ну, а для нас понятно – все совсем иначе.

Свободная Европа: Если говорить о терминологической точности: 100 лет назад произошел переворот, но не революция?

Андрей Зубов: «Что такое революция? Революция – это быстрый процесс, revolution. Это быстрое изменение, быстрое вращение чего-либо, в отличие от эволюции – медленного движения.

Ричард Пайпс – я считаю, наиболее талантливый историк русской революции, написавший трехтомник о русской революции – считал, что революция начинается в 1905 году. Ее сполохи были заметны с 1901-1902 годов, со студенческих волнений, и завершается этот процесс, по его оценке, в 1924, а, скорее всего, в 1928-м году.

То есть – это период, период четверти века, хотя и колоссально быстрого изменения всех условий жизни в России, где, как в мультипликации, меняются кадры: абсолютистская монархия, конституционная монархия, временное правительство, демократическая республика Арсентьева, ленинская диктатура, начало сталинской диктатуры, период борьбы за власть между Сталиным и Троцким.

Ну, и, наконец, опять замораживание общества, произошедшее где-то к эпохе коллективизации, в которой, между прочим, мы живем до сих пор. Политические условия меняются, но основные принципы, на которых была построена большевистская власть, включая символические, – скажем, памятники Ленину на площадях и Мавзолей, все остаются.

В этом смысле революция – это период, скажем, первой четверти ХХ века, а дальше – стагнация диктатуры с коротким периодом – неудачным, в итоге он закончится неудачей – либерального эксперимента 90-х годов.

Свободная Европа: Российский историк, зампредседателя Партии народной свободы Андрей Зубов.

*

Свободная Европа: В ноябре Свободная Европа представила четыре документальных фильма о правах человека в Приднестровье. Проект называется «Побег из Приднестровья» и реализован при поддержке посольства США в Республике Молдова. Автор фильмов – наша коллега Евгения Погор. Это истории людей, которые по разным причинам бежали из Приднестровья. Послушаем аудиоверсию фильма о молодой девушке, которая выбрала путь, более или менее доступный для молодежи – поехала учиться за рубеж, и планирует там остаться.

Побег из Приднестровья: студентка
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:11:57 0:00

Уроженка Дубоссар Анна Зецу пять лет назад поехала учиться в Сибиу, закончила один факультет, поступила на другой. Хочет остаться в Румынии, потому что не связывает свое будущее с Приднестровьем, как и многие другие ее сверстники, которые окончили одну из восьми школ в Приднестровье с преподаванием на румынском языке. С большим волнением вспоминает школьные годы. «Когда мы были детьми, мы не очень понимали, что на нас оказывается давление – ведь дети все воспринимают как игру. Когда подросли, мы это почувствовали», рассказывает Анна. Вначале было нелегко, но сейчас рада своему выбору, так как уверена: в Румынии ей обеспечено лучшее будущее, ведь там «окно на Запад».

Анна Зецу: «Меня зовут Анна. Я из Дубоссар — это город на левом берегу Днестра, в Приднестровье. Решила поступить в университет в Румынии, так как окончила лицей с преподаванием на румынском, в Дубоссарах. Сначала я училась в гимназии в Коржево, там закончила девять классов. Было нелегко — в гимназии нужно было учиться на румынском, до этого я ходила в русский садик и писала на кириллице. Сложно было перейти на румынский, и мои родители не особо знали латинский алфавит, разве что со школы – когда учили французский, немецкий. И для них это было новым этапом, учили со мной вместе румынский. Когда мы были детьми, мы не очень понимали, что на нас оказывается давление – ведь дети все воспринимают как игру. Когда подросли, мы это почувствовали. В начале каждого учебного года, как правило, возникали проблемы. Мы не могли исполнить гимн, поднять государственный флаг. Поблизости мелькала милиция. На территорию школы милиционеры не заходили, но их присутствие ощущалось. Лицейские годы — прекрасный период в моей жизни, с замечательными преподавателями. Мне их очень не хватает, моих добрых наставников. Они нас направляли, всегда были рядом, учили быть свободными, не бояться того, что мы учимся в румынском лицее, говорили: выше голову, вы можете гордиться своим лицеем».

Свободная Европа: Под непрерывным давлением тираспольского режима, в Приднестровье работают восемь школ с преподаванием на румынском языке, на латинской графике, говорит исполнительный директор ассоциации Promo-LEX Ион Маноле.

Ион Маноле: «То, что на левом берегу Днестра работают эти восемь школ – не заслуга официального Кишинева. Всегда, с 92 года, для Кишинева эти школы в Приднестровье были только проблемой, лишней головной болью. Это исключительно заслуга местных жителей, учителей и родителей. Они понимали, что обучение по программам тираспольского режима лишает детей будущего, лишает их всякого шанса продолжить образование в Кишиневе, лишает возможности достичь уровня, необходимого для того, чтобы успешно учиться на Западе – и они первыми стали бороться за это право. Впоследствии это стало, образно говоря, трамплином для приднестровской молодежи. Точной статистики нет, скорее всего и директора не знают этих цифр, но более 90% учеников и выпускников этих школ, уехали».

Свободная Европа: Анна рассказывает, как пять лет назад поступила в университет в румынском городе Сибиу.

Анна Зецу: «В Сибиу вначале мне было довольно сложно, я впервые уехала из дома так далеко. Я приехала с мамой. У меня было такое ощущение, что меня спустили с небес и я оказалась на вокзале Q7, небольшом вокзале в Сибиу. Я говорила с акцентом – страшным акцентом, как говорили многие. Тогда даже таксист меня не очень хорошо понял. Сказал: «Я видел и других молдаван, но такого акцента ни у кого не слышал». При этом я использовала и русские слова, потому что у нас в Дубоссарах многие говорят по-русски.

Устроилась в общежитии, и первая ночь была самой трудной в моей жизни, потому что мама осталась со мной, а утром она должна была уехать. В пять часов она встала, будить меня не стала, но я видела, что она уезжает… Тогда я почувствовала, что очень хочу домой, до боли захотелось к маме, к отцу, увидеть семью. По сей день это тоска не отпускает меня, хотя я пытаюсь это скрыть, не хочу делать и им больно. Ведь им тяжело жить с этим: я тут – они там. По сей день они мне помогают, делают все возможное для того, чтобы у меня было прекрасное будущее. Я приехала в Румынию, так как уверена: здесь мне обеспечено лучшее будущее, здесь окно на Запад, здесь больше возможностей, образование на порядок лучше. Даже если не останусь в Румынии, здесь больше возможностей уехать. На европейский диплом смотрят иначе, чем на диплом, полученный в Молдове. И многие старшие друзья советовали мне учиться в Румынии, потому что молдавская система образования более консервативна, устаревшие методы преподавания, тогда как здесь преподаватели пытаются взаимодействовать с тобой, наставлять, пытаются быть с тобой на равных, сократить дистанцию между студентом и преподавателем. Совершенно точно, в Румынии я ни разу не сталкивалась с ситуацией, когда не сдал экзамен, и за взятки можно разобраться с задолженностями. Или, как у нас принято: идешь к преподавателю с коробкой конфет – и решаешь проблемы. Нет, здесь такое не проходит».

Свободная Европа: Анна окончила факультет журналистики, сейчас учится на втором курсе факультета математики и информатики.

Анна Зецу: «Когда я впервые вошла в аудиторию, мне многое казалось странным, непривычным – я не понимала, что говорят сокурсники, у них такой чудной говор, много диковинных слов, особенно у трансильванцев. У них специфичная речь. Я стеснялась разговаривать, стыдно было открыть рот и первые лекции я сидела за последней партой и молчала.

Потом один из сокурсников меня заметил и спросил, кто я, как меня зовут. После первых же моих слов воскликнул: «Боже, какой акцент! Впервые слышу нечто подобное». В Сибиу, как оказалось, не очень много молдаван, и на факультете тоже. Узнав, что я из Молдовы, он спросил: «Молдова ваша – или наша?». Я сказала, что из нашей Молдовы. «Республика Молдова – отдельная страна». Позже я познакомилась с сокурсником, который что-то слышал о Приднестровье, видел репортаж о войне 1992 года, и сказал, что он знает, что у нас по улицам ходят танки. Я решила пошутить и сказала, что в школу ездила на танке. Он мне поверил, но потом понял, что это шутка, и обиделся на меня».

Свободная Европа: За годы учебы Анна обрела друзей в Сибиу. Говорит Габриэла Мотроня, сокурсница Анны:

Габриэла Мотроня: «Знаю Анну с первого курса университета. Знаю, что она из Молдовы, знаю, что она уже закончила один факультет – журналистики. Несмотря на то, что Анна из Молдовы, она хорошо адаптировалась здесь, в Сибиу. Я мало молдаван встречала в своей жизни, поэтому кого-то мнения о них не сложилось. Слышала только в последнее время, когда выбирали президента, был скандал в Молдове. Узнали об этом и мы, в основном, от Анны. Очень она переживала, что выбрали не того».

Анна Зецу: «Может, со стороны Приднестровье воспринимается, как … даже не знаю, с чем сравнить… как Северная Корея, что ли. Я как-то привыкла, для меня это было что-то обычное, неотъемлемая часть моей жизни – Республика Молдова. И в школьном аттестате было написано: «Республика Молдова». Я не воспринимала Приднестровье как отдельную страну. Осознала это лишь когда уехала – ведь до этого я никуда не ездила, не видела этих таможен на границе… И некоторые мои сокурсники спрашивали: «Так твоя родина Республика Молдова или Приднестровье?». И я всегда отвечала: «Моя родина там, где мои родители».

Свободная Европа: Мама Анны — медсестра в дубоссарской больнице, отец работает на гидроэлектростанции, сестра учится в Бухаресте.

Анна Зецу: «Думаю, мои родители необыкновенные люди. Не знаю, как они справляются с двумя дочерьми-студентками. Родители очень нам помогают, несмотря на то, что оба они бюджетники. Маму часто спрашивают, где я учусь, почему уехала так далеко. Возможно, многие осуждают ее за то, что она отправила своих детей учиться в Румынию. А может, думают, что они пошли на это, чтобы избавиться от каких-то забот. Но это не так, это был наш выбор. Мы решили ехать в Румынию. Мы выбрали хороший путь, лучшее будущее, и за это надо бороться».

Свободная Европа: Свое будущее Анна не связывает с Приднестровьем, она хочет остаться в Румынии.

Анна Зецу: «Возможно, если бы я училась в другой школе, в другом лицее, по другому профилю – не оказалась бы здесь. Не хочу быть материалисткой, но как постелешь, так и поспишь. Как при тех мизерных зарплатах содержать семью? Я не вижу своего будущего в Приднестровье. Не знаю, как и где я там смогла бы расти. Не знаю, кем я смогу там стать. Если бы у меня была возможность остаться в Румынии, я бы забрала и родителей сюда. Не хочу оставлять их там. Когда приезжаю домой, едва пройдя таможню, сердце сжимается от боли при виде грустных людей. Все вокруг серое и ничего не меняется. Те же дома, дороги, тот же вокзал, те же люди… Пожилые, в основном, люди. И город мрачный, печальный город…».

Свободная Европа: Документальный фильм Евгении Погор - часть проекта «Побег из Приднестровья». Все серии можно посмотреть на сайте europaliberă.org.

**

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG