Linkuri accesibilitate

«Мост важен, ведь мы один народ»


Мост между селами Гура-Быкулуй и Бычок

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Возобновляется движение по мосту через Днестр вблизи сел Гура-Быкулуй – Бычок, который был разрушен в 1992 году. Комментарии тираспольских экспертов и жителей региона. В Варнице открыты новые кабинеты семейных врачей в Центре здоровья, куда обращаются и жители Приднестровья/ И… воспоминания военного корреспондента, которому пришлось бежать из Приднестровья в Германию. Эти и другие вопросы обсудим в ближайшие полчаса.

«Мост важен, ведь мы один народ»
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Открытие моста через Днестр между селами Гура-Быкулуй – Бычок состоялось в субботу, 18 ноября с участием премьер-министра Павла Филипа и главы приднестровской администрации Вадима Красносельского. На церемонии присутствовали главы зарубежных дипломатических миссий в Республике Молдова, в том числе представители посредников и наблюдателей на переговорах по урегулированию приднестровского конфликта (России, Украины, ОБСЕ, ЕС и США), члены молдавского правительства и приднестровской администрации. О предстоящем открытии моста, выведенного из строя во время вооруженного конфликта на Днестре 1992 года, объявили в начале ноября вице-премьер по реинтеграции Георге Бэлан и политический представитель Тирасполя Виталий Игнатьев после очередной встречи в миссии ОБСЕ в Кишиневе. Но в пресс-релизе молдавской делегации в ОКК уточняется, что продолжаются еще переговоры по работе контрольных постов вблизи моста и что очередное обсуждение этого вопроса состоится 23 ноября.

Чиновники, переговорщики и дипломаты на церемонии открытия моста
Чиновники, переговорщики и дипломаты на церемонии открытия моста

Очередной раунд переговоров по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» состоится 27-28 ноября в Вене. Как сообщил в среду вице-премьер по реинтеграции Георге Бэлан, в оставшееся время будут внесены предложения в повестку предстоящего раунда переговоров. Они касаются, в основном, «Берлинского пакета»: доступа фермеров к своим земельным участкам, ситуации школ с преподаванием на латинской графике, автомобилей с приднестровскими номерными знаками. Приглашение поступило от посредников переговорного процесса: России, Украины и ОБСЕ. Переговоры в формате «5+2» не проводились более года.

В Варнице в четверг состоялось открытие нескольких кабинетов семейных врачей, которые обслуживают, в том числе, жителей Приднестровья. Центр здоровья в Варнице, который ежегодно оказывает медицинскую помощь 13 тысячам человек — в большинстве это жители левобережных сел, был расширен при содействии ЕС. Евросоюз выделил более 50 тысяч евро на расширение существующего центра здоровья, который был оснащен и оборудован тоже на европейские деньги.

Во всех крупных населенных пунктах Приднестровья в субботу впервые прошли сборы по мобилизации человеческих ресурсов. Администрация подчеркивает мирный характер этих учений и объясняет их необходимостью оценить реальный объем сил, которые можно привлечь к устранению последствий чрезвычайных ситуаций. Большинство мужчин в возрасте от 18 до 50 лет получили повестки с призывом явиться на сборы. Приднестровские СМИ не уточняют, сколько людей откликнулись, но приводят заявления главы региона Вадима Красносельского, который сказал, что в столь масштабном формате в ближайшей перспективе сбор проводиться не будет, но планируется организация занятий и тренировок для отдельных категорий граждан, к примеру, представителей различных профессий, с которыми будут проводиться учения по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

Представители 23 стран Евросоюза обязались участвовать в новой структуре по углублению сотрудничества в сфере обороны и безопасности, заложив основы так называемого союза европейской обороны. Постоянное структурированное сотрудничество (PESCO) официально будет одобрено на саммите ЕС в декабре. В настоящий момент Ирландия, Португалия и Мальта еще обсуждают этот план, тогда как Дания и Великобритания, которые обладают специальным статусом, по всей вероятности, не будут участвовать в новом союзе. Генсек НАТО Йенс Столтенберг, присутствовавший на заседании министров иностранных дел стран ЕС, приветствовал это решение, так как, по его словам, развитие оборонного сотрудничества внутри ЕС усилит европейскую составляющую НАТО.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch утверждает, что на Крымском полуострове, аннексированном Россией в 2014 году, оккупационная власть усиливает преследование татар. В заявлении организации говорится, что Россия «подвергает коренное население, а также журналистов, блогеров и активистов преследованию, запугиванию, угрозам, навязчивым и незаконным обыскам домов, физическим нападениям и похищениям». По мнению правозащитников, эти случаи беззакония не расследуются эффективно, медиаорганизации, критикующие действия России в Крыму, запрещены, как и народное собрание крымских татар – Меджлис. Местные СМИ, лояльные России, изображали активных крымских татар как экстремистов и террористов, заставили многих выехать и обеспечили, чтобы те, кто решил остаться, не чувствовали себя в безопасности.

Европейская комиссия запустила общественные консультации о «ложных новостях и дезинформации онлайн» и призвала представителей гражданского общества, медиа-кругов и интернет-платформ подключиться к разработке мер, анонсированных на весну 2018 года. Еврокомиссия создала группу экспертов, призванную способствовать разработке стратегии ЕС, направленной на борьбу против распространения ложных новостей, говорится в пресс-релизе Еврокомиссии. Согласно цитируемому источнику, «распространение новостей, которые преднамеренно вводят читателей в заблуждение, стало острой проблемой для наших демократических стран, так как деформирует восприятие реальности нашими гражданами».

Российский телеканал RT (бывший Russia Today), финансируемый Москвой, зарегистрировался в США в качестве иностранного агента в соответствии с законом от 1938 года, который касается организаций, представляющих в США интересы других государств. Закон использовался редко, но вновь стал актуальным на фоне расследований, которые проводятся в США в связи с возможным вмешательством России в президентские выборы 2016 года. С другой стороны, как заявил депутат Андрей Исаев, член правящей партии «Единая Россия», в Москве Госдума готовит законопроект, в котором будут предусмотрены зеркальные меры в отношении иностранных телерадиоканалов, таких, как радиостанция Свободная Европа/Радио Свобода, Deutsche Welle, CNN и Голос Америки, которых также могут обязать зарегистрироваться в качестве иностранных агентов. Официальный представитель Госдепа США заявила, что закон США о регистрации иностранных агентов, которому обязан подчиниться и российский телеканал RT, обеспечивает транспарентность, не ограничивая право на свободу слова, и не имеет ничего общего с поправками, одобренными Госдумой.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации на нашем сайте europaliberă.org.

***

В Варнице в четверг открылись новые кабинеты семейных врачей, куда обращаются и жители населенных пунктов, контролируемых приднестровской администрацией. Варницкий Центр здоровья, который ежегодно предоставляет бесплатную медицинскую помощь более 13-ти тысячам человек удалось расширить при поддержке Евросоюза. Европейский Союз выделил более 50 тысяч евро на расширение существующего центра здоровья, оснащенного ранее также на европейские деньги. Подробности в материале Валентины Басюл.

Четыре из пяти семейных врачей, работающих в варницком центре здоровья, живут в Бендерах – в городе «за той горкой», как говорят местные жители, то есть совсем близко. И большинство медсестер после смены тоже уезжают в Бендеры. Около двух третей пациентов приезжают из Бендер, Тирасполя, Слободзеи и левобережных сел. Виртуальная граница между Приднестровьем и Молдовой, которая проходит в несколько сотнях метров, не мешает этим людям обращаться за помощью в Варнице.

В 2009 году Евросоюз решил разрядить напряженность, сложившуюся за два десятилетия после вооруженного конфликта на Днестре, и развернуть различные программы, предполагающие совместное участие жителей обоих берегов Днестра. Основной упор был сделан на инфраструктурные социальные проекты. О Центре здоровья в Варнице можно сказать, что это – успешный проект. Около 200 человек ежедневно обращаются за медицинской помощью, в центре на учете стоит 13 тысяч пациентов, примерно в три раза больше, чем все население села Варница.

Анна Ребдева пенсионерка из села Парканы Слободзейского района. Она говорит, что в Варницу приезжают не только пожилые люди, обладающие гражданством Республики Молдова и которым бесплатно выдается полис обязательного медицинского страхования, но и пациенты, покупающие страховку. Включение в систему молдавского здравоохранения предполагает значительное уменьшение расходов на медицинское обследование и лечение по сравнению с приднестровскими затратами, говорит Анна Рабдеева.

Анна Ребдева: «Люди могут получать именно квалифицированную и бесплатную помощь. Вы знаете, что ценное в этом медицинском центре? То, что у каждого врача индивидуальный подход к пациентам. Очень относятся чутко, с пониманием. Вы понимаете, что нам не настолько нужно, допустим, лекарства, которые нам выписывают, сколько вот именно то, что к нам относятся врачи с такой бережностью. Вот если, допустим, я не получила вовремя лекарства, обязательно мне позвонят и сообщат о том, что вы должны обязательно получить лекарства, прийти и обследоваться, то есть сдать анализы, а также сделать кардиограмму. Вы понимаете, это именно евростандарт, я считаю, и не только потому что здание само красивое».

Не все жители Варницы довольны таким наплывом пациентов, некоторые находят причины для критики.

«Народу многовато, но в остальном очень даже хорошо».

Свободная Европа: Как вы относитесь к тому, что подобные проекты предусмотрены и для приднестровцев, а не только, скажем, для жителей Варницы, Молдовы в целом?

«Да, они такие же люди, как и мы. Если мы едем в город, нас никто оттуда не гонит, принимают нас. Отсюда могут направить в Бендеры, мне дали направление к эндокринологу, здесь у нас его нет. И приняли меня без всякого скандала – всех принимают».

Свободная Европа: Это ближе, чем в Кишинев или Новые Анены?

«Да, ближе».

«Я считаю, что это замечательный проект, ведь когда человек болен, он нуждается в помощи, независимо от того, где живет – в Варнице или Слободзеи».

Свободная Европа: Медицина объединяет два берега реки?

«Да, очень много людей приходят с той стороны Днестра. Ругались, в коридорах всегда была толкотня, негде было сесть, и все были недовольны… Сейчас, думаю, все будет хорошо».

«Ничего хорошего. Раньше сюда приходили только жители Варницы, занимали очередь и спокойно дожидались вызова к врачу, а они вот проходят, лезут без очереди и еще шумят. Мы считаем, что если решили расширить это медицинский центр, то сразу надо было построить что-то попросторнее, чтобы не страдали местные жители. А то они приходят ни свет, ни заря, да еще наглеют, чуть ли не в драку лезут».

Свободная Европа: И вы ссоритесь?

«Какое там ссоритесь, отходим в сторону, пусть себе проходят, с ними лучше не связываться. Я не знаю, с чего начался этот кошмарный конфликт, но они всегда будут недовольны, сколько бы ни старался Евросоюз с Молдовой. Русский все повернет в свою пользу».

Свободная Европа: Сколько бы ни инвестировал Европейский Союз?

«Да, они стоят на своем».

Глава делегации Евросоюза в Республике Молдова Петер Михалко, который присутствовал на церемонии открытия новых кабинетов, выразил удовлетворение результатами программы мер по укреплению доверия между двумя берегами Днестра и переменами, которые происходят в населенных пунктах Зоны безопасности. «Сейчас мы рассматриваем возможности и приоритеты программы на следующие годы. Но уже сегодня можем сказать, что действия будут направлены, прежде всего, на улучшение условий жизни, таким образом, сотрудничество между двумя берегами Днестра материализуется в конкретных инфраструктурных проектах социального и культурного назначения».

Европейские партнеры выразили надежду, что деньги, выделенные селам в Зоне безопасности на Днестре, помогут решить приднестровскую проблему и приведут в итоге к реинтеграции Республики Молдова во благо всех ее граждан.

*

Свободная Европа: Открытие моста через Днестр между селами Гура-Быкулуй и Бычок состоялось в субботу, 18 ноября с участием премьер-министра Павла Филипа и главы приднестровской администрации Вадима Красносельского. На церемонии присутствовали главы зарубежных дипломатических миссий в Республике Молдова, в том числе представители посредников и наблюдателей на переговорах по урегулированию приднестровского конфликта, члены молдавского правительства и тираспольской администрации. О предстоящем открытии моста, выведенного из строя во время вооруженного конфликта на Днестре 1992 года, объявили в начале ноября вице-премьер по реинтеграции Георге Бэлан и политический представитель Приднестровья Виталия Игнатьев после очередной встречи офисе миссии ОБСЕ в Кишиневе.

Мост открыт пока для малогабаритного автотранспорта, для грузоперевозок станет функциональным через месяц. В течение этого периода эксперты будут наблюдать за техническим состоянием моста. И это часть автомагистрали M14, которая связывает города Брест, Кишинев и Одесса.

Но, по всем признакам, открытым пока остается вопрос контроля моста, расположенном в Зоне безопасности. Приднестровские СМИ сообщают, что в районе села Бычок, на левом берегу Днестра в зоне, контролируемой приднестровской администрацией, уже размещены представители таможенных и миграционных органов, а также приднестровские пограничники.

В пресс-релизе молдавской делегации в ОКК уточняется, что продолжаются еще переговоры по работе контрольных постов вблизи моста и что очередное обсуждение этого вопроса состоится 23 ноября.

Свободная Европа: Наш корреспондент в Тирасполе Карина Максимова обсудила вопрос с директором Тираспольской школы политических исследований Анатолием Дируном.

Анатолий Дирун
Анатолий Дирун

Свободная Европа: Открытие четверть века неработающего моста — это символичный политический прорыв, шаг, продиктованный экономической целесообразностью или что-то еще?

Анатолий Дирун: Прежде всего, это большая неожиданность в самом прямом смысле этого слова, поскольку ничто не указывало на то, что этот вопрос может быть разрешен в этом году. Не было никаких предпосылок, шли рутинные переговоры с традиционным пакетом требований одной стороны к другой, второй стороны к противоположной. Но мы видим, на протяжении этого года ситуация начала меняться за счет тех кардинальных региональных изменений позиции Киева с лета 2014 года. Весь этот год были сигналы о том, что Приднестровье готово договариваться, но есть некие «красные линии» — это я фактически цитирую главу Приднестровья – за которые Приднестровье выходить не будет. И весь этот период до объявления об открытии моста, до такого политического решения Тирасполя, мы могли наблюдать, как тяжело идут переговоры по таким, очень острым для Приднестровья вопросам: это автомобильные номера, нострификация дипломов о высшем образовании, хотя казалось, что вот-вот где-то что-то будет как-то разрешено. И в этой связи можно предположить, чтобы придать динамику переговорному процессу, найти дополнительный компромисс с помощью международных посредников, Приднестровье предприняло такой шаг – заявило о готовности открыть мост, который, действительно, был закрыт 25 лет. А последние 15 лет был активным предметом торга между Тирасполем и Кишиневом.

Свободная Европа: Станет ли это катализатором созыва встречи переговорщиков в формате «5+2», и не просто формальной встречи, а результативной?

Анатолий Дирун: Я полагаю, что встреча состоится, и открытие моста – это подтверждение того, что стороны конфликта, страны-гаранты и посредники – все удачно поработали. По сути, на политическом уровне, в формате «5+2» — это и будет подтверждением той активной работы, связанной с успешным открытием моста. Если вспомнить, то весь год Приднестровье говорило о том, что необходимо собрать формат «5+2», и на этой площадке Приднестровье хотело заявить о тех проблемах, которые его беспокоят, связанные с совместными молдо-украинскими постами. Австрийское председательство говорило о том, что нужна конкретная договоренность. Сейчас мы эти практические шаги увидели. По сути, сбор этого формата «5+2» будет таким политическим усилением договоренностей между сторонами. То есть, в этом отношении выигрывают все: Кишинев, Тирасполь, страны-гаранты, посредники – все собираются, чтобы заявить об успешно проделанной работе.

Можно предположить, что в ходе этой форматной встречи будут подняты и получат развитие вопросы, по которым были достигнуты компромиссы. Ну, например, по автомобильным номерам. Мы не говорим сейчас о том, что открытие моста сопровождалось какими-то условиями со стороны Тирасполя, но как минимум, такие пожелания, предполагаю, озвучивались. И это, действительно, показывает, что Приднестровье открыто к диалогу, что Приднестровье идет на компромисс. Но в каких-то принципиальных для себя вопросах, предположим, что это автомобильные номера, Приднестровье хочет видеть такие же шаги навстречу, такой же компромисс со стороны Кишинева. Но это, повторюсь, только предположение, посмотрим, что продемонстрирует суровая действительность.

Свободная Европа: В последнее время заметно ослабление приднестровского рубля и укрепление молдавского лея по отношению к американской валюте. Совсем скоро может случиться, что стоимость лея и местного рубля будет одинаковой. Появились слухи, что таким образом совсем скоро Приднестровье будет переведено на расчеты в леях. Это миф или есть какая-то реальная почва для таких утверждений?

Анатолий Дирун: Я думаю, что это мифологема. Речь идет о стабилизации позиции приднестровского рубля. Думаю, это очевидно, когда ты находишься в окружении иных экономик, ты не находишься в изолированном состоянии. Баланс по ценообразованию должен быть, как минимум, на уровне твоих соседей. И уже за счет других макроэкономических финансовых инструментов ты можешь искать дополнительные возможности для своей экономической привлекательности. Ведь если мы вспомним, условно говоря, период пятилетней давности – тогда жители Молдовы приезжали в Приднестровье за продуктами питания. Приезжая в магазины «Шериф», они, так сказать, делали длинные чеки. В последние пять лет за счет сдерживания роста курса приднестровского рубля мы увидели иную картину – на фоне ситуации в Украине и девальвации, пусть и небольшой, молдавского лея – продуктовый туризм со стороны приднестровцев начал набирать обороты. И сегодня, конечно, это очень болезненное решение для Приднестровья – выравнивание курса приднестровского рубля по отношению к уровню региональных валют. Но это решение во многом закономерно. Хотя, если говорить конкретно о Приднестровье, то здесь еще можно дискутировать, насколько можно было и обоснованно опускать рубль до предельной планки валютного коридора в 15,5 — приднестровских рублей за американский доллар. Но это другой вопрос.

Свободная Европа: директор Тираспольской школы политических исследований Анатолий Дирун.

Наши корреспонденты спросили жителей Тирасполя и Бендер, как они оценивают открытие моста через Днестр между селами Гура-Быкулуй и Бычок:

– Должно быть что-то хорошее, я думаю. Перемирие, проезд… Для людей, для всего – это хорошо.

– Ничего хорошего, мне кажется, это не даст. Молдаване начнут свое опять, и мы опять будем, как в клетке. Нам условия свои будут ставить, нам это уже отсюда видно. Еще не начали ездить, но будут и наркотики, будет все. И вечно виновато Приднестровье. Проходили – знаем. Сама молдаванка, но с молдаванами не согласна. Честное слово.

– Передвигаться легче будет людям, тем, кто там рядом живет, в этой местности. Не знаю…

– Какая-то выгода будет от этого. Я как-то даже не задумывалась, я слышала отдаленно, что мост будет… Если будет – значит, будет какая-то выгода. Значит, это нужно.

– Жители получат более короткий путь, экономия бензина, удобства. Это замечательно.

– Лучше будет общение с Молдовой и с нашими. Конечно, надо, а как же? Как это – не надо? Потому что один народ, так я думаю.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

**

Свободная Европа: В ноябре Свободная Европа представила четыре документальных фильма о правах человека в Приднестровье. Проект называется «Побег из Приднестровья» и реализован при поддержке посольства США в Республике Молдова. Автор фильмов – наша коллега Евгения Погор. Это четыре истории о людях, которые по той или иной причине бежали из Приднестровья. Послушаем аудиоверсию фильма «Побег из Приднестровья» — сегодня это история военного корреспондента Льва Розенберга.

Лeв Розенберг — журналист из Приднестровья, во время войны 92-го года он писал для молдавских и зарубежных информагентств, позже эмигрировал в Германию из-за угроз в свой адрес со стороны тираспольских властей. Он был неудобен режиму, в том числе потому, что опровергал ложь местной пропагандистской машины о предполагаемых преступлениях Кишинева, например, «новость» о «расстреле целого класса выпускников».

Лев Розенберг: Меня зовут Лев Розенберг. Я родом из Тирасполя. Там родился, прожил большую часть жизни и учился там. Потом только уезжал, когда учился в институте в Ленинграде, на инженер-электрика закончил, и еще год служил в армии на Украине. А так все годы, вплоть до конца 95-го, там жил, работал на заводах Тирасполя. В конце 80-х, когда начался развал, распад, уже стали появляться мысли об эмиграции. Но так получилось, что я «из физика в лирики», то есть пошел в журналисты, начал работать на солидные информационные агентства, российские, западные. Ну и, вы знаете события известные, приднестровский конфликт, потом война, там я оказался в гуще событий, поэтому еще несколько лет остался там с семьей. Хорошо зарабатывал, но опасность была очень большая. Причем я осознал эту опасность только уже через много лет, когда эмигрировал.

Побег из Приднестровья: военный корреспондент
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:12:28 0:00

Свободная Европа: В 90-е годы Лев Розенберг был специальным корреспондентом в Приднестровье информагентств и газет Республики Молдова, России, Украины, Франции и Израиля.

Лев Розенберг: Я до конца 95-го года мог еще там продержаться, и только потому что у меня была, как сейчас говорят, «крыша» - защита в виде не только международных миссий, ОБСЕ, дипломатов из разных посольств и правозащитных организаций, у меня были друзья в командовании российской армии, то есть, генерал Лебедь и Бергман, которые как бы меня прикрывали. И хотя я был с ними разных политических взглядов, они уважали мое мнение и мне было к кому обратиться за помощью – у меня были угрозы очень серьезные. В первую очередь, конечно, со стороны приднестровского КГБ – МГБ называлось. Угрозы были даже от министра госбезопасности Антюфеева, вплоть до того, что меня, так сказать, угрожали убить или просто я пропаду – как, знаете, история Гонгадзе: пропал человек, а потом нашли его, только отдельно голову, туловище... Вот и мне так угрожали. Но, сам не ожидая от себя, от тех угроз мои репортажи только острее становились. То есть, добились обратного результата.

Почему неприятны были особенно приднестровскому руководству мои статьи? Не потому, что где-то в западных информационных агентствах, а потому, что у меня был выход на российские медиа. Приднестровье, как ориентированное на Россию, больше всего интересовало, что российская пресса пишет. Они изображали себя прямо борцами за права человека, что у них свобода слова, все намного лучше, чем в Молдове. А я писал то, что они скрывали, и, естественно, им это не нравилось. Разоблачение всех этих якобы военных преступлений во время войны, эти всякие фэйки, как сейчас говорят – что расстрелян выпускной класс, убиты дети в детском саду и так далее. Это все я разоблачал и, естественно, им это не нравилось. Поэтому и угрожали.

Свободная Европа: В июне-июле 1992 года, во время вооруженного конфликта на Днестре, Лев Розенберг писал о событиях в Бендерах.

Лев Розенберг: Главная липа в массмедиа российских была про «разрушенный город Бендеры». Там назывались дикие цифры, тысячи убитых, причем женщин, детей. Я ходил по моргам, по больницам, считал убитых – оказались цифры на порядок ниже. И детей там вообще не видел, ни даже раненных. Было, конечно, несколько человек, случайной пулей, но целенаправленных убийств не было. Потому что когда армия входила – молдавская с волонтерами – в Бендеры, у них была беспорядочная стрельба. Люди не обучены, стреляли по любому, что там бегало, поэтому и погибали. Но основная масса… Я помню хорошо, когда смотрел трупы, конечно, это все неприятное зрелище, там были мужчины призывного возраста, явно из этих вооруженных формирований. Они не были в форму одеты, форму тогда мало кто носил, но я узнавал их – кеды, их основная обувь, и камуфляжная одежда. И я знал, что это не просто мирные мужчины.

Свободная Европа: Чтобы обезопасить себя, он подписывал статьи разными псевдонимами.

Лев Розенберг: Но это меня не спасало. Во-первых, они стиль мой вычисляли. Стиль я менял, я просил жену писать… то есть пересказы моих статей, просил моих друзей… Все равно они вычисляли. Потому что ту информацию, что я давал, могли получить в Приднестровье только два человека: я и Анатолий Холоднюк (корреспондент Свободной Европы – прим. ред.) Регион небольшой, журналистов раз-два и обчелся – имею в виду настоящих журналистов. Насчет передачи информации в другие города и страны это была проблема, тогда не было интернета, и я, естественно, остановился на единственном средстве – телефоне. Телефон мой, конечно, прослушивался, причем прослушивался двумя службами: и приднестровской и российской армии. Поэтому я все основные сведения передавал либо с телефонов друзей, родственников, либо с центрального пункта, либо приходилось ехать в Кишинев или через кого-то передавать. А по телефону я больше дезинформации давал. Я знал, что прослушивают – пускай слушают.

Но с угрозами мне пришлось предпринять даже такую вещь: я написал так сказать предсмертные письма, несколько экземпляров, они лежали в Кишиневе, Москве, Тирасполе, у Лебедя с Бергманом. Это на случай исчезновения или несчастного случая подстроенного. Грузовик нечаянно наедет, допустим… Писал: виновные – первая фамилия стояла «Антюфеев», рядом еще «Смирнов», и я писал: конкретно вот эти люди виновны в моем исчезновении или смерти. И об этом письме я сообщил заму Антюфеева, полковнику Гудыме, они знали, что такие письма существуют. И я им сказал: «Теперь ваши агенты, шпики, что за мной ходят хвостом, должны меня охранять, не просто следить. Вдруг кто-то нападет на меня такой неконтролируемый, или машина нечаянно наедет, все равно на вас все подумают». Да, вот такой у меня получился обратный шантаж.

Свободная Европа: После угроз в свой адрес, он мог бы попросить политического убежища в любой западной стране, но решил уехать в Германию по эмиграционной программе для евреев.

Лев Розенберг: Своей почтальонше дал, помню, денег, чтобы она мне, когда придет пакет из посольства, лично в руки вручила. Сказал, что потом дам ей еще подарок. Прихожу домой как-то, в почтовом ящике лежит этот пакет, причем раскрытый, даже не заклеили снова. Ясно было, что прочли. Я, помню, пошел на почту, говорю: «Что же вы мне лично в руки не дали? Я же просил, обещал еще дать хорошую сумму…». «А я даже в руках его не держала!». Кто, спрашивается, кинул в почтовый ящик? Ясно, что эти агенты. Но они, наверное, там перекрестились, как мне потом сказал один товарищ, когда узнали, что я уезжаю. Но я все равно втихаря уезжал, через деревню под Тирасполем. Хотя я боялся не столько даже властей, а мафии, которая в отношении тех людей, которые эмигрировали, рэкетом занималась, вымогали деньги. Но у меня была защита хорошая.

Свободная Европа: В 1995 году переехал с семьей в немецкий город Бремен. Вдовец, отец двоих детей, которые живут в том же городе.

Лев Розенберг: Ну, идемте посмотрите район, где я живу. Мне очень нравится, здесь райончик такой уютный, спальный. Здесь все, как говорится, для проживания удобного, комфортного есть, начиная с торгового центра, тут остановки трамвая, автобуса, и зона отдыха шикарная, парки, озеро, спортивные площадки, гольфовские, теннис на траве и т.д.

Лев Розенберг: Почему Германию выбрал я? Она по сравнению с другими странами мне больше понравилась, ну, по сравнению с Штатами – во-первых, близко от Европы, то есть это рядом. Я часто бываю на бывшей родине, Украине, Белоруссии, Прибалтике. Во-вторых, по моему менталитету, что ли, по мировоззрению все-таки Германия с ее демократической системой ближе, чем американская система. Кроме того, здесь сильнейшая социальная защита – то есть человек-эмигрант, приехавший и, как говорится, ни одного дня не поработавший, получает сильнейшую социальную защиту, чего нет ни в Канаде, ни в Америке. Ну и плюс бесплатное образование высшее, причем в престижном вузе – то, что получили мои дети, моя дочка, сын. Хотя, конечно, Америка тоже имеет свои плюсы, как эмигрантская страна, но Германия в этом плане больше выигрывает, потому что они, особенно перед евреями, чувствуя вину за прошлое, стараются ее до сих пор искупать, условно говоря.

Свободная Европа: В Германии Лев Розенберг работал электриком, потом стал писать для еврейских СМИ на русском языке. Сейчас он на пенсии, публикует воспоминания и политическую аналитику на одном из молдавских сайтов.

Лев Розенберг: Конечно, есть минус по сравнению с журналистами, живущими и работающими в Молдове – то, что я не нахожусь в гуще событий, могу только через интернет узнать или через знакомых. Но у меня есть, я считаю, преимущество, что у меня взгляд со стороны. Есть такое выражение: «Со стороны виднее». Поэтому мой свежий взгляд как бы со стороны – он нравится. Потому что, оказалось, мои знания, мой опыт еще актуальны до сих пор в Молдове, поскольку проблема приднестровская до сих пор не решена, она наоборот, по-моему, даже усугубляется. Насколько я знаю, очень мало журналистов молдавских вообще живут и работают в Тирасполе, в Приднестровье, и мало что знают, что там происходит. Это же закрытый регион. Там засекречено, как в советские времена, все что надо и не надо. У меня еще связи есть и в Тирасполе, и в Бендерах кое-какие, от которых я могу получать информацию, сидя дома здесь – по скайпу, например, по телефону, и знать то, чего не знают многие журналисты, живущие в Кишиневе. Эти знания я стараюсь использовать, насколько могу, все-таки большую часть жизни я прожил в Молдове, молдавское гражданство я сохранил помимо немецкого. У меня два гражданства, и, если я могу что-то сделать для бывшей родины – я делаю, насколько это возможно.

Свободная Европа: вы слушали аудиоверсию документального фильма Евгении Погор «Побег из Приднестровья». Все серии можно увидеть на нашем сайте europaliberă.org.

**

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG