Linkuri accesibilitate

Когда и как заработают договоренности Кишинева и Тирасполя?


Рынок в Тирасполе

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Представители Кишинева и Тирасполя, а также международные участники переговорного формата 5+2 удовлетворены результатами встречи, состоявшейся в Вене после полуторагодового перерыва. Когда заработают подписанные протокольные решения и какие выгоды принесут они жителям двух берегов Днестра? Мнения жителей Приднестровья и экспертов с обоих берегов Днестра.

Когда и как заработают договоренности Кишинева и Тирасполя?
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

***

Под занавес первого за последние полтора года раунда переговоров в формате 5+2, состоявшегося 27-28 ноября в Вене, ОБСЕ в очередной раз приветствовала «прорыв», достигнутый за последние две недели в процессе приднестровского урегулирования. «У нас даже больше договоренностей, чем мы надеялись в первой половине года», сказал на пресс-конференции представитель австрийского председательства в ОБСЕ, посол Вольф Дитрих Хайм, имея в виду подписание ряда договоренностей между Кишиневом и Тирасполем накануне венского саммита. 25 ноября представители сторон подписали четыре протокольных решения, которые предусматривают обеспечение нормальной деятельности молдавских школ с преподаванием на румынском языке, обеспечение фермерам из Дубоссарского района доступа к собственным земельным участкам, расположенным за трассой Тирасполь-Каменка, признание дипломов приднестровских вузов и обеспечение фиксированной и мобильной связи между двумя берегами Днестра, а чуть ранее был открыт мост через Днестр в районе сел Гура-Быкулуй – Бычок.

Мост между селами Гура-Быкулуй и Бычок
Мост между селами Гура-Быкулуй и Бычок

Премьер Павел Филип сообщил, что Молдова уже выполнила все внутренние процедуры для применения Соглашения о совместном контроле на границе. На полях форума «Tbilisi Belt and Road Forum 2017» Павел Филип встретился во вторник со своим украинским визави Владимиром Гройсманом, которого проинформировал о том, что Кишинев готов обсудить открытие новых совместных пунктов пропуска на границе. Филип поблагодарил украинскую сторону за открытие в июле первого контрольно-пропускного пункта на приднестровском участке границе в Кучурганах. Это, по словам премьер-министра Молдовы, позволило принять важные решения для процесса урегулирования приднестровского конфликта, в том числе, подписать протоколы между Кишиневом и Тирасполем в сфере образования, телекоммуникаций и сельского хозяйства. Главы правительств также договорились активизировать работу по согласованию текста Соглашения о функционировании Днестровского гидроэнергетического комплекса.

Павел Филип и Владимир Гройсман, 6 октября 2017
Павел Филип и Владимир Гройсман, 6 октября 2017

Следственный комитет Приднестровья объявил в розыск бывшего главу региона Евгения Шевчука, который весной вместе с семьей бежал в Кишинев. Ранее Верховный совет снял иммунитет с Шевчука, в его отношении возбуждено шесть уголовных дел по обвинению в коррупции, нелегальных махинациях, хищении бюджетных денег и удержании 30% зарплат и пенсий. Шевчук считает себя невиновным и говорит, что заведенные дела – это политическая расправа действующей в регионе власти.

80 миллионов евро выделит в этом году Евросоюз Республике Молдова в порядке поддержки проектов развития. Деньги будут предоставлены непосредственно под конкретные проекты, связанные с укреплением гражданского общества, местных СМИ, а также с развитием конкурентоспособной экономической среды и укреплением энергетического сектора. Всего до 2020 года Молдова сможет рассчитывать на финансовую поддержку в размере до 340 миллионов евро со стороны Евросоюза, но окончательная сумма будет зависеть от способности освоения средств. Предусмотренный на этот год бюджет не связан с обещанной Брюсселем макрофинансовой помощью в размере 100 миллионов долларов, отложенной из-за решения Кишинева изменить избирательную систему.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации на нашем сайте europaliberă.org.

***

Свободная Европа: Итак, политические представители Кишинева и Тирасполя подписали четыре протокола, которые предусматривают обеспечение нормальной деятельности приднестровских школ с преподаванием на румынском языке, обеспечение фермерам из Дубоссарского района доступа к собственным земельным участкам, расположенным за трассой Рыбница-Тирасполь, признание дипломов приднестровских вузов и обеспечение фиксированной и мобильной связи между двумя берегами Днестра.

Чуть раньше был открыт мост между селами Гура-Быкулуй и Бычок, взорванный во время войны 1992 года и восстановленный при поддержке Евросоюза и партнеров по развитию Республики Молдова. Этот мост – часть трассы одного из международных коридоров, может способствовать экономическому росту региона. Что выигрывают от подписанных соглашений рядовые граждане? Мы спросили об этом жителей Тирасполя и Бендер:

- Хотя бы мост даже – уже выигрывают. Какие расстояния сокращаются, чтоб не ехать через Бендеры, а напрямую. И все остальное – никак не могли согласовать, от всего выигрывает только население.

- Мне это не надо, я уже отвоевался.

- Наверное, повлияют. Дипломы признают, дорогу открыли – это все хорошо. Свободно передвигаться в Молдову, связь дешевле, потому что дорого в Молдову звонить, вообще-то.

- Конечно! Возможности работать за границей, возможность въехать в Молдову и работать, если будут признаны документы – молодежи будет проще. Я пожелала бы, чтоб рабочие места создавали, чтобы молодежь не уезжала, здесь оставалась. Чтобы культура развивалась молодежная, потому что все уезжают.

- Я думаю, что нет. Я точно ничего от этого не выиграю, не знаю.

- Вы знаете, я в сторону села Бычок не езжу, в Кишинев езжу. Мне кажется, должно все быть открыто, чтоб люди с той стороны к нам приезжали, а мы – к ним. Должна быть свобода. Должны люди ездить – там же родственники все наши, родные. Ну как это? Мы же не живем в Америке, чтобы надо было пересекать океан. Единая была Молдова, должна быть единой, мне кажется.

- Мне кажется, что надо, потому что очень дорого звонить – это вообще. Да, да, да, пусть будет, выиграем. Я ж уже пенсионерка, пенсию надо повысить приднестровскую, чтоб мы не переходили на российскую. Потому что разница-то большая. Если я приму гражданство России, у меня будет на 1000 приднестровских рублей больше пенсия.

- В некоторой степени люди выиграют. Допустим, у меня внучка учится в приднестровском госуниверситете – это уже плюс. Что еще? Нужно взаимопонимание, и чтобы беспрепятственно наши грузы переходили туда, потому что страдают в основном наши предприниматели, и это отражается на экономике. Я думаю, что и передвижение должно быть свободным, без всяких документов.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Когда на практике заработают договоренности подписанные между Кишиневом и Тирасполем? Какие выгоды принесут они обеим сторонам? Получить ответы на эти и другие вопросы моя коллега Валентина Урсу попыталась у бывшего главы внешнеполитического ведомства в непризнанной приднестровской администрации Владимира Ястребчака.

Свободная Европа: Г-н Ястребчак, кто выиграл – и кто проиграл в результате подписания этих документов?

Владимир Ястребчак: Я думаю, что выиграл, прежде всего, здравый смысл, выиграли обе стороны, потому что тот же мост, я считаю, что разблокирование моста в интересах обеих сторон, в интересах населения, которое получает дополнительную возможность для поездок вместо того, чтобы объезжать, скажем так, этот мост.

Свободная Европа: Но контроль все-таки будет, ведь КПП там есть?

Владимир Ястребчак: Контроль, естественно, будет, правоохранительные органы с обеих сторон будут выполнять свои функции, безусловно. Есть требования законодательства у обеих сторон, поэтому контроль, естественно, будет. Насколько мне известно, только за первые полтора дня проехало порядка двухсот машин и уже началось оформление и грузов – в первые же самые дни – которые подлежат таможенному контролю.

По оценкам наших некоторых экономических агентов, сокращение логистики должно было составлять от 10 до 40% стоимости товара, который доставлялся молдавским потребителям. Соответственно, я думаю, что это выгодно и молдавским производителям или продавцам, которые будут осуществлять поставки в Приднестровье.

Свободная Европа: А на практике эти четыре подписанных документа – как они будут действовать?

Владимир Ястребчак: На практике это такие пока еще общие договоренности, потому что практически все они предполагают еще выработку отдельных конкретных механизмов их имплементации.

Свободная Европа: И какой вы видите их имплементацию?

Владимир Ястребчак: Здесь должны, конечно, поработать профильные эксперты, доработать, вернее, профильные экспертные группы, но, на мой взгляд, препятствий быть не должно в том, чтобы найти технические решения. То есть, будут, конечно, определенные сложности с их имплементацией, от этого уйти нельзя – к примеру, в вопросах связи, потому что здесь есть серьезная коммерческая составляющая в данных вопросах, есть, скажем так, транснациональные операторы, которые работают в Республике Молдова, с ними придется решать отдельные вопросы. Надо будет решать вопросы, связанные с финансами, то есть, вот тот миллион, который был уплачен Интерднестркомом.

То есть, по каждому из направлений придется дополнительно решать еще вопросы. Но, к примеру, если взять ситуацию со школами на латинской графике, то там, на мой взгляд, дело будет запущено быстрее, потому что основные моменты прописаны непосредственно в договоренности, в протокольном решении, поэтому что-то можно будет реализовывать напрямую, по другим вопросам потребуется дополнительная работа.

Учение и сопротивление
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:11:42 0:00

Свободная Европа: Что будет с фермерами?

Владимир Ястребчак: С фермерами тоже достаточно сложная ситуация, потому что на каком-то этапе Кишинев не был готов возвращаться к механизму 2006-го года, потому что не все документы могли предоставить. Сейчас было заявлено о готовности вернуться к механизму шестого года, и Кишинев, видимо…

Свободная Европа: Этот механизм – что он предполагает?

Владимир Ястребчак: Ну, там заявительный характер регистрации, то есть это был согласованный механизм.

Свободная Европа: И они должны регистрироваться в Тирасполе?

Владимир Ястребчак: Там было согласовано решение. Несмотря на то, что это был как раз март 2006 года и возникла пауза в переговорном формате «5+2», тем не менее, решение по фермерам успели подписать тогда и Кишинев, и Тирасполь, и наши посредники…

Свободная Европа: Но потом опять начались проблемы?

Владимир Ястребчак: Были проблемы, когда истек срок действия, потому что там был ограниченный период действия, там не было автоматической пролонгации. И потом начались проблемы в связи с тем, что, насколько мне известно, Кишинев, официальная власть, не могли предоставить все документы согласно тому механизму. Там не требуется полноценная, скажем так, процедура регистрации, там есть понятие частичной, что ли, регистрации — тем более, что это будет не столь сложно, потому что многие из тех землепользователей обладают и приднестровским гражданством. Это тоже надо учитывать, поэтому им тоже будет, наверное, проще чем, к примеру, в том же 2006 году, решать эти вопросы.

Земли преткновения
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:13:35 0:00

Свободная Европа: Как вы думаете, следующим шагом может стать выработка статуса для Приднестровья?

Владимир Ястребчак: Я думаю, с учетом того, все-таки, что у нас уже сформированы правовые системы, говорить о том, что кто-то готов обсуждать политические вопросы, пока рано. Я думаю, что тут очень важно идти именно по пути поэтапному, потому что слишком много социально-экономических, гуманитарных проблем для того, чтобы мы, не распутав их, сразу начинали браться за какие-то глобальные вещи. У нас пока хватает таких вот вопросов, это было подтверждено и в ходе венской встречи – то есть, приоритетом остаются социально-экономические и гуманитарные вопросы. Так или иначе, придется сталкиваться с политикой, хотя бы исходя из того, что необходимо все-таки предусмотреть вопросы, я знаю, с гарантиями выполнения того, что мы достигаем и что будем достигать в будущем. Поэтому в какой-то мере, естественно, без политики мы не обойдемся, но переходить к решению глобальных проблем, не решив конкретные, отраслевые проблемы, на мой взгляд, пока преждевременно.

Тем более, что есть, как я уже сказал, правовые системы, по большому счету, с юридической точки зрения, с политико-правовой точки зрения. Конфликт в общем-то урегулирован: в Республике Молдова есть Конституция и закон 2005 года, в Приднестровье тоже есть Конституция и референдум; мы за прошедшие годы ушли с того пути, по которому достаточно долго пытались идти. И последним примером таких согласованных действий можно считать все-таки в значительной степени 2001 год, когда стороны договаривались о гармонизации своих законодательных баз, и в таможенной, инвестиционной и других сферах. К сожалению, дальше соответствующего соглашения 2001 года работа не пошла, и мы все эти годы строили собственные законодательные базы, пытались на основе односторонних решений решать имеющиеся проблемы вместо того, чтобы вырабатывать некое согласованное, третье правовое поле. Пока этого нет.

Свободная Европа: Вы как считаете — приднестровские власти будут настаивать на независимости?

Владимир Ястребчак: У нас пока других решений нет.

Свободная Европа: Почему других решений нет?

Владимир Ястребчак: Потому что у нас других референдумов не проводилось с 2006 года. Последний референдум 2006 года, есть Конституция, поэтому для того, чтобы решение поменять, надо как минимум предыдущее решение отменить. Тот, кто сейчас начнет с ходу говорить об обратном, все-таки это будет нарушителем и законодательства, и референдума.

Свободная Европа: Заметно ли сближение двух берегов Днестра?

Владимир Ястребчак: На мой взгляд, есть прагматизм, которого долгое время не было. Сейчас есть прагматизм и стремление избавиться от тех проблем, которые осложняли жизнь, в том числе осложняли возможную работу по политическому направлению. Сейчас этот прагматичный подход, на мой взгляд, вполне оправдан, и будем надеяться, что он принесет результаты.

Свободная Европа: Эти шаги могут привести к тому, что население левого берега примет участие в парламентских выборах в следующем году?

Владимир Ястребчак: Мы не ставим так вопрос, это индивидуальное дело каждого, здесь мы, естественно, понимаем, что, скорее всего, Республика Молдова не будет открывать участки на нашей территории, видимо, будут какие-то другие механизмы, но это индивидуальное дело тех жителей Приднестровья, у которых есть молдавское гражданство. Посмотрим, все-таки эти соглашения еще надо претворять в жизнь. Посмотрим, как они будут работать, посмотрим, насколько вообще молдавские политические партии попытаются как-то достучаться до приднестровских избирателей, потенциальных избирателей из Приднестровья. Поэтому здесь, я думаю, комплекс взаимосвязанных вопросов. И поглядим, как будет развиваться ситуация.

Свободная Европа: Вы пессимист или оптимист?

Владимир Ястребчак: Я все-таки стараюсь быть реалистом в данном случае, потому что на протяжении практически всех этих лет мало кто думал о том, чтобы каким-то образом приднестровцев привлекать к участию во внутриполитический процесс Республики Молдова. И я думаю, что народ у нас тоже разбирается в происходящем, и понимание того, что…

Свободная Европа: По вашему мнению, там и здесь разные народы?

Владимир Ястребчак: Ну, я думаю, что все-таки у нас за это время выросли поколения, сформировались две идентичности, которые обладают, наверное, уже и разным менталитетом, и разным преставлением о будущем… 25 лет – это поколение.

Свободная Европа: И мы говорим о сближении или…

Владимир Ястребчак: Мы говорим о добрососедстве, по крайней мере, в Приднестровье. А дальше уже как политики смогут договариваться, и насколько будет политическая воля для того, чтобы это добрососедство, может быть, стало чем-то большим. Или, по крайней мере, нам надо ситуацию стабилизировать, а дальше уже…

Свободная Европа: Какова на ваш взгляд экономическая ситуация в регионе? Осложняется?

Владимир Ястребчак: Экономическая ситуация действительно достаточно сложная и предпринимаются шаги для ее стабилизации, к примеру, благодаря предпринятым шагам удалось в какой-то степени обеспечить рост экспорта по некоторым направлениям, за исключением нескольких – по большинству направлений….

Свободная Европа: Экспорт на европейский рынок?

Владимир Ястребчак: В разные страны растет экспорт и в Российскую Федерацию. Наша задача – диверсификация рынка, чтобы не зависеть только от одного какого-то рынка. Да, при общей ориентации на Россию, мы, тем не менее, действительно стремимся сохранить европейский рынок. И в связи с этим мы подтвердили нашу приверженность тем договоренностям, которые были достигнуты с Европейским союзом в конце 2015 года, предприняты конкретные усилия, в том числе по обнулению части таможенных пошлин на товары из Европейского союза. Мы рассчитываем на то, что все-таки сможем договориться еще о некотором переходном периоде уже по отдельным буквально товарным позициям. Есть уже хорошие наработки, и это тоже предусмотрено договоренностями с Европейский Союзом, есть договоренность о – я так понимаю, стороны достаточно близки к протоколу о ветеринарном и фитосанитарном контроле, что тоже неотъемлемая часть этих договоренностей с Европой. Поэтому работа ведется, мы заинтересованы в том, чтобы приобретать новые товарные рынки, не теряя, соответственно, другие.

Свободная Европа: Но об экономическом кризисе речь не идет?

Владимир Ястребчак: Можно говорить вполне об очень сложной экономической ситуации. Смотря что понимать под кризисом, то есть какого-то коллапса, безусловно, нет, но ситуация действительно очень сложная. В значительной степени это связано с масштабным выведением, как говорят наши руководители, валютных средств в 2016 году, до смены власти. Сейчас предпринимаются попытки исправить ситуацию.

Свободная Европа: Вы ждете помощи от Российской Федерации, от Евросоюза или от Кишинева?

Владимир Ястребчак: Мы ждем того, чтобы нам, прежде всего, не мешали. Вот это ключевое для нас.

Свободная Европа: Что значит «не мешали»?

Владимир Ястребчак: Чтобы нам не препятствовали, не создавали дополнительных препятствий для нашей торговли. Мы опасаемся, что таким препятствием могут стать совместные посты на приднестровско-украинской границе, если они в полной мере заработают…

Свободная Европа: Но наверняка это произойдет в будущем?

Владимир Ястребчак: Вопрос в том, нужно ли в такой ситуации, когда наметились конкретные сдвиги по социально-экономическим и другим вопросам, нужно ли создавать дополнительные препятствия откровенно политического характера. Потому что – и, на мой взгляд, это уже все признают – эти посты никакая не экономическая мера, никакая не борьба с контрабандой, это исключительно политическое решение. И то, что оно в полной мере не запущено, это просто, на мой взгляд, пока связано с тем, что еще пока не в состоянии обеспечить присутствие по всему периметру границы. Поэтому наша главная идея – чтобы, прежде всего, нам не мешали; помогать – в общем, мы сами справимся, наши предприятия, если уж они в состоянии осуществлять поставки в Европейский союз, значит, по крайней мере, претензий по качеству, наверное, и по цене у их контрагентов нет. Но опять же, мы заинтересованы в том, чтобы постараться исправлять ситуацию и не зависеть только от какого-то одного рынка. Мы стремимся и сохранять, и развивать разные рынки.

Свободная Европа: Вы верите в европейское будущее Приднестровья?

Владимир Ястребчак: Я верю в светлое будущее для Приднестровья. И хорошо бы все-таки стараться не противопоставлять одно другому

Свободная Европа: В составе Республики Молдова?

Владимир Ястребчак: В добрососедских отношениях с Республикой Молдова. А пока и у Республики Молдова свое законодательство, пока и у нас свое законодательство, поэтому говорить о том, в чьем, в каком составе – давайте пока просто хотя бы наладим нормальный диалог, нормальные контакты и не будем рвать те связи, которые остались. То, что у нас получается сохранять контакты между людьми – это уже хорошо, но надо все-таки подводить и экономические какие-то контакты, и многое другое, а потом уже заниматься более глобальными вещами.

Свободная Европа: Какая роль отводится сейчас России в разрешении приднестровской проблемы?

Владимир Ястребчак: Ну, Россия для нас остается важнейшим стратегическим партнером и в политической сфере, и в экономической сфере, значительная поддержка, действительно, оказывается по линии Российской Федерации жителям Приднестровья, в части надбавок к пенсиям и многое другое…

Свободная Европа: 10 долларов, да?

Владимир Ястребчак: Не только. Помощь Российской Федерации гораздо объемней, существенней, это и возможность использования денег с газового счета и многое, многое другое. Это, в конце концов, и миротворческая операция, т.е. поддержание мира и стабильности. Все это Российская Федерация. Россия также является гарантом и посредником, и мы надеемся, что эта активная и последовательная роль Российской Федерации будет продолжаться.

Свободная Европа: Мнение бывшего политического представителя Тирасполя Владимира Ястребчака.

***

Свободная Европа: Главный редактор издания NewsMaker.md, журналист Владимир Соловьев считает, что неожиданный прогресс в решении ряда социально-экономических проблем между Кишиневом и Тирасполем стал возможным благодаря «теневому олигархическому формату», или договоренностям между лидером Демпартии Владом Плахотнюком и главой холдинга «Шериф» Виктором Гушаном. В интервью моей коллеге Лине Грыу Владимир Соловьев говорил и о региональном аспекте последних событий в процессе приднестровского урегулирования.

Владимир Соловьев: Уже мы слышим первый комментарий заседания формата «5+2» в Вене. Действующий председатель ОБСЕ Себастьян Курц уже назвал эти решения прорывными и сказал, что достигнутые договоренности Кишинева и Тирасполя, которые были зафиксированы в субботу, а также мост, который был 18 ноября открыт через Днестр, – он уже назвал это «самым значительным прогрессом в переговорах за последние десять лет».

​Таким образом, все эти договоренности, которые предшествовали непосредственно заседанию, создали уже сами по себе благоприятный фон для этого формата, который не собирался полтора года – с июня прошлого года. В последний раз встретились в Берлине, зафиксировали договоренности, которые не выполнялись все это время, не могли сдвинуться по этим вопросам. И вот накануне венского раунда переговоров вдруг стороны все порешали.

С одной стороны – «вдруг», с другой – не «вдруг», потому что работа над этим шла все это время, и мост вообще уже много лет пытались открыть, но были пробуксовки по этой теме. А что касается пакета из четырех протокольных решений, который был подписан 25 ноября, то, по моей информации, его планировали подписать еще в июне, но что-то не срасталось.

Что же произошло? Есть мнение, что приднестровским властям пришлось стать сговорчивее. Потому что это диктует экономическая ситуация и бизнес. Дело в том, что в Приднестровье кризис экономический не проходит, он начался примерно одновременно с началом боевых действий на востоке Украины. С Украиной предыдущие власти, Шевчук и Штански, умудрились разругаться. Если вспомнить, как вел себя Игорь Смирнов в предыдущие годы, то Смирнов всегда пользовался такой челночной дипломатией, он появлялся то в Москве, но с Москвой тогда что-то не срасталось, и он ездил в Киев, или его эмиссары ездили в Киев, о чем-то там договаривались… То есть, всегда была какая-то возможность для маневра.

Но при Шевчуке эта возможность исчезла, у них был прямой конфликт с Украиной, был прямой конфликт с Пирожковым, послом тогдашним Украины в Кишиневе, и в общем-то Украина для Приднестровья закрылась. При этом Украина для приднестровской экономики является очень важным партнером, оттуда завозит товары и холдинг «Шериф», который мы можем сказать, что сегодня контролирует все Приднестровье, потому что ставленник «Шерифа» победил на выборах президентских в прошлом году.

Для холдинга «Шериф» отношения с Украиной очень важны – неслучайно там относительно недавно появился пост специального представителя лидера Приднестровья по отношениям с Украиной. Должность занял Владимир Ястребчак, бывший глава внешнеполитического ведомства Приднестровья.

Приднестровье старается наладить отношения, с одной стороны, с Украиной, а заодно, через решения вот этих вопросов, во многом технических, которым придавали политический окрас, – и с Западом, то есть с Европейским союзом.

Из России деньги в Приднестровье в последнее время не поступают, за исключением надбавок пенсионерам приднестровским, никакой финансовой помощи из России в Приднестровье не приходит. Хотя Красносельский и глава приднестровского правительства Мартынов регулярно появляются в Москве, и даже называют сумму, которая им необходима для того, чтобы как-то стабилизировать ситуацию в экономике. Есть мнение, что этот прагматизм появился именно из-за того, что есть необходимость решать каким-то образом экономические вопросы.

Свободная Европа: С экономическими проблемами Приднестровье сталкивается уже давно. Почему именно сейчас дела сдвинулись с мертвой точки?

Владимир Соловьев: С другой стороны, уже можно говорить о том, что в приднестровском урегулировании появился такой теневой формат – вот, есть формат «5+2», есть формат «1+1», когда встречаются политические представители сторон, а есть такой теневой олигархический формат, который сложился.

Это контакты Владимира Плахотнюка, лидера правящей в Молдове Демпартии, с руководством «Шерифа». Мои источники, которым я склонен доверять, говорят, что без влияния этих людей, без влияния холдинга «Шериф» и его владельца Виктора Гушана, с одной стороны, и Плахотнюка, с другой, эти соглашения не могли бы быть достигнуты так быстро и так практически безоговорочно.

Тем не менее, нельзя отрицать, что решение этих вопросов – если они действительно решатся, потому что пока это – подписанные решения, и практических результатов пока нет, есть только зафиксированные обязательства решить эти вопросы, – если они действительно будут решены, то для тех людей, которые проживают на левом берегу Днестра, это действительно станет каким-то выходом.

Потому что известны намерения Украины запретить въезд на свою территорию автомобильному транспорту с приднестровскими номерами, с номерами непризнанной республики. У Украины после 2014 года специфическое отношение к любым непризнанным республикам, и это намерение неоднократно уже озвучивалось, даже назывались сроки, которые пока сдвигаются. Но они не могут, видимо, сдвигаться вечно, поэтому компромиссный номер автомобильный, все-таки, видимо, будет согласован и будет утвержден.

И это значит, что когда Украина все-таки примет решение запретить въезд транспорта из Приднестровья с красно-зеленым флагом на номерах, то люди просто могут лишиться возможности туда уезжать. А я повторюсь – это важное направление не только для «Шерифа», но и для многих людей, которые проживают в Приднестровье, они часто ездят в Украину торговать, отдыхать, к родственникам, и т.д. То есть, и бизнес более мелкий завязан на Украине, поэтому компромиссный номер, который, как говорят, уже согласован, просто остались какие-то детали, если он будет утвержден, он просто предоставит возможность людям продолжать заниматься тем, чем они занимаются, – выживать.

Свободная Европа: Нина Штански нелестно высказалась в соцсетях об этих договоренностях. Она пишет, что Приднестровье как бы сдали, она сочувствует, соболезнует нынешней команде. Почему такая реакция?

Владимир Соловьев: Реакция объяснимая: эти люди были у власти – и власти лишились, но по-прежнему, судя по их комментариям, не оставляют надежд на реванш.

Свободная Европа: Так это «сдача позиций» со стороны Тирасполя?

Владимир Соловьев: Я бы не назвал это сдачей позиций. Переговоры по номерам по тем же, например, начинала еще Штански… Давайте смотреть по содержанию. Вот – мобильная связь. Ее сегодня нет. Это ненормально, когда чтобы позвонить из Варницы в Бендеры нужно платить по международному тарифу – или даже дороже. Решение этого вопроса – это сдача позиций Приднестровья или нет? Наверное, это все-таки просто нормально – решить проблему.

Мобильная связь, которая на сегодняшний день глушится взаимно – в Приднестровье очень плохо ловят молдавские мобильные телефоны, а здесь, на правом берегу, практически не ловится приднестровский мобильный оператор – тоже ненормально. Ведь если мы выезжаем на Украину, то у нас роуминг, и мы со своим мобильным оператором продолжаем оставаться на связи, а в Приднестровье иначе, в Приднестровье это сделать невозможно. Сдача это или нет? Мне кажется, что нет.

Школы молдавского подчинения с преподаванием на латинской графике, которые функционируют в Приднестровье, у которых все время возникали проблемы. Налаживание нормального образовательного процесса в этих школах – это сдача позиций или нет?

Ну, если, наверное, рассуждать в категориях чиновников, которые склонны за что-то торговаться и объяснять это какими-то большими стратегическими интересами, которые мы, обыватели, не понимаем – то, наверное, это сдача. А если говорить с позиций обычных людей, которые ходят в эти школы, учатся или преподают там, которые не могли даже найти учебники, которые вынуждены были оплачивать коммунальные услуги, аренду какую-то завышенную – то решение этого вопроса, по-моему, это просто приведение к какой-то норме отношений между приднестровскими властями и этими школами.

Фермеры, которые являются собственниками земли, которая находится на территории, подконтрольной Тирасполю, и не могут ее обрабатывать. Вернуть возможность эти людям обрабатывать эту землю – это сдача позиций или нет? С моей точки зрения, нет.

Дипломы, которые студенты приднестровские получают в приднестровском университете, они их теперь, после заключения договоренности, смогут апостилировать в Кишиневе. То есть, их юридическая сила будет признана, и эти люди смогут дальше куда-то двигаться, дальше куда-то поступать. Это сдача позиций опять же? Ну, давайте спросим тогда студентов, которые окончили эти вузы, но с этими дипломами дальше не могут никуда двигаться… Вот это, собственно, то, что было подписано.

И мост – наиболее быстрый и удобный путь добраться из Кишинева в Тирасполь, вот эта трасса M14, это действительно удобно и практично, потому что она не проходит по территории населенных пунктов, это значит, что можно ехать по ней быстрее. Она еще в довольно хорошем состоянии, плюс международные партнеры Молдовы обещали, что когда движение основное откроется, они помогут восстановлению этой дороги, то есть они профинансируют ее ремонт. Сдача это или не сдача позиций?..

Можно опять же с точки зрения какой-то внешней политики, каких-то интересов, малопонятных обычным людям, можно говорить о сдаче. Но тогда это будет ракурс не с точки зрения простого человека, обычного человека, которому нужно передвигаться, перевозить товары, заниматься бизнесом, учиться, звонить, обрабатывать землю…

Свободная Европа: Вы упомянули Плахотнюка. Но, с другой стороны, президент Игорь Додон заявил, что это его усилиями и стараниями были достигнуты договоренности…

Владимир Соловьев: Я был на мосту в Гура-Быкулуй – Бычок, и я не видел там президента Додона, я видел там Павла Филипа. Нынешняя система власти в Молдове построена таким образом, что у президента в ней нет никакого веса. Мне не нужно, наверное, напоминать слушателям вашей радиостанции, сколько раз во время возникновения конфликтов между правительством и президентом правительство делало так, что мнение президента, его позиция ничего не значила.

Достаточно вспомнить назначение министра обороны, которое произошло вопреки воле президента Додона, которому просто приделали кнопку «включить-выключить», и на время подписания указа просто «выключили» Додона, подписали этот указ, потом снова «включили».

То же самое и здесь. Да, Игорь Додон несколько раз уже встречался с Красносельским, они обсуждали необходимость шагов, но оформлением этих решений занимается правительство, вице-премьер Бэлан, назначенный Демпартией, и Павел Филип, являющийся заместителем председателя партии. Ну, а рулит, как мы все знаем, этими процессами Владимир Плахотнюк, хотя и не занимает никаких должностей – это тоже ни для кого в Республике Молдова не секрет.

Поэтому Игорь Додон, конечно, говорит, делает заявления, наверняка хочет только хорошего, хочет движения в переговорном процессе, но его влияние на переговорный процесс гораздо меньше того влияния, которое способен оказывать на переговоры Плахотнюк.

Свободная Европа: Вы говорили об олигархическом формате, который, похоже, сейчас выстроился. Может ли этот олигархический формат привести к окончательному урегулированию приднестровской проблемы? Или это все-таки конъюнктурный формат, при котором обеим сторонам более удобен статус-кво?

Владимир Соловьев: Я думаю, что нет, это не конъюнктурный формат, они действительно могли – и договорились – по ряду позиций, причем, если посмотреть на то, о чем они договорились, то Приднестровье действительно сделало очень много шагов навстречу, потому что до сих пор, при предшественнице Игнатьева Штански, стояли насмерть по многим вопросам, и которые школ касались, и которые дипломов касались, и телекоммуникаций, и земель. То есть, реально стояли насмерть и наотрез отказывались отступать.

Здесь произошло движение навстречу. Наверное, оно далось непросто приднестровским переговорщикам, особенно, если учесть, что, в общем-то, Игнатьев был правой рукой Штански, и он сам лично занимался всеми этими процессами при ней. Но, тем не менее, когда подключились те самые влиятельные силы, бизнес-круги – и с одной, и с другой стороны, в лице Плахотнюка и Гушана, тогда уже как бы стало ясно, кто внутри диктует реальную повестку…

Свободная Европа: И они действительно хотят достичь окончательного урегулирования?

Владимир Соловьев: …Я хочу продолжить. Но у них тоже есть свой потолок, выше которого они прыгнуть просто неспособны. Решить вопрос политического урегулирования приднестровского конфликта невозможно без участия посредников и таких игроков, как Евросоюз, Россия и США. Вот тут уже могут дать по рукам. Поэтому здесь самостоятельного движения я не ожидаю.

То есть, как не ожидаю? Кто-то может предложить что-то. А мы знаем, что министерство реинтеграции Молдовы пишет свое видение приднестровского урегулирования уже почти год. Они обещали это представить в начале этого года, но пока этого не произошло. Так вот, предложить-то могут, но принять будет сложно. Поэтому пока внешние игроки не созреют, я убежден, процесс, в смысле окончательного урегулирования, с мертвой точки не сдвинется.

Не могут Плахотнюк и Гушан сделать так, что Россия выведет войска из Приднестровья. Или что Приднестровье согласится войти в состав Молдовы. Просто это – за пределами их возможностей.

Свободная Европа: Очень много говорят о том, что Приднестровье… Ну, может быть, не черная дыра, но место, где отмывают деньги, и так далее. В этом плане бизнес заинтересован сохранять ситуацию такой, какая она есть, с тем, чтобы продолжить свои дела.

Владимир Соловьев: По поводу черной дыры – это еще вопрос, где дыра больше – на правом берегу или на левом. Миллиард украли не в Приднестровье, и 20 млрд долларов отмыли не через приднестровские банки. Так что вопрос «дыр» я бы оставил в стороне, тут можно долго меряться тем, кто «дырее», Молдова или Приднестровье.

Ну, а то, что в сохранении статус-кво заинтересованы те, кто привык существовать в этом режиме, и кто свои капиталы заработал в этом режиме, – наверное, да. Но только договороспособность нынешняя Тирасполя как раз может быть продиктована тем, что ситуация уже далеко не та, какой она была в 90-е годы и начале нулевых, когда «Шериф» действительно оседлал эту волну и, собственно, заработал свои основные капиталы.

Это в тот период происходило. Сейчас кризис в регионе, убыль населения – все это не способствует, я думаю, ведению бизнеса. Ну и, к тому же, в какой-то момент любой бизнес хочет существовать в легальном поле, а не в сером. И тут как бы уже возникает вопрос о гарантиях, и так далее... Но до этого всего, я думаю, еще очень далеко.

Свободная Европа: Главный редактор издания NewsMaker.md Владимир Соловьев.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG