Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Миссия Европейского Союза приграничной помощи Молдове и Украине намерена продлить свой мандат, среди ее приоритетов — содействие в управлении границей и в урегулировании приднестровского конфликта. Приднестровские власти завели пять уголовных дел против бывшего главы региона Евгения Шевчука — по фактам злоупотребления служебным положениям и хищения средств; сам Шевчук бежал в Кишинев. Ситуацию комментируют эксперты из Кишинева, Тирасполя, и жители Приднестровья. Об этом и многом другом — в ближайшие полчаса.

Свободная Европа: Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Бывший глава Приднестровья Евгений Шевчук, который бежал на правый берег Днестра после того, как в Тирасполе в его отношении завели уголовные дела, сообщил, что в его загородном доме в селе Строенцы, у родителей и родных были проведены «незаконные» обыски. Об этом Шевчук написал в своей странице в Facebook. Чуть раньше действующий глава региона Вадим Красносельский заверил, что расследование в отношении его предшественника будет корректным. Шевчук бежал на прошлой неделе на правый берег Днестра, пока в Верховном совете рассматривался вопрос о снятии с него иммунитета для передачи дела в суд. Шевчук себя виновным не считает и утверждает, что глава холдинга «Шериф» «заказал» его убийство. Вице-премьер по реинтеграции Республики Молдова Георге Балан отметил, что в Республике Молдова на Шевчука не заведено никаких уголовных дел, поэтому он может находиться на ее территории.

Решение приднестровской проблемы – один из принципиальных моментов для сохранения и укрепления молдавской государственности, заявил президент Игорь Додон на заседании пресс-клуба, которое состоялось в Голерканах, на берегу Днестра. Додон вновь вернулся к идее федерализации Республики Молдова и заявил, что Тирасполь должен иметь право вето на любые планы присоединения Республики Молдова к НАТО и право на самоопределение в случае, если Молдова изменит свой международный статус, то есть, объединится с Румынией. «Независимость Приднестровья – первый шаг к границе НАТО по Днестру», тогда как объединенная Молдова – гарантия того, что этого не произойдет, - сказал Игорь Додон. Он пригласил представителей Приднестровья в командировки, которые он совершает за рубеж, как на Восток, так и на Запад.

Игорь Додон отозвал проект Стратегии национальной безопасности Республики Молдова, утвержденный в июне 2016 года Высшим советом безопасности страны. Документ был разработан с помощью экспертов НАТО и называл Румынию и Соединенные Штаты Америки главными партнерами Молдовы в области обороны. Президент Додон призвал разработать новую Стратегию национальной безопасности Республики Молдова, «соответствующую государственным интересам, нейтральному статусу, требованиям укрепления государственности и модернизации страны».

Оперативная группа российских войск (ОГРВ) в Приднестровье провела очередные учения по противодействию терроризму. В недавнем исследовании Института развития и социальных инициатив Viitorul эксперт Росиан Василой отмечал, что военные учения в Приднестровье заметно участились во второй половине прошлого года, а часть этих учений проводится совместно с приднестровскими подразделениями. По представленным экспертами данным, в 2016 году состоялось 48 таких учений, большинство из них во второй половине года. За 5 месяцев этого года было учениях проходили 32 раза.

Военнослужащий приднестровского контингента миротворческих сил погиб на посту №7 в Дубоссарах в Зоне безопасности на Днестре. В оборонном ведомстве Приднестровья сообщили, что военнослужащий совершил суицид из-за семейной ссоры. Сопредседатель Объединенной контрольной комиссии от Тирасполя Олег Беляков сказал, что последнюю точку в этом вопросе поставят следственные органы. Кишинев инцидент пока не прокомментировал.

С 1 июля на территории Республики Молдова запрещено передвижение автомобилей, зарегистрированных в Приднестровском регионе, а те, кто не зарегистрировал свои машины, будут иметь право находиться на территории страны не более шести месяцев в году, сообщает Moldpres. В случае несоблюдения законных требований водители рискуют лишится своих машин. Исключение составляют автомобили с приднестровскими регистрационными номерами, принадлежащие предприятиям левобережья Днестра и Бендер, если их водители работают там.

Служба безопасности Украины заявила в субботу, что российские спецслужбы причастны к кибератаке против Украины, целью которой было уничтожить важные данные и посеять панику. СБУ сообщила также, что к кибератаке, которая началась во вторник в Украине и распространилась по всему миру, причастны те же хакерские группировки, которые в декабре 2016 года атаковали финансовую систему, объекты транспорта и энергетики Украины. Киев обвинил в причастности к этой атаке спецслужбы Российской Федерации. Кремль обвинения отверг, назвав их необоснованными.

Достичь высокого роста российской экономики можно только в случае улучшения отношений с западными странами, заявил глава Центра стратегических разработок, экс-министр финансов Российской Федерации Алексей Кудрин. По его словам, «внутренний спрос не вытянет экономический рост России до 3—4%». Он добавил, что России нужно наращивать экспорт других товаров, помимо нефти и газа, если она хочет преодолеть «потерянное десятилетие» и вернуться в первую десятку мировых экономик.

Свободная Европа: Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации на нашем сайте europaliberă.org.

***

Свободная Европа: Европейская миссия помощи на молдавско-украинской границе — EUBAM — была развернута в 2005 году для поддержки двух стран в процессе модернизации пограничного контроля. За 12 лет работы мандат продлевали четырежды. Сколько еще, возможно, будет работать европейская миссия на границе узнаем из материала Аллы Чапай.

Мандат Миссии EUBAM, возможно, будет продлен еще на два года, но окончательного решения еще не принято. Вопрос собираются обсудить во вторник на заседании Консультативного совета миссии в Одессе. Продление мандата важно именно сейчас, когда при поддержке Миссии был введен совместный молдавско-украинский контроль на приднестровском участке границы на КПП Первомайск-Кучурганы, считает эксперт IDIS Viitorul, бывший замначальника пограничной полиции Росиан Василой:

«В случае продления мандата надеемся на более активное участие миссии в процессе мирного урегулирования приднестровского конфликта, учитывая, что за 12 лет совместной работы Молдова и Украина добились значительных успехом на этом направлении. Разумеется, работы еще очень много, но нельзя говорить об эффективном управлении границей в условиях, когда 442 километра этой границы не контролируют конституционные власти».

В период своего четвертого мандата, который истекает в ноябре, Миссия EUBAM частично отошла от решения технических задач по управлению молдавско-украинской границей, постепенно переложив эти полномочия на службы двух стран. Но больше внимания европейская миссия стала уделять укреплению безопасности и усилению контроля на границе, помогать Кишиневу и Киеву в применении технических положений Соглашения об ассоциации и о свободной торговле, в том, что касается менеджмента границ, торговли с Евросоюзом, борьбы с трансграничной преступностью и урегулирования приднестровского конфликта.

Молдова и Украина внедрили комплексные стратегии управления границами, реформировали пограничные службы в соответствии с европейскими стандартами.

Миссией EUBAM был реализован комплекс мер по содействию экономической интеграции приднестровского региона в конституционное поле Республики Молдова, это помогло приднестровским предприятиям воспользоваться преимуществами Соглашения о свободной торговле с ЕС.

Значительно возросло число приднестровских компаний, регистрирующихся на правом берегу Днестра. Если до 2012 гг. ежегодно регистрировалось около 150 фирм, то за пять месяцев текущего года их число превысило 800.

Эксперт Росиан Василой отмечает, что за 12 лет работы EUBAM показала себя очень успешной для Республики Молдова и Украины. Но все усилия могут быть сведены на нет, если миссия не получит новый мандат. Росиан Василой говорил и о том, что следует предпринять официальному Кишиневу в случае, если ЕС решит завершить миссию:

«Учитывая сложившуюся ситуацию и сотрудничество с Украиной, необходимо установить четкий мониторинговый механизм на приднестровском участке границы. Сегодня это возможно. Но как поступает Кишинев? Пример с электроэнергией отбрасывает нас назад. Очевиден общий интерес по обеспечению безопасности на этом участке границы, а Молдова возобновляет контракт с кучурганской ГРЭС, тем самым открыто финансируя приднестровский режим. Сейчас Молдова и ее власть на перепутье. Что перевесит? Национальные или корыстные интересы определенных сил? Очень надеюсь, что мандат миссии будет продлен».

Еще в начале этого года EUBAM довела до сведения Еврокомиссии собственную позицию относительно продления мандата. Миссия намерена сосредоточиться в основном на трех направлениях: менеджмент границы, предотвращение преступности и дальнейшее участие в мирном урегулировании приднестровского конфликта.

Свободная Европа: В Приднестровье самой резонансной новостью на прошлой неделе стало лишение неприкосновенности бывшего лидера региона Евгения Шевчука, в его отношении открыто пять уголовных дел, его подозревают в злоупотреблении служебным положением, хищениях в особо крупных размерах, причастности к контрабандным схемам. Евгений Шевчук покинул регион. Он подтвердил в соцсетях, что находится в Кишиневе. И заявил, что в Приднестровье его собираются убить по заказу владельца холдинга «Шериф» Виктора Гушана, а уголовные дела против него назвал «политической местью». После поражения Шевчука на выборах в декабре прошлого года власть перешла к Вадиму Красноселському, на первый взгляд — мирно и спокойно, хотя предвыборная борьба между двумя основными кандидатами была бурной — Красносельский угрожал Шевчуку тюрьмой. Высокопоставленные российские чиновники, тогда подчеркивали необходимость мирной передачи власти, вице-премьер Дмитрий Рогозин призывал Красносельского не преследовать Шевчука, и не допустить дестабилизации ситуации в регионе.

Представители официального Кишинева сообщили, что в отношении бывшего приднестровского лидера на правом берегу Днестра нет уголовных дел. Лина Грыу обсудила эту историю с руководителем Бюро по реинтеграции Георге Баланом.

Свободная Европа: Общественность активно обсуждает новости о Евгении Шевчуке. Это и снятие депутатского иммунитета с бывшего лидера Приднестровья, и его бегство из Тирасполя в Кишинев. Первый вопрос: как вы полагаете, в данном случае речь идет о правосудии, или же это – сведение счетов между приднестровскими группировками?

Георге Балан: Во-первых, когда речь идет о Приднестровье, следует разделять население и бизнес региона, которые вынуждены выживать в условиях замороженного конфликта, от администрации Приднестровья, которая снимает сливки с неурегулированности конфликта.

Именно власть там пользуется полной бесконтрольностью на границе, возможностями для контрабанды, трафика и других явлений, сопутствующих неурегулированному конфликту. Разумеется, во время мандата бывшего лидера Приднестровья произошел целый ряд нарушений разного порядка, и определенное количество денег там было расхищено тем или иным образом. Отсюда и повышенный интерес отдельных группировок региона к этой должности; этим же и объясняется желание молдавских властей разрубить этот узел и покончить с обогащением за счет населения региона.

Какие основания были лишить Шевчука неприкосновенности и открывать уголовные дела – мне сложно сказать, потому что эти действия предпринимаются непризнанной администрацией приднестровского региона. Но если нарушения выявят наши следственные органы, то уголовное преследование можно возбудить в отношении любого жителя региона в целях защиты законных интересов граждан нашей страны.

Свободная Европа: Евгений Шевчук подтвердил в соцсетях, что он находится в Кишиневе. Его часто видят в центре города, там, говорят, у него есть квартира, где он живет вместе с супругой бывшим политическим представителем Тирасполя на переговорах по приднестровскому урегулированию Ниной Штански. Собирается ли Кишинев вмешиваться в ситуацию или предпринимать какие-то меры?

Георге Балан: По крайней мере сейчас насколько мне известно, в отношении Шевчука не заведено никаких уголовных дел на территории Республики Молдова, соответственно, нет никаких препятствий для его нахождения на территории страны. Вместе с тем, и его свободу перемещения нет причин ограничивать, так как в Молдове основные права человека соблюдаются. В случае, если появятся доказательства его вины, или на него будут заведены дела соответствующими органами, последуют все необходимые в этих случаях мероприятия.

Если говорить о праве его нахождения на территории страны, то надо учесть, что приднестровский регион является частью Молдовы. Соответственно, место нахождения Шевчука – в Тирасполе или Кишиневе – не меняет ситуацию. Тирасполь – такой же город Республики Молдова, как и Кишинев.

Г-н Шевчук может владеть собственностью в Кишиневе, и это еще одно доказательство того, что в нашей стране не было никаких действий лишь потому, что кто-то в какой-то период занимал определенную должность, или проживал в определенном районе страны.

Только при наличии доказательств нарушения основных прав и свобод человека, или совершения каких-то преступных деяний, – только в этом случае власть, в пределах своих полномочий, может отреагировать. Но это уже не входит в мои полномочия переговорщика.

Свободная Европа: Г-н Шевчук и его супруга Нина Штански обладают молдавским гражданством?

Георге Балан: Насколько мне известно, г-н Шевчук обладает и гражданствами других стран, кроме Республики Молдова. Что же касается его супруги, то, предполагаю, она – гражданка Республики Молдова.

Свободная Европа: Вице-премьер Георге Балан, глава Бюро по реинтеграции Республики Молдова.

Свободная Европа: В кишиневских СМИ, соцсетях бурно обсуждают эту историю. Особое внимание комментаторы обращают на неестественность ситуации, при которой бывший лидер самопровозглашенного режима вынужден искать убежище в стране, которую довольно жёстко критиковал прежде.

Политический аналитик из Кишинева Оазу Нантой считает, что Евгений Шевчук бежал на правый берег Днестра, потому что уверен в том, что его защитит действующая здесь власть, с которой он вел сомнительные дела в период, когда был главой региона.

Оазу Нантой: Конституция Республики Молдова, ее вторая статья, гласит, что узурпация государственной власти является тягчайшим преступлением против народа. И левобережцы – Игорь Смирнов, Евгений Шевчук, Красносельский, которые провозглашают себя президентами, а также все остальные – депутаты, министры – они соучастники узурпации государственной власти. Бегство Евгения Шевчук на правый берег Днестра говорит о том, что здесь, на правом берегу, у него есть партнеры по бизнесу, под крылом которых он надеется найти защиту. Потому что во времена г-на Шевчука появилась компания «Энергокапитал» в Тирасполе, с одним только сотрудником, которая всего через три дня после регистрации получила в НАРЭ лицензию на поставку электроэнергии по свободным ценам на правый берег Днестра, и другие схемы заработали… И, согласно источникам, близким к кремлевским кругам, в течение четырех лет Шевчук украл минимум 130 миллионов евро. Вот кто такой Евгений Шевчук, который бежал на правый берег Днестра в уверенности обрести здесь защиту.

Это событие, с одной стороны, демонстрирует, какого рода конфликт имеется у нас – это, по сути, грязный бизнес, построенный на судьбе простых людей обоих берегов Днестра. И, в то же время, это конфликт, который показывает, что кишиневское руководство является соучастником этого процесса деградации государства на фоне неурегулированности так называемого приднестровского конфликта.

Свободная Европа: Мнение политического аналитика из Кишинева Оазу Нантоя.

Свободная Европа: Как отреагировали жители Приднестровья на побег их бывшего лидера – попытались выяснить наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах:

– Лично я, например, сейчас в недоумении. Потому что мы и тогда не знали ничего. Я лично в недоумении, честно. Сейчас Шевчук вор, то-се… Я в шоке просто. Мы-то не знаем. Мы не будем знать и дальше, что было…

– Раньше не было возможности, сейчас есть возможность, потому и расследуют. Раньше кто им запрещал? Сам президент все закрывал, как я понимаю. Он все секретил. Конечно, правильно, я считаю. Если это даст какой-то результат, конечно. Как Красносельский сказал? Вор должен сидеть в тюрьме. Вот и все.

– Мы и про Смирнова ничего не знали тоже. А когда спросили его, где деньги в Сбербанке, он сказал: «Не знаю».

– Когда у Смирнова спросили, где золотой запас, он сказал: «Я не знаю». Он что – дворником у нас был? Кем он был, что он не знает? Все знают, президенты знают, а он не знает. Потому что воровство сплошное, да и все. Выявляется – о-па, обворовал. И кому доверять – не знаешь.

– Не знаю, я не следователь, я не работник прокуратуры, я не могу это оценить, определить. Раз завели дело, значит, нашли что-то такое, да? Нужно искать какую-то справедливость, чтобы в самом деле нашли причину всего этого, обнищания нашего Приднестровья.

– Как сказал Путин, воры должны сидеть в тюрьме. Так что пускай всех пересаживают, которые обобрали людей, а сейчас убежали. И им ничего не будет. Надо пожестче к ним относиться нашему избранному президенту. Моя точка зрения такая.

– А что от этого изменится? Если даже и будут что-то делать. Я не думаю, что что-то изменится. Воровство было во все времена, было и будет. Власть – они свои условия диктуют, я считаю так, они по своим правилам как бы живут. Про крестьян они не очень думают. В свое удовольствие живут. А про людей они не думали во все времена, и тогда не думали, и сейчас.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

Свободная Европа: Директор тираспольской Школы политических исследований, политический аналитик Анатолий Дирун заявил нашему корреспонденту Карине Максимовой, что одним из последствий преследования Шевчука может стать раскол и поляризация общества в Приднестровье.

Анатолий Дирун: На самом деле внимательному наблюдателю, кто знаком с внутренними политическими событиями, которые происходят в Приднестровье, то, что было озвучено, не является чем-то новым. Те факты, которые озвучил прокурор республики на сессии Верховного совета о тех нарушениях, выдвинутых против второго президента Приднестровья, они на самом деле проходили рефреном сквозь всю избирательную кампанию сначала в Верховный совет, а затем и президентскую избирательную кампанию. Поэтому можно сказать, что на сессии была поставлена логическая точка, которая оформилась в пяти обвинениях по этим уголовным делам. Поэтому, с одной стороны, ничего нового не происходит.

Вопрос заключается, на наш взгляд, в другом – что впервые в истории Приднестровья главе государства, второму главе государства предъявляются обвинения, и нельзя не обратить внимание, что обвинения предъявлены таким образом, что, собственно говоря, с точки зрения медийного восприятия, как-то тяжело говорить о презумпции невиновности. То есть, с одной стороны мы говорим, что должен суд окончательно поставить точку, а с другой стороны, вся информационная составляющая выстроена так, что, собственно говоря, да и суда не суда, уже как бы понятно, кто виноват.

Меня эта ситуация настораживает, прежде всего, с позиции консолидации общества, потому что мы закончили избирательную кампанию в очень разбалансированном состоянии. Понятно, что на выборах есть сторонники одного, противники другого, но затем задача, в принципе, власти заключается в том, невозможно добиться успеха в социальной сфере, в экономике, если общество не будет консолидировано, и эта консолидация не будет проявляться, прежде всего, в доверии к органам власти. А доверие складывается из реальных, конкретных дел. На сегодняшний день такой кредит доверия к власти существует, он показан, и то, что были выдвинуты обвинения, на мой взгляд, люди ждут не только этого, они хотят понять, как будет развиваться республика, насколько быстро стабилизируется ситуация, что будет происходить в области занятости, потому что больше приходят новостей о сокращении рабочих мест в разных сферах экономики. На наш взгляд, это по-настоящему людей волнует.

Что касается уже предъявленных обвинений, скажу еще раз, что, конечно же, с имиджевой точки зрения однозначно Приднестровье здесь понесет урон, уже понесло урон, потому что нетрудно себе представить, судя по заголовкам тех новостных лент информационной повестки, на Украине и в Молдавии, как наши соседи, просто испытывают колоссальное удовольствие от того, что происходит в некогда таком монолитном и консолидированном пророссийском Приднестровье.

Поэтому можно об очень многом говорить, но если такие обвинения уже предъявлены, значит, надо предпринимать какие-то меры, чтобы действительно это дело было как-то доведено до конца. А так эта вся история, скорее всего, превратится в такую долгоиграющую пластинку, с которой можно тактически заработать дивиденды путем каких-то уголовных дел, но путем уголовных дел нельзя консолидировать общество.

Свободная Европа: Распространение такой сенсационной информации именно сейчас – может ли это быть попыткой отвлечь население от серьезных текущих экономических проблем?

Анатолий Дирун: Ну, эта точка зрения имеет право на существование. Я в большей степени это расцениваю как завершающий этап той избирательной кампании, того политического противостояния, которое у нас длится с момента президентских выборов. С одной стороны, конечно, можно сказать, что это нормальная политическая практика, когда происходит консолидация, укрепление власти новой команды. С другой стороны, я не могу выразить полную уверенность в том, что данная мера будет как-то способствовать экономическому росту и повлияет на динамическое развития в области экономики для Приднестровья. В то же время, прокуратура сделала свое дело, они провели расследование, предъявлено пять обвинений. Теперь, по законам жанра, это должно быть все доведено до конца.

Свободная Европа: Нынешние внутриполитические события в Приднестровье каким-то образом отразятся на возможности возобновления переговорного процесса по приднестровскому урегулированию?

Анатолий Дирун: Я надеюсь, что все-таки последствия этого дела не скажутся на позициях Приднестровья в переговорном процессе. Но нужно также четко отдавать себе отчет, что любая внутриполитическая дискуссия с жесткой поляризацией мнений по данному вопросу не может не сказаться не внешнеполитических позициях республики. Но когда наше министерство иностранных дел убеждает наших партнеров и коллег на протяжении, как минимум, последних пяти-шести месяцев о необоснованности и опасности установления совместных постов и отвергает все обвинения молдавской стороны, что якобы через приднестровский участок проходит некая контрабанда, конечно же, на этом фоне когда выходят депутаты Верховного совета и сами заявляют о том, что факты контрабанды не просто имеют место быть, а в них обвиняется высшее политическое руководство Приднестровье – конечно же, нужно отдавать себе отчет, что этими аргументами будут пользоваться и наши партнеры и принимать их во внимание. Надо ответить себе, так чего мы добиваемся в этом отношении? Конечно же, последствия будут, но я все-таки надеюсь на профессионализм, на здравый смысл, что, возможно, эти последствия будут купированы, и мы сможем выйти из этой ситуации, сделав определенные выводы.

Свободная Европа: Как бы вы прокомментировали заявления Игоря Додона — о единой Молдове, в которой Приднестровью может быть отведен особый территориальный статус, но при общих банковской и судебной системах?

Анатолий Дирун: На наш взгляд, основная проблема наших молдавских партнеров заключается в том, что они смешивают два понятия. Для молдавской стороны главной задачей – они, собственно говоря, это и не скрывают – является так называемая реинтеграция, объединение страны. Приднестровская сторона на сегодняшний день не видит и не понимает, с кем объединяться, ради чего объединяться. И когда говорят, что мы, собственно говоря, все можем отрегулировать, кроме судебной системы, банковской системы и общей границы – значит в сегодняшней ситуации ставить телегу впереди лошади. Сегодня об общем государстве как таковом вообще, как бы речь даже не стоит. По одной простой причине – уровень доверия между сторонами находится на нулевой отметке. Нужно отталкиваться от того, чтоб выстраивать такую систему взаимоотношений, чтобы повышать этот уровень доверия. И на практике, конкретными делами показывать, что процесс сближения берегов друг к другу должен происходит взаимовыгодно.

И с этой точки зрения нужно понимать, что Приднестровье на сегодняшний день выстроило свою государственность и не понимает, в какое государство, по мнению уважаемого Игоря Николаевича мы, собственно говоря, должны вливаться и о чем разговаривать. На сегодняшний день у самих молдавских партнеров нет даже плана, который можно было бы даже обсуждать с политической точки зрения. А те планы, которые публикуют эксперты, близкие к определенным политическим силам и организациям, они ничего, кроме неприязни, не вызывают.

Поэтому нужно молдавским партнерам сначала определиться, какое же они государство хотят построить и предложить для Приднестровья. А пока такого определения нет, давайте решать те проблемы, которые и Кишинев, и Тирасполь в состоянии решить – и эти проблемы как раз и должны стать той основой, фундаментом для того, чтобы повышать уровень взаимодействия и доверия между сторонами.

Свободная Европа: Директор тираспольской Школы политических исследований, политический аналитик Анатолий Дирун.

Свободная Европа: Политический аналитик Эрнест Варданян считает, что снятие иммунитета с бывшего главы Приднестровья Евгения Шевчука – это месть со стороны его противников. Однако это не исключает возможности того, что Шевчук действительно виновен в хищении средств, в том числе из выделенных Россией денег, что в некоторой степени объясняет отсутствие реакции со стороны Москвы в этой ситуации.

Свободная Европа: Как вы полагаете, то, что происходит в Тирасполе – это процесс правосудия или сведение счетов между конкурентами в борьбе за власть?

Эрнест Варданян: Я твердо уверен: то, что происходит сегодня в Приднестровском регионе – это смесь политической борьбы, даже политической мести и акта правосудия.

Потому что, с одной стороны, были выявлены многочисленные нарушения и противоправные действия в управлении финансовыми средствами в Приднестровье, различные сомнительные операции в период, когда у власти находился Евгений Шевчук.

С другой стороны, мы стали свидетелями жесткой борьбы осенью прошлого года, и не только осенью, но и годом раньше, в ходе кампании по выборам в Верховный совет Приднестровья. В последние годы действительно обострилась борьба между командой Шевчука и командой Красносельского, или компанией «Шериф»; кстати, серьезные противоречия между ними возникли еще в 2008-2009 гг. Конфронтация приняла крайне жесткий характер, потому что речь шла не только о каких-то политических вещах, но и о противостоянии на личном уровне.

Свободная Европа: После поражения на выборах говорили, что Шевчуку могут предложить какую-то должность, возможно даже, в аннексированном Россией Крыму. Какой вам видится дальнейшая политическая карьера Шевчука?

Эрнест Варданян: После поражения на выборах – да, активно обсуждалась его карьера в Крыму с помощью Российской Федерации или непосредственно г-на Рогозина. Но этого не произошло.

Шевчука часто видели в Кишиневе – на улицах, в ресторанах, все было прекрасно, ничего плохого с Шевчуком не случилось. Но сейчас, если выяснится, что он действительно перешел на конституционную территорию Республики Молдова, очень интересно, что будет дальше.

Но я совершенно уверен в том, что ему нечего искать в Молдове. Как сказал и вице-премьер по реинтеграции Георге Балан в интервью Свободной Европе, на территории Молдовы против него не заведено никаких уголовных дел. Иными словами, формально здесь, в Молдове, ему ничего не угрожает.

Тем не менее, я не думаю, что Шевчук будет чувствовать себя здесь в полной безопасности и сможет жить спокойно. Потому что, если уголовные дела в Тирасполе будут заведены и начнется расследование, может поступить запрос из Тирасполя в Кишинев. Знаю, что министерства внутренних дел Молдовы и Приднестровья сотрудничают довольно плодотворно и, соответственно, Шевчук может быть задержан на территории Молдовы и передан Тирасполю.

Так что, по моему мнению, если он находится сейчас в Молдове, самое умное, что он может сделать – это покинуть ее территорию и уехать в Россию.

Свободная Европа: Вы упомянули о том, что в Кишиневе в отношении Шевчука не заведено никаких уголовных дел. Тем не менее, судя по комментариям в социальных сетях и СМИ, общественность активно обсуждает этот вопрос и выражает недоумение по поводу того, что недавний лидер сепаратистской администрации свободно перемещается по территории страны, которую стремился расколоть. Как вы считаете, Кишинев пойдет на открытие уголовного дела или просто закроет глаза на сложившуюся ситуацию и даст Шевчуку спокойно уйти?

Эрнест Варданян: Я никогда не видел, чтобы лидер сепаратистов спокойно гулял по улицам страны, от которой стремился отделиться. Это, по крайней мере, странная ситуация, которую можно объяснить тем, что Республика Молдова спокойная и мирная страна, людям здесь не свойственная жажда мести или реванша по отношению к другим.

Если на юридическом уровне, с точки зрения закона действительно нет оснований для задержания Шевчука, то на политическом уровне – да, я лично в недоумении. Где это видано, чтобы сепаратисты бежали из собственной страны, пусть и непризнанной, и пытаются скрыться в стране, противниками которой они выступают? Это абсурд. Но – что есть, то есть.

Если же исходить из того, что общественное мнение остается влиятельным фактором в приднестровской проблематике, я думаю, что г-н Шевчук не должен искать здесь защиты, не должен оставаться здесь, иначе проблем ему не миновать. Повторяю: ему лучше покинуть Республику Молдова – и как можно скорее.

Свободная Европа: Мнение политического аналитика Эрнеста Варданяна.

Свободная Европа: Главный редактор издания NewsMaker Владимир Соловьев считает, что беспрецедентная ситуация, в которой оказался Евгений Шевчук, ставит в неловкую ситуацию и Кремль, в частности, спецпредставителя по Приднестровью Дмитрия Рогозина, который был в близких отношениях с бывшим приднестровским лидером. Владимир Соловьев напоминает также, что Евгений Шевчук – далеко не единственный представитель бывшей команды, который оказался под уголовным преследованием после того, как в регионе поменялась власть. После декабря ряд бывших чиновников были арестованы и уже осуждены, а многим пришлось покинуть регион. С Владимиром Соловьевым беседует моя коллега Лина Грыу.

Свободная Европа: Г-н Соловьев, что происходит в Тирасполе? Это политические игры, месть, или это все-таки процесс правосудия, с вашей точки зрения?

Владимир Соловьев: Ну, мне кажется, происходит примерно та же история, которую очень часто мы наблюдаем во многих странах и во многих регионах. Когда в какой-либо из этих стран меняется власть, то те, кто приходят к власти, нередко начинают сводить счеты со своими противниками.

Когда к власти в Приднестровье пришел Евгений Шевчук, там тоже, в общем, лишались должностей и уезжали из непризнанной республики люди, занимавшие те или иные посты. То есть, борьба в тот момент обострилась очень сильно и, видимо, этой остроты не забыли те, кто находится сегодня у власти в регионе.

Свободная Европа: В Приднестровье практически ничего не происходит без ведома Москвы. Почему в Москве нет никакой официальной реакции на то, что произошло? Можно ли подумать, что все эти вещи скоординированы с Москвой? Потому что мы знаем, что после выборов г-н Рогозин просил новую власть не заводить уголовных дел – для того, чтобы не дестабилизировать внутреннюю ситуацию в Приднестровье. Сейчас что-то изменилось?

Владимир Соловьев: Ну, я не знаю, лично ли г-н Рогозин кого-то просил, по моей информации – я не знаю, от кого это исходило, но Москва довела до новых властей Приднестровья, что нужно обеспечить стабильность в поствыборный период, то есть, обеспечить передачу власти и не устраивать потом охоты на ведьм. Вот эта информация была доведена. Но просто, наверное, заблуждение считать, что приднестровские власти тотально подконтрольны Москве. У них все-таки некоторая свобода действий имеется, давайте вспомним, как Игорь Смирнов в 2011 году шел на выборы, несмотря на то, что Москва его предупреждала этого не делать. Москва тогда поддержала Каминского, а победил Шевчук. Приднестровские власти – у них есть собственные интересы, и они, в общем, нередко действуют именно по этой логике, по логике собственных интересов, а не того, чего от них хотят в Москве.

Я знаю, что в Приднестровье мало, в общем, тех, кто был доволен стилем и результатами правления Евгения Шевчука, поэтому можно сказать, что бывший лидер региона Приднестровского нажил себе там немало врагов, у него был жесткий очень конфликт с Шерифом, а Шериф — это достаточно мощная структура, которая сейчас и получила всю полноту власти в непризнанной республике.

Поэтому то, что происходит, и отсутствие реакции Москвы может быть связано с тем, что там еще не придумали, как на это реагировать. Потому что это целая пачка уголовных дел на Евгения Шевчука ставит в достаточно неловкое положение, наверное, Дмитрия Рогозина, потому что он был прямым куратором региона, и вот сегодня подопечный Дмитрия Рогозина оказывается в бегах и оказывается под уголовным преследованием. Поэтому здесь какая может быть реакция? Надо разбираться, надо смотреть, то есть нужно еще увидеть, что там в уголовных делах. И надо сказать, что Шевчук далеко не первый, кто оказался под уголовным преследованием после того, как в Приднестровье в декабре прошлого года поменялась власть.

Я уже говорил о Земцове, бывшем главе КГБ, он был задержан и уже в мае был приговорен к условному сроку в 5 лет. В настоящее время находится в заключении Гервазюк, бывший глава приднестровской таможни – тоже человек, входивший в ближний круг Евгения Шевчука. Из Приднестровья уехали и сейчас не появляются там бывшая глава правительства Приднестровья Татьяна Туранская и бывшая министр экономики Приднестровья Майя Парнас, а Геннадий Кузьмичев, которого я уже упоминал и который руководил таможней и МВД, тоже бежал из Приднестровья и находится, скорее всего, в России и в Приднестровье его тоже ищут. Поэтому там увесистая библиотека уголовных дел образовалась за те полгода, что Приднестровьем управляет Вадим Красносельский.

Свободная Европа: Что это значит для внутренней ситуации в Приднестровье? Это довольно сильная монополизация власти?

Владимир Соловьев: Тут очень напрашивается аналогия того, что происходит на левом берегу, с правым берегом. И там, и там, по сути, у власти находятся бизнесмены. В случае с Приднестровьем это Гушан, в случае с Молдовой – это Плахотнюк. И там, и там мы наблюдаем резонансные как бы антикоррупционные дела. В Приднестровье уголовное дело на Евгения Шевчука, в Молдове сидит бывший премьер-министр Владимир Филат. Ну и дальше давайте вспоминать, сколько министров на правом берегу сейчас находится под уголовным делом, бывшие депутаты и так далее. То есть, и там, и там власть действительно сосредоточена – по крайней мере, исполнительная, Додон с урезанными полномочиями все-таки не может составлять пока сильную конкуренцию Плахотнюку – но мы можем говорить, что у Плахотнюка вся власть в Молдове. Также сейчас вся власть в Приднестровье сосредоточена в руках Шерифа и Шериф несет всю ответственность за решения, которые там принимаются и за то, что там происходит.

Свободная Европа: Главный редактор издания NewsMaker Владимир Соловьев.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG