Linkuri accesibilitate

Европейские деньги для Молдовы и визит Игоря Додона в Москву 9 мая (ВИДЕО)


Программа Punct și de la capăt с Натальей Морарь, гости – Анатол Цэрану и Николае Киртоакэ

Свободная Европа: Я вас приветствую на радио Europa Liberă. С вами Наталья Морарь и программа Punct și de la capăt. Говорят, «заграница нам поможет», но оказывается, не всегда, так что надо крепиться. На этой неделе из Европарламента пришло сообщение о возможном приостановлении макрофинансовой помощи Молдове в виде ста миллионов евро. Условия, согласно источникам Europa Liberă, – соблюдение демократических процедур и норм при изменении избирательной системы. Обязательно обсудим и визит президента Игоря Додона в Москву 9 мая. Что это было, и как понять его информационное сопровождение на всех российских телеканалах? Обо всем этом говорим с моими гостями в студии. Мои сегодняшние гости – политический аналитик, бывший посол Республики Молдова в России Анатол Цэрану. Добрый день, добро пожаловать на Europa Liberă.

Анатол Цэрану: Добрый день!

Свободная Европа: И политический аналитик и бывший посол Молдовы в США Николае Киртоакэ. Добрый день, добро пожаловать на радио Europa Liberă.

Николае Киртоакэ: Добрый день!

Свободная Европа: Начнем с последней новости, пожалуй, самой важной на данный момент. Поздно вечером в четверг стало известно о том, что Европарламент решил отложить выделение Молдове ста миллионов евро макрофинансовой помощи. Согласно источникам Europa Liberă, европарламентарии готовы выделить деньги, но только при условии соблюдения демократических норм при изменении избирательной системы в Республике Молдова. Речь шла о 60 миллионах кредитов и о 40 миллионах грантов. Это чуть больше, чем просто декларация, это уже конкретное действие. Что это означает, господин Цэрану? Если переводить с дипломатического языка.

Анатол Цэрану: Это предупредительный выстрел, который раздается со стороны Европейского союза в адрес Республики Молдова. Это предупреждение: ребята, у вас не все в порядке. Мы готовы финансировать Республику Молдова, мы понимаем, в каком тяжелом положении находится ваша страна, но это не значит, что мы будем и далее финансировать ее на любых условиях и при любых обстоятельствах. Вы должны соблюдать правила игры.

Если вы их не соблюдаете, мы финансировать вас не станем. Следовательно, в Молдове нарушаются правила игры. Это предупреждение, и обычно, когда происходит такая утечка информации – из таких структур, как Европейский союз, это – не случайность.

Свободная Европа: Ну, и тем более источник, через который произошла утечка, уважаемый – Europa Liberă. Просто так это бы не появлялось. Это ясный месседж.

Анатол Цэрану: Да, это верно. Я думаю, что в правительстве Республики Молдова сейчас у очень многих заболела голова. Потому что один из главных аргументов, которым оперировала власть, было то, что мы все делаем правильно, мы продвигаем реформы, и свидетельством этого является финансирование. То, что финансирование было открыто, является подтверждением того, что мы идем по правильному пути. Задержка финансирования или предупреждение о том, что финансирование вообще может прерваться, говорит о том, что ситуация не соответствует тем официальным заявлениям, которые делает молдавская власть.

Свободная Европа: Господин Киртоакэ, согласно источникам Europa Liberă, речь идет о законопроекте, который предусматривает изменение избирательной системы, о законопроекте, который продвигают и Демпартия, и Партия социалистов.

Николае Киртоакэ: Естественно.

Свободная Европа: Но я уже представляю, как некоторые эксперты назовут это явным вмешательством во внутренние дела Республики Молдова. Так это или нет?

Николае Киртоакэ: Нет, конечно. Дело в том, что наши взаимоотношения с Евросоюзом строятся на договорной основе. Это договор об ассоциированном членстве. Молдова взяла на себя определенные обязательства, и один из критериев оказания любой помощи – финансовой, технической, и так далее – на пути продвижения этих реформ фактически является их исполнение.

Евросоюз в совокупности всех стран является нашим главным международным партнером

Если до сих пор власть, а власть означает в Республике Молдова в первую очередь парламентское большинство, созданное так же путем коррумпирования депутатов, на что Евросоюз до недавнего времени достаточно, скажем, последовательно закрывал глаза… Сейчас что-то происходит, видимо, Молдова уже подошла – или нынешнее государственное управление и Демпартия, во главе которой стоит Плахотнюк, подошли к той самой действительно красной черте.

И было сказано, что если и дальше будет имитация реформ, а за реформы представлялись всякого рода формальные какие-то решения, которые принимало правительство, которые как бы соответствовали каким-то законодательным планам, но никаких реальных шагов…

Свободная Европа: Но послушайте, сокращение министерств, практически ежедневные аресты, посадки...

Николае Киртоакэ: Мало-мальски грамотный человек скажет, что министерства создаются как определенные механизмы, инструменты, а выполнение, воплощение в жизнь определенной стратегии – это правительство не имеет никакой стратегии развития. С одной стороны, Евросоюз и голословное обязательство выполнять какие-то условия, с другой стороны – полный застой.

То есть, фактически мы не видим никакого движения. Если риторика эта еще принималась во внимание в контексте геополитического противостояния в Молдове, то сейчас, видимо, речь идет уже о том, что… Что такое макроэкономическая финансовая помощь? В первую очередь, это, естественно, латание дыр в бюджете, на что очень рассчитывает правительство Филипа. Те деньги, которые нужно было вернуть, миллиарды, в Молдову не возвращаются, и в данный момент этому нет никаких предпосылок – с какой стати олигарх, который управляет всей системой, будет возвращать эти деньги? То есть, ситуация аховая, по большому счету.

И вот это момент определенной истины в наших взаимоотношениях с Европой. Это важнее даже, чем взаимоотношения с Соединенными Штатами, потому что администрация Трампа и этот переходный период где-то затянется. То есть, там есть какая-то инерция во взаимоотношениях. А на самом деле Евросоюз в совокупности всех стран является нашим главным международным партнером.

Свободная Европа: На этой неделе в Кишиневе находились с официальным визитом представители Венецианской комиссии, и очень широко обсуждалось, каким будет их решение по поводу данного законопроекта, можно ли будет его интерпретировать таким образом, что власть все-таки сможет продвинуть этот проект, или нет. Каким образом наши власти интерпретируют решение Европарламента? Они смогут его проигнорировать, они смогут, несмотря на это, продвинуть законопроект?

Анатол Цэрану: Нет прямой зависимости между работой Венецианской комиссии и решением структур Европейского союза, это совершенно очевидно…

Свободная Европа: Безусловно. К счастью, хотя бы там ветви власти разделены. И тем более Венецианская комиссия даже не является ветвью власти.

Анатол Цэрану: Да, это совершенно очевидно, но столь же очевидно, что общий концепт и общее восприятие характерно как для Венецианской комиссии, так и для других структур Европейского союза. Европа – это демократическая структура, где правила демократической игры соблюдаются.

Сигнал, который пришел по части финансирования, в первую очередь относится к организации демократической жизни в Республике Молдова: ребята, у вас что-то не в порядке, делайте так, чтобы было в порядке. Ну, конечно, это можно интерпретировать, и наверняка, так сказать, заказная молдавская аналитика будет говорить о том, что это вмешательство во внутренние дела Молдовы, мы сами должны решать, и прочее. Но тут я не могу не согласиться с моим коллегой: а кто вас вообще просит брать деньги у европейцев, если вы такие независимые и самостоятельные? Не берите деньги – и все в порядке, развивайтесь сами, живите за свой собственный счет!

Если вы уж обращаетесь в Европейский союз, повторяю, в ту структуру, которая живет по демократическим правилам, то вам придется принимать эти правила.

Свободная Европа: Хорошо. Ваш сценарий: откажутся они от этого законопроекта или нет?

Анатол Цэрану: Я думаю, что нет.

В рамках пропорциональной системы Демократическая партия исчерпала любые возможности для электорального роста

Свободная Европа: Несмотря на то, что могут быть лишены помощи? Смотрите, формулировка источников Europa Liberă была такова: необходимо соблюсти демократические процедуры при изменении избирательной системы. Давайте представим, что кроме тех 74 голосов, которые мы увидели в парламенте – социалисты вместе с еврооптимистами, евроинтеграторами и Демократической партией – к ним могут добавиться, допустим, еще 11 голосов от либералов, этого нельзя исключать, и тогда уже в парламенте 85 голосов. Чем вам не самый широкий консенсус, не демократическая процедура? Смогут ли они этим прикрыться?

Анатол Цэрану: Я думаю, что ваш аргумент сработал бы в том случае, если бы нынешнее парламентское большинство и вообще наш парламент воспринимался бы как структура, которая очень точно отражает демократические правила игры в Республике Молдова.

Свободная Европа: Да, но на бумаге пока представляет.

Анатол Цэрану: На бумаге – да, но ведь они выдают деньги не по бумаге, они выдают по реальному положению дел. И в этом смысле, я думаю, что власть предпримет все меры для того, чтобы создать иллюзию, что они приняли в расчет очень много замечаний, в том числе и Венецианской комиссии, но отказываться вообще от проекта, я думаю, они не станут. И причина этому – объективное положение вещей.

В рамках пропорциональной системы Демократическая партия исчерпала любые запасы, любые возможности для электорального роста, и, более того, в рамках пропорциональной системы, скорее всего, может быть зафиксировано падение электоральной поддержки. У них она и так не очень большая, и им просто жизненно необходима новая электоральная система, в рамках которой они рассчитывают повысить свой электоральный рейтинг. Совсем не факт, что это произойдет, но, по крайней мере, есть шанс. Старая система этот шанс исключает.

Свободная Европа: Здесь, безусловно, сейчас очень многое зависит от Партии социалистов, которая вообще настаивает на своем законопроекте как на некоем альтернативном проекте, чтобы не допустить продвижение одномандатной системы.

Анатол Цэрану: Коллеги, я просто хочу обратить ваше внимание, что в рамках пропорциональной системы, согласно социологическим опросам, социалисты побеждают ну просто с огромным перевесом, и факт, что они отказываются участвовать, вернее, отказываются от пропорциональной системы, о многом говорит.

Свободная Европа: Это мой вопрос господину Киртоакэ. На самом деле, почему им не выйти из этого хоровода и не сказать: ребята, мы видим уже, что и внепарламентская оппозиция не согласна, мы видим, что партнеры не согласны. Мы тоже не согласны, поэтому мы выходим, мы в принципе отказываемся от своего проекта как некой альтернативы одномандатной системе, потому что уже одномандатная система в нынешнем контексте никак не может пройти. Почему бы им так не поступить, господин Киртоакэ? Потому что в данном случае Партия социалистов больше всего легитимирует этот процесс.

Николае Киртоакэ: Понятно. Во-первых, я бы вернулся, все-таки, к вашему предыдущему вопросу: что означает, что в Молдове нарушаются какие-то демократические принципы и нормы? Это не относится исключительно к парламенту. Мы знаем, что парламент нелегитимен, он не представителен. Фактически, правящее парламентское большинство прикуплено за неплохие деньги. Я ставлю точку, потому что мы столько уже об этом говорим...

Второе: Венецианская комиссия была более чем ясна в том, что касается определенных условий, при которых изменение избирательной системы… И, опять-таки, изменения действенны, с точки зрения международных экспертов, только на следующих выборах, а не в пределах того мандата власти, которая сейчас фактически удерживается вот этим парламентским большинством. Широчайшее участие гражданского общества было сымитировано, гражданское общество искусственно разделено – каждая партия имеет свой партизанский отряд различных блогеров, троллей, специалистов и комментаторов. И, естественно, учет мнения оппозиции также был полной профанацией этих принципов.

То есть, я думаю, что в более развернутом документе Европарламента эти моменты будут учтены. Второе. Партия социалистов, вы совершенно правы, исходя из формальной логики, должна бы сейчас выйти, сделать шаг в сторону. Они озабочены – в первую очередь, президент Додон – естественно, выборами 2018-2019 года. Фактически, Додон больше действует как лидер, как партийный активист, чем как президент этой страны. Они выдерживают какой-то игровой момент. Вопрос: почему президент Додон пошел якобы на компромисс? И тут возникает вполне обоснованное подозрение, которое разделяют очень многие наши коллеги, что, видимо, есть какая-то договоренность между двумя ветвями власти, а не двумя политическими структурами, которые формируют власть.

Партия социалистов – это власть президента, и Демпартия, которая контролирует парламент и правительство. Они разделили даже не только сферы внешнего влияния…

Свободная Европа: Но вы понимаете логику, зачем это президенту Игорю Додону? Потому что, повторю здесь господина Цэрану, их партия выигрывает больше всего при сохранении нынешней избирательной системы. Зачем им это?

Николае Киртоакэ: Я только что попытался объяснить, что это давление со стороны Демпартии и Плахотнюка…

Свободная Европа: То есть – давление, а не просто договоренности. Это тот случай, когда было сделано предложение, от которого нельзя было отказаться.

Николае Киртоакэ: Совершенно правильно, конечно.

Свободная Европа: Вы хотите сказать, что наш президент легко управляем, и не только со стороны внешней?

Николае Киртоакэ: Президент социалистов легко управляем. Совершенно верно, легко управляем, да, это так.

Они прекрасно это знают, насколько просто и на каком примитивном политическом уровне наше общество втягивается в бесполезные дебаты

Анатол Цэрану: Вопрос в том, каким образом, и какие факторы здесь играют важную роль. Напрашиваются две вещи: это мешок, и второе – компромат. Вот два рычага…

Николае Киртоакэ: Скорее всего, и то, и другое…

Анатол Цэрану: По всей видимости, да…

Николае Киртоакэ: Так оно получается…

Анатол Цэрану: То есть, смешанный механизм…

Николае Киртоакэ: Если учесть послужной список некоторых действующих, главных действующих лиц…

Анатол Цэрану: Да. Мы сейчас теряемся в догадках, но в очень очевидных догадках…

Свободная Европа: Но вы допускаете, что Партия социалистов выйдет из всего этого процесса, который легитимизирует попытку демократов изменить избирательную систему, или назад уже пути для них нет?

Анатол Цэрану: Вы понимаете, Наталья, мы только что говорили о том, что, выступив с этой инициативой, они поступили вопреки своему фундаментальному интересу. Они выигрывают выборы, они их просто выигрывают. Если они это сделали вопреки своему фундаментальному интересу, то это означает, что аргументы были чрезвычайно весомые, они продолжают работать даже в том случае, если прервется финансирование. В конце концов, прервут финансирование не для Додона, а для правительства.

Свободная Европа: Хорошо, чуть-чуть отойдем в сторону. Что важнее для наших внешних партнеров: соблюдение принципов демократии у нас в стране – или все-таки геополитический интерес, потому что, если уж быть совсем циничными, понятно, что некоторым партнерам было бы очень выгодно, чтобы Партия социалистов не взяла так просто большинство на следующих выборах. Поэтому нынешнюю систему выгодно изменить.

Николае Киртоакэ: Во-первых, я бы не стал так по-нашему, по-молдавски: «или-или». Тут вопрос нюансов. До недавнего времени слагалось впечатление, что Соединенные Штаты в первую очередь закрывали глаза на совершенно антидемократические поползновения нынешней власти, и в первую очередь – Демпартии, конечно, которая сколачивала это большинство и, фактически, подрывала основы плюрализма, политического и вообще партийного в этой стране. Мы все прекрасно знаем влияние США на МВФ. Международный валютный фонд тоже обусловил какими-то условиями выделение определенной помощи, притом долгосрочной, и понемногу, так, чтобы мы все же остались на плаву. Это и борьба с коррупцией, естественно, это функциональные демократические институты, это наведение порядка в банковской системе, возвращение украденного миллиарда, продолжение реформ, поддержка европейского курса...

Потом в одночасье Соединенные Штаты и МВФ перестали ставить какие бы то ни было предварительные условия. Это означало приоритет, который отдавался геополитическому положению на региональном уровне. Мы рассматриваемся Европой и Соединенными Штатами естественно в связке с Украиной.

Знаете, что меня шокировало? С каким самомнением, уверенностью в правильности того, что он делает, поступает Додон. Это читалось на его лице, это читалось во всех его жестах

Свободная Европа: Безусловно.

Николае Киртоакэ: Если сейчас возникает какой-то статус-кво, если есть какой-то диалог между Вашингтоном и Москвой, крайне сложный, достаточно жесткий, то Евросоюз, я думаю, уже может позволить себе выставить на первый план общедемократические какие-то требования, потому что если он этого не делает, то он как бы соучастник какой-то игры.

Совершенно, я думаю, катастрофический опыт взаимоотношений с предыдущими правительствами Филата, с большинством, казнокрадство и кража, притом в масштабах вообще астрономических, всей финансовой помощи, выделяемой Молдове, – вот это заставило европейцев, конечно, немножко отпрянуть. Сейчас Европарламент пытается, видимо, тот вакуум, который образовался в двухсторонних отношениях, заполнить, и заполняет его достаточно строго, четко определив демократические приоритеты с подачи Демпартии, которая навязала государству и обществу в целом вот эти дискуссии по изменению избирательной системы…

Свободная Европа: Как будто это главная проблема всех молдаван, они только об этом и думают, как изменить…

Николае Киртоакэ: Для них – да, для Плахотнюка это главная проблема. А для нас для всех…

Свободная Европа: Такое впечатление складывается: включаешь все молдавские телеканалы, и только об этом и говорим, не о нищете, не о коррупции, не о реальных реформах, а только об изменении избирательной системы.

Николае Киртоакэ: Легкость, с которой нам кидают кость, и мы начинаем забалтывать любой вопрос, они прекрасно это знают, насколько просто и на каком примитивном политическом уровне наше общество втягивается в такого рода бесполезные дебаты.

Свободная Европа: Поскольку мы начали уже говорить о геополитике, не могу не вспомнить визит господина Додона в Москву, который состоялся 9 мая. Все вы видели те фотографии, видеосъемки. Складывалось порой впечатление, что господин президент Путин даже в определенные места ходил вместе со своим спутником, честно! В какой-то момент это стало выглядеть комично. Зачем это русским, господин Цэрану, для чего? Зачем это Додону – я понимаю, но зачем это Российской Федерации?

Анатол Цэрану: Я думаю, что это была ошибка, они просто не просчитали эффект. Просто не просчитали. А потом когда увидели, они сами ужаснулись. Потому что, в принципе, Додон и вот эта телевизионная картинка, которая облетела весь мир, Путин и Додон, она практически лишь только зрительно очень внятно всему миру показала политическую, внешнеполитическую завесу России. Я думаю, что многие люди даже не смогли сформулировать очень точно вот это вот восприятие, но на подсознательном уровне именно это было: и это все, что есть у Путина?

Это совершенно холопский, плебейский менталитет, который пробивается у провинциала, приглашенного ко двору. И эти хозяева смотрят с интересом: а че этот пришел-то?..

Свободная Европа: Пресс-секретарь российского президента вчера попытался объяснить, что они никого больше не приглашали, потому что это был не юбилей...

Анатол Цэрану: Понятно. Кстати, вот это объяснение только лишь подтверждает зримость и большой эффект этого внешнего восприятия. Это была ошибка. Я в одном из своих комментариев говорил о том, что если бы у Путина была бы возможность отмотать пленку обратно, то Додона не стали бы приглашать в Москву на эти мероприятия. Но это так, между прочим.

Свободная Европа: Ну, слушайте, можно было пригласить, но не везде за собой водить, на протяжении всего дня. Везде!

Анатол Цэрану: Это тоже правда, но опять-таки, есть определенный протокол. Ну куда его засунуть, во второй ряд, что ли, среди бабушек и ветеранов, кстати, ряженых? Надеюсь, на этот раз ряженых там не было, потому что в прошлые годы, опять-таки телевизионная картинка показала огромное количество всего этого, всей этой клоунады, которая связана с этим предлогом поминовения тех, кто действительно сражался с фашизмом.

А теперь – зачем это Додону? Ну, Додону понятно, зачем. Игорь Додон, скорее, выступает в качестве электорального агента своей партии, он никак не может стать президентом всех молдаван…

Свободная Европа: Хотя и обещал.

Анатол Цэрану: Хотя это обещал, и не он один это обещал, многие обещают, но не выполняют свои политические обещания, но мы все-таки ждали, что у нас будет всенародный президент. Этого пока не получается. С технологической точки зрения он делает все правильно, с точки зрения интереса Социалистической партии. Насколько это было, так сказать, неприятно для Путина, настолько это было эффективно для Додона. Молдавский мещанин, обыватель эту картинку воспринимает положительно.

Свободная Европа: То есть, для него это важно.

Анатол Цэрану: Да, для него это сигнал к тому, что Додон поднялся очень высоко. И кстати, наша пресса, и наши комментарии здесь, внутри страны, в общем-то, по большому счету, в той части, что симпатизирует Додону, выставляли именно эту сторону особенно выпукло и красочно.

С технологической точки зрения Демократическая партия сработала исключительно мастерски. И нужно это признать. А у оппозиции не нашлось достойного ответа

Свободная Европа: Господин Киртоакэ, как понимать это информационное сопровождение? Я сейчас не сам визит предлагаю прокомментировать, а информационное сопровождение этого визита. Зачем России надо было так поднимать Игоря Додона?

Николае Киртоакэ: Я полностью согласен с моим коллегой. Никто его не собирался поднимать, он был единственный из всех глав государств, даже постсоветского пространства, который пришел принять участие в этом мероприятии, активно его рекламировал, даже перевели праздник с девятого на седьмое, только чтобы был концерт, фейерверк и так далее.

Это часть такой масштабной пиар-кампании, в центре которой стоит Игорь Додон. То есть, фактически, есть закон Мерфи, для того, чтобы понять, насколько человек некомпетентен, продвиньте его на должность, где он просто-напросто не справляется, а лидер политической партии – необязательно хороший президент, он может быть никакой президент. Да, всячески муссировалась идея, что он всенародный, в риторике Партии социалистов он превращался во всенародного президента, но он не всенародный президент.

Я думаю, что был один-единственный глава государства СНГ, а кто-то даже из троллей или близких к официальным кругам говорил, что вот, это назидание или вообще урок, если хотите, и сигнал в адрес Лукашенко, в адрес Назарбаева, которые всегда были самыми близкими стратегическими партнерами, по всем структурам, в том числе по безопасности. На самом деле, даже эти ближайшие соратники не сочли необходимым появиться в Москве в день 9 мая. И вот, откуда ни возьмись, как из той коробочки, появляется молдавский президент. Его водят как, ну, я уж не знаю… как на привязи – или нет, по водят всем этим знаковым местам, и он участвует в этой фантасмагории, которая на грани массовой пропаганды…

Свободная Европа: Было ощущение какой-то неловкости...

Николае Киртоакэ: Было ощущение неловкости за нас, за молдаван, что у нас такой президент.

Это лохотрон и слева, и справа. А для того, чтобы лохотрон работал, надо иметь не только организаторов, но и лохов

Давайте называть вещи своими именами: никакого расчета, никакой равноудаленности, никакого определенного… Вы знаете, что меня шокировало? Это то, с каким самомнением, уверенностью в правильности того, что он делает, поступает Додон. Это читалось на его лице, это читалось во всех его жестах, и так далее. То есть, это говорит о том, что человек живет совершенно в другой плоскости, в плоскости, которая только косвенно имеет отношение к нашим национальным интересам.

Свободная Европа: Да, было ощущение стыда за то, что он гордится тем, что «нас» приблизили к телу.

Николае Киртоакэ: Совершенно верно, это совершенно холопский, плебейский менталитет, который пробивается у провинциала, которого пригласили ко двору. И эти, там, значит, хозяева смотрят с интересом: а че этот пришел-то?..

Свободная Европа: Как говорится, Бог с ним…

Николае Киртоакэ: А вопросы, которые не решаются уже долго, то есть, вопросы наших мигрантов, вопрос открытия рынков… Даже эти, казалось, простейшие вопросы Додон не решает в интересах Молдовы.

Свободная Европа: Внутриполитический эффект от этой картинки будет какой?

Николае Киртоакэ: Еще большее разделение общества, естественно, консолидация Партии социалистов вокруг президента, вокруг пророссийской политики. Если Европейский союз и Венецианская комиссия как консультативная структура при Евросоюзе заблокируют принятие решения об изменении электоральной системы, тогда Додон обречен, потому что он является главным соперником Плахотнюка, и тогда мало не покажется после всех этих визитов. Вот и все.

Свободная Европа: Интересно.

Николае Киртоакэ: Видите, как просто…

Свободная Европа: Вот это интересно. Хорошо, ваш сценарий: отступят или не отступят от этого законопроекта, и чего ожидать нам?

Анатол Цэрану: Нет, я думаю, что объективно они не могут отступить. Они должны до последнего патрона отстреливаться и бороться за этот проект, иначе зачем было закручивать весь этот маховик?

Вне власти Плахотнюку не спрятаться практически нигде, в современном мире это просто невозможно. Северная Корея, видимо, для него не вариант

Свободная Европа: Нет, послушайте, очень легко закрутили маховик с одномандатной системой, потом очень легко отступили.

Анатол Цэрану: Ну, мы уже говорили с самого начала, что одномандатная система специально была завышенной планкой для того, чтобы можно было перепрыгнуть. И поэтому с этой точки зрения я не думаю, что в данном случае аргумент работает, а вот то, что электоральную систему каким-то образом нужно приспособить к интересам Демократической партии, которая нуждается в значительном улучшении своих электоральных результатов, это совершенно очевидно, без этого они просто потеряют власть.

А вообще, есть ли шансы остановить эту реформу электоральной системы? Есть, но только в том случае, если общество сумеет мобилизоваться и выступить как единое целое, как очень мощное протестное движение, которое способно заставить правительство забыть об интересах более отдаленных, какими могут быть результаты будущих выборов, потому что угроза протеста сегодня значительно превышает результаты.

Свободная Европа: Ну, для того, чтобы это произошло, оппозиция должна стать активной.

Анатол Цэрану: Это правда, и в этом смысле мы снова и снова вынуждены повторять одну и ту же мысль: к сожалению, оппозиция, проевропейская оппозиция, играет по правилам, которые не она пишет…

Свободная Европа: Абсолютно. И не на своем поле, и арбитры не их, то есть, абсолютно все не их, они пытаются играть на чужом поле…

Анатол Цэрану: Да, она никак не может вернуть себе инициативу, а работает, отвечает реактивно на инициативу своих политических соперников.

И с этой точки зрения фронтальная атака на реформу электоральной системы, с моей точки зрения, неэффективна. Мы уже говорили сегодня о том, что и эта реформа, как, собственно говоря, в свое время и вброшенная в публичное пространство необходимость изменения системы избрания президента, оказались совершенно фейковыми, ложными целями, которые лишь отвлекли внимание общественности от фундаментальных вопросов…

Свободная Европа: Но видите, все согласились участвовать в этой игре.

Анатол Цэрану: Да, согласились, и это говорит о том, что с технологической точки зрения Демократическая партия сработала исключительно мастерски. И нужно это признать. А у оппозиции не нашлось достойного ответа.

Россия с минимальными политическими рисками создает крайне опасный прецедент на постсоветском пространстве. В том числе, может быть, и для Украины

Свободная Европа: Господин Киртоакэ, ваш сценарий.

Николае Киртоакэ: Ну, я думаю, сейчас сценариев не так много. Действительно, у Плахотнюка и его партии, у его окружения нет другого пути кроме как бороться за то, чтобы была какая-то система, любая система, которая обеспечила бы им сохранение власти. И в этом смысле, посмотрим, что последует. Так как вся популистская риторика и вся пропаганда Демпартии строится на проевропейском векторе.

Здесь идет мощный водораздел: Партия социалистов – Восток, и они делят, опять делят, опять жестко сталкивают большие массы людей…

Свободная Европа: Обоим это выгодно.

Николае Киртоакэ: Нет, это лохотрон и слева, и справа. А для того, чтобы лохотрон работал, надо иметь не только организаторов, но и лохов, и тогда это все заработает, заработает двухтактный механизм. Что такое сто миллионов? Для Плахотнюка это, скорее всего, относительно небольшие деньги – из всего того, что было заработано правдами и неправдами, скорее всего, – неправдами…

Свободная Европа: Ну, знаете, одно дело тратить свои личные деньги на нужды государства, а другое дело...

Николае Киртоакэ: Согласен, это вопрос выживания. Вопрос выживания – это сохранение какой-то политической системы, которая позволяет тебе рассчитывать, что ты не теряешь власть и контроль над правоохранительными органами, надо всем. Вне власти Плахотнюку не спрятаться практически нигде, в современном мире это просто невозможно. Северная Корея, ну, это, видимо, для него не вариант. А сценарий…

Свободная Европа: Хочется поближе к Монако…

Николае Киртоакэ: Да, к принцу. Видимо, там какие-то есть фантазии уже на этот счет. Сейчас вот это решение Европарламента обозначило такой поворотный момент. Оно как лакмусовая бумажка. Видите ли, как действует двухтактный механизм. Во времена опять-таки того же Филата, да и после него, настолько просто оболванивались еврочиновники, что это вошло во вкус, и мне кажется, часть нынешнего молдавского политического бомонда считает, что можно оболванивать кого угодно. Но это не может длиться без конца.

То есть, в данный момент попытка сказать, вот, смотрите, как Додона принимали в Москве, это реальная русская угроза, а вы уж сохраните нам, пожалуйста, европейский курс, потому что кроме нас, кроме Демпартии, кроме нынешнего правящего большинства у вас нет реальных инструментов сохранения контроля над Республикой Молдова… И когда Россия создает загодя, в течение последних лет механизмы прихода к власти демократическим путем, вот этого желает Россия, с минимальными политическими рисками, и тем самым создаст крайне опасный прецедент на постсоветском пространстве. В том числе, может быть, и для Украины.

Вот опасность, которая, думаю, витает в воздухе, и на ней будут играть пропагандисты и руководство Демпартии…

Свободная Европа: Уже играют.

Николае Киртоакэ: Играют – и будут продолжать. Сейчас она, видимо, будет жестко настаивать на таком сценарии.

Свободная Европа: Я вас благодарю за этот анализ. Понятно, что, как минимум, начало лета нас ожидает жарким. Сейчас пока прохладно, а лето точно будет жарким. Спасибо вам большое, встретимся на волнах радио Europa Liberă. Всего хорошего.

XS
SM
MD
LG