Linkuri accesibilitate

Владимир Соловьев: «Заблуждение считать, что приднестровские власти тотально подконтрольны Москве»


Интервью с главным редактором портала NewsMaker.md

Свободная Европа: Г-н Соловьев, что происходит в Тирасполе? Это политические игры, месть, или это все-таки правосудие, с вашей точки зрения?

Владимир Соловьев: Ну, мне кажется, происходит примерно та же история, которую очень часто мы наблюдаем во многих странах и во многих регионах. Когда в какой-либо из этих стран меняется власть, то те, кто приходят к власти, нередко начинают как-то сводить счеты со своими противниками. Когда к власти в Приднестровье пришел Евгений Шевчук, там тоже, в общем, лишались должностей и уезжали из непризнанной республики люди, занимавшие те или иные посты.

Например, территорию Приднестровья тогда покинул следователь Пеньковский, который занимался делом соратника Шевчука Геннадия Кузьмичева. Кузьмичев перед выборами даже был задержан, взят под стражу, а после, собственно, прихода Шевчука к власти был освобожден и начал занимать посты – сначала главы службы безопасности президента, потом таможню возглавлял и МВД одновременно, и так далее. И тем людям, от которых пострадал Кузьмичев, тогда приходилось некомфортно. В частности, Пеньковский уехал из Приднестровья в Москву, а тогдашний прокурор г-н Гурецкий, который сегодня снова вернулся на этот пост, тогда был снят со своего поста.

И вот сейчас, значит, прокурор Приднестровья инициировал снятие неприкосновенности уже с самого Шевчука, а следователь Пеньковский относительно недавно вернулся в Приднестровье и стал судьей Верховного суда.

То есть, ничего, на самом деле, нового не происходит. И мне кажется, тот факт, что такие жесткие действия начались в отношении Шевчука – и это, кстати, видно по одному из пяти уголовных дел, которые на Шевчука заведены, видно, что это тоже является, в общем, признаком политической борьбы, потому что перед выборами прошлого года, которые Шевчук проиграл, была довольно жесткая борьба за власть.

Целая пачка уголовных дел на Евгения Шевчука ставит в достаточно неловкое положение Дмитрия Рогозина

Команда Шевчука инициировала появление компромата, был снят целый документальный сериал, в котором речь шла о главе холдинга «Шериф» Гушане и других людях из его окружения, где люди рассказывали, как они в 90-е совершали различные преступления, отстраивая этот свой холдинг… Вот эти фильмы широко тиражировались в Приднестровье в период предвыборной кампании, сегодня в одном из пяти уголовных дел как раз речь идет о подкупе свидетелей, которые в этих фильмах рассказывали о преступлениях основателей «Шерифа».

Об этом прямо говорят в приднестровской прокуратуре, что это одно из пяти дел касается именно сюжета, связанного с появлением компромата. Более того, показания против Шевчука дали, в том числе, те, кто, пока он был президентом, работали рядом с ним, – я имею в виду бывшего главу КГБ Приднестровья, Земцов его фамилия, он был главой КГБ, и по информации приднестровской прокуратуры он нашел этих двух человек, это двое заключенных, им была обещана амнистия и денежное вознаграждение за то, что они снимутся в этих фильмах, которые компрометируют противников Шевчука.

То есть, борьба в тот момент обострилась очень сильно и, видимо, этой остроты не забыли те, кто находится сегодня у власти в регионе.

Свободная Европа: Скажите, в Приднестровье практически ничего не происходит без ведома Москвы. Почему в Москве нет никакой официальной реакции на то, что произошло? Можно ли подумать, что все эти вещи скоординированы с Москвой? Потому что мы знаем, что после выборов г-н Рогозин просил новую власть не заводить уголовных дел – для того, чтобы не дестабилизировать внутреннюю ситуацию в Приднестровье. Сейчас что-то изменилось?

Владимир Соловьев: Ну, я не знаю, лично ли г-н Рогозин кого-то просил, по моей информации – я не знаю, от кого это исходило, но Москва довела до новых властей Приднестровья, что нужно обеспечить стабильность в поствыборный период, то есть, обеспечить передачу власти и не устраивать потом охоты на ведьм. Вот эта информация была доведена.

Увесистая уже библиотека уголовных дел образовалась за те полгода, что Приднестровьем управляет Вадим Красносельский

Но просто, наверное, заблуждение считать, что приднестровские власти тотально подконтрольны Москве. У них все-таки некоторая свобода действий имеется, давайте вспомним, как Игорь Смирнов в 2011 году шел на выборы, несмотря на то, что Москва его предупреждала этого не делать. Москва тогда поддержала Каминского, а победил Шевчук.

Приднестровские власти – у них есть собственные интересы, и они, в общем, нередко действуют именно в этой логике, в логике собственных интересов, а не того, чего от них хотят в Москве.

Я знаю, что в Приднестровье мало, в общем, тех, кто был доволен стилем и результатами правления Евгения Шевчука, поэтому можно сказать, что бывший лидер региона приднестровского нажил себе там немало врагов, у него был жесткий очень конфликт с «Шерифом», а «Шериф» – это достаточно мощная структура, которая, в общем, сейчас и получила всю полноту власти в непризнанной республике.

Поэтому то, что происходит, и отсутствие реакции Москвы может быть связано с тем, что там еще не придумали, как на это реагировать. Потому что это целая пачка уголовных дел на Евгения Шевчука ставит в достаточно неловкое положение, наверное, Дмитрия Рогозина, потому что он был прямым куратором региона, и вот сегодня подопечный Дмитрия Рогозина оказывается в бегах и оказывается под уголовным преследованием.

Мы можем говорить, что у Плахотнюка вся власть в Молдове. Так же сейчас вся власть в Приднестровье сосредоточена в руках «Шерифа»

Поэтому здесь какая может быть реакция? Надо разбираться, надо смотреть, то есть, нужно еще увидеть, что там в уголовных делах. И надо сказать, что Шевчук – далеко не первый, кто оказался под уголовным преследованием после того, как в Приднестровье в декабре прошлого года поменялась власть.

Я уже говорил о Земцове, бывшем главе КГБ, он был задержан – и уже в мае был приговорен к условному сроку в пять лет. В настоящее время находится в заключении Гервазюк, бывший глава приднестровской таможни – тоже человек, входивший в ближний круг Евгения Шевчука. Из Приднестровья уехали и сейчас не появляются там бывшая глава правительства Приднестровья Татьяна Туранская и бывшая министр экономики Приднестровья Майя Парнас, а Геннадий Кузьмичев, которого я уже упоминал и который руководил таможней и МВД, тоже бежал из Приднестровья и находится, скорее всего, в России, и в Приднестровье его тоже ищут…

Поэтому там, в общем, увесистая уже библиотека уголовных дел образовалась за те полгода, что Приднестровьем управляет Вадим Красносельский.

Свободная Европа: А, скажите, что это значит для внутренней ситуации в Приднестровье? Это значит, довольно сильная монополизация власти?

Очевидно, что Евгению Шевчуку кажется, что в Молдове до него не доберутся его недоброжелатели из Приднестровья

Владимир Соловьев: Тут очень напрашивается аналогия того, что происходит на левом берегу, с правым берегом. И там, и там, по сути, у власти находятся бизнесмены. В случае с Приднестровьем – это Гушан, в случае с Молдовой – это Плахотнюк. И там, и там мы наблюдаем резонансные как бы антикоррупционные дела.

В Приднестровье уголовное дело на Евгения Шевчука, в Молдове сидит бывший премьер-министр Владимир Филат. Ну и дальше давайте вспоминать, сколько министров на правом берегу сейчас находятся под уголовным делом, бывшие депутаты, и так далее…

То есть, и там, и там власть действительно сосредоточена – по крайней мере, исполнительная, Додон с урезанными полномочиями все-таки не может составлять пока сильную конкуренцию Плахотнюку, – но мы можем говорить, что у Плахотнюка вся власть в Молдове. Так же сейчас вся власть в Приднестровье сосредоточена в руках «Шерифа», и «Шериф» несет всю ответственность за решения, которые там принимаются, и за то, что там происходит.

Cейчас, когда припекло, он переплыл Днестр, а не Днестровский лиман в сторону Украины

Свободная Европа: В кишиневской прессе, в соцсетях обсуждают как большой курьез тот факт, что Евгений Шевчук сбежал из родного Приднестровья, которое он отстаивал столько времени, во «враждебную», «вражескую» Молдову – для того, чтобы обеспечить свою безопасность. Как вам видится этот аспект?

Владимир Соловьев: Ну, человек уехал туда, где чувствует себя в безопасности. Очевидно, что, значит, Евгению Шевчуку кажется, что в Молдове до него не доберутся его недоброжелатели из Приднестровья.

А то, что он находится в Молдове – ну, так, просто есть мнение, что любого приднестровского чиновника, который окажется на территории Молдовы, следует немедленно арестовать. Но тогда надо четко заявить, что мы не ведем переговоры с сепаратистами, мы их арестовываем – и все, вот это наша политика.

Но и Шевчук, и Штански, и сейчас Красносельский, и Игнатьев, который возглавляет МИД, – они являются стороной переговоров, которые ведет Кишинев с Тирасполем. Я просто видел такие высказывания, требуют крови, арестов и так далее, но Молдова ведет переговоры с властями приднестровского региона, соответственно, и ничего противозаконного в том, что они находятся на этой территории, нет.

«Шериф», наверное, не захотел, чтобы существовало даже потенциальная угроза какого-то реванша со стороны Шевчука

А то, что Шевчук здесь, – ну, в этом курьез можно усматривать в том смысле, что когда он возглавлял Приднестровье, от него можно быль часто слышать враждебные какие-то заявления о Молдове, которая блокирует, которая осложняет жизнь Приднестровья. Но вот сейчас, когда припекло, то он переплыл Днестр, а не Днестровский лиман в сторону Украины.

Свободная Европа: А как вы видите будущее Шевчука? Многие говорят, что ему стоит поскорее уехать в Россию…

Владимир Соловьев: Ну, я не исключаю, что он это сделает. Но дело в том, что, по моим ощущениям, Евгений Шевчук, проиграв выборы, все-таки не оставил надежды на то, чтобы как-то оставаться в приднестровской политике. Потому что в Приднестровье был запущен информационный ресурс «Альфа», это сайт, который критикует новые власти Приднестровья, то есть, человек вкладывается каким-то образом в СМИ.

Этот сайт, насколько я знаю, делает брат Нины Штански – Ник Штански, возможно, еще некоторые люди, которые работали в команде... Они периодически комментировали ситуацию, по крайней мере, Нина Штански в Приднестровье. То есть, наверное, люди полагали, что у них есть шанс остаться в политике, и еще решили побороться.

А «Шериф», наверное, не захотел, чтобы существовало какая-то такая даже потенциальная угроза какого-то реванша со стороны Шевчука.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG