Linkuri accesibilitate

Владимир Сокор: «Россия уже не продвигает федерализацию, она нашла другую формулировку — „особый статус“»


Игорь Додон и Владимир Путин на приеме в Кремле, 9 мая 2017 года

На недавней церемонии принятия верительных грамот Владимир Путин заявил, что Россия и впредь будет «способствовать политическому решению приднестровской проблемы». Вместе с тем, российский президент говорил о сотрудничестве с Республикой Молдова «на прагматичной и взаимовыгодной основе, в духе договоренностей, достигнутых в ходе состоявшихся в этом году визитов в Россию президента Молдовы Игоря Додона». Что следует ожидать на переговорах по приднестровскому урегулированию? Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу беседует с аналитиком Владимиром Сокором.

Владимир Сокор: Заявление не содержит ни малейшего элемента новизны. Общая фраза о том, что Россия готова способствовать приднестровскому урегулированию, ни к чему не обязывает. Россия периодически выражает такую готовность всю последнюю четверть века, с уточнением, в котором не мог отказать себе и г-н Путин, – что стороны должны договориться между собой. Имея в виду, разумеется, Кишинев и Тирасполь.

Сотрудничество с Евразийским союзом не имеет никакого практического значения

Иными словами, Россия по-прежнему отказывается признавать себя одной из сторон конфликта, предпочитая позировать себя в роли посредника. Это абсолютно надуманная роль, но, увы, западная дипломатия фактически ее приняла – пусть и неофициально. И это стало основным принципом ведения переговоров в формате «5+2».

Свободная Европа: Но когда г-н Путин говорит, что Российская Федерация и впредь будет способствовать политическому решению приднестровской проблемы, что имеет он в виду?

Мы должны предельно осторожно воспринимать все предложения России по поводу «особого статуса»

Владимир Сокор: Он говорит об особом статусе, который рассчитывает получить Приднестровье в рамках федеративного или конфедеративного устройства Республики Молдова. Это имеет в виду г-н Путин. Официальная позиция России на переговорах «5+2» сводится к предоставлению Приднестровью особого статуса.

Свободная Европа: Кто из участников формата «5+2» готов прислушаться к этому требованию Российской Федерации?

Владимир Сокор: Официально цель формата «5+2» состоит именно в этом – выработать особый статус для Приднестровья, якобы, в рамках реинтегрированной Республики Молдова. Идея особого статуса – российская идея, включенная в мандат миссии ОБСЕ в Кишиневе в 1993 году.

Это понятие было принято практически на веру, без критической оценки ее сути. Республика Молдова тогда не была готова взвесить все «за» и «против», она приняла этот принцип по инерции; и западная дипломатия согласилась с таким подходом. Это был единственный документ на столе переговоров. Что именно подразумевается под «особым статусом» – другой вопрос.

Россия утверждает, что особый статус Кишинев и Тирасполь должны обговорить между собой, на основе равносубъектности, и что конечным результатом переговоров по особому статусу для Приднестровья станет договоренность между Кишиневом и Тирасполем, тоже – на принципах равноправия, в соответствии с которой, Тирасполь получит определенные полномочия на уровне центрального управления.

Свободная Европа: Г-н Сокор, вы считаете, что такая договоренность между Владимиром Путиным и Игорем Додоном действительно существует? И к чему это может привести, если учесть, что совсем скоро в Сочи состоится их шестая, если я не ошибаюсь, встреча?

Владимир Сокор: Г-н Додон неоднократно высказывался за федерализацию Республики Молдова.

Игорь Додон и Владимир Путин не подписали никаких документов, которые к чему-то обязывали бы российское или молдавское правительство

Свободная Европа: После чего делал шаг назад.

Владимир Сокор: Г-н Додон, по всей признакам, не понял, что Россия пересмотрела формулировки. Последние два года и она не говорит о федерализации, так как нашла другой термин – «особый статус». Поэтому, когда кишиневские или западные аналитики критикуют идею федерализации, они критикуют, по сути, фантом. Россия уже не продвигает идею федерализации в официальном порядке, она нашла другую формулировку для этого понятия, а именно – «особый статус».

Этот момент заслуживает самого пристального нашего внимания, мы должны предельно осторожно воспринимать все предложения России по поводу «особого статуса».

Свободная Европа: Российская Федерация сейчас ведет диалог с Республикой Молдова только через президента Додона, или через парламентское большинство, через правительство тоже?

Владимир Сокор: Я не располагаю информацией о том, что молдавская власть поддерживает контакты с Кремлем – или в сепаратном порядке обсуждает с Москвой возможное урегулирование российско-молдавского конфликта. Такой информации у меня нет, и не думаю, что это имеет место на самом деле.

Правда, сравнительно регулярно проходят консультации между внешнеполитическими ведомствами двух стран, но это нормально, нет никакого повода высказываться против таких консультаций. Это рутинный процесс. Ранее, во времена президента Воронина, переговоры с Москвой по приднестровской проблематике вел президент.

Свободная Европа: Владимир Путин отметил также, что Россия готова развивать сотрудничество на взаимовыгодной основе, в духе договоренностей, достигнутых с молдавским президентом Игорем Додоном. Он постоянно выводит на первый план главу государства…

Предстоящие в 2018 году выборы – момент особо опасный для Республика Молдова

Владимир Сокор: Игорь Додон и Владимир Путин не подписали никаких документов, которые к чему-то обязывали бы российское или молдавское правительство. Они могут подписать – и даже подписали чисто декларативные документы, которые не имеют никакой практической, а тем более – юридической силы. Это не более чем декларативные документы, с помощью которых г-н Додон преследует определенные внутриполитические цели, а именно: максимально мобилизовать пророссийский электорат, сторонников России в Республике Молдова, которые благосклонно смотрят на Россию, для которых отношения с нею имеют большое значение.

Эта ситуация неестественна для такого государства, как Республика Молдова, которая заявляет о приверженности проевропейскому курсу. Но молдавская власть не следует этому курсу, такой ориентации в некоторой степени придерживались прежние правительства, но их усилия, направленные на европейскую интеграцию, провалились, значительно дискредитировав саму евроинтеграционную идею, не говоря уже о принципах демократии и о реформах.

Свободная Европа: И в этих условиях кремлевский лидер приветствует то, что он называет «интересом Молдовы к взаимодействию с евразийскими интеграционными объединениями»?

Владимир Сокор: И сотрудничество с Евразийским союзом не имеет никакого практического значения. Меморандум о намерениях, подписанный Игорем Додоном с правительством России, лишен всякой юридической и практической силы. К слову, сама экономическая и политическая география делает невозможным любое сотрудничество между Республикой Молдова и Евразийским союзом.

Партия г-на Плахотнюка нуждается в пророссийском оппоненте, с которым она будет имитировать непримиримую борьбу

Свободная Европа: Г-н Сокор, процитирую по памяти несколько выводов из последнего социологического исследования, проведенного CBS-AXA. Какие страны больше других помогают Республике Молдова? Ответ: Европейский союз, на втором месте – Россия. В случае, если Молдова подвергнется какой-либо угрозе, кто ей поможет в первую очередь? По оценкам респондентов, сначала – Россия, потом – Евросоюз. С какими странами Молдове нужно поддерживать стратегическое партнерство? 42% респондентов считают, что с Российской Федерацией. Как понимать этот расклад?

Владимир Сокор: Этот опрос созвучен предыдущим. Как минимум за последние два года опросы показывают именно такой тренд в Республике Молдова. Это лишь последнее подтверждение тренда, который наблюдается как минимум последние два года. С электоральной точки зрения, эти тенденции указывают на то, что Партия социалистов г-на Додона имеет – или она считает, что имеет – очень широкую зону для маневров, которую может мобилизовать к парламентским выборам.

Предстоящие в 2018 году выборы – момент особо опасный для Республика Молдова, что объясняется не только мощным электоральным потенциалом Партии социалистов, но и новым Кодексом о выборах, детально согласованном и принятом совместными усилиями партий г-на Плахотнюка и г-на Додона, который увеличивает шансы социалистов победить на парламентских выборах. Переход на одномандатные выборы по 51 округу без второго тура голосования, естественно, ставит в более выгодное положение партию с наибольшим количеством избирателей – партию г-на Додона.

Свободная Европа: И в заключение: как бы вы оценили нынешние отношения между Республикой Молдова и Российской Федерацией?

Владимир Сокор: На политическом, межправительственном уровне практически нет никаких отношений. На наших глазах разыгрывается театральный спектакль во внутренней политике Республики Молдова, который в качестве сцены использует внешнеполитическую арену.

Г-ну Плахотнюку и г-ну Додону очень хочется устранить проевропейские партии

Партия г-на Плахотнюка нуждается в пророссийском оппоненте, с которым она будет имитировать непримиримую борьбу. В свою очередь, пророссийской партии в этих же целях нужен противник, который выдает себя за сторонника евроинтеграции. Обе стороны мобилизуют свой собственный электорат по максимуму, а г-н Плахотнюк пытается привлечь на сторону Демпартии и внепарламентскую оппозицию, реально, а не декларативно проевропейскую, и скомпрометировать ее союзом с возглавляемой им партией.

Свободная Европа: Во время прошлогодней президентской кампании Владимир Плахотнюк заявил, что кандидат демократов Мариан Лупу покидает гонку в пользу проевропейского кандидата…

Владимир Сокор: Это был изощренный маневр, который Майя Санду отмела с ходу. Г-н Плахотнюк просто пытался переложить на Майю Санду свой антирейтинг, скомпрометировать ее, а также привести избирателей к мысли, что у Майи Санду имеются какие-то договоренности с ним, с Плахотнюком. Очень важный момент – г-н Плахотнюк не обсуждал этот вопрос с самой Майей Санду, перед тем, как предложить свою «поддержку».

Свободная Европа: Почему он повторяет эту попытку год спустя?

Владимир Сокор: Потому, что г-ну Плахотнюку, как, впрочем, и г-ну Додону очень хочется устранить проевропейские партии. Я имею в виду, прежде всего, партию Майи Санду и партию Андрей Нэстасе – они хотят вытеснить их из большой политики Республики Молдова и держать на почтительном расстоянии от парламентской сцены.

Несмотря на то, что между г-ном Плахотнюком и г-ном Додоном идет реальная конкуренция, их связывает и реальное сотрудничество, основанное на общем интересе – исключить проевропейские партии из парламентской политики, держать их за пределами законодательного органа.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Pe aceeași temă

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG