Linkuri accesibilitate

Владислав Грибинча: «Гражданское общество является ключевым фактором и бескорыстно обращает внимание на проблемы»


Интервью председателя Центра правовых ресурсов

Парламентский комитет по ассоциации ЕС-Евросоюз-Республика Молдова, четвертое заседание которого состоялось в Кишиневе, подчеркивает в итоговом заявлении «первостепенное значение глубокой реформы системы правосудия» и необходимость «новой стратегии реформирования юстиции». Комитет также призывает правительство и парламент взаимодействовать с Платформой гражданского общества ЕС-РМ. Эти и другие вопросы обсуждаем с председателем Центра правовых ресурсов, юристом Владиславом Грибинча.

Свободная Европа: Несколько вопросов, г-н Грибинча, хотелось бы с вами обсудить – разумеется, сколько позволит отведенное нам время. Предлагаю начать с итогового заявления заседания Парламентского комитета по ассоциации Евросоюз-Республика Молдова. Прежде всего: насколько вы уверены, что такие заявления могут изменить положение в том, что касается проевропейских обязательств, европейского курса, реальной ситуации, связанной с европейской интеграцией?

Владислав Грибинча: Не думаю, что заявления сами по себе могут что-то изменить в Республике Молдова, если они не подкреплены делами. Подобные заявления могут лишь подтвердить или опровергнуть определенные реалии в политическом плане, и не более того. Ни Европейский союз, ни Соединенные Штаты Америки, ни Российская Федерация не в состоянии изменить ситуацию в Республике Молдова вместо нас. Они могут помочь нам в этом. Но сделать что-либо вместо нас никто не в силах.

Свободная Европа: В заявлении, принятом по итогам четвертого заседания, как уже отмечалось, Комитет достаточно ритуальным языком подчеркивает «первостепенное значение глубокой реформы системы правосудия» и говорит о необходимости «новой стратегии реформы правосудия». Что, по вашему мнению, следует понимать под «новой стратегией реформы юстиции»?

Владислав Грибинча: Разумеется, реформа юстиции не для тех, кто дальше своего носа не видит. Стратегия реформирования системы правосудия, которую мы продвигали до 2016 года, вне зависимости от того, успешной была она или нет, имела, по крайней мере, один положительный момент: все поняли, в каком именно направлении надо двигаться.

Эта стратегия исчерпала себя. Складывается ощущение, что правительство подает признаки определенного колебания относительно того, вводить ли в игру новую стратегию. Естественно, Евросоюзу хочется гарантий того, что реформа юстиции и борьба с коррупцией – а это действительно крайне важно – продолжалась по предсказуемому плану и под четкую ответственность соответствующих структур, а не хаотично, в зависимости от того, кто в тот или иной момент находится у власти.

Свободная Европа: Почему вы говорите о колебании – и если оно действительно имеет место, чем это объясняется?

Владислав Грибинча: Стратегия реформы юстиции не была внедрена полностью, многие важные вопросы – например, отбор судейского состава, реформа Высшей судебной палаты – остались за кадром. Парламент решил продлить сроки выполнения ряда пунктов стратегии, которые не удалось реализовать, однако реформа Высшей судебной палаты и отбор судейского состава среди них не числятся. Поэтому я и высказал предположение, что власть колеблется в этом плане. Я думаю, реформа Высшей судебной палаты, отбор и продвижение судей – это как раз та лакмусовая бумажка, в которой проявляются перемены в системе.

Свободная Европа: На что бы вы еще обратили внимание в этом заявлении? Я, например, заметила, что там идет речь о медлительности, с которой разворачивается работа Национального центра по неподкупности…

Владислав Грибинча: В таких документах, как правило, представлен краткий обзор ситуации во всех областях, важных для сотрудничества Республики Молдова с Европейским союзом. Кишинев получил поддержку со стороны Евросоюза по многим направлениям, но особенно в том, что касается борьбы с коррупцией и реформы юстиции, поэтому естественно, что в подобного рода заявлениях эти установки выносятся на первый план.

ЕС заявил, что диктатура парламентского большинства не работает, что демократия – это система, при которой принимаются в расчет все голоса, все мнения

Известно, что у нас новая законодательная система декларации и контроля имущества чиновников. В июле прошлого года был принят закон, который вступил в действие с 1 августа. Но при этом орган, призванный обеспечить контроль деклараций, еще не создан, несмотря на то, что с момента принятия закона прошло около десяти месяцев.

Свободная Европа: Лично вам понятно, почему еще не назначен директор Центра по неподкупности, вице-директор?

Владислав Грибинча: Здесь нерасторопность проявила наша власть. Этот орган, этот совет, призванный назначить «главного проверяющего» декларации должностных лиц, был создан с опозданием в четыре-пять месяцев, так как ни правительство, ни парламент, ни минюст не торопились делегировать своих представителей, с одной стороны. С другой же стороны, даже после создания этого совета – а произошло это в декабре – до сегодняшнего дня не завершен отборочный конкурс на замещение должности главы Национального органа по неподкупности. Почему? Мотивы формальные – но их много. Но, по моему мнению, налицо и определенная нерешительность со стороны власти, неготовность быстро и необратимо взяться за реформы.

Вероятно, речь идет о временном блокировании возможностей проверки имущества госчиновников, по крайней мере, за 2016 год. Декларации следовало подать до марта, с соответствующей регистрацией и проверкой. Если нет руководства – некому регистрировать декларации и проверять их. Думаю, расчет на это.

Свободная Европа: В заявлении в очередной раз подтверждается, что гражданское общество Молдовы играет ключевую роль в мониторинге внедрения Соглашения об ассоциации и повестки реформ. Правительству рекомендуется сотрудничать с гражданским обществом – систематически и непрерывно. С вашей точки зрения, насколько это соотносится с попытками дискредитации, устрашения, прежде всего посредством СМИ, ряда неправительственных организаций, критически воспринявших некоторые спорные инициативы власти?

Владислав Грибинча: Да, это заявление – так, как это понимаю я – жест порицания в адрес правительства, попытка указать на то, что гражданское общество является ключевым фактором, который бескорыстно обращает внимание на те или иные проблемы, в том числе политического порядка. Бескорыстно. Иными словами, в отличие от политических партий, которые заинтересованы в пересмотре избирательной системы, общественные организации не преследуют никаких корыстных целей в этом смысле, просто их моральный долг отреагировать на попытки продвижения плохих идеей.

Традиционно, мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему

У нас же немного иная ситуация. Когда неправительственные организации положили на стол достаточно убедительные аргументы о том, что изменение избирательный системы несвоевременно и нецелесообразно, правительство и парламент набросились на них, обвинили в политической ангажированности и, по сути, исключили их из процесса обсуждения отдельных вопросов, представляющих общественный интерес. Евросоюз считает такой подход неприемлемым, ЕС заявил, что в условиях демократии диктатура парламентского большинства не работает, что демократия – это система, при которой принимаются в расчет все голоса, все мнения, и решения выносятся в зависимости от убедительности аргументов, а не политической воли лидеров.

Свободная Европа: Европарламентарии и их молдавские коллеги говорят, что любая реформа в избирательной системе должна быть нацелена, прежде всего, на устранение недостатков, выявленных национальными миссиями по наблюдению за выборами – и здесь следует длинный список упущений. Что имеется в этом случае в виду– что лучше акцентировать внимание на упущениях, а не на переменах, новых веяниях в избирательной системе?

Владислав Грибинча: Избирательная система меняется тогда, когда старая перестает функционировать. Дисфункция системы выборов подтверждается политической нестабильностью, то есть невозможностью сформировать правительство, принять закон о бюджете и т.д. В Республике Молдова такой ситуации не наблюдается. То есть, у нас за последние десять лет случались ситуации, когда не было правительства, в отличие от Италии, где каждые 12 месяцев правительство меняется. В Республике Молдова таких вещей не происходит. Существующая на данный момент система несравненно более репрезентативна, чем та, которую предлагают сейчас Демпартия и Партия социалистов. Иными словами, я считаю, что на данный момент нет никаких веских аргументов для изменения системы выборов.

Другое дело, что действующую систему следует улучшить, потому что если сохранить сложившуюся ситуацию с финансированием партий, когда очень много грязных денег идут в партии, вероятно, коррупционных, и когда правящие партии злоупотребляют админресурсом – эти два элемента способны скомпрометировать любую избирательную систему, независимо от того, по какой формуле избирается депутат. Получается, если есть деньги и влияние, можешь игнорировать или не принимать всерьез волю собственного народа, выраженного на выборах.

Свободная Европа: Вы как представитель гражданского общества, оптимистично или пессимистично расцениваете проевропейскую повестку Республики Молдова?

Владислав Грибинча: Традиционно, мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG