Linkuri accesibilitate

Виктория Букэтару: «Не думаю, что у тираспольской администрации есть четкое представление, чего же она хочет»


Интервью исполнительного директора Ассоциации внешней политики

Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию Франко Фраттини побывал с визитом в Кишиневе, а также посетил Приднестровье. Фраттини встретился с президентом Игорем Додоном, премьер-министром Павлом Филипом, вице-премьером по реинтеграции и политическим представителем Кишинева на переговорах Кристиной Лесник, а также с лидером Демпартии Владимиром Плахотнюком.

В Тирасполе у Франко Фраттини состоялись беседы с главой региона Вадимом Красносельским и политическим представителем Приднестровья Виталием Игнатьевым. Кроме того, в рамках визита Фраттини встретился с аккредитованными в Кишиневе послами Российской Федерации и Украины, которые являются посредниками переговорного процесса, а также Евросоюза и США как наблюдателей формата «5+2». Исполнительный директор Ассоциации внешней политики Виктория Букэтару скептически оценивает шансы достижения компромисса.

Свободная Европа: Насколько важен визит Франко Фраттини в Республику Молдова?

Виктория Букэтару: Визит г-на Фраттини в Кишинев очень важен, учитывая, в том числе, его интервью, предоставленные ранее русскоязычным СМИ, в том числе телеканалу Russia Today. Разумеется, для Республики Молдова визит Фраттини рассматривался и как возможность пересмотра позиций, потому что изначально г-н Фраттини был настроен, скорее, поддержать позицию Российской Федерации в переговорном формате «5+2», что неприемлемо для Республики Молдова. Спецпредставитель ОБСЕ должен занимать равноудаленную позицию.

Свободная Европа: Критика, которая звучит в адрес формата «5+2», обоснованна?

Виктория Букэтару: Более чем, особенно, если учесть, что, увы, за четверть века все попытки урегулирования конфликта…

Свободная Европа: Формат существует лишь 13 лет…

Фраттини лишний раз показал, что относится к России предвзято и придает ее позиции больше значения, чем полагалось бы равноудаленному арбитру

Виктория Букэтару: Но, к сожалению, не удалось достичь никаких заметных результатов, и в настоящий момент нет никаких признаков того, что этот узел можно разрубить. Поэтому, вероятно, уместно задаться вопросом, не пора ли пересмотреть этот формат, и хорошо бы попытаться посмотреть, правильно ли интерпретированы причины и предпосылки конфликта, или же они навязаны третьими игроками.

До настоящего момента приднестровский конфликт рассматривается как этнический, но сейчас вырисовываются и элементы гибридной войны, навязанной Российской Федерацией, которая получила концептуальные контуры лишь после 2014 года, с аннексией Крыма. Пока мы и не говорили о звеньях гибридной войны, но, если попытаться сейчас оглянуться на ситуацию после 92-го года, то несложно заметить, что Республика Молдова неоднократно подвергалась элементам гибридной войны, на которые, увы, закрывали глаза – либо из-за того, что международное сообщество не проявляло особого интереса к приднестровскому конфликту, либо в силу неспособности Республики Молдова представить иную концепцию причин и предпосылок приднестровского конфликта.

Свободная Европа: Самые болезненные моменты в приднестровском урегулировании связаны с выработкой статуса региона и выводом российских войск, дислоцированных на левом берегу Днестра. Сегодня, после многих тщетных попыток и усилий, процесс топчется на месте. Почему?

Виктория Букэтару: Это так. Вы правильно заметили, Республике Молдова пришлось вести переговоры по трем корзинам: гуманитарные проблемы, экономические, а также политические вопросы и вопросы безопасности. До настоящего моменты открыты только первые две корзины, что касается третьей, в которую включены вопросы политического урегулирования и безопасности, то к ней практически и не притрагивались.

И до тех пор, пока Республика Молдова вынуждена вести переговоры только в пределах этих трех корзин, при фактическом табу на третью корзину, которая связана с выводом российских войск и вывозом боеприпасов с территории Молдовы, в соответствии с решением стамбульского саммита 1999 года, будет крайне трудно найти решение конфликта.

Безопасность одних государств нельзя обеспечить за счет безопасности других

Именно наличие формата «5+2» с Российской Федерацией в роли посредника – которая, как известно, играет роль активного сторонника приднестровского режима и, более того, является инициатором этого конфликта, которому изначально приписали неверные причины, в том числе этнического характера, – осложняет поиск устойчивого решения конфликта. Не говоря уж о том влиянии, которое есть у России в рамках ОБСЕ. И г-н Фраттини, как представитель ОБСЕ, лишний раз показал, что относится к России предвзято и придает ее позиции больше значения, чем полагалось бы равноудаленному арбитру в рамках переговоров.

Свободная Европа: Со стороны тираспольской администрации не прозвучало ни одного заявления о том, что регион видит свое будущее в составе Республики Молдова. Как можно будет достичь компромисса, если Тирасполь непреклонен и видит будущее Приднестровья только в признании независимости региона при максимальном сближении с Россией?

Виктория Букэтару: Не думаю, что у тираспольской администрации есть четкое представление о том, чего же она хочет. По моему мнению, она выполняет идеи и предложения, которые исходят от Российской Федерации, потому что и поддержка, как финансовая, так и политическая исходит от России.

Разумеется, тираспольская администрация имеет и определенные интересы в регионе, и умалять их не стоит. Не могу точно утверждать, что они настроены на так называемую республику, как они называют Приднестровье, даже в случае получения независимости – по той простой причине, что такой концепции не существует. Конфликт, который существует в приднестровском регионе, сформировался именно на той площадке, посредством которой Россия создает ситуацию нестабильности в регионе с целью воспрепятствовать развитию Республики Молдова, а еще больше – Украины.

Нетрудно заметить, что модель конфликта, которая есть в Республике Молдова, каторая протестирована в течение 25 лет, впоследствии была спроецирована и на Украину. Следовательно, и здесь идет речь о тех элементах гибридной войны, которую до недавних пор мы не могли воспринимать как таковую.

Но если смотреть поглубже в прошлое, то нетрудно понять, что Республика Молдова давно уже является полигоном для испытания методов гибридной войны. И пока нам не удастся открыть свое информационное пространство, пока мы не сумеет таргетировать именно те элементы, которые в состоянии демократизировать приднестровский регион, нельзя говорить в реальности об урегулировании конфликта.

И, разумеется, пока действует табу на политическое урегулирование конфликта и на обсуждение проблем безопасности, к единому знаменателю нам не прийти, несмотря на то, что вывод российского военного контингента и боеприпасов является жизненно важным элементом для Республики Молдова.

На данный момент рисков больше, чем возможностей разрешить этот конфликт в пользу Республики Молдова

Свободная Европа: Многие знатоки приднестровского досье опасаются, что Молдову поставят перед фактом и вынудят пойти на серьезные уступки Тирасполю; более того, они говорят о том, что нередко нарушаются некие «красные линии». С другой стороны, в интервью Свободной Европе президент Игорь Додон сказал, что аппарат главы государства разработал проект статуса для приднестровского региона, что такой проект есть и у правительства, и что нужно обменяться проектами для подготовки общего документа. Как вы считаете, неужели воз сдвинулся с места?

Виктория Букэтару: К сожалению, воз с места не сдвинулся. Никаких заметных подвижек в рамках формата «5+2» нет, как нет и четкой национальной концепции приднестровского урегулирования. Имеется определенное видение, которое разделяет правительство при поддержке парламента; есть и сравнительно недавно сформулированная позиция главы государства, которая отличается от точки зрения правительства.

Но и речи не может идти о документе, который отражал бы позицию Республики Молдова в целом! Если в самом начале этому конфликту не было уделено должного внимания со стороны международного сообщества, что и привело к неверному толкованию его причин и предпосылок, то сегодня появился ряд проектов, в которых приднестровский конфликт преподносится как связующий мост между международными игроками, идет ли речь о странах или институциях, таких, как Европейский союз, Российская Федерация, в последнее время и Соединенные Штаты Америки.

Безопасность одних государств нельзя обеспечить за счет безопасности других, в данном случае за счет Республики Молдова.

Свободная Европа: Кто или что угрожает безопасности Республики Молдова?

Виктория Букэтару: Бесспорно, достижение какой-то договоренности, которая представляла бы опасность для суверенитета и территориальной неприкосновенности Республики Молдова, затронет и безопасность Молдовы. Поэтому любое возможное решение в переговорном формате должно опираться на принципы суверенитета и территориальной целостности.

Свободная Европа: Но на данный момент есть какие-то риски – или же можно говорить о реальных шансах на урегулирование приднестровского конфликта?

Виктория Букэтару: На данный момент рисков больше, чем возможностей разрешить этот конфликт в пользу Республики Молдова. До тех пор, пока нет ясных и прозрачных переговоров по поводу политических договоренностей на национальном и международном уровнях, а также нет договоренностей по вопросам безопасности, Республика Молдова находится в невыгодном положении.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG