Linkuri accesibilitate

Виктор Гусляков: «Куда идет Молдова — решают политики, и нас никто не спрашивает»


Кремль продолжает разыгрывать приднестровскую карту, пытаясь отодвинуть на неопределенный период урегулирование конфликта. Республика Молдова остается «серой зоной» Европы под российским влиянием. Такие оценки нынешней ситуации дает бывший комиссар полиции города Тигины/Бендеры, генерал Виктор Гусляков, которому во время войны на Днестре удалось сохранить весь личный состав, несмотря на угрозы со стороны сепаратистских властей.

Свободная Европа: Тогда, в далеком 1992 году, вы возглавляли комиссариат полиции Бендер. Прошли годы, два берега Днестра так и не воссоединились. Куда идет Молдова?

Виктор Гусляков: Куда идет Молдова – решают политики, и нас никто не спрашивает. А если и спрашивают, то все равно делают по-своему. Кто сейчас решает судьбу Молдовы – президент, парламент, правительство? Кто там работает? Я говорил и в 91-м, и в 92-м, что надо работать с населением. Есть г-н Бэлан, вице-премьер. Да, он на своем уровне встречается г-ном Игнатьевым и другими представителями руководства, но с Красносельским, похоже, ему никогда не встретиться, во всяком случае, я о таких намерениях даже и не слышал.

Еще при коммунистах была создана комиссия по работе с приднестровскими парламентариями. И нет больше комиссии. Президент… Кто там работает?

Свободная Европа: Сегодня советником г-на Додона является Василий Шова, бывший вице-премьер по реинтеграции.

У них там никаких обязанностей, до политики им нет никакого дела, главное – экономика, чтоб они всем управляли

Виктор Гусляков: Да, вице-премьер по реинтеграции при г-не Воронине, который, скажу без обиняков, не решил ни единой проблемы – напротив, их стало больше. Ведь это при нем Владимир Воронин обещал легализовать приднестровские документы. Сейчас они добиваются легализации дипломов, но если там будет указано «приднестровская молдавская республика» – как быть, легализуем? Это равнозначно их признанию как государства.

И с транспортом то же самое. С самого начала надо было договариваться с Киевом: не пропускайте их, таких номерных знаков в Молдове нет, и если вы признаете территориальную целостность Молдовы, не позволяйте им пересекать Украину.

Нет, тогда мы им позволили ездить и в Украину, и в Россию, и в другие станы – Молдова добрая, Молдова разрешает. Ну, а сейчас как с ними быть? С кем разговаривать? С Красносельским? Красносельского избрали, и он выполняет указания «Шерифа». Им надо, чтобы все было так, как прежде, и чтобы никто не вмешивался в их дела.

Свободная Европа: С 1991 года и по сегодняшний день – вот уже 26 лет прошло – и Игорь Смирнов, и Евгений Шевчук, и Вадим Красносельский говорили и говорят, что будущее Приднестровья – рядом с Россией, и неизменно настаивают на признании региона. Неужели они никогда не думали о воссоединении двух берегов Днестра?

Виктор Гусляков: Нет, разумеется! Им объединение не нужно, потому что не в интересах олигархов, которые взяли власть в свои руки, менять хозяина. Если пойдут с Россией – сразу начнутся проверки, если с Молдовой, предположим, если войдут в юрисдикцию Молдовы, тоже начнутся проверки и т.д., откуда товары, почему контрабанда? Им это не нужно, они сами себе хозяева. То есть, у них там никаких обязанностей, до политики им нет никакого дела, главное – экономика, чтоб они всем управляли.

Свободная Европа: И если бы Молдова не импортировала электроэнергию Молдавской ГРЭС, режим бы задохнулся?

Виктор Гусляков: Да! Валюты у них нет. Откуда валюта? Главный источник валюты – электроэнергия, использование железной дороги. И вся валюта, которая поступала по этим каналам, оседала в ряде фирм-фантомов, которые потом делились наполовину с производителями, а остальное шло на Кипр, в офшоры.

Свободная Европа: Значит, правы эксперты, которые говорят, что это Кишинев содержит сепаратистский режим?

Виктор Гусляков: По большому счету – да, правы. Но мы вынуждены покупать кучурганскую электроэнергию, потому что, несмотря на контракт, заключенный с украинским поставщиком, у Украины сейчас нет возможности обеспечить поставки в полном объеме.

Так что это был экономико-политический шаг, в том числе, в адрес России, которой принадлежит Молдавская ГРЭС, это был своего рода сигнал: стоп, ребята, сбавьте цены, только глупец может так поступать – устранить фирму-прокладку и при этом пытаться повышать цену… Поэтому мы и пошли на такой шаг.

Свободная Европа: Украина как-то поможет Республике Молдова объединить два берега Днестра?

Я не знаю, как тогда получилось, наверное, Ельцин был пьян и подписал обязательство о выводе военной базы

Виктор Гусляков: Нет, нет и еще раз нет! Если бы Украина была заинтересована, она бы обратилась прямо: какие у вас проблемы? Чем помочь? Возьмем хотя бы транспортный вопрос. Почему Украина допускает на свою территорию автомобили с приднестровскими номерами? Если бы это было в первый раз – но нет, она разрешает транзит по своей территории, они свободно ездят в Россию, обратно везут разные грузы, на Одессу вообще без проблем…

Свободная Европа: Но уже введен в действие совместный КПП в Кучурганах, и планируется перевести на аналогичный режим работы и остальные пропускные пункты на приднестровском участке границы с Украиной…

Виктор Гусляков: Скажите, а какая от этого польза Республике Молдова? Что, пограничники и таможенники запретят автомобилям с приднестровскими номерами пересекать границу с Украиной? Нет! Может, с таможенными пошлинами что-то изменится? Нет, как было, так все и будет.

Вот, посмотрите, за последний месяц, после введения этого совместного контроля, что изменилось? Лучше уж промолчу. Люди поняли: чем регистрироваться в Кучурганах, лучше поехать в Варницу, зайти в Registru и поставить печать – отметиться, как говорится. И все, гуляй свободно. Ну, а насчет тех 12 постов, которые еще следует перевести на новый режим – еще 12 лет пройдет, пока это будет…

Въезд в Бендеры
Въезд в Бендеры

Свободная Европа: Г-н Гусляков, приднестровская проблематика вам хорошо известна. Если бы вы были во главе Республики Молдова, как бы вы решили этот вопрос?

Виктор Гусляков: Никогда об этом не думал и не думаю – быть во главе Республики Молдова… Но я бы точно заставил всех, на ком лежит эта обязанность, работать с населением Приднестровья. Да, знаю и понимаю, что, начиная с Воронина, были запреты и ограничения на въезд в Приднестровье, но в любом случае, симпозиумы и конференции президент не должен проводить лишь с приднестровскими журналистами, надо приглашать и руководителей, и даже…

Им важно иметь здесь плацдарм с выходом на Балканы. Они отсюда не уйдут

Свободная Европа: Вы имеете в виду встречу Игоря Додона в Голерканах с представителями СМИ?

Виктор Гусляков: И не одна встреча, их было две. Но я хочу сказать, что встречаться надо не только с представителями СМИ. Почему не проводятся встречи с руководителями предприятий, заинтересованными в развитии экономики, с представителями общественных организаций?

Свободная Европа: Но вы как объясняете тот факт, что встречи, которые пробовал провести Владимир Воронин с представителями тираспольской администрации, и сейчас вот эти попытки Игоря Додона встретиться с Красносельским и разморозить диалог – почему они ни к чему не приводят?

Виктор Гусляков: Потому что у нас как в той басне – лебедь, рак и щука…

Свободная Европа: И за 26 лет независимости Республики Молдова Россия так и не была заинтересована в урегулировании приднестровской проблемы?

Виктор Гусляков: Нет! Потому что Россия нуждается в этом форпосте с выходом на Балканы. Почему в плане Козака изначально предлагалось 5 лет, затем срок увеличили до 30 лет? За 30 лет, знаете, многое может [произойти]…

Свободная Европа: Для пребывания российской армии на территории Республики Молдова?

Виктор Гусляков: Да, так называемых миротворческих сил. А нужно ли это? Точнее, это нужно России, потому что здесь находится военная база. Я не знаю, как тогда получилось, наверное, Ельцин был пьян и подписал обязательство о выводе военной базы, а нынешнее кремлевское руководство прекрасно понимает, что эта база России ой как нужна. Вот и украинцы добиваются ее закрытия…

Свободная Европа: Российской военной базы?

Виктор Гусляков: Да, базы, которая расположена здесь.

Свободная Европа: Вы знаете, что там находится, на этой военной базе?

Почему Путин предложил Рогозина? Потому что он «ястреб», человек, который не думает

Виктор Гусляков: На этой военной базе, назовем ее так, хранятся все боеприпасы, вывезенные в свое время из Германии. Это огромный арсенал! Не дай Бог рванет – аукнется и в Кишиневе, и в Киеве.

Свободная Европа: Но если эти боеприпасы представляют фактор угрозы, почему их не вывозят?

Виктор Гусляков: Когда вопрос был почти решен, Россия заявила, что Смирнов заартачился. Мы говорим не о миротворческих силах, два или три батальона, сколько их там имеется в соответствии с подписанным соглашением между Ельциным и Снегуром, речь идет об ограниченной группировке российских войск, бывшей 14-й армии – вот ее нужно вывести. Это не миротворческие силы! Они говорят, что охраняют склад в Колбасном…

Пусть они посчитают, сколько человек необходимо для охраны складов в Колбасном – не более семи человек. Вдумайтесь: семь человек для охраны этой базы! А сколько там наберется так называемых миротворцев? Не говоря уж о том, что миротворцев в Тирасполе вообще быть не должно, их присутствие должно ограничиваться Бендерами и Дубоссарами. Все!

Свободная Европа: И все-таки я настаиваю на своем вопросе: почему Россия не заинтересована в том, чтобы погасить очаг напряженности?

Виктор Гусляков: Интерес военно-политического, геополитического характера, потому что им важно иметь здесь плацдарм с выходом на Балканы. Они отсюда не уйдут. Будут помогать Приднестровью, поддерживать. Сейчас вот обещали выделить 42 млн долларов, Москва посулила вторую половину гуманитарной помощи, которую еще Шевчук выторговал для пенсионеров.

Свободная Европа: После того, как российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий приднестровский вопрос, был объявлен персоной нон грата в Республике Молдова, какое развитие событий вы прогнозируете?

Виктор Гусляков: Почему Путин предложил Рогозина спецпредставителем по Приднестровью? Потому что он «ястреб», человек, который не думает; что в уме – то и на языке. Политики так себя не ведут.

Свободная Европа: Вам известно, что Рогозин написал книгу? И рассказал в ней, как воевал здесь, на Днестре?

Лебедь… Быть военным – это еще не значит быть политиком

Виктор Гусляков: Он организовывал подразделения, которые прибыли в Приднестровье. Он трус... Язык – да, подвешен что надо, а вот с головой у него…

Свободная Европа: После этой истории отношения между Кишиневом и Москвой испортятся?

Виктор Гусляков: Нет, нет. Зачем портить отношения? Один человек ушел, другой пришел. Один пришел с кнутом, другой с пряником. Это политика, и они наверняка знали, что в один прекрасный день терпение у молдаван лопнет.

Свободная Европа: А кто с кем воевал в 1992 году здесь, на Днестре?

Виктор Гусляков: Россия с Молдовой! Россия с Молдовой – и немного Украина, не официальными силами, но была какая-то помощь и со стороны Украины. Потому что через ее территорию проходили вооруженные отряды из России и т.д. Почему Россия? Потому что они сами подняли этот вопрос, когда назначили Лебедя, что Лебедь…

Свободная Европа: Генерал Лебедь, командующий 14 армией?

Виктор Гусляков: Да. Что Лебедь наведет порядок. Но Лебедь… Быть военным – это еще не значит быть политиком.

Свободная Европа: Тогда, в 91-м, вы постоянно находились в Бендерах?

Виктор Гусляков: В 91-м и 92-м.

Свободная Европа: А сейчас проходите эти таможни, эти посты?

Виктор Гусляков: Я их не прохожу. Извините, я их не прохожу. Потому что в 93-94-м гг. была вывешена моя фотография рядом с фотографиями тех людей, которые были в розыске и подлежали аресту. Якобы, потому, что мы развязали эту войну, несмотря на то, что никаких доказательств этого факта они так и не представили.

Свободная Европа: Тогда, в начале 90-х, вы хоть раз подумали о том, что спустя четверть века два берега Днестра так и будут жить врозь?

Виктор Гусляков: Никогда об этом не думал. В Тирасполе у меня очень много знакомых, есть родственники в Дубоссарах и Григориополе, друзья, бывшие сослуживцы, в Бендерах тоже есть родственники… Этот конфликт не межнациональный, его корни следует искать в других плоскостях.

Какие миротворцы? Россия не является миротворцем, так как она участвовала в конфликте

Не хочу называть имен, но речь идет о представителях высших эшелонов политики и экономики из Тирасполя и Бендер, дети которых учатся в Кишиневе и знают «молдавский» язык лучше меня. Живут в Кишиневе, учатся и в ASEM, и в Госуниверситете, и в педуниверситете…

Свободная Европа: Как вы считаете, Тирасполь когда-нибудь согласится на статус для Приднестровья?

Виктор Гусляков: Нужно работать с населением, чтобы граждане заявили о себе. Потому что сложившаяся ситуация устраивает только олигархов – чтобы ими руководил кто-то со стороны, а сами они ни за что не отвечали. «Мы выполняем итоги референдума 2006 года», – это их позиция.

Свободная Европа: Признание независимости?

Виктор Гусляков: Да, признание независимости и вхождение в состав России. Как было в Абхазии… Но статус должен определить народ. Мы должны знать, чего хотим, и как можно решить проблему.

Свободная Европа: Как вы считаете, Игорю Додону при такой своеобразной политике удастся объединить два берега Днестра?

Виктор Гусляков: Если он не будет пользоваться поддержкой ни в парламенте, ни в правительстве – нет. Когда я услышал о намерении г-на Додона наградить миротворцев… Какие миротворцы? Россия не является миротворцем, так как она участвовала в конфликте.

Свободная Европа: А у страны с тлеющими очагами сепаратизма есть будущее?

Виктор Гусляков: Очень все сложно. Мы нуждаемся в инвесторах, как в воздухе; надо поднимать экономику, надо показать всему миру, что мы можем работать и можем быть независимыми. Мы должны придерживаться золотой середины, и с Востоком, и с Западом.

Свободная Европа: Но вы же знаете, что на двух стульях не усидишь, и в любой момент рискуешь провалиться…

Виктор Гусляков: А чтобы не провалиться, нужно развивать экономику. Сделать так, чтобы наши товары были востребованы везде.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG