Linkuri accesibilitate

Валериу Муравски: «Я бы взял всех молдаван и отвез в Европу на месяц — пусть посмотрят, как живут люди»


Важным этапом в процессе перехода от советской Молдавии к Молдове независимой стала приватизация, в том числе за боны народного достояния. Массовая приватизация предполагала, что каждый гражданин получает боны, которые сможет вложить в уставный капитал любого предприятия. Подавляющее большинство граждан надеялись, что сразу после приватизации они начнут получать дивиденды, которые обеспечат им более или менее нормальную жизнь. Спустя четверть века экономисты говорят, что благосостояние так и не пришло, а предприятия не были реструктурированы. Первый премьер-министр независимой Республики Молдова Валериу Муравски возглавлял кабинет с августа 1991 года по июль 1992-го. Он был одним из немногочисленных политиков, который выступил против приватизации за боны, потому что, и об этом Муравски открыто говорил в то время, такая приватизация создавала лишь видимость получения людьми собственности.

Валериу Муравски: Если попытаться виртуально вернуться на 26 лет назад, то мы увидим, что это был период великих ожиданий и великих надежд. В нас – по крайней мере, во мне, а меня в политику привело желание помочь – проснулась непреодолимая жажда свободы. Уверен, далеко не все понимали, что происходит. Большинство тех, кто пришел в политику в начале 90-х годов, выросли при советской системе. И, разумеется, за ночь все стали демократами.

Хочу сказать, что у многих из них были проблемы с такими понятиями, как «построение государства», потому что Республика Молдова возникла как новое государство на карте мира – а это управление государственными делами, смена политической, экономической и социальной системы, создание новой системы – все эти проблемы не были из разряда простых.

К сожалению, с самого начала были допущены большие ошибки. Первый, я бы сказал, политический класс, который сложился в начале 90-х, не пытался воспитать новое поколение политиков, которые на самом деле могли бы стать демократами, либералами, реформаторами.

За эти 25, 26 лет многие из тех, кто сменял друг друга у власти, говорили о демократии, о реформах, но я ловлю себя на мысли, что далеко не все понимали смысл подлинной демократии и подлинных реформ. И второй момент: к сожалению, акцент ставился на разработке и принятии законов, а не на их применении. И это сильно тогда ощущалось.

Свободная Европа: Увы, это ощущается и по сей день.

Валериу Муравски: Не было предпринято серьезных попыток обеспечить работоспособность всех ветвей власти в государстве. Я имею в виду, прежде всего, судебную систему. Мы видели, что там происходит.

Эти ловкачи провели приватизацию в Молдове, в Румынии, в России и в Украине, используя одну и ту же модель, – правда, под разными названиями: боны народного достояния, ваучеры, купоны и т.д.

Следующая большая проблема, ошибка номер два состояла в модели приватизации и реформы в сельском хозяйстве.

Свободная Европа: Программа Pământ [«Земля»]?

Валериу Муравски: Да, она, или, как ее окрестили на селе, – Программа Mormânt [«Могила»]. Правительство, которое я имел честь возглавлять, предлагало совершенно другую программу приватизации в целом и реформ в сельском хозяйстве, в частности.

Модель была разработана в декабре 91-го, и многие думали, как нагреть руки на этом деле. Решено было пойти, к великому сожалению, по социал-популистской модели приватизации за так называемые боны, с раздроблением земельных участков. Эта социал-популистская модель, которая была одобрена тогда парламентом и в некоторой степени аппаратом президента, тот не слишком сопротивлялся, привела к разрушению экономического потенциала, к пауперизации, к массовому обнищанию большинства населения и к полному хаосу в экономике и обществе.

Свободная Европа: Следовательно, в конечном итоге ни прибыли для населения, ни реформированных предприятий?

Валериу Муравски: Да. Разумеется, в любом обществе, особенно, в условиях стран, вышедших из бывшего социалистического лагеря, из бывшего советского лагеря всегда были и будут, как говорят в Бухаресте, «ловкие парни». Они дожидаются лишь благоприятных условий для того, чтобы реализовать себя.

И вот эти ловкачи постепенно, в девяностые годы, провели приватизацию не только в Молдове, но и в Румынии, и в России, и в Украине, используя одну и ту же модель, – правда, под разными названиями: боны народного достояния, ваучеры, купоны и т.д. И эти ребята действительно были не простыми, они отлично знали, чего хотят, и руководствовались своими корыстными интересами.

Нынешняя власть не может пожаловаться на неопытность и на то, что не у кого набраться опыта

Например, мы говорили крестьянам: вы станете собственниками, но важно соблюдать одно условие: община, кооперация, что предотвратило бы раздробление земель. Тогда в парламенте обязательно находился какой-то крикун, который вгонял всех в панику: «Господин премьер-министр, вы собираетесь сохранить колхозы, создать другие колхозы и совхозы!» Мы пытались объяснять, что объединяться будут уже сами владельцы. Конечно, все было сделано слишком скорострельно, нужно было время для того, чтобы люди опомнились, разобрались, что к чему, избрали лидеров, которым доверили бы управление делами на селе, но…

Это была большая ошибка, и я не раз говорил: «Эти хитрые парни прибрали всю экономическую систему к рукам, потом – и финансово-банковский сектор, все шито-крыто, все под большим секретом». В конечном счете, эти парни, которые должны были как-то защитить, подстраховать свою собственность, полученную в результате этой модели приватизации, подались в политику, создали так называемые политические партии, которые на самом деле очень смахивают на общества с ограниченной ответственностью…

Свободная Европа: Иными словами, вы даете понять, что в результате приватизации разбогатели те, кто сегодня управляют Молдовой?

Валериу Муравски: Да, в конечном счете, они по сути прибрали к рукам и политическую систему.

Власть – страшное искушение, она развращает и коррумпирует

Свободная Европа: Г-н Муравски, а кто несет ответственность за срыв модели приватизации за БНД – тогдашнее руководство, бывшие директора предприятий, директоры инвестиционных фондов (их было более 20, куда люди несли свои боны), сами люди, которые поверили и питали большие надежды?

Валериу Муравски: Разумеется, было бы неправильно возлагать вину на граждан, потому что большинство из них тогда не очень понимали, что происходит, к чему это может привести. Всегда, конечно, в случившемся – мы говорим о негативном опыте – виноваты политики, руководители. Те, кто принимает решения.

Конечно, и общество частично виновато, но о каком гражданском обществе, которое могло выступить против или предложить альтернативные варианты, можно было говорить в те годы? Я бы сказал, и администрация предприятий, хотя без особых шансов повлиять на модель приватизации, могла бы…

Свободная Европа: Как минимум, положить конец хищениям, незаконным продажам, которые получили тогда небывалый размах?

Валериу Муравски: Разумеется! Понимаете, люди вышли из советской системы, где все вроде были равны, и, конечно же, большая часть населения, я не говорю о «бравых парнях», но даже администраторы предприятий увидели шанс реализовать какие-то свои материальные цели.

Что касается инвестиционных фондов, то они и были созданы как инструменты осуществления именно этой модели приватизации. В конечном счете, через эти фонды собственность перешла от большинства граждан в руки меньшинства. Вот так…

Свободная Европа: Г-н Муравски, а если говорить о приватизации за деньги – крупные предприятия, в Чехии – «Шкода», в Румынии в 99-м «Дачия» перешли к «Рено», может, я ошибаюсь, но лично я в Республике Молдова не припомню примера успешной приватизации. Почему так произошло?

Валериу Муравски: Видите ли, вы говорите об участии иностранного капитала в процессе приватизации и вообще его прихода в нашу экономику. Увы, Республика Молдова, прежде всего, – страна очень маленькая, с крайне узким рынком.

Мы упустили огромный шанс в 2009-2012 гг., когда нам выпала возможность максимально сблизиться с ЕС. Это был великий шанс

Во-вторых, весь этот хаос, который произошел, не говоря уже о приватизации и реформе сельского хозяйства – все произошло на фоне полного отсутствия нормального инвестиционного климата. Да и кто мог прийти инвестировать в то или иное предприятие, если судебная система не гарантировала право собственности, репатриации инвестиций, получения дивидендов?..

Свободная Европа: Г-н Муравски, но 26 лет назад политики могли в свое оправдание сослаться на неопытность, на отсутствие навыков руководства страной… Сегодня эта мотивировка все еще работает?

Валериу Муравски: С того самого момента, когда ты пришел в политику и во власть, надо попытаться выполнять свои заявления. И если не знаешь, не умеешь, нет навыков – учись, набирайся опыта, смотри, как поступали другие страны… Но власть – страшное искушение, она развращает и коррумпирует. Большинство людей, приходящих во власть, слабы. И если нет иммунитета, если человек оказывается неспособным пройти испытание властью, она его ломает и портит, не так ли?

Теряется контакт с реальностью, становится не до проблем простых граждан, их нужд и забот. Вокруг руководителей всегда образовывается круг своих людей, которые в большинстве случаев преследуют какие-то корыстные интересы. Примерно так и было все эти 26 лет.

Нынешняя власть не может пожаловаться на неопытность и на то, что не у кого набраться опыта. Да, человеку свойственно ошибаться, у каждого свои недостатки. Но посмотрите на другие страны, которые… Да взять хотя бы прибалтийские государства – как они прошли этот период? В Эстонии средняя зарплата составляет 1000-1100 евро. А у нас?

Свободная Европа: И в этих условиях лично вы видите луч света в конце туннеля?

Я надеюсь, что когда-нибудь, пусть меня уже и не будет, но внуки мои вернутся

Валериу Муравски: Мы упустили огромный шанс в 2009-2012 гг., когда нам выпала возможность максимально сблизиться с Европейским союзом. Это был великий шанс.

Я думаю, что если бы все шло так, как было обещано с самого начала, у нас, возможно, где-то в 2020 году появился бы реальный шанс интегрироваться в ЕС. Сейчас, чтобы снова сблизиться с Евросоюзом, нужно, чтобы к власти пришли другие политические силы, с другими концепциями, более молодые, которые не были причастны ко всем этим негативным процессам, нужны люди другого уровня интеллигентности.

Разумеется, без поддержки ЕС нам будет крайне трудно изменить ситуацию. Прежде всего, я бы сказал, при всех проблемах, которые есть у Румынии, она должна влиять более активно, пытаться нам помочь. Кроме того, естественно, я рассчитываю хотя бы на часть наших соотечественников, уехавших на Запад. Если вернется хоть часть этих ребят, скажем, процентов 25, будет гораздо легче переломить ситуацию здесь, в стране.

Я это говорю не как бывший премьер-министр, есть в этом и у меня свой меркантильный интерес – и я надеюсь, что когда-нибудь, пусть меня уже и не будет, но внуки мои вернутся. В противном случае, если такая ситуация будет продолжаться еще пять, семь, восемь лет – Республика Молдова опустеет полностью.

Нет оправдания тому, что произошл, как наши правительства пытались закрыть так называемые черные дыры в банковской системе. Никакого оправдания!

Свободная Европа: Какие чувства вы испытываете при виде того, что Республика Молдова, к созданию которой вы были причастны, превращается в региональную прачечную по отмыванию денег, что здесь украли миллиард долларов, за который гражданам придется расплачиваться 25 лет, и что ключевые институты страны находятся под политическим контролем узкого круга лиц?

Валериу Муравски: К сожалению, то, что произошло в банковской системе, можно назвать одним словом: катастрофа. До начала нулевых годов банковская система – единственная, что работала сравнительно нормально: развивалась, пыталась обеспечить экономику финансовыми ресурсами. А сейчас там полный хаос, стихийное бедствие.

Я смотрю и просто поражаюсь, как все это происходит, как заметаются следы. Они действительно нас за дураков держат. Нет оправдания тому, что произошло. Тому, как наши правительства пытались закрыть так называемые черные дыры в банковской системе. Никакого оправдания!

Я уже не говорю о том, что произошло во времена Филата, когда пакет Banca de Economii был продан под предлогом того, что не нашлось 80 млн леев на покрытие, или афера с аэропортом… Помните, как сказал Ленин: для того, чтобы прийти к власти, в первую очередь надо захватить и удержать почту, телеграф и вокзалы.

Конечно, это было сто лет назад, но отдать свой аэропорт… Это врата столицы, врата Республики Молдова! Я уверен, что Евросоюз, Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк, если бы мы к ним обратились, не отказались бы нам выдать кредит лет на 30-40, чтобы мы смогли привести в порядок и модернизировать Кишиневский аэропорт.

Свободная Европа: Но остались еще Moldtelecom, Air Moldova, RED-Nord и RED-Nord-Vest… У вас, как у опытного экономиста, есть уверенность в том, что эти предприятия будут приватизированы, что будет заключено государственно-частное партнерство, и что это будет в интересах граждан и на благо страны?

Валериу Муравски: Нет никакой уверенности, потому что тем, кто сегодня у власти в Молдове, стоило разбогатеть – и у них развился уже другой образ жизни, другой образ мышления. Они думают не так, как мы с вами, которые ждем, что Moldtelecom приватизируют – и в бюджет поступит миллиард.

Во-вторых, у нас, когда речь идет о крупных государственных предприятиях, их приватизация затягивается, она умышленно блокируется, потому что в администрациях этих предприятий работают родственники великих мира сего, и получают довольно хорошие зарплаты, а эти предприятия являются в некоторой степени инструментом для отмывания денег.

Поэтому их обязательно следует приватизировать, но, насколько я понимаю, рыночная конъюнктура не позволит получить от этого максимум возможного. Благоприятные шансы упущены.

Здесь надо менять все, на корню. А сделать это можно будет только тогда, когда придет другой политический класс

Но, так или иначе, их надо приватизировать, и сделать это необходимо прозрачно, гласно. По мне, лучший вариант – исключительно средствами иностранного капитала! Но, простите, не из Кипра или с каких-то там островов…

Скажу еще раз – прозрачно и на конкурсной основе. Единственное, в чем я уверен: наши нынешние руководители, разумеется, хотят и надеются, что им тоже что-то перепадет…

Свободная Европа: И именно в этом, насколько я понимаю, упирается проблема номер один с приватизацией?

Валериу Муравски: Да, с приватизацией и инвестициями у нас сложилась такая система: тем, кто приходил в Республику Молдова, давали, во-первых, понять, что без отката не обойтись, то есть «не подмажешь – не поедешь». Во-вторых – никаких гарантий прав, отсутствие гласности, никудышный инвестиционный климат. Поэтому у нас и нет инвестиций.

К сожалению, если взять бывшую советскую систему, то лишь прибалтам удалось в некоторой степени оторваться от этой среды, выйти из-под влияния Востока, а остальные – у всех есть проблемы, что у России, что у Украины, не говоря уж о нас и о других бывших советских странах.

Свободная Европа: Чего не хватает сегодня молдавской экономике для того, чтобы стать функциональной?

Валериу Муравски: Здесь надо менять все, на корню. А сделать это можно будет только тогда, когда придет другой политический класс, другие партии. Я лично вижу будущее страны и мое собственное будущее только в рамках процесса по интеграции и сближению с Евросоюзом. Другого шанса у нас просто нет, особенно, в контексте геополитических интересов, геополитической борьбы, которая здесь развернулась.

Я не думаю, что мы станем второй Германией, но в наших силах достичь того же, что и страны Балтии

Но только в том случае, если мы сами приложим усилия, и через свою политическую систему, и через выборы… Разумеется, в этом случае Европа поможет. Я уверен, что Евросоюз заинтересован в том, чтобы на его восточной границе находилась процветающая страна, правовое государство, в котором обеспечены права и свободы человека, безопасность.

Поймите меня правильно: вот, ты живешь в селе, ты хороший хозяин, у тебя дом – полная чаша, хозяйство крепкое – и каких соседей ты пожелал бы себе? Таких же, как и ты сам, не так ли? А не таких, которые не работают, воруют, пьют и Бог знает, чем еще занимаются... Конечно, в этом случае ты постоянно будешь думать о том, что сосед может перепрыгнуть забор, забраться в твой двор…

Так и европейцы – не хотят они таких соседей. Только воспитав новое поколение, мы сможем обеспечить смену политического класса и создание таких условий, при которых Республика Молдова сможет развиваться. Я не думаю, что мы станем однажды второй Германией, но, по крайней мере, в наших силах достичь того же, что и страны Балтии.

В 90-е годы я был министром финансов, поехал в Ригу, Таллинн, Вильнюс, посмотреть, что они делают, ведь все мы были родом из советской системы и могли бы поучиться друг у друга. Ну, что я могу сказать?! Здесь была катастрофа, нищета, пустые полки, деньги получали мешками, но они ничего не стоили… У них же в магазинах – все, что нужно человеку. Осенью 90-го года я впервые у них увидел кассу по обмену валюты. Мы здесь и понятия не имели о чем-то подобном.

Разумеется, у них уже тогда работали группы консультантов из Финляндии, Швеции, Норвегии, Германии, Дании, Польши – помогали им. Помогали тем, кто хотел что-то изменить, чего-то достичь. Будь у меня деньги, я бы все отдал, взял бы всех молдаван и отвез в Европу на месяц – пусть посмотрят, как люди там живут. Может, хоть так поверят, а иначе их не убедишь. Все это очень сложно. Так что надо мне подумать, как заработать денег, чтобы помочь Республике Молдова.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Pe aceeași temă

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG