Linkuri accesibilitate

Вадим Дубнов: «Не думаю, что на урегулирование в Приднестровье может хоть что-то на свете повлиять»


Российский вице-премьер Дмитрий Рогозин объявлен в Молдове персоной нон грата – Кремль назвал этот решение «неприемлемым». Ранее, 28 июля, Румыния развернула самолет с Рогозиным на борту, который направлялся в Кишинев. Свои действия Бухарест объяснил тем, что вице-премьер РФ включен в санкционный список ЕС. Молдова и Румыния обвинили Дмитрия Рогозина в том, что он специально спровоцировал инцидент, так как знал о запрете, введенном еще в 2014 году. В свою очередь, Рогозин пригрозил, что лица, помешавшие ему прибыть в Кишинев, будут установлены и наказаны.

Дмитрий Рогозин планировал встретиться 29 июля в Бендерах с президентом Молдовы Игорем Додоном на мероприятиях по случаю 25-летия миротворческой миссии на Днестре. Вместе с тем, официальный Кишинев заблаговременно предостерег российскую сторону и предложил воздержаться от участия в этих мероприятиях.

Впоследствии в интервью телеканалу «Россия-24» российский вице-премьер отметил, что за срывом его визита в Кишинев стоит лидер правящей в Молдове Демпартии Влад Плахотнюк, о котором он высказался как о руководителе мафиозной группы. Прокомментировать эти события мы попросили политического обозревателя радио Эхо Кавказа/ Радио Свобода Вадима Дубнова.

Вадим Дубнов: Весь сюжет с Рогозиным – это, по-моему, совершенно отрадная история, потому что все стало на свои места, поскольку все, что связано с Дмитрием Олеговичем, немедленно приобретает какой-то трагикомический или фарсовый характер. И то, что человек с такой репутацией у вас занимается Приднестровьем, – это как бы показывает реальный вес, реальный смысл уделяемого значения Приднестровью во всей внешнеполитической линии России. Думаю, что Молдову можно с этим поздравить, потому что иметь такого визави, я думаю, желала бы каждая страна.

О том, что Тирасполь находится в блокаде, мы слышим уже не первый год – скоро будем смело говорить, наверное, десяток лет

Свободная Европа: Может это как-то повлиять на урегулирование приднестровского конфликта, на развитие ситуации в Приднестровье?

Вадим Дубнов: Ну, честно говоря, не думаю, что на урегулирование в Приднестровье может хоть что-то на свете повлиять, это вещь в себе, одна из самых стабильных, по-моему, материй на свете, потому что в изменении того, что происходит сейчас в Приднестровье, не заинтересован, по большому счету, никто.

Кому-то не хочется раззадоривать этот узел, а по большому счету всех все вполне устраивает: и Кишинев это устраивает, и Киев это устраивает, и Москву это устраивает, и, по большому счету, и Тирасполь это тоже устраивает, потому что Тирасполь нашел какую-то свою нишу в этой ситуации.

О том, что Тирасполь находится в блокаде, мы слышим уже не первый год – скоро будем смело говорить, наверное, десяток лет – но вот блокада не мешает им прекрасно пользоваться правами внешнеэкономических агентов Молдовы. И они прекрасно себя чувствуют. Так что этот статус, такой сепаратизм, на самом деле, это сепаратизм будущего, который никому не мешает, и в связи с этим никто не собирается с этим сепаратизмом бороться.

Свободная Европа: В приднестровском регионе – огромное количество оружия, в частности, в Колбасне находятся склады бывшей 14-й российской армии, с большим количеством просроченных боеприпасов – примерно 20 тыс. тонн, по оценкам специалистов ОБСЕ. И вот – огромный взрыв прогремел на военной базе в Абхазии, в Грузии, погибли люди, есть десятки раненных, среди которых россияне, туристы. Может пострадать одна из главных отраслей Абхазии – туристический бизнес. Как бы вы прокомментировали эту ситуацию?

Вадим Дубнов: Ну, любое ружье, висящее на стене, может выстрелить, любые боеприпасы несут в себе риск взрыва – где угодно, либо на военной базе, либо в хранилище. А здесь случайность – упал столб, провода сдетонировали, случился взрыв. Опять же, это может случиться где угодно, этот вопрос не политический, а, скажем так, технико-дисциплинарный, насколько защищена техника, насколько усовершенствована система защиты.

Это случилось в Абхазии, но может случиться, еще раз говорю, где угодно, на любой военной базе, не только российской. Так что здесь никакого политического подтекста я не вижу, но и не думаю, что это сильно зависит от концентрации войск, количества военных баз. Ну, военное присутствие в Абхазии вообще-то решающее, конечно, фактически российская армия поглотила абхазские подразделения – это действительно решающий фактор, тут говорить совершенно не о чем…

Свободная Европа: А насколько велико это российское присутствие?

Вадим Дубнов: Речь идет нескольких тысячах военнослужащих, это достаточно организованный военный кулак, но другого ничего и не ожидалось после 2008 года, который, собственно говоря, и легализовал давнее желание России иметь там военную базу.

Что такое Пенс в Грузии, и что такое Путин в Абхазии? Смешно

Свободная Европа: Сейчас говорят, что во время недавних учений – партнеров НАТО – в Грузии натовские или грузинские танки от российских отделяло символическое расстояние, и что так близко друг от друга они очень давно не находились, со времен холодной войны…

Вадим Дубнов: Ну, это курьез на самом деле, потому что не было бы военно-политической составляющей, это можно было рассматривать как красивый такой символ: такое время переживаем, что танки сблизились на расстояние двух корпусов, условно говоря. Но – да, это так, но, опять же, к этому надо относиться все-таки как к курьезу. Грустному – но курьезу.

Свободная Европа: Говорят, что президент Владимир Путин собирается приехать в Абхазию примерно 8-го числа. Увязывают это с годовщиной событий 2008 года, короткой войной России и Грузии. Некоторые наблюдатели увязывают это и с приездом вице-президента США Майка Пенса в Грузию. Вы как считаете, это совпадение?

Вадим Дубнов: Ну, я с ужасом думаю, что дата пока некруглая, и страшно себе представить, что будет в следующем году, когда она будет круглой… Но я бы уточнил: какой-то логической политической увязки визита Путина с визитом Пенса в Грузию трудно себе представить – что такое Пенс в Грузии, и что такое Путин в Абхазии? Смешно.

В грузино-российских отношениях я не вижу никаких реальных поводов для раздражителей

Наоборот, я думаю, что это Москва бы хотела, чтобы этот визит выглядел именно увязанным с визитом Пенса. Это такие давние московские политтехнологические штучки – и довольно успешные, они действительно работают для тех, кому это нужно, на кого должно быть сработано.

А должно это сработать на наших людей в Абхазии, в России, прежде всего. В это верят – что, вот, это наш ответ... А других задач серьезных, серьезных целей Москва перед собой сейчас не ставит, так что, в общем, визит Пенса и девятая годовщина этих событий – это, в общем-то, пустяк по сравнению с теми реальными проблемами, которые Москва сейчас переживает в своей внешней политике.

Свободная Европа: Насколько велика возможность нового витка противостояния между Грузией и оккупированными территориями?

Вадим Дубнов: Ну, мы имеем в виду противостояние Грузии и России, конечно, прежде всего. Я думаю, что это зависит от контекста гораздо более общего, чем грузино-российский.

В грузино-российских отношениях я не вижу никаких реальных поводов для раздражителей, которые могут сделать что-то незначительное сегодня важным завтра. Это зависит от общего контекста отношений России с Западом.

И здесь Грузия находится в общем ряду с другими странами и Восточной Европы, и ближнего окружения России, прежде всего, это, конечно, Украина, Молдова и Балтия. Ну, Балтия имеет некую степень защиты, хотя это делает ее более уязвимой для провокаций. Но какие-то провокационные действия по-прежнему, думаю, возможны у России по отношению к Украине и Молдове, ну и Грузия в этом ряду...

То есть, надо оценивать конкретную ситуацию, это вещь вообще лукавая, но вот список стран, которым приходится думать о неких проблемах своей безопасности – он остается в последние годы постоянным.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG