Linkuri accesibilitate

Траян Бэсеску: «Перейти Прут — это значит покинуть свой дом и приехать домой» (ВИДЕО)


Почетный председатель Партии национального единства Республики Молдова считает, что Румыния – это страна с самым высоким потенциалом в Черноморском регионе. Экс-президент Румынии – об интересах России в регионе, перспективах европейской интеграции Молдовы и о своих политических планах.

Свободная Европа: Перейти Прут – что это значит для вас?

Траян Бэсеску: Перейти Прут – это значить покинуть свой дом и приехать домой. Я именно так воспринимал всегда Республику Молдова и ее народ – как часть румынского народа. Я так был воспитан, и я именно так оценивал ситуацию.

Свободная Европа: В последнее время вы исколесили Молдову вдоль и поперек…

Траян Бэсеску: Ну, мое знакомство с Молдовой только начинается.

Свободная Европа: Вы убедились, что вам тут симпатизируют, некоторые люди вас боготворят, особенно унионисты, но большинство опросов показывают, что у другой части населения кумиром является кремлевский лидер Владимир Путин. Как объясняете вы подобный раскол молдавского общества?

Траян Бэсеску: Это нормальная ситуация. Посмотрите на Румынию, там тоже по всем опросам 30-35% респондентов ощущают ностальгию по коммунистическому режиму, когда о каждом из нас заботилось государство. А капитализм означает, что каждый отвечает за себя сам.

В Румынии не нашлось ни одного столь подлого политика, который стал бы спекулировать недовольством населения

И если в Румынии ностальгией по прошлому страдают 30-35% населения, а Румыния – член НАТО, член Евросоюза с десятилетним стажем! – так вот, если в Румынии существует такой довольно солидный сегмент населения, который сожалеет о прошлом, то что говорить о Республике Молдова, которая была частью Советского Союза, которая пострадала от кремлевской пропаганды несравненно больше, чем Румыния. К тому же, в последние годы Румыния стала позволять себе более или менее вольную политику, не слишком оглядываясь на Кремль... Если помните, последний период Чаушеску… Но такой сигнал Румыния подала еще в 1968 году, когда войска Варшавского договора вступили в Чехословакию, а Румыния отказалась присоединиться к этой операции.

Свободная Европа: Эксперты говорят, что геополитика в Республике Молдова подтачивает государственность страны…

Траян Бэсеску: Развивающиеся страны, страны переходного периода – не самые сильные государства, но ведь и невозможно требовать от всего населения понять, пропустить через себя все эти перемены, через которые проходят сейчас государственные институты и общество Республики Молдова. Этот этап мы пережили в 90-е годы, когда неясно было, куда мы направляемся, когда все было в подвешенном состоянии, никто не знал, что будет с вступлением в НАТО. Но никогда, даже в 90-х гг., не было в Румынии ни одной партии, которая выступала бы против НАТО и против присоединения к Евросоюзу.

Свободная Европа: Был политический консенсус.

Траян Бэсеску: Это было позже, консенсус по дальнейшему развитию, но я говорю о 90-х годах, когда никто не говорил: «Мы хотим оставаться в сфере влияния Российской Федерации». Советский Союз развалился, и в Румынии не нашлось ни одной партии, которая сказала бы: «Мы хотим навечно остаться друзьями с Россией». А в Республике Молдова с этим большая проблема.

Естественно, самые большие проблемы в плане безопасности исходят от Украины. Но нас в равной степени интересует и Молдова

В Румынии не нашлось ни одного столь подлого политика, который стал бы спекулировать недовольством населения во время переходного периода – потому что все перестройки очень трудны, и Молдове в этом смысле досталось с избытком...

Свободная Европа: У нас тут говорят – нет конца переходному периоду.

Траян Бэсеску: Но здесь нашлись политические лидеры и партии, которые говорят: «Нет, не надо идти в Европейский союз, не надо идти в НАТО, лучше пойдем в Таможенный союз, в Евразийский союз…». Они играют на трудностях переходного периода, но скажите мне, какая евразийская или славянская культура заложена в традициях народа Молдовы? Они – румыны, народ латинского происхождения, так что постепенно корни западной культуры возьмут верх и в Республике Молдова.

Свободная Европа: Голос какой страны самый сильный здесь, в регионе?

Траян Бэсеску: Я бы предпочел говорить не о «сильном голосе», а об ответственности в регионе.

Свободная Европа: И на ком тогда больше ответственности?

Траян Бэсеску: Очевидно, что самая сильная страна в регионе – Российская Федерация. И очевидно, что вторая по своему потенциалу – это Украина. Румыния – самая крупная в регионе страна, которая является членом НАТО и Евросоюза, с несравненно более весомым экономическим потенциалом, чем Украина, с более глубокими демократическими преобразованиями, чем у Украины, и, если угодно, с несравненно более высоким потенциалом развития, чем любая из стран региона, включая Российскую Федерацию.

Свободная Европа: А кто наиболее настойчиво продвигает свои интересы в Черноморском регионе?

Траян Бэсеску: В военном смысле – Российская Федерация, в политическом – Румыния пытается сдерживать этот натиск российских интересов. Поэтому, если вы заметили, Румыния развернула мощную программу наращивания своего оборонного потенциала, стремясь стать надежным партнером в рамках НАТО и минимизировать сложившиеся риски.

После аннексии Крыма полуостров стал мощным трамплином для базирования российских самолетов, даже если у России нет сухопутной границы с нами, есть граница в Черном море. Экономическая зона Румынии сейчас соприкасается с исключительно российской экономической зоной.

Свободная Европа: Сейчас Бухарест больше фокусируется на решении проблем между Украиной и Россией – или же озабочен урегулированием приднестровской проблемы?

Траян Бэсеску: Бухарест крайне заинтересован в безопасности вокруг своих границ. Естественно, самые большие проблемы в плане безопасности исходят от Украины. Но нас в равной степени интересует и Молдова, и тому много причин, помимо замороженного приднестровского конфликта.

В Приднестровье хранится 21 тыс. тонн вооружений российской армии, в Тирасполе установлена никем не признанная власть, которая в любой момент может стать очень агрессивной, особенно, если Россия ее будет поддерживать военными ресурсами. Так что нас интересует все, что творится вокруг наших границ.

Свободная Европа: Но о реальных шансах на урегулирование приднестровского конфликта говорить вообще можно?

Траян Бэсеску: Да, но не в формате «5+2».

Свободная Европа: Почему этот формат перестал работать?

Траян Бэсеску: Формат оказался нежизнеспособным.

Свободная Европа: А чем можно его заменить?

Траян Бэсеску: Прямым диалогом между заинтересованными сторонами. А заинтересованные стороны – это Российская Федерация, потому что там находится ее группа войск; это Кишинев, потому что речь идет о части национальной территории; это Украина, как сосед конфликтной зоны и, в то же время, как государство, которому когда-то принадлежало Приднестровье; это Бухарест, который очень заинтересован и в Молдове, и в безопасности на своей восточной границе.

Свободная Европа: А США?

Траян Бэсеску: Они могут выступать как арбитры, как наблюдатели – США, Брюссель и кто там еще хочет, но до тех пор, пока приднестровский вопрос не обсудят честно и без околичностей все заинтересованные стороны…

Воронин, что ни говори, был промолдавским, а не пророссийским

Свободная Европа: Почему вы говорите «честно»? Разве этот вопрос до сих пор обсуждался нечестно?

Траян Бэсеску: Ну, что вы, о какой честности могла идти речь? Не буду вдаваться в подробности, в довольно болезненные политические подоплеки, но приведу лишь один пример. Вы помните первое оправдание России, когда она прекратила процесс вывоза вооружений 14-й армии из Приднестровья?

Свободная Европа: Россия обусловила свертывание своего военного присутствия предоставлением политического статуса Приднестровью.

Траян Бэсеску: Нет, первая реакция была другой. Вспомните, приднестровские женщины сели на рельсы и перекрыли железную дорогу – эти кадры обошли весь мир, мол, население против…

Свободная Европа: …вывода российской армии.

Траян Бэсеску: Да, против вывода российской армии, которая единственная, кто гарантирует им безопасность и мир. Это была пиар-акция, но, тем не менее…

Свободная Европа: Да, Галина Андреева вошла в историю.

Траян Бэсеску: Вот именно! Эта была пиар-акция с совершенно другим прицелом, потому что суть проблемы, как подсказывает мне 10-летний опыт руководства румынским государством, состояла в том, что Российская Федерация жаждет получить второй Калининград на юго-восточном фланге Евросоюза и НАТО.

Свободная Европа: Вы и сегодня разделяете эту идею?

Траян Бэсеску: Более чем. И совершенно уверен, что именно в этом и состоит цель.

Свободная Европа: Вспомним одно из заявлений Игоря Додона для русскоязычной прессы, он сказал, что федерализация может стать вариантом решения приднестровской проблемы, независимо от того, как это будет называться – федерация, конфедерация… И еще он говорил, что у Приднестровья должен быть свой президент, парламент, правительство и флаг.

Траян Бэсеску: То есть, план Козака, да? Так ведь именно этого и хотел Путин во времена Воронина, и Воронин отклонил этот план, потому что Воронин, что ни говори, был промолдавским, а не пророссийским.

Свободная Европа: Вы знали его хорошо, потому что вы поддержали его в 2005 году, когда он баллотировался на второй президентский срок?

Так называемые проевропейцы обещают вступление Молдовы в Евросоюз, а это является обманом

Траян Бэсеску: В отношениях с Ворониным было много чего, и я это делал, пытаясь наладить партнерство между Кишиневом и Бухарестом.

Свободная Европа: А сейчас он не признает это партнерство?

Траян Бэсеску: По завершению мандата каждый волен говорить, что хочет и как хочет.

Свободная Европа: Г-н Бэсеску, Игорь Додон пригласил президента Румынии Клауса Йоханниса посетить с визитом Кишинев. Как вы думаете, он пересмотрел свою тактику и стратегию в отношениях с Бухарестом?

Траян Бэсеску: После того, как он произнес столько неприятных вещей про Румынию, не знаю, может ли он надеяться на то, что глава румынского государства приедет к нему в гости – или приедет с визитом в Молдову по его приглашению. Уверен, что в нынешних условиях, имея в виду заявления Додона по поводу Румынии, его позицию в отношении Евразийского союза, глава румынского государства может приехать в Республику Молдова, но – с неофициальным визитом и без того, чтобы встречаться с Додоном.

Свободная Европа: А для президента Румынии отношения с Кишиневом остаются приоритетными?

Траян Бэсеску: Для правительства отношения остаются приоритетными.

Свободная Европа: А для президента?

Траян Бэсеску: Мы говорим о тех, кто наделен исполнительными функциями, потому что та программа, которую я инициировал, – безвозмездное выделение ста миллионов – продолжается, и я могу лишь сожалеть о том, что освоено лишь 40 млн евро из тех ста миллионов.

Свободная Европа: Какие стратегические проекты планирует внедрить Румыния в Республике Молдова?

Траян Бэсеску: Расширить газопровод из Унген до Кишинева.

Свободная Европа: Почему так трудно идет этот проект?

Траян Бэсеску: Знаете, виновата не только румынская сторона, потому что деньги-то есть. Главные препоны бюрократического порядка, и идут они со стороны Кишинева, потому что Румыния заинтересована в расширении проекта, который ориентирован на снижение энергетической зависимости Республики Молдова. Необходимо довести до конца проект взаимоподключения электросетей наших стран…

Ни Украина, ни Республика Молдова, ни Белоруссия не могут оставаться нейтральными государствами

Свободная Европа: В последние годы только и слышно, что надо, надо…

Траян Бэсеску: Проекты есть. У Transelectrica все проекты готовы, осталось только подключиться.

Свободная Европа: Значит, мяч на стороне поля Кишинева?

Траян Бэсеску: Однозначно – да, особенно, если иметь в виду, что, скажу еще раз, деньги – не проблема. Нужно больше уверенности в том, что дорога лежит в сторону Румынии, а не на Восток.

Свободная Европа: Вы считаете, что Москва еще имеет какое-то отношение к тому, что происходит на энергетическом поле Республики Молдова?

Траян Бэсеску: Москва не может открыто выступить против. Но допускаю, что задержать взаимоподключение электросетей она, естественно, может, используя все свое влияние. Мы видели последний опрос, о пророссийских и проевропейских настроениях – 50 на 50.

Свободная Европа: Сторонников Запада и сторонников Востока?

Траян Бэсеску: Да, и если быть максимально точными, то впервые сторонники Запада процента на два опережают сторонников Востока.

Свободная Европа: Г-н Бэсеску, в период коммунистического правления около 70% граждан Республики Молдова разделяли проевропейские устремления.

Траян Бэсеску: Да, потому что тогда не нашлось ни одной партии, которая заявила бы: «Мы хотим в Евразийский союз». Это то, о чем я сказал чуть выше: во времена Воронина даже коммунисты не говорили: «Мы хотим оставаться под зонтиком Москвы». Но сегодня нашлась настолько безнравственная партия, которая, уверен, прекрасно понимает, что народ с латинскими корнями не может иметь ничего общего с Евразийским союзом, но, тем не менее, эта партия решила сыграть на недовольстве масс затянувшимся переходным периодом.

Свободная Европа: Как рядовому гражданину разобраться в подобных ситуациях, когда все так запутанно?

Траян Бэсеску: Слушая сторонников курса на Запад и веря им. Правда, здесь у меня есть одно «но». Знаете, самая большая ошибка – это кормить народа иллюзиями. Иллюзиями можно кормить некоторое время, политики умеют это делать, но обязательно наступает откат, и происходит это в тот самый момент, когда граждане понимают, что обещания – химеры. А в Республике Молдова так называемые проевропейцы обещают вступление Молдовы в Евросоюз, а это является обманом.

Свободная Европа: Вы сказали чуть ранее об этом, но Брюссель ставит условие: «Проведите реформы, за большее получите больше». Как вы оцениваете ход реформ в Республике Молдова?

Траян Бэсеску: Вы сейчас произнесли ключевое слово – «условие». Брюссель ставит условие. Следовательно, Республика Молдова находится в серой зоне, да? Если взять политический спектр и опросы, которые показывают умонастроения в обществе, то вся эти картина – как неуверенный человек: мне пойти налево – или лучше направо?.. Иными словами, Республика Молдова сама себя загнала – и выбором своих граждан, и своей Конституцией – в серую зону. Когда я говорю «своей Конституцией», я имею в виду неудачную статью о нейтралитете Молдовы. В этом регионе быть нейтральным государством нельзя.

Свободная Европа: Даже если Россия выведет свою группу войск, бывшую 14-ю армию?

Я никогда не встречался с Плахотнюком, никогда с ним не беседовал и не жажду с ним увидеться

Траян Бэсеску: Но ведь именно это доказывает, что Республика Молдова не является нейтральным государством – и не может им быть. Назовите мне хотя бы одно государство мира, которое признало бы нейтралитет Молдовы! Нет такого государства.

Свободная Европа: Несмотря на то, что звучали призывы, в том числе со стороны отдельных кишиневских политиков, дать гарантии нейтралитету?

Траян Бэсеску: И что? Кто-то дал?

Свободная Европа: Но почему никто не хочет давать таких гарантий?

Траян Бэсеску: Потому что все смотрят на карту, и любой политик, который умеет читать карту, понимает, что ни Украина, ни Республика Молдова, ни Белоруссия не могут оставаться нейтральными государствами. И здесь – поскольку речь зашла об условиях – идет борьба: Российская Федерация использует в этой борьбе свои танки и вооружение, которое находится в Приднестровье, а также угрозы, которые она может исполнить в любой момент. А Брюссель и Евросоюз борются за Республику Молдова деньгами и программами. Одни – танками, другие – деньгами.

Одни говорят: «Взамен денег мы хотим демократии», а другие: «Если не будете сидеть смирно, то у нас есть танки». Я, конечно, немного утрирую, но суть именно такая. Одни используют в качестве аргумента угрозы и страхи, другие – финансовые ресурсы. Разумеется, Брюссель не намерен выделять деньги Молдове, пока есть угроза, что эти средства могут повторить судьбу украденного миллиарда. Поэтому и ставит условия: «Мы готовы дать денег, но взамен хотим видеть закон, который обеспечит независимость судебной системы в Молдове». Так что Брюссель ставит своей целью демократизацию Республики Молдова. Именно на это рассчитаны деньги Брюсселя.

Свободная Европа: В Кишиневе есть хоть один политик, которому Траян Бэсеску полностью доверяет?

Траян Бэсеску: Да, есть. Это Траян Бэсеску!

Свободная Европа: А если этот список продолжить?

Траян Бэсеску: Мне бы не хотелось давать оценок кишиневским политикам. Не скрою, у меня в Кишиневе два партнера. Это г-жа Гуцу, которую я удостоил высшей награды Румынского государства после того, как по ее ходатайству Конституционный суд решил, что румынский язык в Молдове является официальным. И, разумеется, я верю в партнера, который у меня есть в Партии национального единства – это г-н Шалару, бывший министр обороны, который приложил много усилий для того, чтобы продвинуть партнерство между молдавской армией и НАТО. Вот этим двум людям я доверяю.

Свободная Европа: Вас упрекали в том, что вы, якобы, подыгрываете г-ну Плахотнюку, который сегодня является лидером Демпартии. Вы в курсе этих упреков?

Траян Бэсеску: В курсе, в курсе!.. Мне прекрасно известно, насколько наивно иногда делают политику в Кишиневе. Это все из области анекдотов. Я никогда не встречался с Плахотнюком, никогда с ним не беседовал и не жажду с ним увидеться.

Первый и самый важный пункт программы касается объединения Румынии с Республикой Молдова

Свободная Европа: Если вы оба пройдете в парламент Республики Молдова, возможно, придется сформировать коалицию.

Траян Бэсеску: Должен вас разочаровать – я не ставлю перед собой задачу пройти в парламент Республики Молдова. Я из тех людей, которые в Румынии взяли от политики все, что только можно было взять: я был министром транспорта в пяти кабинетах, дважды избирался мэром Бухареста, дважды был президентом Румынии, десять лет подряд находился в этой должности. Конституция не позволяет мне больше баллотироваться на высшую должность в государстве…

Свободная Европа: Но Партия национального единства будет участвовать в парламентских выборах 2018 года?

Траян Бэсеску: Несомненно, и я надеюсь, что она станет важным игроком на этих выборах.

Свободная Европа: А если ДПМ пройдет в парламент, вам в любом случае придется высказать свое мнение?

Траян Бэсеску: Кроме ДПМ есть и другие проевропейские партии…

Свободная Европа: Которые вы тоже критикуете.

Траян Бэсеску: Ну, да, критикую, потому что они не говорят честно…

Свободная Европа: И Партию «Действие и солидарность», и партию г-на Нэстасе…

Траян Бэсеску: Да, критикую, потому что они не говорят честно и открыто гражданам Республики Молдова, что у них нет пока никаких перспектив на вступление в ЕС. По крайней мере, в ближайшие двадцать лет приоритетом Евросоюза является расширение на Балканах.

Свободная Европа: Но разве в программе Партии национального единства не фигурирует, в том числе, и такая фраза: «Поддерживаем европейский курс Республики Молдова»?

Траян Бэсеску: Да, фигурирует, но самый важный пункт Партии национального единства и Партии народного движения Румынии, первый и самый важный пункт программы касается объединения Румынии с Республикой Молдова. На данный момент Республика Молдова включена в программу Восточное партнерство, которая финансируется Евросоюзом и нацелена именно на демократизацию. Так что это не взаимоисключающие цели.

Свободная Европа: Мы накануне саммита Восточного партнерства.

Траян Бэсеску: Это так.

Свободная Европа: Чего может ожидать Республика Молдова от этого саммита?

Траян Бэсеску: Первое и самое главное: чтобы саммит приветствовал тот факт, что Республике Молдова удается продолжать программу сотрудничества с Международным валютным фондом, которая открывает доступ к обещанному Брюсселем финансированию в размере 100 млн евро. Это самая важная новость за последние дни. Мы видели заявление МВФ. Чего еще ждать? Ждать увеличения финансирования и, вероятно, вам известно, что европарламентарию…

Свободная Европа: Зигфрид Мурешан сейчас, при разработке бюджета…

Траян Бэсеску: Да, депутату от Партии народного движения удалось добиться увеличения бюджета для Восточного партнерства – и это дополнительное финансирование ощутит на себе и Молдова.

Свободная Европа: Это обязательство пересмотру не подлежит?

Траян Бэсеску: Европейские проекты с трудом «взрослеют». Если вы помните, вначале была инициатива Румынии по Черноморской синергии, в которую входили Грузия, Армения и Республика Молдова. Затем Польша заявила, что нельзя оставлять Белоруссию и Украину вне этого проекта, и Черноморская синергия превратилась в Восточное партнерство.

Этот проект сейчас находится на этапе «взросления», и его улучшения будут связаны с увеличением финансирования, в зависимости от ресурсов Евросоюза, который в настоящий момент тоже сталкивается с определенными проблемами. Конечно, на этом саммите будут подведены итоги, но следует учесть, что бюджет ЕС снизится на фоне выхода Великобритании. Придется искать варианты компенсации бюджета ЕС, потому что Великобритания играла важную роль в формировании бюджета Евросоюза. Так что ЕС сегодня сталкивается с серьезными проблемами.

Но важно то, что есть европарламентарии, которые добиваются увеличения бюджетов для Восточного партнерства. И это дает возможность проводить взаимоподключения без привлечения бюджетных средств Республики Молдова, расширять газопровод Унгены-Кишинев, строить мосты через Прут. И не только мосты из цветов! Кто-то говорил мне в Кагуле: «Г-н президент, а не пора ли переходить от цветочных мостов к мосту Объединения?»

Свободная Европа: Вы неоднократно говорили, что на европейскую перспективу могут рассчитывать только Балканские страны.

Траян Бэсеску: Это так.

Если две страны решат объединиться, они могут это сделать либо на референдуме, либо через решение парламента

Свободная Европа: Неужели не найдется ни одного западного чиновника, который скажет, что подобные перспективы есть и у стран Восточного партнерства?

Траян Бэсеску: Если и найдется такой чиновник, то этого будет недостаточно, потому что необходимы два решения: Европейского совета и Европейского парламента. И мне бы не хотелось становиться политиком, который кормит людей иллюзиями. Потому что, скажу еще раз, любой, кто смотрит на карту, понимает с первого взгляда, что Россия окружила себя буфером безопасности, так называемым «санитарным кордоном». И трудно поверить, что когда-либо можно будет перешагнуть через этот кордон.

Приведу факты. Когда принималась программа Восточного партнерства, я был в Брюсселе. Я никогда не забуду, что г-н Лянкэ говорил на румынском языке, это произвело на меня глубокое впечатление, мне очень понравилось. Тогда было подписано Восточное партнерство с Республикой Молдова и Украиной. Для Российской Федерации Молдова не представляла никаких проблем, потому что часть ее территории была оккупирована. Другое дело – Украина. И тогда, после Восточного партнерства, произошли все эти события, аннексия Крыма и конфликт на востоке Украины…

Свободная Европа: Значит, Россия недоброжелательно отнеслась к сближению Украины и Молдова с ЕС?

Траян Бэсеску: Нет, да и не могла она отнестись… Нет, сближение ее практически не волнует, а вот вступление в Евросоюз…

Свободная Европа: Вступление. А почему же Россия ничего не имеет против, когда заходит речь о внедрении Соглашения о свободной торговле, в котором участвует и Приднестровье?

Траян Бэсеску: А с чего ей быть против?

Свободная Европа: Ну, коль скоро России не нравится европейский курс Молдовы…

Траян Бэсеску: А почему это должно ее волновать, ведь финансирование Приднестровья в последние годы заметно ослабло, и Россия не заинтересована в том, чтобы Приднестровье, непризнанное и изолированное от остального мира, экономически рухнуло. Как вы думаете, почему никто не возмущается тем, что многие русские из Приднестровья обращаются за румынским гражданством – и мы его предоставляем?

Свободная Европа: Или что нередко у приднестровских экономических агентов совместный бизнес с румынскими предпринимателями?

Траян Бэсеску: Разумеется, так оно и есть.

Свободная Европа: И на все это надо смотреть доброжелательно?

Траян Бэсеску: Безусловно. Ничего плохого в этом нет, потому что мы не имеем в виду отказ от Приднестровья, если Румыния и Республика Молдова объединятся. Но, по моему мнению, для Республики Молдова объединение с Румынией – это выход: с точки зрения и безопасности, и перспектив развития, и повышения уровня жизни населения. Эту перспективу, объединение с Румынией, можно, не кривя душой, предоставить Республике Молдова.

Я думаю, ни один президент Румынии не направит на ратификацию Договор о границе между Румынией и Республикой Молдова

Свободная Европа: Вы слышали заявление бывшего посла России в Молдове, который сегодня возглавляет российскую дипмиссию в Бухаресте? О том, что необходимо провести референдум по вопросу объединения. В случае плебисцита как, по вашему мнению, будет выглядеть ситуация?

Траян Бэсеску: Г-н Кузьмин… Возможно, это некоторая открытость, если не элемент цинизма. Вам ведь известно, что до обнародования результатов опроса на прошлой неделе…

Свободная Европа: Опроса IRI?

Траян Бэсеску: Да, он определенно что-то знал в бытность послом в Кишиневе, ведь 60% населения составляли пророссийские граждане и 40% – проевропейцы. Так вот, параметры немного изменились, сейчас сторонников Запада чуть больше половины, вот он и подбросил идею, созвучную Хельсинскому заключительному акту 1975 года. Этот акт определяет условия, при которых возможен пересмотр границ в Европе.

Свободная Европа: Он провел параллель с референдумом в Крыму.

Траян Бэсеску: Ну, мы не настолько же наивны, чтобы попадать в сети Кузьмина!.. По примеру Крыма… Он привел в качестве примера и Косово – что вот, мол, и Румыния не признает Косово, и Российская Федерация.

Но г-н посол Кузьмин мог сформулировать свою идею и без ссылок на Крым, просто сказать, что если эти две страны решат объединиться, они могут это сделать либо на референдуме, либо через решение парламента – и тот, и другой путь одинаково легитимны. Потому что в Хельсинкском заключительном акте 1975 года, в первой статье предусмотрено, каким образом можно изменить границы в Европе – «мирным путем и по договоренности». И в этом же документе указано, от каких действий сторонам следует воздерживаться при решении территориальных вопросов – «от применения силы или угрозы силой». Следовательно, законные рамки есть, и именно на их основе произошло объединение Германии.

Свободная Европа: Когда вы были президентом, обсуждался Договор о границе. Какова участь этого документа?

Траян Бэсеску: Я не стал давать ему хода, я остановил его и сказал: «Пока я президент Румынии, Договор ратифицирован не будет». В противном случае это означало бы признать пакт Молотова-Риббентропа. И, я думаю, ни один президент Румынии не направит на ратификацию Договор о границе между Румынией и Республикой Молдова…

Opinia dvs.

Arată comentarii

Pe aceeași temă

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG