Linkuri accesibilitate

Руксанда Главан: «Мы предложим новую стратегию развития всей системы здравоохранения» (ВИДЕО)


Еще до ухода из правительства Павла Филипа представителей Либеральной партии демократы объявили о намерении реформировать правительство. Одна из самых комментируемых реформ – слияние или объединение ряда министерств. Об этом корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу беседует с министром здравоохранения Руксандой Главан.

Свободная Европа: Проект реформы правительства предполагает реорганизацию министерства здравоохранения и министерства труда, социальной защиты и семьи, которым в скором времени предстоит объединиться. Эти два министерства уже пережили одно объединение в 2005 году, во времена правления коммунистов. Однако примерно через полгода их опять разделили. Как вы расцениваете идею слияния?

Руксанда Главан: Несмотря на менее удачный опыт в середине нулевых годов, международная практика ряда небольших стран, подобных Республике Молдова, показывает, что этим двум министерствам следует работать под одной крышей. Политика в этих двух сферах не является противоположной. Напротив!

У меня тоже есть определенный опыт в качестве замминистра труда, соцзащиты и семьи, и в этой должности я не раз задавалась вопросом – почему отдельные наши услуги не связаны с системой здравоохранения? Например, тот же Совет по установлению степеней инвалидности, ведь многие из разделов политики, ориентированной на людей с ограниченными возможностями, имеют прямую связь с системой здравоохранения.

С другой стороны, необходимо понимать, что при сложившемся положении дел – в одном министерстве 122 человека, в другом – немногим более ста, плюс – энное количество вакансий и тут, и там, – ситуацию необходимо изменить. Необходим переходный период в течение года, как минимум, для организации работы будущего объединенного министерства.

Когда мы говорим о реформах, то складывается ощущение, что молдавское общество уже устало от этого слова

Вместе с тем, в Центре по внедрению реформ при правительстве отмечали, что в новой структуре акцент будет делаться на госсекретарей и их заместителей. Эти структуры, эти должностные единицы существуют во всех европейских правительствах и гарантируют институциональную «память» при смене министра.

В конечном счете, министр – должность политическая, а госсекретарь как раз и призван обеспечить преемственность политики.

Свободная Европа: А регламентирующие, контрольные функции – от них откажутся?

Руксанда Главан: Сегодня за министерством закреплено множество контрольных функций, которые, так или иначе, делегированы определенным подведомственным структурам. Сейчас задача ставится на том, чтобы министерства выполняли свои основные обязанности – анализ и мониторинг ситуации и, при необходимости, вмешательство. А функции внедрения и контроля будут возложены на конкретные подразделения, подведомственные либо министерству, либо правительству, которые отвечают за правильное применение законодательства.

Так работает система во многих европейских странах. Понадобится переходный период, который, надеюсь, Молдова пройдет успешно.

Свободная Европа: Вы войдете в будущее правительство после слияния этих двух министерств?

Руксанда Главан: Говорить об этом пока преждевременно. На этот счет будет решение партии и политическое решение. Председатель партии достаточно ясно изложил вопрос, так что, я думаю, сегодня торопить события не стоит.

Свободная Европа: Вернемся к реформе системы здравоохранения. Одни одобряют предпринимаемые вами меры, другие, напротив, настроены критически. Например, обещали провести реформу больниц, потом решили повременить…

Руксанда Главан: Когда мы говорим о реформах, то складывается ощущение, что молдавское общество уже устало от этого слова. С другой стороны, все понимают, что перемены необходимы, но крайне сдержанно воспринимают реформы, когда они касаются непосредственно их, опасаются возможного сокращения или перевода на другую должность.

Мы рассчитываем и на бюджет, и на партнеров

За тот период, что прошел после нашей предыдущей встречи, усилия министерства были сосредоточены на доработке всех трех концептов реформы. Тогда мы говорили о реформе больниц, работали над концептом перестройки государственного сектора здравоохранения и сектора первичной медицинской помощи.

Таким образом, мы намерены предложить новую стратегию системы здравоохранения в целом, которая предполагает концепцию правительства по всем составляющим: человеческие ресурсы, финансирование сектора, реформирование больниц, перестройка сектора первичной медпомощи и реформирование госсектора здравоохранения.

Все эти составляющие стартуют с некоторыми интервалами. Одни начнутся в июле, другие в сентябре, но главное – не допустить фрагментации концепции, сохранить ее неразрывный характер. С точки зрения минздрава, мы готовы приступить к реформам. Сейчас все упирается в политическое решение: либо начинаем и проводим реформу правительства, после которой приводим в действие разработанную стратегию, либо двигаемся параллельно.

Свободная Европа: Но реформирование больниц остается приоритетом?

Руксанда Главан: Да, это ключевой момент, и никто не может отменить этот приоритет правительства, потому что качество медицинской помощи в стационаре все еще остается серьезным бременем для системы.

Свободная Европа: Вы говорили о трех уровнях стационарной медицинской помощи: больницы х местного уровня, где будут лечить хронические заболевания; региональные больницы – второго уровня – и центрального, республиканского уровня. Что выигрывает гражданин в результате этой реформы?

Руксанда Главан: Именно потому, что некоторые пациенты сегодня не могут быть уверены в том, что получат качественное лечение, так как не все районные больницы располагают хорошо подготовленным персоналом и оборудованием для оказания качественных услуг при острых заболеваниях, заболеваниях, требующих хирургического вмешательства, других неотложных ситуациях, которые не по силам районным больницам – именно поэтому и необходима реформа стационарного сектора.

К чему лукавить, кого мы пытаемся обмануть, когда говорим, что в том или ином районе работает районная больница, если она не соответствует стандартам предоставления качественных услуг? Не лучше ли реорганизовать эту больницу, оставить в ее ведении услуги по лечению хронических заболеваний, в которых наше население очень даже нуждается, потому что у нас много пожилых людей, высок процент неинфекционных заболеваний, таких, как сахарный диабет, гипертония со всеми сопутствующими осложнениями?

Давайте сделаем все так, как это положено: реорганизуем районную больницу в стационар, который оказывает услуги этой категории пациентов, а высвободившиеся человеческие ресурсы, оборудование и будущие инвестиции направим в определенную больницу, которая станет региональной.

Сейчас у нас на 10% меньше пациентов госпитализируются в связи с определенными видами хронических заболеваний

Свободная Европа: А когда эта идея может воплотиться в жизнь?

Руксанда Главан: Необходимо понимать, что ситуация не изменится в одночасье. В задуманном нами варианте на эту реформу уйдет семь лет. Иными словами, не следует ждать сиюминутной отдачи, после начала реформы стационарных медицинских учреждений новые больницы не появятся за ночь. Проблемы будут решаться постепенно, со временем, но до 2025 года вся система здравоохранения, касающаяся больниц, подлежит реорганизации.

Свободная Европа: Какова цена реформы? И в денежном выражении, и в преимуществах?

Руксанда Главан: Мы изначально делаем акцент на значительном улучшении качества услуг. О финансовых расходах я бы предпочла пока не говорить, потому что сейчас идет оценка стоимости оптимизаций и инвестиционных потребностей. Одни здания будут отремонтированы, другие же придется построить с нуля, так что объем финансирования достаточно серьезен.

Вместе с тем, должна отметить, что старт реформы невозможен без инвестиций в систему первичной срочной медицинской помощи. Мы поставили своей задачей ежегодно приобретать по 100 машин скорой помощи, надеюсь, это нам удастся – начиная с этой осени.

И тогда пациент будет знать, что даже если в его районе не предоставляется определенная хирургическая услуга – по объективным причинам, потому что нет достаточных финансовых ресурсов, и нерационально инвестировать в хорошо оснащенный операционный зал там, где население едва достигает 30 тыс. человек – но, в то же время, он будет знать, что есть прекрасно оборудованная машина скорой помощи, с высокопрофессиональным экипажем, способном обеспечить за те 60 золотых минут, как мы их называем, доставку пациента в хорошо оборудованное стационарное медучреждение. Это значит и качество, и надежность.

Свободная Европа: Вы собираетесь найти деньги в республиканском бюджете – или же надеетесь на внешних партнеров?

Руксанда Главан: Мы рассчитываем и на бюджет, и на партнеров. Как министр здравоохранения, я пыталась доказать, что если деньги транжирить, то их всегда не будет хватать.

Соответственно, мы ориентируемся на средства, которые можем генерировать самостоятельно. В результате создания единого центра закупок в системе здравоохранения нам удалось сэкономить порядка 100 млн леев на приобретении лекарств и почти 47 млн леев на приобретении парафармацевтических продуктов. Значит, эти 150 млн леев перенаправлены на другие нужды.

Мы не можем сравнивать рынок Румынии, где 22 млн потенциальных покупателей, и Республики Молдова, с потенциалом в 2,9 млн человек

Такой подход мы проявляем и к реформе сектора стационарной медицинской помощи. Оптимизация расходов на существующие структуры плюс дополнительные вложения – либо частично из госбюджета, либо в виде кредитов или грантов со стороны доноров – это станет основой финансовых инвестиций будущей реформы.

Свободная Европа: Самые большие опасения граждане выражают по поводу низких пенсий и заоблачных цен на медикаменты...

Руксанда Главан: Вернусь к нашей прежней идее о необходимости общения с гражданами. Я практически каждые две недели, если не еженедельно, бываю в районах, и когда мне задают этот вопрос – а задают его часто, – я объясняю людям, что если речь идет о пенсиях, это значит, что человек является пенсионером. А эта категория граждан, пенсионеры, автоматически застрахованы государством. Застрахованный гражданин имеет право на компенсируемые лекарства.

И хочу сказать, что эксперимент, который мы провели в минздраве в 2016 году, когда практически удвоили список компенсируемых лекарств, приносит плоды – сейчас у нас на 10% меньше пациентов госпитализируются в связи с определенными видами хронических заболеваний. Почему? Потому что они обратились к семейному врачу, получили компенсируемый рецепт, оплатили медикамент частично – и могут контролировать свое состояние в домашних условиях.

Тогда же мы вернулись к понятию «дневной стационар». И значительная часть граждан с хроническими заболеваниями, часть пенсионеров не попадают в больницы, потому что они ходят к семейному врачу, там им назначается курс лечения в дневном стационаре, бесплатный или частично компенсируемый.

Агентство по лекарствам ведет постоянный мониторинг фармацевтического рынка. Практически ежемесячно они проводят перерегистрацию цен на медикаменты, и тенденция к их снижению приобрела уже постоянный характер: трехпроцентное снижение в одном месяце, пятипроцентное – в другом…

Мы намерены добиться, чтобы практически все жизненно важные медикаменты попали в список компенсируемых

Свободная Европа: Но многие говорят, что дешевле пересечь Прут и купить в Румынии нужные лекарства, чем сделать это здесь, в Республике Молдова.

Руксанда Главан: Мы не можем сравнивать с точки зрения поставщика медикаментов такой рынок, как Румыния, где 22 млн потенциальных покупателей, и Республики Молдова, с потенциалом в 2,9 млн человек.

Свободная Европа: Значит, величина рынка так же отражается на стоимости лекарств?

Руксанда Главан: Правила игры везде одинаковые. Чем больше потребителей, идет ли речь о медикаментах или о других продуктах, тем ниже цены.

Наша задача, с одной стороны, держать цены под контролем, не давать им расти, а напротив, снижать их по возможности. И с радостью могу сказать, что это нам удается. Не говоря уже о том, что на значительную категорию медикаментов распространяются компенсации – и это тоже большой плюс.

В среднесрочном периоде мы намерены добиться, чтобы практически все жизненно важные медикаменты попали в список компенсируемых. Таким образом, пациент привыкнет вовремя ходить к врачу за консультацией, а в случае необходимости получит компенсируемый рецепт и воспользуется скидками на базе страхового полиса.

Свободная Европа: Хочу также спросить у вас – какие есть замечания, упреки, пожелания?

Руксанда Главан: Один из упреков связан с тем, что не удалось довести до конца реформу оплаты труда бюджетников. Потому что стратегия, принятая нами в прошлом году, предполагает пересмотр системы оплаты труда в два этапа.

Первый шаг – в зависимости от личных профессиональных достижений повысить зарплату для работников медико-санитарных учреждений, входящих в систему обязательного медстрахования. Этот шаг был сделан 1 июля, а до конца года планировалось сделать и второй шаг – в отношении работников, которые оплачиваются из госбюджета. Здесь я говорю о работниках государственной системы здравоохранения, Центра переливания крови, Агентства по трансплантации… Мы разработали положение, были готовы ко второму шагу. Но учитывая, что концептуально реформу зарплат в бюджетном секторе в целом решено было возложить на другое министерство – как для врачей, так и для учителей, и других категорий работников – мы передали все свои наработки, а сейчас ждем конечного результата.

Есть и другие моменты, которые, к сожалению, не удалось ускорить, но, с другой стороны, думаю, что совершенствованию нет предела. Все находится в постоянном движении, поэтому важно не допускать больших отклонений от курса – и двигаться вперед.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG