Linkuri accesibilitate

Ренато Усатый: «Если бойкотируют — то бойкотируют все, и индюк остается с Плахотнюком один на один»


В прошлом году, опасаясь ареста, мэр Бельц Ренато Усатый бежал в Москву. Во втором туре президентских выборов он поддержал Игоря Додона, заявив, что не может оказать содействие Майе Санду, так как она придерживается проевропейских взглядов и является «американским проектом». Ну, а сегодня Усатый занимается политикой на расстоянии, в основном в режиме онлайн, и говорит, что Додон больше не является его союзником, что он предпочел бы сотрудничать с Санду и другими оппозиционными партиями в целях бойкотирования парламентских выборов. В интервью Василе Ботнару лидер «Нашей партии» заявил, что его цель – отстранить от власти как правительство демократов, так и своего бывшего союзника-социалиста.

Свободная Европа: Г-н Усатый, София Ротару – неужели это все, что нужно сейчас жителям северной столицы по случаю Дня независимости? Когда-то это было оригинально, это преподносилось как подарок от Усатого. А сейчас вы тоже думаете, что это как раз то, в чем нуждается гражданин?

Ренато Усатый: Давайте уточним с самого начала: я предельно ясно сказал, что за последние годы моя позиция не изменилась, не в пример другим политикам. Я сказал: когда город празднует [день] своего святого покровителя, как бы трудно это ни было, в городах и селах Молдовы в храмовой праздник или в День независимости проводятся различные мероприятия.

То, что я сделал в Бельцах, я сделал из собственного кармана, на задекларированные доходы

Я бы вас понял, если бы мэрия потратила на этот концерт, ну, не знаю, полтора миллиона леев. В бюджете на организацию праздника по случаю Дня независимости для бельцкой мэрии заложено 40 тыс. леев. Это предусмотренные бюджетом деньги… Понимаете, о чем я?

Я не поступаю так, как поступали в свое время коммунисты в Бельцах, да? Собирали бизнесменов, предпринимателей… Для меня важно делать в Бельцах красивые дела, эти деньги пошли на дополнительные инвестиции в ремонт дорог. Иными словами, на деньги, которыми тратили коммунисты, мы ремонтируем на 40% больше… Значит, эти 40%...

Свободная Европа: Я задал вопрос, потому что вы, таким образом, вступили в соревнование с Иланом Шором.

Ренато Усатый: Нет, я не соревнуюсь ни с Иланом Шором, ни с кем другим. Посмотрите, Шор делает то, что он делает: знаете, украсть несколько сот миллионов и потратить пять миллионов на город Оргеев – невелика заслуга. Я бы так сказал: это крупнейшая экономическая уловка в мировой истории.

То, что я сделал в Бельцах, я сделал из собственного кармана, на задекларированные доходы, по которым исправно плачу налоги. И в своих действиях я не ищу какой-то политической подоплеки, как отдельные наши политики, которые стараются приурочить свою активность к определенным датам, я что к Рождеству, что к Новому году или ко Дню независимости стараюсь устраивать праздники в Бельцах, и на эти мероприятия, кстати, приходят не только бельчане, но и жители других городов. Понимаете? И ничего плохого я в этом не вижу.

Свободная Европа: Сейчас хочу спросить о другом. Возможно, рано еще подводить какие-то итоги, но, тем не менее, из тех, кто бросил перчатку Плахотнюку, никто пока не вышел победителем. Что касается вас, вы всячески даете понять, что вы – тот самый борец, который его одолеет, потому что «сила в правде».

Ренато Усатый: Совершенно верно!

Свободная Европа: На каком этапе сейчас находится ваше противоборство с Плахотнюком, и какие у вас есть козыри? Ведь он находится у власти…

Ренато Усатый: Вы абсолютно правы. Все, кто, как говорят молдаване, посмели открыть рот против Плахотнюка, навлекли на себя серьезные проблемы. Это касается абсолютно всех – и рыбешек покрупнее, и тех, что помельче.

Кто-то пытался услужить Плахотнюку, дабы не усугубить свою ситуацию. Я горжусь тем, что не стал карманной, как говорят русские, – ручной оппозицией. Поэтому у меня не просто большие проблемы – очень большие. Посмотрите, что показывают они по телевизору – Усатый, русская мафия, убийства, грабежи, что-то там еще…

Я был бизнесменом, я мог сохранить такие отношения и по сей день, безо всякой головной боли, без всяких уголовных дел

Понимаете, они уже не знают, что бы еще придумать. Я горжусь тем, что, как показал опрос IDIS Viitorul, в Бельцах уровень прозрачности за шесть месяцев составил 84%. Мы – единственный город в Молдове, который получил такую оценку – «A+». Нет другого города, который вписался бы в категорию «A» или «B»; за нами следует Кагул с 40%, что соответствует категории «B–». Понимаете? Я горжусь тем, что…

Свободная Европа: Значит, если подвести итог, ваш козырь – это поддержка народа. Я правильно понимаю?

Ренато Усатый: Да, поддержка народа. Я вижу сейчас, что людям эта борьба важна, и я не могу их разочаровать, предать.

Свободная Европа: Другой ваш козырь – поддержка России или влиятельных российских кругов. Этот козырь все еще действителен? После того, как Додон…

Ренато Усатый: Да…

Свободная Европа: … фактически вытеснил вас оттуда?

Ренато Усатый: Вы, как и многие мои коллеги в Молдове, и не только там, тоже начинаете вот с «влиятельными кругами» и прочими! Почему вы не можете понять простую вещь? До 2014 года, когда я пришел в политику – а я ведь знаю Плахотнюка более десяти лет, Филата – немного меньше, Воронина знаю лет 14, с Урекяном знаком 15 лет – так вот, все они приезжали в Москву, мы ездили в Кишинев, я ходил к ним в гости, ходил с Плахотнюком в его клуб, понимаете?

Я был бизнесменом, я мог сохранить такие отношения и по сей день, безо всякой головной боли, без всяких уголовных дел, потому что первое уголовное дела на меня завели тогда, когда я появился на политической сцене Кишинева. Я рискнул всем, поставил на карту все, у меня нет банковских счетов, нет скрытых денег… Я уехал в Россию в 2004 году, и вынудили меня к этому парни Воронина, которым не нравилось, что мои родители были учителями в школе, что никто меня не крышевал, что я работал в то время на Железной дороге… Почему же, когда я вернулся в Молдову, вы утверждаете, что только влиятельные круги меня могли…

Свободная Европа: Не я это утверждаю, г-н Усатый. Когда вы появились в Молдове, и вас представляли в СМИ, вас, похоже, устраивал этот имидж – человека, к которому благоволит Россия.

Ренато Усатый: Но это естественно, раз я занимался бизнесом в России…

Они собирались вывезти меня в Белоруссию, накачать наркотиками, – а дальше все как по маслу, у Усатого передозировка...

Свободная Европа: А сегодня, когда вы более не являетесь партнером Додона, когда Додон выстроил определенным образом свои отношения с Россией, вас словно отправили на скамью запасных игроков. Сейчас у вас еще сохранились какие-то связи в Кремле, в околовластных кругах? В противном случае, насколько я это понимаю, потребуй Додон или Плахотнюк вашей экстрадиции – это произошло бы вмиг. Значит, вы в России еще важный человек...

Ренато Усатый: Прежде всего, должен подтвердить, что Плахотнюк и Додон – и порознь, и вместе – пытались создать мне большие проблемы в России. В этом вы правы. Но есть один момент, благодаря которому я чувствую себя свободным человеком.

Когда распался Советский Союз, все, кто находился на тот момент на территории Российской Федерации, автоматически получили право на российское гражданство. И я, несовершеннолетний мальчишка, оказавшийся в тот момент на территории Российской Федерации, где проводил каникулы, с 1992 года являюсь гражданином двух государств – и Российской Федерации, и Республики Молдова.

По Конституции Россия своих граждан не выдает, об этом знает весь мир, ничего нового я не сказал. Почему Плахотнюк прошлой осенью с помощью своих бандитов в молдавской полиции (и нынешних полицейских, и бывших – там все были замешаны) пытался похитить меня из родного дома? Они собирались вывезти меня в Белоруссию, накачать наркотиками, – а дальше все как по маслу, у Усатого передозировка...

Это другой вопрос – прокуроры, судьи, полицейские Плахотнюка, они не хотят, чтобы я оказался за решеткой, как Филат и другие. Они хотят спровоцировать ситуацию, при которой я никогда не смогу вернуться в Молдову. В октябре 2016 года меня объявили в международный розыск. Так? Скоро год как. За этот год меня никто не трогал, меня даже не вызывали на допрос в порядке судебного запроса – ничего абсолютно.

Я думаю, они опасаются выйти на меня, потому что в этом случае они получат все доказательства, которые придется подшить к делу. Представляете – приехать ко мне и получить доказательства, а не голословные заявления и обвинения?

Свободная Европа: Я принимаю это как вашу версию – единственное, что я могу сделать как журналист. Перейдем к следующему вопросу. Как вы оцениваете сложившуюся конфронтацию между властью и оппозицией? Потому что в условиях, когда вас в некотором роде нейтрализовали, ваш единственный шанс – это поддержка народа, о которой вы упомянули выше, и борьба в рамках закона на предстоящих парламентских выборах – в надежде добиться хорошего результата, который даст возможность свергнуть существующую власть…

Когда Додон видит Плахотнюка, от его борзости не остается и следа, словно это другой человек

Ренато Усатый: Это не совсем так. Это вариант Игоря Додона – дождемся парламентских выборов… Во-первых, я пытался вести диалог с оппозицией, кроме Додона, потому что Додон сегодня входит, образно говоря, в общество с ограниченной ответственностью Плахотнюка, понимаете? Проблема не в том, что он президент Молдовы, потому что, как он сам говорит, «я президент без полномочий», – то у него полномочий нет, то их слишком много...

Когда надо дать какому-то карманному судье Плахотнюка пожизненный мандат судьи – полномочия у него на это есть, а так у него их нет. Мне прекрасно известно, что у них на уме, – а у них два плана, и согласованы они еще в феврале, когда я стал нападать на Додона.

С Додоном у меня была договоренность в Москве, я уже был в международном розыске, тогда Додон говорил, что на Усатого заведены политические дела, и что мы должны объединиться. Я ему тогда прямо сказал: «Игорь, я как-то видел, как вы ведете себя с Плахотнюком»… А когда Додон видит Плахотнюка – поймите меня правильно, я не хочу его обидеть или унизить, но когда он видит Плахотнюка, от его борзости не остается и следа, словно это другой человек, а не тот, который с трибуны грозит пальцем: не играйте с огнем, не играйте с углем! Сидит, как послушный котенок, пот с него так и льется, лицо бело-красное, голос дрожит: «Домнул Влад, да, слушаю вас, скажите, пожалуйста»...

Тогда мы и договорились, что меня выдвинут секретарем Высшего совета безопасности

Когда я услышал это заискивающее «Домнул Влад» – все, сказал я себе, с этим кашу из топора не сваришь, не то что с мясом, понимаете? И я ему сказал: «Игорь, вы не можете вырваться из-под влияния Плахотнюка, и я думаю, что во втором туре (предстоял второй тур президентских выборов) я займу нейтральную позицию, потому что не только я, но многие другие тоже считают вас человеком Плахотнюка. И я не то, что обвиняю вас, но мне это известно лучше других, поэтому я отойду в сторонку и посоветую своим людям проголосовать во втором туре так, как…».

«Что ты, Ренато, прошу тебя, выслушай, ты ведь понимаешь, что я действительно его боюсь, когда я был министром экономики во времена Воронина, он уже ходил гоголем…».

«Да ладно, Игорь, все это я знаю, и даже, возможно, лучше вас». Это было 4 ноября, в мой день рождения. Додон говорит: «Ренато, я не подведу, не предам, дай мне три-четыре месяца окрепнуть». Тогда мы и договорились, что меня выдвинут секретарем Высшего совета безопасности, а если я не приеду в Молдову, то на этот пост Додон назначит Елену Грицко, очень хорошо подготовленного, прекрасного юриста, ранее возглавляла управление в минюсте…

И как поступает Додон? Клятвенно обещает: «Все, Ренато, по рукам, три месяца, мы выводим людей на улицы, выйдет и правая оппозиция – и Плахотнюк либо бежит из страны, либо мы его задерживаем и отправляем за решетку на всю оставшуюся жизнь». – «Игорь, я тебя услышал, согласен, давай попытаемся». Он сказал: OK.

С Додоном воюют все – с Плахотнюком мало кто решится

После этого едет в Кишинев, Плахотнюк отбирает у него СИБ, насчет прокурора вы знаете, сам Додон проголосовал вместе с ними. То есть Додон уступил все позиции – уверен, не бескорыстно. И когда он сказал Плахотнюку: «Давайте срочно пересматривать закон о руководстве совбеза, потому что придет эта Грицко Усатого, с ней не договориться, и у нас будут проблемы». И как только Додон стал президентом, они быстренько провели эту комбинацию через парламент (можете найти всю информацию) и изменили условия назначения на эту должность таким образом, что претендовать на этот пост может кандидат со стажем работы не менее пяти лет в силовых органах Молдовы, который не был членом ни одной партии и не осуществлял политическую деятельность в течение последних десяти лет. То есть он просто обвел нас вокруг пальца!

После этого я ему позвонил и сказал: «Игорь, а я-то поверил, что в вас есть хоть что-то человеческое». Понимаете? Он политический вор, через каких-то доверенных лиц вышел на Лепса. Вот и дом подарил многодетной семье, и Лепса пригласил… Он – политический вор.

Свободная Европа: Я так понимаю, вы сожалеете, что поверили ему?

Ренато Усатый: Да, разумеется, Хотя, если честно, я ему не очень доверял, просто решил дать шанс.

Свободная Европа: Додона вы исключили из уравнения. Сейчас у вас есть партнеры, с которыми должны идти дальше. Или нет? Что вы намерены делать?

Ренато Усатый: Правильно, но проблема в том, что сегодня с Плахотнюком мало кто готов реально побороться. С Додоном воюют все – с Плахотнюком мало кто решится. В феврале они решили очень важный – для себя – вопрос, и об этом должны знать все. Итак, в феврале Додон начал в Санкт-Петербурге готовить людей к смешанной системе, а раз Додон начал этим заниматься, мне, естественно, стало ясно, что это уже дело решенное. И я начал говорить об этом…

Почему Додон такой влюбленный в Гагаузию? Додон с Плахотнюком понимают, что я могу получить много голосов на севере и на юге

Свободная Европа: Кого он готовил, в каком смысле?

Ренато Усатый: Кандидатов я имею в виду. Он вез их на специальные курсы в Санкт-Петербург, готовил к этому, хотя о смешанной системе, если вы помните, в феврале еще не говорил ни Плахотнюк, ни Додон. После этого они принимают еще одно решение: «Если будут проблемы с европейцами, американцами, если граждане начнут акции протеста, и что-то сорвется со смешанной системой, оставим в силе старую систему, и тогда, Игорь, надо быть готовым к тому, что после пятого номера каждый второй депутат будет человеком Плахотнюка, из тех, кого Плахотнюк готовил для смешанной системы».

Например, номер 5 в списке социалистов – человек Додона, номер 6 – человек Плахотнюка, 7 – Додона, 8 – Плахотнюка, плюс первые пять. Кроме того, я думаю, у Плахотнюка может оказаться еще один-два человека, это его стиль – подкупать депутатов. И получается, что Плахотнюку сейчас нестрашны и досрочные выборы, не так ли? Он оставляет Додона с носом, он пытается убить меня, потому что если Додон и получит большинство (он его не получит, но – допустим), то по их варианту получается, что половина депутатов, человек тридцать – люди Плахотнюка. Ну, а дальше…

Он такой – биколор, триколор, понимаете?

Почему Додон в последнее время такой влюбленный в Гагаузию? Додон с Плахотнюком понимают, что я могу получить много голосов на севере и на юге. Я пытался говорить, сказал: «Давайте организуем бойкот». Понял, что коммунисты к этому готовы, ЛДПМ готова, Платформа DA должна подумать, Майя Санду говорит – обсудить надо… Понимаете? Ведь не может быть бойкота со стороны одной или двух партий. Если бойкотируют – то бойкотируют все, и индюк остается с Плахотнюком один на один, эти выборы не будут признаны.

Но нам не следует отсиживаться по домам, нам надо агитировать людей, призывать их не идти на выборы. И когда Плахотнюк с Додоном решат, что страна уже поделена между ними, и у каждого из них в кармане своя половинка, тогда мы выходим и накрываем обоих. Ни одного из них оставить нельзя, понимаете?

Когда в Кишинев приехала Бриджит Бринк, советник Виктории Нуланд, мы провели совместную встречу…

Свободная Европа: Да, фотография [с этой встречи] была опубликована, и вас даже упрекнули в том, что вы так все рядышком…

Что заявил Додон такого, что не понравилось бы русским? Никогда ничего такого он не говорил

Ренато Усатый: Да, мы были вместе, был Додон, Санду, Нэстасе, я, и вдруг Додон встает и закатывает такой спич, что Майя Санду и Нэстасе чуть слезу не пустили: «Г-жа Бринк, передайте г-же Нуланд, что я благодарю американский народ, с которым я начал сотрудничать и строить дорогу, и только вместе с руководством США мы будем проводить реформы, модернизируем Республику Молдова и избавимся от олигархов…».

Я смотрю на него – ладно я, но эти европейцы стоят рядом со мной, и уж не помню, кто, то ли Майя Санду, то ли кто другой говорит: «Г-н Додон, а вы не хотите повторить эту фразу, вот сейчас пригласим телевидение – вы готовы повторить это на камеру? Днем вы настроены пророссийски, а вечером, на более закрытых встречах, вы почти объясняетесь в любви Соединенным Штатам?» Он такой – биколор, триколор, понимаете?

Свободная Европа: И Россию это устраивает?

Ренато Усатый: Знаете, как это бывает? Если президент, пусть и с ограниченными полномочиями, говорит, что Путин – молодец, что русские молодцы, и что он готов сотрудничать с русскими… Понимаете? То есть, он не… Скажите, что заявил Додон такого, что не понравилось бы русским? Никогда ничего такого он не говорил. «Он удобный президент». И этим все сказано. Понимаете?

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG