Linkuri accesibilitate

Паул Раду: «В Молдове за последние годы отмыли 21 млрд долларов — с ума можно сойти!» (ВИДЕО)


Исполнительный директор Проекта по расследованию случаев организованной преступности и коррупции (Organized Crime and Corruption Reporting Project), соучредитель Investigative Dashboard и RISE Project Паул Раду – не только лауреат десятков премий (Stanford Knight Journalism Fellowship, Daniel Pearl Award for Outstanding International Investigative Reporting), он также является членом Международного консорциума журналистов-расследователей и считается одним из наиболее опытных специалистов в мире.

Молдавской аудитории он известен, прежде всего, как автор репортажа «Убийца в законе», в котором вместе с командой RISE project было показано истинное лицо молдавского олигархата. «ЕС – дойная корова для олигархов», – говорит Паул Раду в интервью Свободной Европе. Он считает, что средства, инвестированные Евросоюзом в антикоррупционную программу для стран Восточного партнерства, слишком малы – по сравнению с тем, что вкладывают олигархи.

Свободная Европа: Паул, вы заявляли, что на европейском континенте больше всего денег разворовывается и отмывается в странах Восточной Европы, а потом эти деньги, как правило, оседают в наиболее богатых европейских странах. Из чего складывается это «уравнение коррупции»?

Паул Раду: В организациях, где я работаю, мы очень много говорим с людьми, причастными к преступным действиям, с коррумпированными политиками и т.д. Говорим, в том числе, о Евросоюзе. Эти люди рассматривают ЕС как дойную корову, откуда можно выкачивать деньги.

Но если посмотреть на инвестиции, которые ЕС направляет на борьбу с коррупцией в таких странах, как Молдова или Украина, то становится ясно, что речь идет о колоссальной диспропорции между средствами, которыми располагают соответствующие страны – и суммами денег, которые отмываются: это миллионы против миллиардов. И это – большая проблема, потому что сколько бы денег ни вкладывал ЕС в антикоррупционные программы в этих странах, их недостаточно, если отмывание средств там продолжается в таких же масштабах, что и сейчас.

В Австрии ты можешь открыть частный фонд, который обеспечит такой же уровень секретности, что и офшорная компания на Сейшельских островах

Например, в Молдове за последние годы отмыли 21 млрд долларов только через один из кишиневских банков – это же с ума можно сойти: двадцать один миллиард долларов – при том, что ВВП Молдовы составляет 8 млрд долларов, если не меньше!

И сколько бы ни старались искоренить коррупцию в Молдове, обязательно нагрянет очередная волна с востока, волна грязных денег, которая сметает все на своем пути… Потому что эти деньги пройдут не только через банковскую систему, но в эту коррупционную схему будет вовлечена и система правосудия: в Республике Молдова, нашлись ведь продажные стражи правопорядка, которые способствовали отмыванию этих средств.

Эта волна грязных денег станет генератором роста коррупции в полиции, в спецслужбах и, естественно, в политике. Поэтому Европа должна не просто удвоить, утроить свои усилия в борьбе с коррупцией в Республике Молдова – самая главная задача состоит в том, чтобы не дать олигархам и политикам крупного калибра вкладывать эти деньги на территории Евросоюза.

Свободная Европа: Иными словами, необходимо укреплять антикоррупционную политику на уровне ЕС параллельно с государствами-кандидатами или странами-партнерами – такими, как Республика Молдова, от которой Евросоюз требует активизировать борьбу с коррупцией…

Паул Раду: Вот именно. Потому что в лучшем случае было бы наивным надеяться на успехи в борьбе с коррупцией в Молдове, прекрасно понимая, что коррупция в Молдове тесно связана с коррупцией и в самом ЕС, и в России, и даже в США.

Крупнейший мексиканский картель Sinaloa много лет отмывал деньги через европейские банки

Ведь масса денег, разворованных в Молдове, превращается потом в объекты недвижимости в США. Мы выявили множество подобных случаев. И речь не только о Евросоюзе, речь о Западе в целом, о развитых странах, где и денег много, и антикоррупционные структуры очень сильны. Здесь необходимо сделать несколько простейших вещей: задекларировать реальных бенефициаров всех компаний на территории ЕС. В Австрии, к примеру, ты можешь открыть частный фонд, скажем, Privat Stiftung, который обеспечит такой же уровень секретности, что и офшорная компания на Сейшельских островах! И на территории ЕС таких примеров много.

В Румынии достаточно много компаний, которые заключили контракт с государством и выпустили акции на предъявителя. А это значит, что невозможно установить, кто именно стоит за этими акциями. Это такой же уровень секретности, что и в Панаме, что на Британских Виргинских островах… Так что немного лицемерно говорить о том, что офшорные зоны наносят огромный вред европейским экономикам, коль скоро этим занимается сама Европа…

Свободная Европа: Мне бы хотелось поговорить о бывших советских странах, которые входят в проект политики соседства ЕС... Есть ли в этих странах схемы для выкачивания денег и перенаправления их в ЕС?

Паул Раду: Организованная преступность не знает границ. Геополитика – просто пустой звук, когда речь идет об организованной преступности, которая представляет собой трансграничное явление и преследует один-единственный интерес: деньги.

У организованной преступности есть козырная карта – оперативность, даже молниеносность. Там есть на редкость интеллигентные люди

Кроме того, если проанализировать сети организованной преступности, то без особого труда можно уловить связь между периодом холодной войны и до конца 80-х гг., увидеть, что очень многие из тех, кто пришел к власти на востоке Европы, в бывших советских республиках, использовали сети, созданные в 1970-80-е годы для отмывания денег или для торговли наркотиками. Да, тогда была идеологическая война, но очень многое в этой войне упиралось в деньги. И тогда офшоры активно использовались против западных режимов.

Помимо этого, известны примеры отличного взаимодействия между мексиканскими картелями, которые занимаются наркоторговлей. Крупнейший картель Sinaloa, к примеру, много лет отмывал деньги через европейские банки, в частности, через латвийские финансовые учреждения. Известны организованные преступные группировки во Вьетнаме и Китае, которые тоже используют восточноевропейские банки для отмывания своих денег.

Свободная Европа: И как их отмывают?

Паул Раду: Это на редкость умная и прекрасно отлаженная система. Те, кто знаком с вопросами интернет-безопасности, знают, что это – своеобразный Thor, система прокси-серверов, позволяющая устанавливать многоуровневое анонимное сетевое соединение, защищенное от прослушивания. Например, если я получаю деньги от торговли наркотиками во Вьетнаме – и хочу отмыть их, то достаточно разделить их на множество частей и перевести в европейские банки.

Крупнейшие олигархи Молдовы причастны к отмыванию денег в особо крупных размерах. У этих людей – очень большое влияние и в политике, и в СМИ

Очень многие переводы идут из фирм офшорного типа – британских компаний, которые имеют счета на Кипре или, скажем, в США. И эти криминальные группировки используют инфраструктуру, созданную преступниками с Востока, которые были известны как прекрасные специалисты в делах по отмыванию денег. Они смешивают все эти деньги в одну кучу – мексиканские, румынские, российские, все абсолютно, – а затем через другие счета переводят их в офшоры. Известны 20-уровневые сети компаний и счетов.

А в конечном счете, часть этих денег будет инвестирована в ЕС, например, в объекты недвижимости в Великобритании или на юге Франции... И здесь – серьезная проблема для расследователей, особенно восточноевропейских, которым сложно получить доступ к базам данных о владельцах недвижимого имущества или ценных бумаг в ЕС. Например, если ты хочешь узнать, кто владеет виллой на Лазурном берегу, то придется приложить немало усилий, действуя даже в качестве официального представителя соответствующих структур той или иной восточноевропейской страны.

У организованной преступности, как известно, есть козырная карта – оперативность, даже молниеносность. Там есть на редкость интеллигентные люди, которые много путешествуют, и порою они подготовлены куда лучше прокуроров, которые занимаются их делами… И пока прокурор получит доказательства из вторых или третьих стран, пока раскрутит всю эту комбинацию, в которую входит множество компаний…

Свободная Европа: В итоге – отмытые деньги уже вложены, а самого «инвестора» прославляют в СМИ и хвалят за эти инвестиции…

Паул Раду: Не говоря уже о том, что преступник к тому времени переместил свою «модель бизнеса» в другую часть света... Они наносят удар – и мгновенно исчезают. Эти люди чрезвычайно мобильны, они, что называется, легки на подъем, они фантастически лабильные… Поэтому без более тесного и отлаженного сотрудничества на международном уровне, в том числе в рамках ЕС, без европейского суда, прекрасно разбирающегося во всех «тонкостях» отмывания денег, во всем, что творится в этом преступном лабиринте, – без всего этого с ними почти что ничего нельзя поделать.

Мы видим, что крупнейшие олигархи Молдовы причастны к отмыванию денег в особо крупных размерах, причастны к приобретению собственности на территории ЕС – и они-то уж совсем не заинтересованы в прозрачности. Напротив, они используют в своих аферах подставных лиц, разного рода офшорные фирмы, созданные на территории Евросоюза. У этих людей – очень большое влияние и в политике, и в СМИ. Для достижения своих целей они используют разные вывески. На словах они – за вступление или сближение их стран с Евросоюзом, а на деле же всеми силами стремятся помешать евроинтеграционному процессу, который может повредить их бизнесу.

Показателен в этом смысле пример Румынии, где у многих олигархов есть проблемы с законом. Естественно, они стремятся избежать этого, но и «легализовать» свои отношения с ЕС они не готовы, потому что хотят иметь возможность путешествовать и заниматься своими делами в ЕС и впредь.

Свободная Европа: Иметь возможность вкладывать украденные деньги…

Паул Раду: Да, инвестировать. Этим и объясняется их стремление удерживать Молдову в состоянии неопределенности, где тяга к ЕС и к России – половина наполовину. И здесь речь совершенно не идет об идеологии, и дело не в том, что «ЕС против России». Нет. Речь идет о бизнесе, о горстке людей, которые прибрали к рукам значительную часть денег соответствующих стран.

С полученными нами доказательствами в суд ты не пойдешь. Прокурор может представить суду только доказательства, полученные официальным путем

Свободная Европа: Как можно отследить украденные деньги? Скажем, миллиард, выведенный из Молдовы.

Паул Раду: Журналисты могут прекрасно работать с открытыми источниками. И порою легче получить информацию из-за пределов страны... Сила организованной преступности – в ее транснациональном характере. Но в этом же и ее ахиллесова пята.

Журналистам легче расследовать тот или иной факт коррупции, организованной преступности или отмывания денег – скажем, миллиарда, выведенного из Молдовы, – чем местным следователям и прокурорам. Потому что мы, журналисты, легче может получить документы из различных юрисдикций, не обращаясь при этом с официальными запросами в министерство иностранных дел той или иной страны. Иногда ведь, по цепочке, расследование кочует из одной страны в другую, и на официальную процедуру ушло бы очень много времени. Но, разумеется, с полученными нами доказательствами в суд ты не пойдешь.

Прокурор может представить суду только доказательства, полученные официальным путем. И здесь складывается интересная ситуация. Мы проводим воркшопы – мастерские – для прокуроров, банковских работников или сотрудников различных агентств безопасности, показываем им, как можно получить из открытых источников первичную информацию, необходимую для начала расследования.

Например, чтобы получить информацию о кипрской компании, прокурору не обязательно идти строго по официальным каналам. Это же минутное дело – узнать в режиме онлайн, кто стоит за фирмой. И нередко, выяснив, кто скрывается за компанией, можно обнаружить, что, скажем, к кипрской компании имеет отношение некая фирма на Сейшелах – или британская фирма. И уже в этом случае нужно подавать официальное заявление по конкретному факту и ждать результатов.

Представители организованной преступности – первые агенты глобализации. И журналисты – тоже

Пользуясь нашими инструментами работы, прокуроры могут составить общую картину: владельцем кипрской фирмы является панамская компания, панамской компанией владеет английская – и так далее, по цепочке. Собрав всю необходимую информацию, прокурор может подать все заявления разом, не тратя время на каждый эпизод по отдельности. Таким образом, он может значительно сократить сроки расследования. Мы участвовали и в проекте Panama Papers. В рамках таких проектов мы получаем нужную информацию, там часто происходит утечка конфиденциальных документов.

Свободная Европа: Откуда вы ее получаете?

Паул Раду: От людей. Сигналы о непорядочности поступают из разных уголков мира, нередко от людей, которые являются частью той или иной системы, а также от самих представителей преступного мира, которые не прочь слить информацию на своих конкурентов.

Свободная Европа: То есть, они не могут что-то поделить между собой.

Паул Раду: Да, воюют между собой. Это очень скользкий мир, мир организованной преступности.

Свободная Европа: Сегодня кто-то тебе друг, а завтра – враг…

Паул Раду: Разумеется. По проекту Panama Papers – там неизвестно, откуда произошла утечка документов. В других случаях нам поставляют информацию люди доброй воли из правительственных структур, или же те, кто стал жертвой криминальных группировок. И, скажу еще раз, сами участники криминальных структур нередко сдают друг друга. А после того, как информация стала доступной, после того, как она прошла тщательную проверку, мы предаем ее широкой огласке.

Panama Papers – прекрасный пример взаимодействия в рамках Международного консорциума журналистов-расследователей

Свободная Европа: Знаю, что вы пытаетесь наладить сеть журналистов-расследователей в Южной Америке. Скажите, есть ли какая-то специфика и зависимость от географии, или же просто-напросто речь идет о людях, которые пытаются скрыть следы своих грязных денег в надежде, что в перспективе они смогут жить без забот, не особо тревожась по поводу происхождения средств?

Паул Раду: Мы, журналисты-расследователи, воссоздаем картину действий тех, кто причастен к организованной преступности. У этих людей тоже есть трансграничные сети. Какой-то культурной специфики не существует. Например, в Южной Америке, где я сейчас работаю, есть много центров по проведению расследований, много медийных организаций, которые делают потрясающие расследования на местном уровне.

Но чтобы уметь писать об организованной преступности, уметь показать читателям, что происходит на самом деле, – для этого необходимо трансграничное сотрудничество. Иными словами, речь о глобальной культуре. Представители организованной преступности – первые агенты глобализации. И журналисты – тоже. Мы с легкостью можем взаимодействовать, без всяких проблем, связанных с границами, с религией и т.д.

Свободная Европа: Panama Papers: как шла работа в рамках этого проекта? Вы довольны ее результатами?

Паул Раду: Panama Papers – прекрасный пример взаимодействия в рамках ICIJ (Международный консорциум журналистов-расследователей), членом которого я являюсь с 2003 года, и с которым провел немало расследований. Сотрудничество в Panama Papers было крайне интересным. До Panama Papers я участвовал и в других проектах, в частности, Swiss Leaks или Offshore Leaks, но они оказались не столь резонансными.

В рамках Panama Papers ICIJ создал защищенную систему взаимодействия, где мы не только обменивались информацией, не только получали доступ ко всей информации, но и смогли организовать дискуссионную платформу, где обсуждали все возникающие вопросы. Например, в Румынии в рамках Panama Papers я взаимодействовал с коллегами из Австрии, Великобритании и других стран.

В этом глобальном проекте были задействованы многие журналисты из разных стран, которых объединяла общая цель – показать, что представляют собой офшорные компании, раскрыть их связи с коррупцией, доказать, что чиновники их стран причастны к коррупции и используют в этих целях офшоры. В итоге, Panama Papers получил широкий резонанс во всем мире, в частности, проект привел к отставке премьер-министра Исландии.

Кстати, проект пока не завершен. Мы продолжаем публикации, во многих странах появляется все новая информация. Сроков давности для подобной базы данных не существует, потому что есть информация, которая сегодня не кажется нужной, а завтра, через неделю, через месяц или год может стать очень актуальной и важной.

XS
SM
MD
LG