Linkuri accesibilitate

Октавиан Калмык: «ЕС и ЕАЭС — взаимоисключащие структуры, мы не можем одновременно находиться в двух лодках»


«Деловая среда в Республике Молдова по-прежнему страдает в условиях эндемической коррупции и непоследовательной политики, что отрицательно сказывается на инвестиционном климате», – такие оценки высказала недавно Европейская комиссия. «Экономические интересы сосредоточены в руках ограниченного круга лиц, что влечет угрозу влияния этих людей на государственную политику», – отмечается в докладе. Министр экономики Октавиан Калмык в интервью Свободной Европе комментирует выводы Еврокомиссии.

Октавиан Калмык: Все эти доклады, и Еврокомиссии, и Всемирного банка отражают уже пройденные этапы, ситуацию, которая была до 2016 года. В прошлом году правительство предприняло ряд мер по укреплению усилий государства в борьбе с коррупцией и повышения уровня доверия частного сектора к госинститутам. Правда, эти меры пока только приняты, но не претворены в жизнь, учитывая сложность процедур.

Но должен отметить, что, по моему мнению, впервые в истории Республики Молдова проводятся расследования в отношении ряда судей, министров, других чиновников, которые пытаются вмешаться в работу бизнеса, – что само по себе уже является положительным сигналом о том, что борьба с коррупцией, с различными бюрократическими элементами или бюрократическими преградами включена в повестку дня. Думаю, то, что предпринимает правительство сегодня или предприняло в прошлом году, обязательно найдет свое отражение в докладах, которые будут представлены в 2018-м.

Это не обязанность правительства – создавать рабочие места. Задача правительства в другом

Свободная Европа: Вы хотите сказать, что когда Молдова подписала Соглашение об ассоциации с ЕС и Соглашение о свободной торговле, вы знали, что экономика придет к той ситуации, которая наблюдается сегодня?

Октавиан Калмык: Коррупция – это системная проблема, ее нельзя рассматривать только в одном ракурсе. Это непрерывная борьба, которая требует комплексного подключения многих структур, в том числе создания адекватного институционального потенциала. К сожалению, реформам не оказывается соразмерная финансовая и институциональная поддержка.

Мы ждем, что все эти реформы встретят должную поддержку со стороны наших партнеров по развитию. Да, мы понимаем необходимость реформ, но любая реформа нуждается в финансовой поддержке, чтобы свести к минимуму период ее реализации и внедрения, чтобы обеспечить конкретные результаты в обозримом будущем. Мы все еще помним, какая ситуация сложилась в 2015 году, когда была приостановлена вся техническая и финансовая помощь из-за рубежа, мы остались наедине со своими проблемами и своими бедами....

Свободная Европа: Недавно один из представителей вашего министерства, ваш подчиненный был задержан по обвинению в коррупции. Для вас это стало сюрпризом? Я говорю о бывшем замминистра Валериу Трибое…

Октавиан Калмык: Хочу сказать лишь, что эпизод, по которому он задержан, связан с более давней его деятельностью, частной, и я считаю, что пока нет решения суда мы должны руководствоваться презумпцией невиновности. Но я уверен, что г-н Трибой сможет доказать правильность своих действий.

В конечном счете, то, что он приватизировал, проводилось в рамках прозрачного, законного и корректного процесса, организованного «Молдтелекомом». Думаю, он представит все необходимые доказательства.

Усилия, которые мы прилагаем по модернизации различных секторов национальной экономики, прямо противоположны созданию рабочих мест

Свободная Европа: Иными словами, лично вы считаете его невиновным?

Октавиан Калмык: Лично я считаю, что к работе, которую он провел в рамках министерства экономики, трудно придраться. По крайней мере, за весь период 2016 года, с момента, когда меня назначили министром, я не видел никаких шагов с его стороны, которые ставили бы под сомнение его роль и значение при принятии решений, или которые можно было бы рассматривать как необоснованные действия.

Свободная Европа: Глава представительства Всемирного банка в Молдове Алекс Кремер говорил в одном из своих интервью, что одним из приоритетов для Молдовы должно стать создание новых рабочих мест. Почему правительству не удается открывать рабочие места в частном секторе?

Октавиан Калмык: Вообще-то это не обязанность правительства – создавать рабочие места. Задача правительства в другом – формировать правила и механизмы функционирования рыночных отношений.

Свободная Европа: И почему не удается формировать эти рыночные отношения?

Октавиан Калмык: Нам это удается. Более того, усилия, которые мы прилагаем по модернизации различных секторов национальной экономики, прямо противоположны созданию рабочих мест. Потому что инвестиции в новые технологические процессы, которые мы осуществляем, неминуемо ведут к сокращению рабочих мест; это связано с автоматизацией некоторых процессов.

С другой стороны, у нас развернут ряд проектов большой экономической и социальной важности, которые требуют ручного труда. В основном они налажены в зонах свободного предпринимательства, куда идут большие инвестиции и где задействованы крупные компании, которые предполагают использование ручного труда и рабочей силы. По нашим оценкам, только в нынешнем году на этих новых промышленных платформах будет создано от 6 до 10 тыс. новых рабочих мест, что, конечно же, найдет отражение в статистических отчетах.

Поэтому я бы не говорил, что частный сектор не генерирует новых рабочих мест. Как я уже отметил чуть выше, происходит реструктуризация, а значит, какие-то структурные изменения налицо.

Свободная Европа: Вернемся к оценкам г-на Кремера. Он видит проблему в том, что больше всего рабочих мест приходится на государственный сектор, зачастую, по его словам, они неэффективны, что генерирует неоправданные расходы – по данным г-на Кремера, около 4,6 млрд леев ежегодно составляют государственные пособия, коммерческие издержки. Зачем сохранять эти госпредприятия, г-н министр, если МВФ и Всемирный банк давно настаивают на сокращение их доли в национальной экономике?

Октавиан Калмык: Действительно, удельный вес госпредприятий или акционерных обществ, в которых государству принадлежит львиная доля, еще достаточно высок – более пятой части всех активов по экономике. Сейчас идет процесс приватизации этих активов. Но, увы, интерес иностранцев или местных жителей как инвесторов не настолько высокий. Мы не хотим отдавать эти активы даром или за бесценок, что породит другие разговоры в обществе…

С другой стороны, налицо процесс оптимизации и реформирования всех существующих госпредприятий. Мы ставим своей задачей реструктурировать или реорганизовать все госпредприятия в акционерные общества, где применяются рыночные принципы.

Свободная Европа: Это потому что они нам нужны – или потому, что мы не можем их продать?

Октавиан Калмык: Потому что на данный момент мы не можем продать их. Кроме того, нужно попытаться произвести ревизию их деятельности. Иными словами, мы не ставим своей целью сохранить неэффективные предприятия.

Цель Молдовы – интеграция в Евросоюз. То, что происходит по евразийскому направлению, отличается, скорее, политическим характером

Самые крупные потери в госотрасли принесли предприятия регулируемого сектора, в частности энергетического. И это произошло потому, что в прошлом тарифы не корректировались вовремя, соответственно, образовывались огромные финансовые отклонения на миллиарды леев, по которым мы пытаемся сейчас с помощью различных механизмов найти решения – по отсрочке этих долгов, чтобы не создавать давление на конечных потребителей, и чтобы на основе их текущей деятельности обеспечить погашение ранее образовавшихся долгов.

Свободная Европа: Другая проблема, которую видит Алекс Кремер, связана с денежными переводами, вернее, с зависимостью национальной экономики от денежных переводов. Сейчас объем денежных переводов, как отмечает г-н Кремер, падает, потому что рынок России не является столь же привлекательным для молдавских гастарбайтеров, и наших мигрантов становится все меньше. Долго еще нашей экономике зависеть от денежных переводов?

Октавиан Калмык: С 2016 года мы констатировали, что в структуре экономического роста, которого достигла наша экономика – более 4% – произошли определенные позитивные перемены, в основном благодаря другим отраслям, не основанным на потреблении. Я говорю о таких секторах, как сфера услуг, небанковский или банковский сектор, финансовые услуги и услуги, основанные на экспорте, (в 2016-м – меньше по инвестициям, потому что действия правительства все еще не вызывали доверия со стороны инвесторов).

Мы стремимся изменить эту модель экономического роста и сместить акцент с потребления на инвестиции. Не зря все усилия сейчас нацелены на создание максимально привлекательного делового климата. Надеюсь, с разработкой бюджетно-налоговой политики на 2018-2020 гг. другие идеи в области стимулирования инвестиций найдут поддержку со стороны наших коллег по минфину, и мы сможем развивать эту экономическую модель.

Аграрный сектор и продовольственная промышленность участвуют в структуре ВВП на уровне 15%-20%

Свободная Европа: В Бишкеке, где состоялось заседание Высшего Евразийского экономического совета, Игорь Додон поблагодарил Владимира Путина за позитивную динамику в вопросе молдавского экспорта. По вашему мнению, можно говорить о подвижках в этом направлении? Удалось Игорю Додону что-то сделать из того, что наметили вы?

Октавиан Калмык: По крайней мере, мы приветствуем тот факт, что экономические вопросы включены в политическую повестку двух президентов. Несмотря на это, мы вынуждены констатировать, что в статистике Республики Молдова пока не нашли отражения эти позитивные перемены, отмеченные на политическом уровне. Надеемся, в ближайшее время по факту этих улучшений состоятся не просто дискуссии, но и последуют какие-то конкретные решения.

Но скажу еще раз, что сейчас и список компаний, которые имеют право поставлять свою продукцию на российский рынок, не расширен, тем более – не отменен, как хотелось бы этого нам. И список товаров, допущенных для экспорта в Евразийский союз, не был расширен... Но я уверен, что определенные улучшения не за горами.

Свободная Европа: Какие опасения вызывает у вас намерение президента Игоря Додона добиться для Молдовы статуса наблюдателя в Евразийском экономическом союзе? Европейский союз выразил определенную тревогу по этому поводу.

Октавиан Калмык: Цель Республики Молдова – интеграция в Евросоюз. То, что происходит по евразийскому направлению, отличается, скорее, политическим характером. Но необходимо отметить, что эти два союза – ЕС и ЕАЭС – взаимоисключащие структуры. Это значит, что мы не можем одновременно находиться в двух лодках, учитывая, что Европейский союз и огромный европейский рынок функционируют по определенным правилам, к которым мы и стремимся.

Свободная Европа: Насколько сильно пострадала экономика от стихийного бедствия, недавно обрушившегося на Молдову? Это может отразиться на прогнозах экономического роста?

Октавиан Калмык: Думаю, определенное негативное воздействие экономика почувствует, но не очень значительное, потому что совокупно аграрный сектор и продовольственная промышленность участвуют в структуре внутреннего валового продукта на уровне 15%-20%. Но, бесспорно, определенные негативные последствия будут.

Надеюсь, благодаря остальным секторам и корректировке цен на продовольственные товары, которое происходит сегодня не только на национальном, но и на международном уровне, эти негативные последствия удастся в какой-то степени компенсировать на макроэкономическом уровне. Но несомненно, что и на уровне секторов, и на уровне простых граждан, фермеров или производителей негативные последствия присутствуют.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG