Linkuri accesibilitate

Октавиан Армашу: «Государство конфискует имущество тех, кто виновен в краже миллиарда» (ВИДЕО)


Эксклюзивное интервью министра финансов Молдовы

Свободная Европа: Уходит в историю еще один год, на пороге 2018-й, Молдова встречает его с утвержденным бюджетом, обещанием очередного транша со стороны МВФ, опубликованным отчетом Kroll-2…

Октавиан Армашу: …и с бюджетной поддержкой по линии Евросоюза, так же поступившей под занавес уходящего года.

Свободная Европа: Каким может оказаться 2018 год с финансовой точки зрения, учитывая предстоящие выборы?

Октавиан Армашу: Сверстанный бюджет на 2018 год в общих чертах дает ответ на вопрос о том, каким будет год грядущий. С определенным уровнем пруденциальности – осторожность и умение просчитывать ситуацию вперед. Макроэкономический прогноз, который мы обсуждали с Международным валютным фондом, построен на принципах благоразумия и дальновидности, что дает возможность совершить значительный рывок вперед, который отразится в дополнительном росте, в более весомых поступлениях в бюджет.

Если эти расчеты материализуются, то корректировка бюджета в следующем году покажет, на что пойдут дополнительные доходы. Пока же, исходя из осторожного прогноза, средства решено направить на приоритетные задачи, которые мы видим на следующий год – год выборов.

Свободная Европа: Но бюджет по-прежнему связан с потреблением?

Октавиан Армашу: Не совсем так. На следующий год более четырех миллиардов леев решено выделить под различные проекты, в том числе инвестиционные – с финансированием из внешних источников. Это небывалая сумма за последние годы, это практически двукратное увеличение по сравнению с предыдущим годом.

Субсидии на создание рабочих мест – инструмент для нас новый, но он не один год применяется в соседних странах

Инвестиционная составляющая станет толчком к экономическому росту на следующий год. Кстати, это рекомендовали эксперты, в том числе и МВФ, не говоря уже о том, что и мы в минфине постарались сформировать пространство для инвестиций. Кстати, бюджет на следующий год предусматривает три инвестиционных приоритета, на которые решено направить ожидаемые дополнительных поступления.

Первый приоритет – публичные инвестиции, второй – увеличение зарплат, в частности, в сфере просвещения, а также другие меры в этой области, включая реформы, третья составляющая – социальная защита, где предусмотрены новые программы для тех, кто нуждается в поддержке со стороны государства.

Свободная Европа: Вернемся к тому, что 2018-й – год выборов. Политики обещали увеличение зарплат, увеличение пенсий, проект «Первый дом», талоны на питание… Вы считаете, что можно будет найти необходимые средства и при этом не опустошить бюджет?

Октавиан Армашу: На некоторые из проектов даже не нужны большие деньги, они из разряда тех, когда малыми средствами можно достичь многого. Например, программа, связанная с талонами на питание, не требует бюджетных средств. В определенный момент государство, если у него появятся ресурсы, тоже сможет присоединиться к этой программе в качестве работодателя. Но, в принципе, этот проект – своего рода инструмент, направленный на решение проблем с питанием работников, задействованных в процессе производства. Это, в конечном счете, забота о здоровье населения.

Если вернуться к проекту «Первый дом», то и он обойдется государству малыми денежными средствами. В рамках этой программы упрощается доступ граждан к ипотечным кредитам, с помощью которых они смогут приобрести жилье. И в этом случае государство выступает не как финансист, а, скорее, как гарант. Оно гарантирует половину суммы выданного кредита. Таким образом, гражданин вносит в качестве первого взноса сумму, равную десятой части стоимости жилья, – вместо 30%, которые действуют на рынке. Плюс к этому, в рамках проекта предусматриваются скидки по процентным ставкам. Иными словами, возможности банка увеличивать ставки по этому кредиту ограничены.

Свободная Европа: Субсидии для создания рабочих мест?..

Вообще, это нормальная практика – бюджетный дефицит для развивающейся страны, которая хочет стимулировать рост

Октавиан Армашу: Субсидии на создание рабочих мест – инструмент для нас новый, но он не один год применяется в соседних странах. Мы, сожалению, немного запоздали.

Свободная Европа: Значит, вы сегодня заверяете, что никаких дыр в бюджете не образуется?

Октавиан Армашу: Не образуется. Возвращаясь к идее субсидирования рабочих мест, должен сказать, что эта программа изначально была задумана как нейтральная для бюджета. Рабочие места генерируют новые доходы. Таким образом, бюджет и не выиграет, но и не проиграет в конечном итоге. Но мы станем более привлекательными для тех компаний, которые приходят к нам с намерением открывать новые рабочие места.

А поскольку мы ранее не располагали этим инструментом, нас зачастую обходили стороной, мы оказались менее конкурентоспособными, чем соседние страны, давно уже практикующие такой инструмент.

Свободная Европа: Бюджет по-прежнему зависит от внешнего финансирования?

Октавиан Армашу: За счет внешнего финансирования мы покрываем бюджетный дефицит, и вообще, это нормальная практика – бюджетный дефицит для развивающейся страны, которая хочет стимулировать рост. Главное, чтобы дефицит бюджета не был чрезмерным, а он у нас в пределах 3%, довольно скромный, что позволяет осуществлять и государственные инвестиции, и разворачивать определенные проекты по развитию, проводить реформы, чтобы улучшить ситуацию в стране.

Свободная Европа: Насколько уверены вы в том, что эти деньги поступят? Ведь известно, что власть должна выполнить определенные условия для того, чтобы получить финансирование. Есть шансы на то, что все обязательства будут выполнены?

Октавиан Армашу: Да, я в этом абсолютно уверен. В бюджетном дефиците 2/3 финансируются за счет кредитов под инвестиционные проекты. Они не зависят ни от каких условий, единственное условие – внедрение проектов, что, кстати, было проблематично в прежние годы, так как потенциал для реализации проектов у нас хромал.

Сейчас прилагаются серьезные усилия для укрепления этих возможностей. Кстати, о реформе органов центрального управления, которая так же направлена на укрепление государственных институтов. Мы намерены укреплять потенциал с тем, чтобы обеспечить выполнение этих проектов и получить доступ к кредитам.

С самыми непрозрачными акционерами, образно говоря, покончено

Остальная часть, около одной трети, действительно составляют кредиты общего порядка. Здесь и Международный валютный фонд со своей программой, в которой предусмотрен ряд условий; здесь и макрофинансовая помощь, которая обусловлена различными требованиями. Но эти условия меня не пугают, как не пугают они и коллег по правительству, потому что они соответствуют повестке реформ, которые берет на себя правительство. И эти институты приходят нам на помощь, поддерживают наши амбициозные устремления, поэтому, я уверен, совместными усилиями реформы провести удастся.

Свободная Европа: После того, как МВФ выделил второй транш кредита, зашла речь о том, что молдавская власть должна выполнить и другие обязательства, в частности, активно бороться с коррупцией, возродить веру граждан в банковскую систему. Но откуда взяться доверию к банковскому сектору, учитывая полную непрозрачность структуры акционеров?

Октавиан Армашу: И, тем не менее, нельзя сказать, что граждане не доверяют банковскому сектору. Если судить по тому, что количество депозитов продолжает расти, и у банков даже возникают проблемы с размещением капитала, привлеченного в виде депозитов, – это значит, что банковский сектор пользуется доверием со стороны граждан.

Несмотря на кризис, через который мы прошли, граждане не утратили доверия к банкам. Большая заслуга в этом – роль Нацбанка, который, при всей критике данного решения, оперативно вмешался и, с помощью срочных кредитов, спас банковскую систему. Одним из последствий этого шага и стал тот факт, что гражданин не потерял веру в банковский сектор. Молдаване продолжают хранить сбережения в банках, потому что ни один вкладчик не лишился своих средств в результате банковского кризиса.

Что касается прозрачности акционеров: этой проблемой Нацбанк в последние два года занимался вплотную, и сегодня можно сказать, что с самыми непрозрачными акционерами, образно говоря, покончено – мы говорим о крупных группах наиболее засекреченных акционеров.

Сейчас должны прийти стратегические инвесторы, по крайней мере, в системные банки. Следующим этапом станет проверка структур акционеров во всех банках, не только системных. Проверке подлежат также акционеры страховых компаний и других предприятий, представляющих общественный интерес. Это комплексная программа, которая впервые развернется у нас в Республике Молдова, – и это произойдет буквально в ближайшие месяцы.

Я очень прошу граждан вооружиться терпением

Свободная Европа: Инвесторы приходят туда, где существует благоприятная деловая среда. Почему с таким трудом бизнес решается инвестировать в банковский сектор?

Октавиан Армашу: Инвесторы, можно сказать, находятся в режиме ожидания, более того, ряд договоренностей уже достигнут – банк Transilvania заявил о намерениях… Инвесторы готовы прийти, но они хотят гарантий на случай определенных рисков. Но и эти проблемы решаемы…

Свободная Европа: За исключением банка Transilvaniа других желающих вроде бы нет.

Октавиан Армашу: Есть и другие заявления о намерениях, пока я не могу сообщить никаких подробностей, это преждевременно. Но уверяю вас, есть и другие группы инвесторов, которые присматриваются к нашим банкам.

Свободная Европа: Чуть раньше вы сказали, что граждане доверяют банковскому сектору. Но когда я еду в глубинку и беседую с людьми, практически нет человека, который не упомянул бы об украденном миллиарде. И все крайне недовольны тем, что на них повесили этот долг, который придется отдавать в течение четверти века. Как объяснили бы вы людям, что это бремя на них не ляжет, и что государство сумеет возместить деньги, выведенные из казны? Тем более, что опубликован долгожданный отчет Kroll-2.

Октавиан Армашу: Я очень прошу граждан вооружиться терпением. Мы в ожидании определенных событий, которые помогут покрыть этот долг государства перед Нацбанком. Нам пришлось пойти на этот шаг. Сейчас я не хочу давать оценок тому решению, принятому в 2013-14 гг., о том, что гарантия должна быть именно такой, а не меньше. Дискуссий по этому поводу было много…

Когда я приступил к исполнению мандата, государство уже взяло этот долг на себя, что позволило сохранить доверие граждан к банкам – и сегодня люди не опасаются хранить там свои сбережения. Сейчас это обязательство перешло к государству, состоялась эмиссия государственных ценных бумаг, которые мы должны обслуживать в течение 25 лет.

Объем перечисления налогов на 25% выше показателей за соответствующий период прошлого года. И это – беспрецедентный рост!

Хочу заверить всех, что мы приложим все усилия и найдем источники покрытия этого долга без того, чтобы перекладывать на государство дополнительные нагрузки, то есть, сделаем это, например, за счет денег, полученных в результате ликвидации банков. Кроме того, государство конфискует имущество тех, кто виновен либо в отмывании денег, либо в краже миллиарда, – и таким образом мы снимем давление на госбюджет.

Свободная Европа: Для многих граждан эти аргументы несостоятельны – продан какой-то офис Banca de Economii, Unibank или Banca Socială, проданы автомобили, принадлежавшие этим финансовым структурам…

Октавиан Армашу: Я понимаю, прекрасно понимаю граждан. Все говорят: «Где же выведенные деньги?..»

Свободная Европа: Вот именно.

Октавиан Армашу: Эти деньги отслеживает компания Kroll. Ее эксперты представили второй доклад, сейчас мы приступаем к третьему этапу – возмещению средств. Именно с этой целью и было создано Агентство по возмещению имущества, добытого преступным путем.

Свободная Европа: Действительно не возмещено ни одного лея, как говорят?

Октавиан Армашу: Сейчас должны последовать действия через международные инстанции, через инстанции различных юрисдикций с целью возместить те деньги, путь которых удалось отследить благодаря компании Kroll. Это следующий этап. Потому я и говорю: немного терпения, ведь такую работу за ночь невозможно проделать. Нужно время, нужно терпение – и усилия со стороны соответствующих структур государства.

Свободная Европа: Так или иначе, к этому вопросу мы еще вернемся, он не теряет актуальности, но сейчас поговорим о другом. В течение многих лет только и говорили, что переводы из-за рубежа спасали ВВП страны, но если денег от наших мигрантов поступает все меньше, бюджет может оказаться под угрозой?

Октавиан Армашу: Если объем денежных переводов падает, могут пострадать наши позиции по валюте, но в настоящий момент резервы Нацбанка достаточно надежны; снижение поступлений из-за рубежа может сказываться также на показателях потребления, но у нас наблюдается обратная картина. Следовательно, объем денежных поступлений растет, соответственно, растет и потребление, и экономическая активность.

Если к моменту прихода правительства Филипа судебная система вызывала доверие у 6-7% граждан, то сейчас ей доверяют более 20%

Прирост составляет около 3-4%, это скромный показатель, но, тем не менее, динамика положительная. Статистика говорит также о переходе теневой экономики в официальный сектор, это происходит постепенно, доля теневой экономики все еще довольно значительная, там много капитала, но определенный рост легализации налицо. Отсюда и увеличение поступлений. Если взять объем перечисления налогов, на данный момент он на 25% выше показателей за соответствующий период прошлого года. И это – беспрецедентный рост! И именно благодаря тому, что налоговики используют более эффективные методы управления. Налоговикам предоставили необходимые инструменты, служба была реформирована в целом, и результаты налицо – теневая экономика выходит на свет.

Свободная Европа: Но если лей укрепляется по отношению к двум главным валютам – евро и доллару, то почему продолжают расти цены?

Октавиан Армашу: Да, да, понимаю... Процессы идут не совсем синхронно, они находятся на разных фазах, но в результате укрепления лея на будущий год можно спрогнозировать снижение уровня инфляции. Иными словами, инфляция ожидается скромная по сравнению с тем, что было в этом году. Ситуация в 2017 году – это, скорее, эхо событий 2016-го.

Свободная Европа: Многие говорят, что лей поддерживают искусственно…

Октавиан Армашу: Нет, это не так. Более того, Нацбанк прилагает усилия к тому, чтобы не допустить чрезмерного укрепления лея. И, поверьте, не так просто его сдержать, особенно если учесть, что у нас курс не устанавливается в административном порядке, он формируется на рынке, а у нас предложения валюты превышают спрос. И эта тенденция сохраняется уже много лет, поэтому лей и укрепляется.

Свободная Европа: Буквально на днях, стоя в очередь за хлебом, я слушала, как два пенсионера говорили между собой, что раз доллар упал с 20 до 17 леев, должен, по идее, подешеветь и газ…

Октавиан Армашу: Да, Национальное агентство по регулированию в энергетике периодически пересматривает тарифы на газ. Я не знаю всех тонкостей, лучше спросить регулятора, которому точно известно, что будет с тарифами на газ.

Свободная Европа: Вернемся к внешней помощи. После МВФ и Евросоюз заявил о готовности выделить деньги, но мы, кажется, ожидали большего, надеялись, что ЕС будет более щедрым? Я имею в виду деньги, часть которых придется вернуть, а также помощь в виде грантов.

Октавиан Армашу: От Евросоюза сейчас, на последней стометровке, мы получаем около 36 млн евро.

Свободная Европа: Из 47?

Октавиан Армашу: 36 млн, тогда как ранее был подтвержден лишь 21,5 млн, которые мы заложили в бюджет.

Прилагаются огромные усилия в том, что касается борьбы с коррупцией. И наглядный показатель – поступления в бюджет

Свободная Европа: Но это из общей суммы в 47 млн?

Октавиан Армашу: Да, это общая сумма, но там же не поступили деньги на реформу юстиции, оценке подверглись 2013-2014 годы, когда реформы в системе правосудия буксовали, и в результате за эти два года мы практически не получали денег. Сейчас, поскольку реформа в юстиции все-таки двинулась – возможно, я недостаточно сведущ в этом вопросе, но здесь тоже достигнут определенный прогресс, поэтому я надеюсь, что в будущем ситуация изменится и по этому направлению.

И опросы показывают, что если к моменту прихода правительства Филипа судебная система вызывала доверие у 6-7% граждан, то сейчас ей доверяют более 20%, а это сопоставимо с уровнем, когда Молдова получила безвизовый режим со стороны Евросоюза. Иными словами, за два года удалось восстановить веру граждан к системе юстиции и вернуть ее на уровень до 2014 года.

Свободная Европа: Тем не менее, большинство граждан по-прежнему считают, что нищета и коррупция подрывают государственность Республики Молдова.

Октавиан Армашу: Это восприятие не так легко изменить. Для этого нужны не слова – дела, конкретные действия. По крайней мере, на уровне правительства я вижу изменения в этом плане. Прилагаются огромные усилия в том, что касается борьбы с коррупцией. И наглядный показатель – поступления в бюджет.

Без искоренения коррупции в органах, которые занимаются сбором налогов, эта задача была бы непосильной. И результаты, которые отмечаются сегодня по разделу увеличения поступлений, стали возможны, помимо улучшения администрирования, благодаря тому, что в этих двух учреждениях развернулась активная борьба с коррупцией.

Свободная Европа: Но многие представители бизнес-кругов говорят, что ограничений слишком много, что их изматывают частыми проверками и нервотрепками…

Октавиан Армашу: Нервотрепка, кстати, исходит не от налоговой или таможенной службы…

Свободная Европа: От кого же? От политического фактора?

Октавиан Армашу: Нет. Она идет, скорее, от других органов, скажем, от экономической полиции… Отсюда и эта инициатива с декриминализацией бизнеса, за которую я готов проголосовать обеими руками; ее поддерживают и иностранные инвесторы. Мы обсуждали с ними этот вопрос, обсуждали и с представителями деловых кругов, у этой инициативы много сторонников…

Свободная Европа: Но и много противников, особенно в самой Молдове?

Октавиан Армашу: Противников очень много, особенно в рядах гражданского общества, но, думаю, люди просто не до конца понимают суть этого закона. Правительство проявило открытость при его разработке. В последние недели обсуждения практически все предложения, поступившие от гражданского общества, нашли свое отражение в проекте, в результате его действие было сильно сужено. Знаете, у нас любят во всем видеть конспирологию...

Свободная Европа: Но есть же предположение, что это попытка легализации определенных преступлений…

Я работал в крупной компании, и я знаю: крупные компании в состоянии защитить себя. Но я знаю также, что происходит с малыми фирмами

Октавиан Армашу: …и спекулируют на том, что закон разработан под кого-то конкретно, что преследуются какие-то корыстные цели… Мы с министром юстиции вот уже два года говорим о том, что необходим закон, который, который выведет предпринимателей из-под уголовной ответственности за всякую мелочевку, потому что мы на собственной шкуре чувствовали – и знаем, во что это может превратиться.

Буквально на днях я беседовал с одним адвокатом о том, что подавляющее число уголовных дел – процентов 90, возбужденных в отношении предпринимателей, до суда не доходят. Они как-то решаются между органами уголовного преследования и бизнес-средой. Как именно? Думаю, понять нетрудно. Вот это и называется давлением на бизнес, от которого мы хотим уйти.

Мы не хотим перекрывать бизнесменам кислород, мы хотим, чтобы они не боялись работать, и даже если они и допустят какое-то нарушение – дать им возможность его исправить и двигаться дальше. Я знаю очень многих предпринимателей, которые переводят свой бизнес в Румынию – и именно по этой причине. Поэтому мы со всей настойчивостью будем искать способы убедить людей, что закон необходим, и что его необходимо претворить в жизнь.

Уверяю вас, это сильно изменит в лучшую сторону бизнес-среду, и я говорю не только – и не столько – о крупных компаниях. Перед тем как прийти в минфин, я работал в крупной компании, и я знаю: крупные компании в состоянии защитить себя – могут поднять шум, особенно если они с иностранным капиталом. Они обращаются в посольства, одним словом, знают, как защитить свои интересы. Но я знаю также, что происходит с малыми фирмами, с небольшими компаниями. Эти люди совершенно не защищены. Их-то мы и должны защищать, в первую очередь, потому что именно малый и средний бизнес закладывает основы экономического роста.

Свободная Европа: Опасения многих связаны с тем, что будет принят закон, в котором, помимо хороших моментов, очень много сомнительного…

Октавиан Армашу: Так я и говорю: теория заговоров. И вместо того, чтобы люди ответили на призыв правительства выходить с предложениями по совершенствованию проекта, начинают муссировать вопросы…

Свободная Европа: Насколько мне известно, предложений поступило достаточно много.

Октавиан Армашу: И продолжают поступать! Значит, проект продолжает улучшаться. Уверяю вас, с этим законом правительство преследует только одну цель: улучшение деловой среды. И если кто-то считает, что те или иные изменения позволят нам спокойно спать – пусть выходят с предложениями, направляют их в Экономический совет при премьер-министре, который занимается улучшением этого закона.

Свободная Европа: Спикер Андриан Канду обещал, что в 2018 году дискуссии продолжатся, что каждая из сторон сможет высказать свою точку зрения, и мы все увидим, кто прав, а кто преследует иные цели и интересы.

Октавиан Армашу: Совершенно верно. И я уверен, нам удастся убедить людей, что это хороший закон, нужный закон – прежде всего, для деловой среды.

Свободная Европа: Поговорим о налоговой политике. Как оцениваете вы проблемы, связанные с налогом на собственность, налогом на недвижимость? Не лучше ли было унифицировать эти налоги, потому что у граждан вновь возникают самые разные опасения?

Октавиан Армашу: Самая большая сложность – объяснять элементарные вещи.

Мы хотим побудить граждан инвестировать не в элитную недвижимость, а в реальный сектор

Свободная Европа: Чтобы стало понятно всем…

Октавиан Армашу: Да, естественно. Начну с того, что одно дело – налогообложение недвижимости, и совсем другое – налоги на имущество, собственность. Если человек владеет квартирой, домом – это прекрасно, и если дом не очень дорогой, платить налог на собственность человек не обязан. Если же дом из разряда элитных, дорогостоящих, за него нужно платить налоги по более высоким ставкам. Тем более, если человек является владельцем 20 квартир, в которые инвестировано целое состояние – налог на недвижимость касается его напрямую.

Тем самым мы хотим побудить граждан, во-первых, инвестировать не в элитную недвижимость, а в реальный сектор. Налогом на недвижимость мы хотим заставить человека задуматься перед тем, как инвестировать в дорогостоящие квартиры или, что особо заметно в последнее время, в автомобили класса люкс. Денег, поступающих в виде налога на недвижимость, пока не очень много, но на них можно профинансировать некоторые проекты, такие, скажем, как «Первый дом», предназначенный для бюджетных работников, которые из-за низкой зарплаты не могут пока позволить себе купить квартиру – вот им мы и поможем. Это своего рода социальная солидарность между владельцами крупных состояний и теми, кому надо помочь для хорошего старта в этой жизни.

Свободная Европа: Вы приняли в расчет и отчисления в бюджет государственного социального страхования – они будут увеличиваться? Молдова же стареет…

Октавиан Армашу: Да, но это не такой драматичный рост.

Свободная Европа: Но все-таки рост?

Повышать всем пенсии на 20% просто невозможно

Октавиан Армашу: Да. Это и естественно, потому что у нас и инфляция, и есть и экономический рост – так что это нормально. Суть в том, что надо искать внутренние резервы. Скажем, пенсионная реформа, которую мы начали – мы исходим из того, что необходимо повышать эффективность системы, изыскивать внутренние средства, потому что они есть, и провести валоризацию пенсий.

Свободная Европа: А где искать эти ресурсы?

Октавиан Армашу: Во-первых, это надо сделать путем перевода в обычную пенсионную систему всех тех, кто пользовался пенсионными льготами, кто получал привилегированные пенсии непосредственно из госбюджета или как-то иначе. Мы всех включили в общую систему пенсий.

Во-вторых, всех в рамках этой системы уравняли. Во всяком случае, попытались это сделать, возможно, не все еще подобные привилегии устранены, но, тем не менее, льготников у нас стало гораздо меньше. Таким образом, наведен определенный порядок в том, что касается различных программ пенсионных доплат. Они стали более прозрачными, потому что нередки были и злоупотребления, и нарушения, это ни для кого не секрет. В результате удалось изыскать средства для валоризации пенсий. И вот уже…

Свободная Европа: Знаете, среди пенсионеров – и не только среди них – мало кто понял, по какой формуле увеличивается пенсия. Люди недовольны, они постоянно вспоминают коммунистическое правление, о 21% индексаций, и говорят, что только коммунисты и думали о простых смертных…

Октавиан Армашу: Но сегодня, после всех тех кризисов, которые на нас обрушились, повышать всем пенсии на 20% просто невозможно. Всегда нужно исходить из реальных возможностей. Да, мы увеличиваем ассигнования в бюджет социального страхования, но делаем это поэтапно, в зависимости от экономического роста.

Но увеличение пенсий происходит посредством инструмента валоризации, исходя, в основном, из оптимизации внутренних ресурсов. Иными словами, мы пытаемся тратить деньги более эффективно, стремимся, чтобы они дошли до пенсионера. И делаем это постепенно, поэтапно, по возрастным категориям. Невозможно провести валоризацию для всех одновременно – это просто нереально.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG