Linkuri accesibilitate

Оазу Нантой: «Г-н Додон ведет себя как агент влияния Российской Федерации»


Президент Игорь Додон собирается в субботу в Бендеры – для участия в мероприятиях по случаю 25-летия миротворческой операции на Днестре. Туда же собирается и российский вице-премьер Дмитрий Рогозин. О ситуации вокруг миротворцев и приднестровской проблемы размышляет политолог Оазу Нантой.

Свободная Европа: Президент Игорь Додон сообщил, что вместе с российским вице-премьером Дмитрием Рогозиным примет участие в мероприятиях по случаю 25-летия прекращения вооруженного противостояния на Днестре и введения миротворческой миссии, основанной на присутствии российских военных. Впервые после вооруженного конфликта на Днестре президент Молдовы будет присутствовать на такого рода событиях, игнорируя, как минимум, позицию остальных властных структур Молдовы, которые считают неуместным участие в российско-приднестровских мероприятиях. Как вы оцениваете эту ситуацию и все, что с нею связано?

Оазу Нантой: Во-первых, если взять конфликт, который называется «приднестровским», то здесь просматриваются, как минимум, две позиции. Первая позиция – официальная: Республика Молдова входит в формат «5+2», формат переговорного процесса, где Кишинев и Тирасполь выступают сторонами конфликта, а Российская Федерация и – забывать об этом не следует – Украина являются посредниками между сторонами конфликта.

Г-н Додон формально, с точки зрения официальной позиции страны, может принять участие в этом событии в качестве представителя официального Кишинева, который признает, что Российская Федерация является не агрессором, а посредником на переговорах.

Додон фактически обязался претворить в жизнь то, что в свое время называлось Меморандумом Козака

Но, с другой стороны, если учесть решение ЕСПЧ от 8 июля 2004 года по делу «Илашку и другие против Республики Молдова и Российской Федерации», а также практически единое мнение экспертного сообщества Республики Молдова, именно Российская Федерация несет ответственность за разжигание конфликта, она является одной из сторон конфликта и, следовательно, в принципе не может быть посредником. Если все-таки учесть реалии на левом берегу Днестра, то очевидно, что в Приднестровье сложился российский марионеточный режим, и что Российская Федерация не признает ни суверенитет, ни территориальную неприкосновенность, ни статус постоянного нейтралитета Республики Молдова.

Следовательно, г-н Додон в данном случае встал, скорее, не на официальную позицию Республики Молдова, а ведет себя, с одной стороны, как партийный лидер, который действует с оглядкой на парламентские выборы 2018 года, и, с другой стороны, как агент влияния Российской Федерации. Факт прискорбный, но других объяснений я найти не могу.

И когда появилась информация о том, что г-н Додон на одном из российских телеканалов заявил о намерении наградить российских миротворцев, «если приднестровцы согласятся», то возник естественный вопрос: почему г-н Додон игнорирует участие Украины в операции по поддержанию мира? Ведь десять офицеров – наблюдателей от Украины тоже участвуют в этой операции? Но г -н Додон награждать их не собирается...

Свободная Европа: Г-н Додон вместе с г-ном Рогозиным отправится в Тирасполь чествовать российскую миротворческую миссию, которую официальный Кишинев последовательно требует заменить гражданской операцией с международным мандатом. Чего в таком случае стоят эти призывы?

Когда просматриваешь сайт минобороны Российской Федерации, то никакой миротворческой миссии там не видишь, есть лишь ОГРВ

Оазу Нантой: Прежде всего, когда мы говорим о г-не Рогозине, следует отметить, что указ Медведева, который в то время грел кресло Путина, от 21 марта 2012 года, о назначении Рогозина спецпредставителем президента России по Приднестровью, тоже вписывается в общую формулу – о том, что Россия игнорирует суверенитет и территориальную целостность Республики Молдова. Но тогда в Кишиневе проигнорировали тот указ и нашли формулу для того, чтобы нейтрализовать наглость Российской Федерации, объявив Рогозина сопредседателем молдавско-российской комиссии. В этом качестве и фигурирует г-н Рогозин, когда, бросая вызов суверенитету Республики Молдова, гуляет по улицам Тирасполя.

В сложившейся ситуации я не могу забыть визит г-на Додона в Москву 15-17 января с.г., в рамках которого г-н Додон фактически обязался претворить в жизнь то, что в свое время называлось Меморандумом Козака, а именно: превратить Молдову в псевдогосударство, контролируемое Российской Федерацией, под предлогом реинтеграции страны и урегулирования приднестровского конфликта.

Еще хуже, что тем временем возникла новая ситуация – Российская Федерация, желая продвигать такой сценарий в Республике Молдова, вознамерилась повторить его в украинском Донбассе, в Донецкой и Луганской областях. Все осложнилось до предела на фоне агрессии Российской Федерации против Украины, и позиция г-на Додона, отсутствие реакции со стороны официального Кишинев на поведение России не вселяют оптимизма.

Что касается неоднократных требований – даже, можно сказать, настойчивых требований Республики Молдова, о преобразовании миротворческой операции в гражданскую миссию под международным мандатом, то это заявления, и не более того. Государство Республика Молдова ничего не сделало для того, чтобы Российская Федерация согласилась на такой вариант.

На территории Республики Молдова проблем с медалями вообще нет. Есть много медалей и в Комрате

И когда просматриваешь сайт минобороны Российской Федерации, то никакой миротворческой миссии там не видишь, есть лишь Оперативная группа российских войск в Приднестровье, которая ведет себя как воинское подразделение Российской Федерации и не имеет ничего общего с миротворческой операцией. Следовательно, мы не можем игнорировать тот факт, что незаконное пребывание российских войск на территории Республики Молдова – что на юридическом языке называется актом военной оккупации – представляет реальную угрозу для региональной безопасности.

Я участвовал в тех дебатах экспертов, весной 2014 года, когда мы самым серьезным образом обсуждали тот факт, что, с юридической точки зрения, если бы российские войска напали на Украину, на Одессу, например, то юридически ответственность легла бы на Республику Молдова, потому что нападение на Украину совершено с ее территории. Но наш политический класс, увы, проявляет вопиющее равнодушие к так называемому приднестровскому конфликту. Поэтому трудно быть оптимистом в том, что касается перспектив самого существования государства Республика Молдова, не говоря уже о европейском курсе – без другого политического класса и без урегулирования этого конфликта.

Свободная Европа: Вернемся на минуту, г-н Нантой, к намерениям президента наградить российских миротворцев. Вы находите возможным симметричные действия со стороны приднестровских властей – наградить молдавских миротворцев «госнаградами» непризнанной ПМР, – например, юбилейной медалью «25 лет отражения вооруженной агрессии против Приднестровья», или «25 лет миротворческой операции в Приднестровье»?

Я не знаю, как будут стоять рядом Красносельский и Додон, как они будут улыбаться, пожимать друг другу руки, что будут говорить

Оазу Нантой: На территории Республики Молдова проблем с медалями вообще нет. Есть много медалей и в Комрате, и в свое время Михаил Формузал мешками раздавал их в Тирасполе. Что касается позиции Тирасполя, то наблюдается интересная вещь: если открыть официальный сайт незаконного режима на левом берегу Днестра, несложно убедиться в том, что этот сайт – кузница презрительных и очень агрессивных статей о Игоре Додоне, которого приднестровская сторона объявляет участником игры против России. Известно также, что 4 января с.г. Вадим Красносельский согласился встретиться с Додоном только под давлением Российской Федерации.

Я не знаю, как будут стоять рядом Красносельский и Додон, как они будут улыбаться, пожимать друг другу руки, что будут говорить, но очевидно, что г-на Красносельского к этому вынуждает Российская Федерация – для того, чтобы укрепить имидж г-на Додона не среди граждан Республики Молдова, а как агента влияния Российской Федерации, который в случае победы на парламентских выборах должен будет претворять в жизнь отмеченные мною российские сценарии, основанные на меморандуме Козака.

Еще осенью прошлого года Андриан Канду публично признал, что у Молдовы нет стратегии урегулирования конфликта

Свободная Европа: Какие красные линии, г-н Натой, остаются в отношениях с приднестровским регионом, если президент намерен наградить дислоцированных там российских военных?

Оазу Нантой: Никаких красных линий не существует, если общество равнодушно относится к этой проблеме, и если политический класс Республики Молдова, я имею в виду, в первую очередь, парламентские партии лишь имитируют озабоченность приднестровским урегулированием.

Не следует забывать, что еще осенью прошлого года Андриан Канду на фоне активизации Германии, которая председательствовала в ОБСЕ, публично признал, что у Республики Молдова нет стратегии урегулирования конфликта.

Свободная Европа: Эксперты, гражданские активисты подписали петицию, в которой требуют объявить Дмитрий Рогозина персоной нон-грата в Молдове. Вы считаете, такой демарш мог бы получить свое логическое завершение?

Оазу Нантой: В моей тройной ипостаси – человека, поставившего свою подпись под петицией, гражданина Республики Молдова, который не обладает гражданством иных государств, а также эксперта в приднестровской проблематике – я считаю, что подобные действия важны, в том числе, важны и декларации, которые имеют отношение к национальному плану по урегулированию приднестровского конфликта, по реинтеграции Республики Молдова.

Если независимые эксперты пытаются достучаться до общественного мнения, разбудить его – значит, они исполняют свой гражданский долг. Остается лишь посмотреть, как отреагирует власть.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG