Linkuri accesibilitate

Николае Осмокеску: «Мы не смотрим на перспективу, не знаем точно, чего хотим. И это не драма — это трагедия для нас всех»


Конституционный суд Молдовы решил, что инициатива президента Игоря Додона о проведении консультативного референдума не соответствует Основному закону. Глава государства планировал вынесли на всенародный плебисцит четыре вопроса: о расширении полномочий президента, о снижении числа депутатов парламента со 101-го до 71-го, о введении «Истории Молдовы» вместо «Истории румын», а также об аннулировании т.н. закона о миллиарде. Эксперт в области конституционного права Николае Осмокеску накануне решения КС рассказал в интервью Свободной Европе, что он думает об инициативе Игоря Додона.

Николае Осмокеску: Разумеется, это одна из прерогатив президента – воспользоваться возможностью проведения консультативного референдума. Положительное заключение дал Центризбирком и профильные комиссии парламента...

Свободная Европа: Несмотря на то, что правительство заявило о нехватке денег?

Николае Осмокеску: Да, несмотря на заявление правительства о том, что денег нет, и что неоткуда выкроить сколько-то там миллионов леев…

Свободная Европа: Около 50 миллионов.

Николае Осмокеску: 50 миллионов леев на организацию и проведение референдума. Тогда президент сказал, что деньги найдутся из внебюджетных средств, уж не знаю, откуда, но найдутся… Так что, с точки зрения Конституции, обращение к референдуму вполне законно.

Свободная Европа: Президент хотел спросить граждан, поддерживают ли они отмену закона о миллиарде…

Николае Осмокеску: Все вопросы, связанные с финансовым устройством государства, включая этого закон…

Свободная Европа: Но он же был принят парламентом?

Николае Осмокеску: …которые касаются отмены, относятся исключительно к двум институтам власти: правительству, которое готовит обоснования и конкретные решения, и парламенту, который узаконивает предложения правительства. Иными словами, к полномочиям президента это не имеет никакого отношения. Глава государства может изложить свое мнение в процессе рассмотрения вопроса, либо на заседании правительства, либо в парламенте, где он имеет полное право присутствовать и высказывать свою точку зрения.

Для столь небольшой страны парламент в составе 101 депутата – слишком большая роскошь, это расточительство

Свободная Европа: Другой вопрос – относительно предоставления главе государства полномочий по роспуску парламента. Он обсуждался и на заседании Венецианской комиссии, где эксперты сказали, что это требование несвоевременно.

Николае Осмокеску: Оно лишено всякой логики, потому что в действующей Конституции уже закреплены два момента, при которых президент может инициировать процедуру роспуска парламента. Эти условия есть. Первое: «В случае блокирования в течение трех месяцев принятия законов». И второе: «В случае, если парламент не выразил вотум доверия правительству в 45-дневный срок после внесения предложения, и только после отклонения предложения не менее двух раз».

Они ссылаются на французский опыт, и там президент действительно может это сделать, но не надо забывать, что во Франции – двухпалатный парламент, и он может это сделать только в одном случае.

Второе: требование о роспуске парламента противоречит не только букве, но и духу Конституции, в которой ясно сказано, что Республика Молдова – парламентская республика, не президентская. Пар-ла-мент-ска-я.

Свободная Европа: Сокращение численности депутатов со 101 до 71…

Николае Осмокеску: Это довольно логичное предложение, которое, по сути, поддержали, в том числе, часть партий, которые сейчас находятся у власти, а также часть внепарламентских партий, потому что – объективно – для столь небольшой страны и по территории, и по численности населения парламент в составе 101 депутата – слишком большая роскошь, это расточительство и человеческого капитала, и политического потенциала, и, прежде всего, – финансовых ресурсов государства.

Свободная Европа: А что насчет введения в школьную программу дисциплины «История Молдовы»?..

Николае Осмокеску: Это не входит в компетенцию главы государства, это сфера компетенций министерства просвещения – центрального специализированного органа, курирующего данные вопросы. Ясно же, куда целятся – и почему.

Свободная Европа: Г-н Осмокеску, вы говорили, что консультативный референдум не влечет юридических последствий. Но один из советников президента заявил, что глава государства вправе советоваться с избирателями в вопросах, представляющих национальный интерес. В основе всех этих проблем есть национальный интерес?

Николае Осмокеску: У двух из них – да.

Г-н Канду недвусмысленно посоветовал г-ну Додону не заставлять размышлять о том, что у него слишком много полномочий

Свободная Европа: Сокращение численности депутатов…

Николае Осмокеску: Да, сокращение количества депутатов.

Свободная Европа: А второй?

Николае Осмокеску: Дополнительные полномочия. Конечно же, это национальный интерес. Не фундаментальный национальный интерес, не первичный и не основной – но национальный интерес.

Дальше что? Дальше можно сослаться на результаты референдума – вот, мол, я посоветовался с народом, с избирателями, и избиратели поддерживают эти идеи.

Свободная Европа: Но результаты референдума утверждает парламент?

Николае Осмокеску: Нет. Требуется лишь утверждение или отклонение результатов референдума Центризбиркомом и Конституционным судом. Парламентом – нет, потому что это консультативный референдум, но он дает карт-бланш президенту, который в любой момент может, с этической и моральной точки зрения, заявить: «Я пользуюсь политической поддержкой электората. Мой долг – продвигать эту идею».

Свободная Европа: Были и призывы бойкота. И у нас есть прецедент…

Николае Осмокеску: Да, сентябрьский референдум 2010 года.

Свободная Европа: А вердикт КС каким может быть?

Николае Осмокеску: Вердикт КС может быть один – предложение организовать и провести такой референдум законно. Неконституционны формулировки отдельных вопросов, вынесенных на референдум, так как они не входят в компетенцию главы государства.

Свободная Европа: А может аппарат президента пересмотреть эти четыре вопроса – или нет?

Николае Осмокеску: Почему нет? Может, разумеется. И после [решения КС] могут пересмотреть.

Это популистская инициатива с целью извлечения политического капитала и симулирования бурной деятельности

Свободная Европа: Значит, снова кто-то может подать запрос в КС?

Николае Осмокеску: Не исключено. У нас это норма. Ждут до последнего момента, потом обращаются с очередным запросом. Это форма юридического пинг-понга – ждешь до последнего момента, затем наносишь удар и ждешь, что ответит на это противник. Разумеется, это возможно, но я не думаю, я уверен, уж не знаю почему, интуиция подсказывает, что ли, – что если даже дело дойдет до референдума, то явка в сентябре будет значительно ниже необходимого.

Свободная Европа: Из 2 млн 800 тыс. граждан в плебисците должны участвовать половина плюс один?

Николае Осмокеску: Да. На предыдущем референдуме явка сколько составила? 28%, не больше?

Свободная Европа: Да, до 30%.

Николае Осмокеску: И тот референдум был законодательный, а этот – консультативный. Посмотрим. Я не жду слишком многого от референдума, обращение к нему не даст большого преимущества и самому главе государства, потому что это популистская инициатива, явно популистская, с целью извлечения политического капитала и симулирования бурной деятельности в качестве главы государства, якобы, в порядке выполнения своих предвыборных обещаний. Г-н Канду достаточно недвусмысленно посоветовал г-ну Додону не заставлять размышлять о том, что у него слишком много конституционных полномочий.

Свободная Европа: Но это предостережение звучало в другом контексте…

Николае Осмокеску: В другом контексте, но отправная точка не так уж и важна. Сказано предельно ясно: не заставляйте нас думать, что у вас слишком много полномочий. Тем самым г-ну Додону дали понять – и это должно быть ясно любому, кто обладает хоть каплей политической интуиции, – что, если вы нас к этому вынудите, до сентября мы можем изменить Конституцию. Если наберется необходимые 2/3 голосов, учитывая, что Республика Молдова – парламентское государство, то можно и сократить полномочия главы государства.

Свободная Европа: Г-н Додон, напротив, хочет президентскую республику.

Николае Осмокеску: Да, это его желание.

Почему перемен нет? Потому что никто не хочет рисковать слишком сильно

Свободная Европа: Установить вертикаль власти… Недавно он изъявил желание, чтобы российская модель применялась и в Республике Молдова.

Николае Осмокеску: Хотеть не вредно. Но, если честно, и я всегда был за сильную президентскую вертикаль, потому что в переходный период, который у нас сильно затянулся, вся история цивилизации, от Древнего Китая, Греции, Древнего Египта, Древнего Рима, средневековой Франции, средневековой Германии, Русской империи конца XIX – начала XX века…

Свободная Европа: На дворе XXI век, г-н Осмокеску.

Николае Осмокеску: …все переживали процесс консолидации власти, через который перешли потом к демократизации. А иначе невозможно.

Свободная Европа: В Республике Молдова модель связана с конкретными политиками, и тут сложнее…

Николае Осмокеску: В этом-то и беда, что мы не смотрим на перспективу, не знаем точно, чего хотим – и хотим не только на сегодня, но и на 10, 20, 30 лет вперед. К чему мы стремимся, какое государство хотим? Стремимся к демократии? Значит, надо пережить суровый, скажем так, период, подтянуть пояса – и в экономическом, и в финансовом плане.

Свободная Европа: У нас переходный период с затягиванием поясов длится уже четверть века, а перемен все нет.

Николае Осмокеску: Нет, и это очень плохо. И это не драма – это трагедия для нас всех. А почему перемен нет? Потому что никто не хочет рисковать слишком сильно. Политики опасаются заявлять, что – да, мы хотим сделать то-то и то-то, но всего этого можно достичь только одним способом. Другого пути нет.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG