Linkuri accesibilitate

«Демпартия и ПСРМ — могильщики Молдовы, наш долг — избавить от них страну» (ВИДЕО)


Cu Maia Sandu despre șansele opoziției extraparlamentare la alegerile din februarie
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:33:55 0:00

Лидер Партии «Действие и солидарность» Майя Санду — о парламентских выборах, власти и оппозиции

Свободная Европа: Начнем беседу с результатов последнего соцопроса, которые показывают, что если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, граждане проголосовали бы за Партию социалистов, на втором месте – Демпартия, на третьем – «Действие и солидарность» (PAS). Как бы вы прокомментировали эту картину?

Майя Санду: Во-первых, очень жаль, что авторы исследования не постарались сформулировать вопрос так, чтобы он был более релевантным для блока ACUM, о создании которого мы заявили немного ранее. В блок входят PAS, Платформа DA, представители гражданского общества и, возможно, других политических партий. И, естественно, хотелось бы увидеть, каков кредит доверия со стороны граждан именно у блока.

Это же так просто – попытаться повесить на оппозицию кражу миллиарда, инкриминировать измену родине

А так я могу сказать, что это очередное социологическое измерение, которое мы, разумеется, учитываем. Но главный вывод состоит в том, что многие еще не определились со своими симпатиями, и за этот сегмент электората мы будем бороться с помощью тех немногочисленных коммуникационных средств, которыми мы располагаем. Мы попытаемся донести до них наши месседжи и заручиться поддержкой на предстоящих выборах.

Свободная Европа: Замеры показывают, что Партия «Действие и солидарность» за последние полгода потеряла 5% сторонников. Чем, на ваш взгляд, объясняется падение рейтинга?

Майя Санду: Причин несколько. Одна из них – беспрецедентная фейковая пропагандистская кампания, направленная на дискредитацию оппозиции. В последние недели мы все стали свидетелями необоснованных обвинений, всевозможной лжи, которая вбрасывается в публичное пространство, в том числе, с трибуны парламента представителями власти. А затем ее подхватывают телеканалы, финансируемые Плахотнюком и Додоном. Недавно режим предпринял попытку под видом рекламы размещать эти фальшивки и в респектабельных местных изданиях. Так что одна из причин связана с потоком лжи, которому мы вынуждены противостоять. Должна сказать, что бороться очень трудно, доступ к СМИ у нас ограничен.

Но есть и еще один момент: люди никогда не могут быть уверенными в том, кто их опрашивает, и не стоит ли за опросом Демпартия. На фоне всеобщего террора, который установила ДПМ, граждане нередко опасаются открыто говорить о своих симпатиях и антипатиях, не рискуя называть вещи своими именами. Но мы не теряем оптимизма! И ведь не раз бывало, что опросы показывали одно, но после того, как мы решали действовать одной командой – я имею в виду PAS и Платформу DA, – на выборах результаты были более высокими.

Канду не может принимать никаких решений. Он лишь оружие Плахотнюка

Мы будем много работать, чтобы достучаться до как можно большего числа людей, потому мы и развернули в ноябре эту кампанию – «ACUM Vin’ acasă», в рамках которой побывали во всех районах страны, во многих селах. Мы беседовали с людьми и просили помочь нам бороться с фейками.

Свободная Европа: Из бесед с рядовыми гражданами (с ними я встречаюсь часто) и результатов этого опроса возникает ощущение, что все меньше людей настроены идти на выборы. Если шесть месяцев назад 53% были уверены в том, что пойдут голосовать, то сейчас их 37%. Откуда такое разочарование?

Майя Санду: Люди должны понять, что это – стратегия режима, стратегия Демпартии. Они хотят довести недоверие до максимума, создать в обществе всеобщее состояние неопределенности, чтобы как можно меньше людей пошли на выборы. Потому что чем выше явка – тем выше наши шансы, шансы тех, кто противостоит режиму, кто бороться с этим коррумпированным режимом. Режим распространяет о представителях оппозиций фейки и ложь, а беспочвенные обвинения преследуют одну цель: очернить, втоптать в грязь оппозицию, запятнать ее доброе имя…

Ну, а в чем обвинять всегда найдется!.. Это же так просто – перекладывать вину с себя на оппозицию, попытаться повесить на оппозицию кражу миллиарда, инкриминировать измену родине, надеясь, что люди перестанут верить. Но тем самым они отнимают у людей веру в демократию, в демократический процесс, ведут страну к авторитарному диктаторскому режиму.

Граждане не должны идти на поводу у власти, наоборот, мы должны ценить свое право голоса, потому что если мы откажемся от него и перестанем ходить на выборы, у власти останутся те, кто рулит сегодня, а ситуация в Республике Молдова станет еще хуже.

Сегодня ситуация просто плачевная, а будет еще хуже, потому что власть сделает все, чтобы та незначительная часть молодежи, которая еще работает дома, тоже уехала за рубеж. И в итоге получится, что дома останутся лишь немощные, всеми забытые старики, до которых не будет никакого дела ни обществу, ни государству.

Свободная Европа: Некоторые наблюдатели говорят, что, мол, наоборот, Демпартия заинтересована в высокой явке, а потому и предложила, в частности, провести одновременно с выборами консультативный референдум. На плебисцит выносится вопрос, который волнует многих, – сокращение числа депутатов парламента…

Майя Санду: Демпартия заинтересована в двух вещах. Первое – напустить как можно больше туману, максимально запутать всех и дезориентировать. И без того смешанная система выборов, принятая демократами вместе с социалистами вопреки воле граждан и международных организаций, осложняет всю процедуру. Будет два бюллетеня вместо одного, а тут еще и референдум! Это значит, что будет еще один или два бюллетеня, не знаю точно…

И второе – этим референдумом Демпартия хочет сместить акценты, перевести стрелки с кампании как таковой, в ходе которой партии придется отвечать на вопросы граждан: почему люди живут так плохо? Почему такая нищета в стране? Почему никто не понес наказания за кражу миллиарда? Почему не возмещено ни лея из украденных средств?

И вот вместо того, чтобы объяснить все это гражданам, Демпартия надеется увести разговор в сторону, рассчитывая говорить в ходе кампании о предстоящем уменьшении числа депутатов, о том, что граждане получат возможность отзыва нерадивых депутатов. Все это – лапша на уши, и ничего более, вранье для отвода глаз.

Не было никакой государственной измены, это просто какая-то дикость!

Подобные попытки были и полтора года назад, когда Демпартия вначале продвигала смешанную систему. Главным аргументом был как раз вопрос о том, что граждане смогут отзывать депутатов, которые не оправдают их надежд, но в окончательном варианте закона подобной нормы не оказалось. Сейчас ситуация повторяется, демократы предлагают провести референдум – только для того, чтобы отвлечь внимание от провалов нынешней власти.

Свободная Европа: А может дело дойти до того, что вас вообще исключат из предвыборной гонки? Есть и такие опасения в обществе... Очень многие задаются вопросом, действительно ли Майе Санду и Андрею Нэстасе грозит отстранение от участия в выборах?

Майя Санду: После отмены результатов голосования в Кишиневе не осталось никаких сомнений в том, что режим готов на все. Поэтому такой сценарий исключить нельзя.

Свободная Европа: Но тут ведь и г-н Канду заявлял, что если дела примут такой оборот, то он сам готов выйти и протестовать...

Майя Санду: Г-н Канду не может принимать никаких решений в Демпартии. Он лишь оружие в руках партийного босса Владимира Плахотнюка. Да и не тот он человек, который выйдет на площадь протестовать и требовать демократии. Это дешевая попытка слиться.

Нужно быть готовыми ко всему, со стороны этого режима возможны самые бредовые решения

Свободная Европа: Известно, что была создана специальная парламентская комиссия по расследованию финансирования вашей поездки в Брюссель. Как вы считаете, вас действительно могут обвинить в государственной измене?

Майя Санду: Не было никакой государственной измены, это просто какая-то дикость! Дело вроде бы собираются передавать в прокуратуру, хотя – не знаю, заметили ли вы это – на уровне политического дискурса вопрос уже потерял остроту. Иными словами, тогда это был некий «взрыв», потом страсти поутихли, и сейчас вопрос уже мало кто обсуждает. Уверена, они получили довольно жесткие сигналы со стороны международного сообщества, потому чуть остыли. Но с подобными людьми ты никогда не можешь точно знать, чего от них ожидать.

Свободная Европа: И чем же все завершится?

Майя Санду: Нужно быть готовыми ко всему, со стороны этого режима возможны самые бредовые решения. И надо быть готовыми к тому, что придется отстаивать свои права. Блок ACUM сейчас является единственной аутентичной оппозицией, и исключение оппозиции из гонки, означает имитацию выборов. Для международного сообщества это ясно как дважды два! Поэтому наше исключение из предвыборной гонки автоматически означает непризнание выборов со стороны международного сообщества.

Свободная Европа: Вы определились, кто пойдет на выборы по округам, кто – по спискам блока ACUM?

Майя Санду: Мы из тех, кто соблюдает закон и верит в закон. И мы знаем, что если мы начнем выдвигать кандидатов до старта предвыборной кампании, или позволим себе какие-то иные незаконные действия, которые совершают другие политические партии, мы будем наказаны – потому что таков подход госинститутов. У них одно отношение к социалистам, демократам и другим лояльным режиму партиям, и совсем другое отношение – к оппозиции. Разумеется, у нас есть кандидаты, разумеется, мы работаем, готовимся, инструктируем их для того, чтобы 26 декабря включиться в борьбу.

Свободная Европа: Вы будете баллотироваться и по спискам блока, и в одномандатном округе?

Майя Санду: Да, и в одномандатном округе, и по спискам. Но если вы спросите, где именно, – сказать не могу, об этом решении мы сообщим вместе с остальными членами команды.

Свободная Европа: Я спрашиваю потому, что некоторые из активистов правящей партии уже сообщили, кто и где может баллотироваться. Например, Владимир Плахотнюк, возможно, вылвинет свою кандидатуру по Ниспоренскому избирательному округу, да и другие говорят о намерении баллотироваться от своих «малых родин»...

Майя Санду: Если эти выборы будут честными и свободными, ни у одного из них нет абсолютно никаких шансов пройти в парламент, независимо от того, когда объявят о решении баллотироваться, до или после старта предвыборной кампании.

Свободная Европа: Откуда эти опасения, что выборы будут несвободными и нечестными? Лично вы неоднократно говорили о возможной фальсификации, но на чем основаны предположения?

Майя Санду: На этот счет и гадать нечего – все уже происходит, и мы должны, с одной стороны, не опускать руки, ни в коем случае не мириться с тем, что если выборы априори несвободные и нечестные, то ничего с этим не сделать. С другой стороны, необходимо фиксировать все нарушения и своевременно об этом информировать граждан. Еще есть международные миссии, которые уже начали работу. Есть долгосрочные миссии – нам удалось передать международному сообществу четкий месседж относительно того, что в Молдову необходимо направить больше наблюдателей, чем на другие выборы, что есть необходимость в продолжительном мониторинге. Знаю, что несколько миссий уже приступили к работе и направили своих экспертов в различные районы Республики Молдова.

Необходимо фиксировать все нарушения, которые допускаются, и рассматривать их с точки зрения предвыборной кампании, нападок и лжи, дезинформации, которая распространяется в адрес оппозиции. У оппозиции по-прежнему нет равного доступа к медиаресурсам – я имею в виду, прежде всего, национальное телевидение, хотя не только его.

Еще есть вопрос финансов – много раз критиковались некоторые партии, которые используют различные благотворительные фонды в политических целях, и делают это либо завуалировано, либо почти открыто. Вот на недавней международной конференции обсуждалась тема политической коррупции – и мы привели многочисленные аргументы и примеры подобного явления. В частности, парламент утвердил поправки, в соответствии с которыми средства, накопленные партиями за счет пожертвований, запрещено использовать в период с 1 декабря по 1 января. Это тоже создает неравные условия для партий.

Кроме того, продолжаются случаи преследования наших потенциальных кандидатов, председателей наших территориальных организаций, которые будут участвовать в этой кампании. Все эти моменты мы фиксируем и пытаемся убедить граждан при явных нарушениях – например, когда группа людей с символикой Демпартии разносят по домам картофель или орехи – фотографировать это и присылать материалы нам. Они могут это сделать и анонимно, необязательно указывать имена, главное, что такое действия незаконны, а значит – наказуемы.

Оптимальной моделью для Республики Молдова мы считаем европейскую

Свободная Европа: Вы сказали немного ранее, что блок ACUM открыт для всех, кто желает к нему примкнуть. Я знаю о переговорах с Либеральной партией, Либерально-демократической партией, которые пока ни к чему не привели.

Майя Санду: Переговоры продолжаются, но время поджимает и, боюсь, вскоре эта дверца для диалога закроется, если не будет разумных предложений со стороны этих двух партий. Но пока, как я уже сказала, переговоры еще идут.

Свободная Европа: У либералов новый лидер – Дорин Киртоакэ. С ним легче договариваться, чем с Михаем Гимпу?

Майя Санду: Я присутствовала на одной лишь встрече. В других, насколько мне известно, участвовал и Дорин Киртоакэ как одна из сторон переговорного процесса, так как сам переговорный процесс не изменился. Повлияет ли этот факт на окончательное решение Либеральной партии – не знаю, сказать не могу.

Свободная Европа: Между тем, и другие политформирования начинают говорить о том, что без поддержки унионистов вряд ли кто-то может рассчитывать на победу по одномандатному округу. Вы разделяете подобную точку зрения? Найдется ли в списках блока ACUM место для представителей унионистского движения?

Майя Санду: Мы открыты в этом смысле, более того, среди подавших документы есть люди, открыто исповедующие унионизм. Но любая новая партия, новое формирование ведут к дальнейшему расколу на правом фланге, тому есть множество примеров. Это очередной проект, очередная попытка разделить электорат.

Свободная Европа: Насколько важен на предстоящих выборах геополитический фактор? Ведь посмотрите, что происходит сегодня – г-н Канду в США, г-н Додон собирается в Россию... Ваши оппоненты пытаются таким образом оттянуть голоса конкурентов по геополитическому признаку?

Майя Санду: Эти две партии, конечно же, пытаются еще больше расколоть молдавское общество в надежде извлечь политические дивиденды. Мы своих истинных целей не скрываем, мы открыто и честно говорим, что оптимальной моделью для Республики Молдова мы считаем европейскую, за которую будем выступать и в дальнейшем.

Но мы надеемся избежать бессмысленных дебатов на эту тему, мы попытаемся убедить избирателей, которые, возможно, еще сомневаются в преимуществах европейской интеграции, что борьба с коррупцией, обеспечение благополучия для молдавских граждан, соблюдение прав человек и т.д. – все это характерно именно европейской модели развития – и абсолютно чуждо кремлевскому режиму.

Свободная Европа: Как улучшить отношения между Кишиневом и Брюсселем?

Майя Санду: Если вы имеете в виду диалог между действующей властью и Брюсселем, то мы все убедились, что отношения – хуже некуда, правящая сегодня коалиция может только еще больше все испортить, а последствия придется расхлебывать нам всем, потому что это означает все меньше поддержки Молдове – и не только на бюджетном уровне, но и на уровне проектов.

В стране, где правит группа преступников, ожидать можно всего

Что мы можем сделать? Если не говорить о действующей власти, то Брюссель настроен более чем доброжелательно в отношении Республики Молдова и ее граждан. И ответственная власть, которая не только говорит и обещает, но и работает так, как принято в Европейском союзе, может достаточно быстро вернуть отношения на прежнюю орбиту и восстановить поддержку, которой еще не так давно пользовалась Молдова.

Говорю без ложной скромности – у нас, лидеров оппозиционного движения, сложились прекрасные отношения со всеми формированиями, не только с ЕНП, но и представителями остальных фракций Европарламента, с чиновниками Европейской комиссии, Евросовета. Смею вас заверить, что мы действительно в состоянии очень быстро восстановить отношения – ради интересов граждан.

Свободная Европа: Еще рановато говорить о поствыборных альянсах, но коснемся и этого крайне важного вопроса. Если и вы, представители блока ACUM, и другие партии получите недостаточное число мандатов в парламенте следующего созыва, то какой вам видится новая власть в ближайшие четыре года? Или же вы пересмотрите свое непримиримое отношение к Демпартии и согласитесь на сотрудничество?

Я обнаружила, что колесо автомобиля, за рулем которого я находилась, откручено. Кто это сделал – можно предполагать

Майя Санду: Президентская кампания и местные выборы в столице показатели предельно ясно, что блок ACUM пользуется большой поддержкой, так что если выборы будут честными и свободными, то он может – и должен! – взять власть в свои руки. Если же случится так, как вы говорите, мы не менее категорично заявляем, что ни на какую коалицию, ни на какой альянс мы не пойдем – ни с Демпартией, ни с Партией социалистов, потому что обе эти партии – могильщики Республики Молдова!

Свободная Европа: Значит, вы позволите им создать альянс и продолжать управлять страной?

Майя Санду: Они уже в коалиции, так что ничего не изменится. Они действуют в союзе, правда, не всегда это признают открыто, но ведь для всех это очевидно.

Свободная Европа: Значит, вы предпочтете пребывание в оппозиции?

Майя Санду: Если выборы будут честными и свободными, мы возьмем власть и обеспечим стране конкретные перспективы развития. В противном случае, и это должны понять наши граждане, и те, кто недостаточно мотивирован, и те, кто еще не определился, за кого отдать свой голос, – все должны понять: еще четыре года под демократами и социалистами страна просто не выдержит, здесь не останется людей.

Иными словами, Молдова рискует превратиться в страну-призрак. Мы не можем этого допустить, и поэтому надо мобилизовать все силы и избавиться от этой власти, от этого режима. Сейчас и без промедлений!

Свободная Европа: Вы говорили, что вас преследуют, что по отношению к вам используется шантаж. Эти нападки будут продолжаться, усиливаться – или же сойдут на нет? Как вы считаете?

Майя Санду: На нет они уж точно не сойдут, и складывается впечатление, что эта власть действительно боится нас, боится меня... Если вы включите их телеканалы, то наверняка убедитесь, как много внимания и места уделяют они моей скромной персоне, как рьяно стараются дезинформировать слушателей. Значит, боятся – да они и должны бояться, потому что когда мы придем к власти, они окажутся за решеткой, лишатся свободы, если нам удастся построить судебную систему, которая воздаст по справедливости всем тем, кто допускал беззакония. Они потеряют незаконно нажитые состояния, а потому и боятся. Как далеко они зайдут – сказать не могу. Да, эти люди способны на все, и от нас всех зависит, позволим ли мы себя запугать – или дадим отпор и найдем в себе смелость идти дальше.

Несколько дней назад я обнаружила, что колесо автомобиля, за рулем которого я находилась, откручено. Кто это сделал – можно только предполагать, но в стране, где правит группа преступников, ожидать можно всего.

Свободная Европа: Вы говорили, что за вами следит полиция, и вот даже пришел ответ от министерства внутренних дел, где сказано, что полицейские выполняют свою работу…

Майя Санду: Жиздан приказал людям в штатском из департамента криминальной полиции всюду следовать за мной – куда я, туда и они, даже тогда, когда я захожу во двор к кому-то, с кем назначена встреча. И когда я спрашиваю этих людей в штатском, кто они такие, и почему ходят за мной по пятам, они ничего не отвечают и пытаются спрятать лица. Это он называет «делать свою работу»?!

Проведем национализацию и компенсируем людям их потери

Полицейские выполняют свою работу тогда, когда они – в форме, на автомобиле полиции, а когда спрашиваешь их, кто они и что делают в данный момент, представляются и честно говорят: мы за вами следим. Если речь идет о криминальной полиции, то пусть Жиздан скажет: может, есть какое-то уголовное дело на меня, а я об этом не знаю, хотя должна бы знать? И поэтому за мной следит криминальная полиция? Жиздан не ответил – он отмахнулся, и пусть за это ему будет стыдно.

Свободная Европа: Вы собирались подать в суд на г-на Плахотнюка за то, что он не задекларировал свое имущество. И снова ответил г-н Канду, который, как обычно, пытался заверить, что если бы это было его, Плахотнюка, имущество, он бы его задекларировал…

Майя Санду: Если это не его имущество, давайте национализируем его и передадим деньги в госбюджет. Там фигурируют четыре дома, в которых живут дети Плахотнюка. Не знаю, чья эта собственность, но раз он говорит, что это не его имущество, несмотря на то, что журналисты, которые провели расследование, привели достаточно доказательств, а кроме того, есть снимки, на которых в этих домах и он сам, и его семья... Я говорю г-ну Канду: «Если это не собственность Плахотнюка и никаких проблем нет, давайте национализируем их, потому что один из домов стоит около 30 млн евро, остальные дешевле, но ненамного».

Представляете себе, какой подарок можно сделать детям или бедствующим старикам, которые зимой мерзнут, потому что их мизерные пенсии делают роскошь – жить в тепле! – недоступной?! А пенсии продолжают оставаться мизерными, несмотря на триумфальные заявления власти об их повышении. Раньше многие могли купить дрова на деньги, вырученные от продажи орехов, но после того, как семья Филипа установила монополию, людям приходится отдавать орехи за гроши. Так что проведем национализацию и компенсируем людям их потери.

Свободная Европа: Премьер Филип говорит, что он не имеет к этому никакого отношения…

Майя Санду: И он считает, что это нормально, когда в Молдове всего три фирмы получили право экспортировать грецкий орех?! Г-н Филип хочет сказать, что раз есть три компании, экспортирующие орех, значит, это не монополия? Пусть он пойдет в народ и послушает, что по этому поводу говорят люди. Пусть зайдет на любой рынок, в любое село – везде люди жалуются на беззакония.

Я рекомендую г-ну Филипу встречаться с людьми и отвечать на все их вопросы, потому что говорить с экрана телевизора – это одно, а смотреть глаза в глаза – совсем другое дело…

Свободная Европа: Вас часто упрекали в том, что коль вы хотите перемен, то необходима и команда, что вы должны быть готовы в любой момент предложить своих министров в состав следующего правительства – и даже сформировать альтернативное правительство и представить свои программы. Вы обещали, что если придете к власти, то увеличите зарплаты и пенсии. Это обещания, или же действительно возможности для подобного роста есть?

Майя Санду: Это очень конкретное обязательство, которое мы сделали. И у нас есть все аргументы.

Свободная Европа: А деньги откуда?

Майя Санду: Прежде всего, нужно исходить из того, что зарплаты есть в частном и государственном секторах. В госсекторе, чтобы найти деньги для роста зарплат, нужно закрыть все краны, через которые утекают миллиарды. Мы попытались доказать, например, что если бы не украли миллиард, сколько лет население Молдовы могло бы не платить за электроэнергию. Мы пытались провести наглядные параллели, чтобы люди лучше поняли, как работают коррупционные схемы.

Свободная Европа: Но когда вы говорите о миллиарде, люди отвечают, что и вы голосовали за предоставление тех гарантий?

Майя Санду: Это очередная изощренная ложь партии власти. Тогда они говорили, что эти деньги, якобы, предназначены для граждан, у которых были депозиты в тех банках. Но очень скоро стало ясно, что деньги пошли в другие банки Молдовы, в различные компании... Если мы придем к власти, мы обязательно расшифруем все эти шарады и посмотрим, было ли решение о предоставлении гарантий правильным – или нет? Но решения подготовили и представили они! Если они обманули, то пусть признают это и возьмут ответственность за свои действия.

Так вот, я говорила, что искоренение коррупционных схем и возмещение денег – это источник для повышения зарплат в госсекторе. А второй источник – это, естественно, экономический рост. Но чтобы экономика развивалась, необходимо предпринять ряд элементарных мер, в частности, аннулировать, отменить все монополии! Мы говорили о монополии на грецкий орех, еще речь идет о монополии на зерновые, и так далее. Малые предприятия не в состоянии конкурировать с крупными компаниями, приближенными к власти, для которых правила не писаны, которые не платят налогов и не подчиняются нормам справедливой конкуренции.

А как ведет себя эта власть, этот режим с бизнесом?! Есть множество примеров, люди жалуются на Агентство по безопасности пищевых продуктов ANSA, инспекторы которого раздают штрафы направо и налево безо всяких оснований. В стране, где правительство понимает, что экономика зависит именно от этих людей, которые хотят заниматься бизнесом и готовы рисковать собственными деньгами, готовы создавать рабочие места и платить налоги в казну государства, по идее, им должны давать зеленый свет, а не вести себя с ними как с преступниками!.. Зато у нас есть крупные компании, которым все позволено, в том числе – не платить налоги, более того, государство берет их под свою опеку, а над остальными просто издевается.

Мы называем Демпартию и Партию социалистов могильщиками Молдовы, и наш долг – избавить от них страну

Сильная экономика, инвестиции в людей – нам очень нужна квалифицированная и конкурентоспособная рабочая сила! – это жизненно важные составляющие для страны, если мы действительно хотим повышать зарплаты в частном секторе, а за счет налогов, которые поступают в госсектор, действительно хотим обеспечить людям достойные зарплаты. И это реально, это возможно, мы никогда не выступали с популистскими заявлениями, свои слова мы всегда подкрепляли делами.

И мы всегда называли вещи своими именами. Когда предстояли очень трудные и болезненные реформы – мы говорили об этом открыто. Да, все возможно в стране, где общественные деньги неприкосновенны, и их никто не ворует, где государство инвестирует в инфраструктуру и не мешает предпринимателям зарабатывать свой хлеб. Именно так все должно быть!

Свободная Европа: А диалог между властью и оппозицией еще возможен, как вы считаете?..

Майя Санду: Нет!

Власть неоднократно демонстрировала свои истинные намерения, ни одну из наших проблем она никогда не признавала, напротив, единственное, что делает эта власть – превращает выборы в фарс. Мы называем Демпартию и Партию социалистов могильщиками Республики Молдова, и наш долг – избавить от них страну.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG