Linkuri accesibilitate

Юрие Лянкэ: «Либо Додон страдает близорукостью, либо специально разрушает имидж Молдовы»


О внешней политике президента Молдовы корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу беседует с бывшим премьер-министром, экс-министром иностранных дел, нынешним вице-спикером парламента Юрием Лянкэ. По мнению политика, вся ответственность за внешнеполитический курс парламентской республики лежит на министерство иностранных дел Молдовы.

Свободная Европа: Кто в Республике Молдова отвечает за внешнюю политику, если учитывать нынешнюю ситуацию, когда глава государство настойчиво пытается развернуть Молдову на Восток и утверждает, что ее место – с Россией, в Евразийском союзе, а правящая коалиция заявляет, что будущее Молдовы связано с ЕС? Кто вправе решать, куда идти Молдове?

Юрие Лянкэ: Ситуация довольно ясна. В Республике Молдова установлена парламентская система, и в любой стране с таким устройством и внутри-, и внешнеполитические приоритеты формулирует парламент через созданное большинство, а правительство исполняет и претворяет в жизнь эти приоритеты. И в Конституции черным по белому написано, что правительство обеспечивает проведение внутренней и внешней политики государства.

Если Додон считает, что нам может помочь Иран или Северная Корея, то, быть может, он хочет изобрести новую молдавскую философию чучхе

Правда, и президент должен быть неким символом в этом смысле, должен представлять Молдову в международных отношениях. Но все рычаги, все инструменты сосредоточены в руках правительства, за которым закреплены соответствующие полномочия. Так что все попытки г-на Додона принять на себя более весомую роль в процессе разработки и проведения внешней политики государства можно рассматривать как пиар-акции, лишенные, слава Богу, юридических последствий для основных внешнеполитических приоритетов.

Свободная Европа: Г-н Додон сообщил о намерении вторично посетить Тегеран, столицу Ирана, где 5 августа примет участие в инаугурации иранского президента. Он принимал также гостей из Северной Кореи. Какие сигналы посылает он обществу подобными действиями, особенно, в контексте его заявлений, что если финансовой помощи Евросоюза окажется недостаточно, то он найдет и другие источники?

Юрие Лянкэ: Очень странный выбор г-на Додона. Я имею в виду выбор стран – Иран, Северная Корея, не говоря уже о его традиционном союзнике России. Странный – потому что он ведь не новичок в государственных делах, был и министром, и т.д. И он не может не знать, откуда исходит политическая и финансовая поддержка Республики Молдова.

Я не верю, что он не видит, как развиваются сейчас отношения между Западом – нашими партнерами, нашими сторонниками, которые хотят помочь нам построить функциональное государство, где граждане чувствовали бы себя комфортно – и Востоком. Здесь же не только Россия. Посмотрите, случайно или нет, но последние резолюции, принятые подавляющим большинством Палаты представителей и Сената США направлены именно против России, Ирана и Северной Кореи.

Что касается крайне жестких заявлений Рогозина, то у меня имеется опыт общения с ним, и я пришел к выводу, что лучше не ввязываться с ним в полемику

Иными словами, учитывая столь накаленные, даже враждебные отношения между Западом (теми, кто помогает нам) и этими странами, складывается ощущение, что г-н Додон либо страдает близорукостью, либо специально разрушает имидж Республики Молдова, особенно в глазах наших партнеров, которые всегда нам помогали. Если Додон считает, что нам может помочь Иран или Северная Корея, то, быть может, он хочет последовать примеру Северной Кореи и изобрести новую философию, новую молдавскую философию чучхе – так называется доминирующая в Северной Корее идеология – и хочет рассчитывать только на собственные силы, по примеру Северной Кореи?.. Это полная безответственность, и я понятия не имею, куда может завести нас эта линия президента Додона.

Свободная Европа: Российский вице-премьер, который также намерен посетить столицу Ирана, сказал, что встретится там с президентом Додоном. Эта встреча состоится после того, как Румыния закрыла свое воздушное пространство для Рогозина, и его визит в Кишинев был сорван. Как будут развиваться дальнейшие отношения между Молдовой и Россией?

Юрие Лянкэ: Что касается этих исторических встреч Рогозина и Додона, то им не обязательно видеться в Тегеране. Если нужно что-то обсудить, можно это сделать и по телефону. Но только, слава Богу, эти обсуждения мало влияют на приднестровскую проблематику, потому что как раз президент, аппарат президента не располагают для этого реальными рычагами. Следовательно, подобным встречам не следует придавать особого внимания.

Что же касается крайне жестких заявлений Рогозина, которые однозначно выходят за рамки и академического, и дипломатического языка, то у меня тоже имеется определенный опыт общения с ним, и я пришел к выводу, что лучше не ввязываться с ним в полемику или обмен едкими репликами. Думаю, именно так создают в России свой имидж «крутые парни», поэтому я бы посоветовал не давать себя втягивать в словесную пикировку с ним.

На уровне приднестровского конфликта не вижу каких-то особых предпосылок для ухудшения ситуации

В отношении последствий, уверен, он попытается доказать, что у него есть определенный вес в процессе принятия решений Российской Федерацией, так что, как он и обещал, не исключено, что к конкретным представителям Румынии, а также Республики Молдова могут быть применены адресные санкции. Однако, в какой степени эти его угрозы будут претворены в жизнь – не знаю. Я не думаю, что последуют какие-то отрицательные последствия, потому что отношения – и я говорю об этом с болью – между Кишиневом, как минимум, и Москвой хорошими не назовешь.

Это отношения, в которых политический фактор играет определяющую роль, и он искажает экономическую составляющую. Это уже укоренившееся явление, а, значит, хуже дальше некуда.

На уровне приднестровского конфликта тоже не вижу каких-то особых предпосылок для ухудшения ситуации, потому что между нами и Россией есть Украина, которая находится в состоянии войны с Россией, но которая сильно рассчитывает и заинтересована в безопасности по Одесскому направлению, на приднестровском сегменте границы с Молдовой. Рад, что Кишинев, наконец, ввел контроль на этом участке границы с украинской стороны. Необходимо продолжить этот мониторинг. Так что, скажу еще раз, по приднестровской составляющей я не верю и не вижу возможных пагубных последствий для молдавско-российских отношений.

Свободная Европа: Игорь Додон пытается убедить, что именно он способствует улучшению отношений с Российской Федерацией. За семь месяцев он пять раз виделся с Владимиром Путиным. Как вы можете объяснить, что ни разу в состав делегаций не был включен ни один представитель правительства?

Юрие Лянкэ: Как только г-н Додон стал президентом, он избрал путь конфронтации с правительством. Подобное «сосуществование» наблюдалось и в других государствах, правда, более цивилизованных. Например, Франция – первая, кто пришла мне на ум – пережила подобный опыт отношений между президентом одной политической окраски и правительством – другой. Тем не менее, по внешнеполитическому курсу Франция пыталась выработать общие линии поведения и действий.

Наше раздвоение вредит имиджу страну и ставит под угрозу будущее Республики Молдова

Исходя из интересов государства, президенту логичнее было бы установить диалог с правительством, с министерством иностранных дел, отказаться от предвыборной риторики и сосредоточиться на национальных интересах. К сожалению, у нас этого не произошло. Они ведут не политику Молдовы, а политику аппарата президента и Партии социалистов. И слава Богу, что президент у нас не располагает реальными рычагами влияния на внешнюю политику – ни на уровне формулировки приоритетов, ни, что особенно важно, на уровне претворения этих приоритетов в жизнь.

Свободная Европа: Как воспринимается Республика Молдова на международной арене, учитывая этот двойственный подход к внешнеполитическим вопросам – со стороны аппарата президента и со стороны кабинета министров?

Юрие Лянкэ: Разумеется, это проблема. Реальная проблема, так как в этом мире достаточно много влиятельных персонажей – и слева и от нас, и справа от нас, – которым некогда, которые не могут позволить себе роскошь знакомиться в деталях с ситуацией и политическим режимом в Молдове. И они судят о Молдове по этим поверхностным проявлениям, не вникая в суть.

А суть такова, что Молдова не знает, чего она хочет на самом деле. Молдова – как лебедь, рак и щука. Все это вносит сплошную неразбериху на уровне восприятия страны. А восприятие зачастую более важно, чем реальность. Так что это наше раздвоение вредит имиджу страну и, соответственно, ставит под угрозу будущее Республики Молдова.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG