Linkuri accesibilitate

Юлиан Кифу: «Сегодня непредсказуем не Путин — непредсказуем Дональд Трамп»


Российско-американские отношения находятся на рекордно низком уровне со времен холодной войны. Интервью Свободной Европы с румынским аналитиком, бывшим советником президента Траяна Бэсеску по вопросам безопасности Юлианом Кифу о перспективах развития международной дипломатии и дальнейших действиях крупнейших мировых игроков.

Свободная Европа: В недавнем комментарии вы говорили, что российско-американские отношения – на пороге войны. На чем основаны эти оценки?

Юлиан Кифу: Прежде всего, на том, что мы оказались в ситуации, когда по всей линии фронта, начиная от Великого Севера и ниже, в прибалтийском регионе, на восточном фланге НАТО, в Украине, Черноморском бассейне, в Сирии, а также в других регионах американские и российские военные стоят лицом к лицу. Как говорится – eye to eye, соприкасаются вплотную. В том числе, в Сирии, где помимо спецформирований США разместили собственные батальоны, которые также входят в контакт с силами режима и различными категориями российских добровольцев. Это первый аргумент.

НАТО из отжившей себя и ненужной, по словам Трампа, организации вдруг превратилась в полезную и необходимую

Второй аргумент – это вызывающий подход Москвы к двусторонним отношениям, причем в условиях, когда администрация Трампа не находится в положении администрации Обамы, которой зачастую приходилось соглашаться с любыми видами действий. Администрация Трампа не стала дожидаться провокаций со стороны России, а пошла на упреждение событий, выбрала наступательную внешнеполитическую линию, характерную для республиканцев, но которую можно рассматривать как переход от неоконсерватизма с сильной идеологической основой и тяготением к идеализации – к жесткому реализму в чистом виде, в котором значение имеет только политика с позиции силы.

Возвращение политики силы, актуализация проблем войны и мира, подготовка новых регионов противостояния, от Северной Кореи, Ливии, Египта, Сирии до Ирака и Йемена, полемика вокруг Ирана и передача оборонительного летального вооружения Украине – все это вместе, учитывая присутствие сторон в зонах конфликта, приводит к мысли о том, что стороны не собираются снимать пальца со спускового крючка.

И еще один аргумент – недавний визит госсекретаря Тиллерсона в Москву, который подкрепляет этот вывод, так как визит прошел даже не по классической формуле we agree to disagree – мы не согласны, но положение нас обязывает... А ответом на неприятные вопросы – формулировки которых принимались мучительно долго и за закрытыми дверями – стало создание некоей комиссии по выявлению «сложных» тем, не приоритетных и даже малозначительных, по которым можно выстраивать отношения, с переносом наиболее серьезных вопросов «на потом». Потому что по острым проблемам существуют фундаментальные разногласия – идет ли речь об Украине, идет ли речь о Сирии.

Дональд Трамп понял, что «великой Америки» не бывать без великой Америки на мировом уровне

Вот эти аргументы и указывают на то, что в двухсторонних отношениях – как минимум – стороны занимают конфронтационные позиции, лицом к лицу и с пальцем на курке, но с приказом пока не стрелять. Иными словами, речь идет не о начале конфликта, а всего лишь о «разведке местности» и оценке позиций, завоеванных, например, Россией вместе с режимом Асада в Сирии. Положение обострилось на фоне атаки в ответ на применение химического оружия в Сирии. Это не значит, что завтра стороны начнут стрелять, что завтра вспыхнет конфликт, – но это значит, что сложилась именно такая ситуация, и закрывать на это глаза не стоит.

Свободная Европа: До сегодняшнего момента не очень ясно, какого внешнеполитического курса будут придерживаться США. Был период, когда администрация Трампа обживалась в Белом доме. А сейчас? В чем специфика внешней политики Трампа?

Юлиан Кифу: Думаю, что среди элементов, которые необходимо отметить, прежде всего, то, что Дональд Трамп стал президентом, а это значит, что он вошел в курс проблем и автоматически провел ревизию своих взглядов, в некоторых случаях – даже диаметрально пересмотрел свои позиции по сравнению с тем, о чем он говорил в ходе предвыборной кампании или в первых своих выступлениях после начала мандата.

Показательным в этом смысле можно считать обсуждение вместе с генсеком Североатлантического альянса вопроса о роли НАТО, которая из отжившей себя и ненужной, по словам Трампа, организации вдруг превратилась в полезную и необходимую. Такую оценку дал сам Трамп. Иными словами, все вернулось в логическое русло использования внешнеполитических инструментов.

Свободная Европа: Как это объяснить?

Юлиан Кифу: Очень просто. Был антисистемный кандидат, который без оглядки на какие-то общепринятые правила говорил все, что ему хотелось сказать – как любой кандидат-популист, который стремится набрать как можно больше голосов. А сейчас он президент и, как говорил Черчилль: «Если бы вы знали то, что знаю я, и если бы вы были на моем месте, вы поступили бы так же». Это классическая тирада. Попав в Белый дом, ознакомившись с делами и увидев реальность за своей спиной, естественно, новый президент подводит политику под эту реальность.

Россия все менее способна управлять кризисными ситуациями – несмотря на высокие амбициозные притязания

С другой стороны, то, что мы считаем отходом от внешнеполитического либерализма Обамы или неоконсерватизма его предшественника Буша, на самом деле представляет собой республиканскую администрацию, крепко стоящую на реалистичных позициях, на позиции силы, позиции власти. Дональд Трамп понял, что «великой Америки» не бывать без великой Америки на мировом уровне, без Америки, которая использует все свои возможности и весь свой потенциал, Америки, которая не остается безучастной к мировым проблемам в любой точке земного шара. Это видно и по военному бюджету США, и по наступательной внешней политике, которую Дональд Трамп занял во всех зонах конфликта, существующих на данный момент.

Иногда он не против окончательно разрешить определенные категории проблем. В других случаях готов занять позицию силы, которую его непредсказуемость лишь еще больше усиливает. В результате он на первых полосах всех мировых СМИ, окончательно отправив в тень Владимира Путина. Сегодня непредсказуем не Путин – непредсказуем Дональд Трамп. И этот же Дональд Трамп перевернул представление о том, как политик должен использовать в политике такой инструмент, как социальные сети; он продолжает поражать всех содержанием своего твиттера...

А в итоге складывается новая реальность, в которой, как правило, проявляются личные преимущества нового типа кандидата, подчеркиваются его достоинства и сглаживаются недостатки. Так функционирует американская администрация, которая чувствует себя в Белом доме все более уверенно.

Решение конфликта не обязательно достигается мирным путем. Иногда конфликты должны пройти военную фазу

Свободная Европа: И можно считать, что Россия переходит к обороне?

Юлиан Кифу: Российская Федерация разыгрывала свои карты в сложной ситуации. Потому что, не надо забывать, ее экономическая ситуация ничуть не улучшилась, а напротив, ухудшается с каждым днем. Эту ситуацию не в состоянии скрыть ни приближающиеся президентские выборы 2018 года, ни крепкая рука и вертикаль этой репрессивной власти. Смотрите, банальная забастовка водителей-дальнобойщиков парализовала Россию, и даже арестованных лидеров пришлось освободить только лишь потому, что около 3-4 тыс. человек перекрыли федеральную трассу «Кавказ».

Россия все менее способна управлять кризисными ситуациями – несмотря на высокие амбициозные притязания и привлечение армии в надежде подавить очаги напряженности, несмотря на то, что политические проекты, проекты в области информационной войны по-прежнему стоят на первом плане, с огромным дефицитом на экономическом и социальном уровне. Все это еще себя проявит сполна.

Не поможет скрыть эту ситуацию даже указ Путина о призыве на военные сборы в 2017 году всех резервистов. Иными словами, это дополнительный контроль со стороны военкоматов, которые проводят сборы и организуют двухмесячную военную подготовку всех взрослых мужчин, отслуживших в армии и находящихся в запасе. На этом фоне Российская Федерация могла себе позволить до настоящего момента быть агрессивной, даже воинственной, и делала это неоднократно по отношению к Европейскому союзу и Соединенным Штатам Барака Обамы.

Крым не будет признан, и давление там будет огромным. И на востоке Украины России приходится тратить все больше и больше собственных средств

Но на этот раз перед нами – наступательный игрок с несравненно более мощным военным потенциалом, игрок, который не собирается уступать ни по одному направлению. Напротив, он хочет использовать политику сдерживания во всем, что касается Российской Федерации и ее возвращения на Ближний Восток, в Северную Африку, в другие регионы планеты. Это игрок, который больше занят собственным развитием, нежели авантюристскими военными действиями Путина после аннексии Крыма и военной агрессии на востоке Украины.

Свободная Европа: Возможно ли решение какого-либо из конфликтов, которые есть сегодня в мировой повестке?

Юлиан Кифу: Решение конфликта не обязательно достигается мирным путем. Иногда конфликты должны пройти военную фазу, этап пересмотра позиций с точки зрения игроков и с учетом сложившейся ситуации. Заморозка ситуации, которая позволяет одной из сторон добиться определенных выгод и преимуществ, а затем – спекулировать ими с позиций силы и диктата – этот вариант не может привести к жизнеспособному урегулированию. Поэтому все, чего добилась Россия своими агрессивными действиями и силой, сегодня находится под большим вопросом.

Крым тоже не будет признан, и давление там будет огромным, с шансами на то, чтобы при очередном провале России получить обратную ситуацию. И на востоке Украины России приходится тратить все больше и больше собственных средств, особенно на фоне приостановки Украиной поставок электроэнергии. Если регион не платит, если он не находится под контролем Украины, он считается оккупированной зоной, и все расходы, которые прежде приходились на Украину, сейчас ложатся на Российскую Федерацию. Это дополнительные расходы на очередную авантюру.

Есть и другие вопросы, достойные обсуждения, но, в принципе, сейчас можно ограничиться Сирией. В этой послушной и полезной Сирии, прибранной к рукам режимом аль-Асада при широкой поддержке России, происходят фундаментальные перемены. И до того, как лицом к лицу окажутся различные силы и появятся различные возможности, различные группы для ведения переговоров, ситуация на месте будет ощутимо меняться. И далеко не в пользу тех, кто использовал запрещенное химическое оружие, кто использовал силу против оппозиции, провозглашенной смесью террористических организаций, – это еще один пункт, по которому Россия и США не могут договориться.

Могу себе представить, какие жесткие оценки звучат на дипломатическом уровне в адрес Российской Федерации

И если намечалась общая точка соприкосновения США и России – борьба с терроризмом – то, как только дело дошло до списка организаций, которые нужно отнести к террористическим, сразу же возникли серьезные разногласия: кого и по каким критерием считать таковыми. Пока мы обсуждаем вместе все эти проблемы и собираемся воевать сообща против «Исламского государства», США, по всем признакам, готовятся взять штурмом Ракку – столицу «ИГ» в Сирии, а Мосул – главный город «Исламского государства» в Ираке – уже взят в кольцо. Скорее всего, мы увидим флаг США рядом с флагом сирийских демократических сил в Ракке. А, соответственно, в Мосуле полный контроль установят иракские правительственные формирования вместе с американской составляющей.

Свободная Европа: А в Украине?..

Юлиан Кифу: Там, я думаю, заботой номер один должны стать реформы и стабилизация. Соответственно, необходимо заручиться поддержкой общества перед очередными выборами президента и Верховной рады. В этом, на мой взгляд, и состоит первоочередной интерес Украины.

Также я имею в виду и передачу летального оборонительного оружия – оборонительного потому, что его нельзя применять в целях возвращения территорий, а исключительно в целях собственной защиты на случай возможных очередных агрессивных действий со стороны России на территориях, которые контролируют сегодня конституционные силы на востоке Украины.

Вот примерно такая картина складывается. Что касается военной обстановки, то следует отметить беспрецедентный случай, в результате которого один наблюдатель ОБСЕ был убит и двое других получили ранения. Могу себе представить, какие жесткие оценки звучат на дипломатическом уровне в адрес Российской Федерации, которая, в конечном счете, несет ответственность за действия своих посредников на востоке Украины, будь то добровольцы, будь то российские офицеры, будь то так называемые пророссийские сепаратисты.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG