Linkuri accesibilitate

Ион Стурза: «Не будь реального Додона, его пришлось бы выдумать»


Экс-премьер Ион Стурза – о последних событиях на политической сцене Молдовы и экономической ситуации в стране

Свободная Европа: Политики говорят, что Молдова снискала положительные оценки со стороны МВФ, что ей удалось получить второй транш МВФ, что прогнозы оптимистичны, что в экономике наблюдается рост. Почему же тогда граждане не ощущают на себе этого самого экономического роста?

Ион Стурза: Любая власть занимается собственным пиаром, акцентирует свои достижения, а порой и приукрашивает их. Правда в том, что МВФ всегда очень технично смотрел на модели внедрения соглашений, заключенных с тем или иным правительством – проставляет галочку напротив конкретных пунктов, которые на первый взгляд выполнены, и заносит этот факт в актив. С этой точки зрения Республика Молдова неплохо выглядит в глазах МВФ. Это реформы с дальним прицелом.

В Молдове царит полное разочарование тем, что происходит, неуверенность, апатия и всеобщий страх

Не следует ждать, что результаты проявятся сию минуту, и молдаване ощутят это в собственных карманах. Более того, эти реформы на краткосрочный период очень даже болезненны и чреваты довольно глубокими потрясениями и на уровне политики, и на уровне восприятия власти со стороны населения.

Сейчас и европейская экономическая конъюнктура, и мировая чрезвычайно благоприятны для Республики Молдова. Другое дело, что сама Молдова не готова воспользоваться этой конъюнктурой. Прут не является более географическим барьером. Это железный занавес между двумя диаметрально противоположными экономическими системами: свободной, демократической и преуспевающей экономикой Евросоюза, частью которого является Румыния, и, с другой стороны, экономикой Молдовы, страны сумбурной и туманной, где вся инфраструктура практически унаследована от Советского Союза.

И даже Соглашение об ассоциации и о свободной торговле с Евросоюзом не помогло нам интегрировать экономику Республики Молдова в европейскую и мировую экономику. Пробиться через этот железный занавес – легально с политической точки зрения и с точки зрения налогов, а также с учетом субъективного фактора, который имеется в Кишиневе – очень трудно. Очень многие инвесторы крепко подумают, прежде чем инвестировать в Республику Молдова, и долго еще будут воздерживаться от такого шага.

Свободная Европа: А отечественные предприниматели почему опасаются инвестировать в собственную страну?

Ион Стурза: В Республике Молдова царит полное разочарование тем, что происходит, неуверенность, апатия и всеобщий страх.

Свободная Европа: Откуда или от кого исходит этот страх?

Ион Стурза: Страх порожден политической и экономической нестабильностью, но и – не в последнюю очередь – событиями, которые происходят в Кишиневе. Люди видят, насколько избирательно наше правосудие, видят эти гонения на оппонентов, неважно, откуда они и кого представляют: политический сегмент, гражданское общество или бизнес-среду. Никто ни в чем не уверен.

Доминирующее слово в Республике Молдова – страх. Если честно, эта модель темного, крайне непрозрачного «бизнеса», основанного на мошеннических схемах, вовлекла широкую массу людей на самых разных уровнях. Сегодня мало кто может чувствовать себя в безопасности, не бояться, что его привлекут к ответственности за какие-то прошлые или нынешние грехи. Страх – именно этим словом можно охарактеризовать атмосферу в Молдове.

Свободная Европа: Изменение законодательства о выборах может принести настоящие перемены, о которых говорят верхи – и которых ждут низы? Сейчас много разговоров идет о смешанной системе выборов.

У Молдовы тысяча и одна экономическая и социальная проблема, и они несравненно более важны, чем система выборов

Ион Стурза: Совершенно очевидно, что это отчаянная попытка спасти что-то на фоне грядущих выборов, которые, как минимум, будут частично демократичными. Хотя очень сомневаюсь в том, что любая система выборов способна что-то спасти.

С другой стороны, Молдова всегда уходила от серьезных дискуссий по поводу модернизации государства. Все мы понимаем, что необходима глубока реформа государства на политическом уровне, на управленческом уровне, на уровне центральной и местной администрации. Мы это сделали лишь фрагментарно, по кусочкам – и исключительно в политических целях. Помните, в начале нулевых годов реформу с парламентской республикой. Сейчас начинают поговаривать о президентской республике.

Все это капризы отдельных лиц, которые отчаянно пытаются найти какие-то варианты решения собственных политических или других проблем. Нет такого решения. Если осталась хоть капля интеллекта и ответственности у тех, кто идентифицирует себя с властью, они должны прийти к компромиссу с гражданским обществом насчет того, какая у нас страна.

Невозможно проводить глубокие реформы – даже если они правильные и более чем обоснованные, например, реформа правительства; невозможно провести приватизацию или другие какие-то масштабные экономические меры, если не пользуешься доверием. Когда во всех опросах рейтинг доверия составляет от трех до четырех процентов, всегда будут витать подозрения в каких-то корыстных интересах – и в этом главная проблема нашей власти. Поэтому минимум 90% населения будет принимать враждебно любую инициативу, которая исходит от политиков или от власти.

Очевидно, что у Молдовы тысяча и одна экономическая и социальная проблема, которые надо решать, и они несравненно более важны, чем реформа системы выборов. Вот уже полгода нас затягивают в водоворот бесполезных и надуманных политических дискуссий, в том числе вокруг капризов Додона, о российской пропаганде, о выборах по одноименным округам – и совершенно позабыли о дорожной инфраструктуре, водоснабжении, системе образования и многих других вещах, действительно важных для моша Василия.

Свободная Европа: Как вы расцениваете на данный момент отношения между правящим альянсом и главой государства? Многие уверены, что между Додоном и Плахотнюком война ведется лишь на словах, на деле они сотрудничают.

Ион Стурза: Не надо быть большим аналитиком, чтобы увидеть все эти тактические ходы, которыми они обмениваются, как распределяют они должности, в том числе на телевидении, как делят портфели послов, министров, директоров компаний, как помогают друг другу в геостратегической и геополитической пропаганде. Не будь реального Додона, его пришлось бы выдумать.

Свободная Европа: Много идет разговоров о том, что когда правящий альянс хочет избавиться от политических оппонентов, они используют правоохранительные органы для политической зачистки, политический шантаж, видеозаписи. Неужели нет цивилизованных методов избавления от политических противников?

Если снимем Киртоакэ, придут русские, придет социалист Ион Чебан. Есть некоторые псевдодилеммы, основанные на нашем геополитическом восприятии

Ион Стурза: На войне все средства пускаются в ход. Не думаю, что кто-то в Молдове не понимает – между властью и остальными идет война. Складывается впечатление, что молдавская власть – это крепость, со всех сторон осажденная всеми и вся: международными финансовыми институтами, Европейским парламентом, гражданским обществом, оппонентами, оппозицией… И она нередко начинает пускать наугад пушечные ядра через забор, неважно, в кого они попадут.

С точки зрения этики и морали все это, мягко говоря, странно. И очень плохо. В этой войне – а война налицо – думаю, используются все методы. Речь идет о том, чтобы выжить физически, тем более – политически. И я понимаю, что происходит в Кишиневе – то, что происходит, прискорбно, потому что страдают люди, рядовые граждане, самые уязвимые в этой ситуации.

Свободная Европа: Что все-таки думают внешние партнеры о государстве Республика Молдова? Есть ли у них ясная картина о том, какую линию занять в дальнейшем, где, когда и как помочь государству?

Ион Стурза: Имели определенный эффект встречи с членами гражданского общества и оппозицией, но и с представителями власти. На уровне Еврокомиссии и Европарламента, а также на двустороннем уровне ситуация немного прояснилась. Чем и объясняются эти крайне жесткие посылы и крайне жесткие действия по отношению к официальному Кишиневу – это необратимый процесс.

«Дружбу» крайне трудно восстановить с тем же Европарламентом или Еврокомиссией. Европейцы глубоко разочарованы Республикой Молдова. И на США уповать особо не надо, так как Госдепартамент еще не определился в отношении периферийных зон, таких, как Молдова. Так что на внешнем плане картина вырисовывается для Молдовы и молдавской власти не самая завидная. Это хорошо заметно в поведении г-на Канду и других политических лидеров.

Свободная Европа: Они смирятся с этим или задействуют другие политические рычаги?

Ион Стурза: Не смирятся. Ясно, что пострадала их честь, их принципы жизни. Кроме того, потрачены огромные деньги на лобби, на попытки повлиять на международное общественное мнение, что было абсолютно непродуктивно, по меньшей мере, в Европе. На внутреннем уровне я сделал сравнение с фрагментом из книги про Путина, с загнанной в угол крысой. Загнанный в угол противник, даже самый слабый, в любой момент может наброситься на тебя. В минуту отчаяния может случиться все, что угодно.

Трудно сказать, как все будет. Видите, пятницей уже стал четверг, пятницей может стать и среда, и вторник

Тестом станет эта банальная реформа системы выборов. Если не будет принят во внимание этот политический месседж – не только прозрачный, но предельно четкий: «не меняйте систему выборов, не это сейчас приоритетно» – если не будут приняты во внимание рекомендации Венецианской комиссии, что ж, это суверенное право страны, но это тогда кое-кому придется идти ва-банк.

Свободная Европа: И проблема, и дилемма: если нынешняя власть уйдет, кто придет на ее место?

Ион Стурза: Эти мазохистские упражнения мы переживаем сегодня с мэром Кишинева. Если снимем Киртоакэ, придут русские, придет социалист Ион Чебан – личность крайне противоречивая и спорная. Есть некоторые псевдодилеммы, основанные не на демократических принципах, а на нашем геостратегическом, геополитическом восприятии.

Лично я считаю – может, и ошибаюсь, но не думаю – что на следующих выборах, очередных или внеочередных, есть большие шансы на то, что к власти придут проевропейские силы, а социалиста Додона может ждать очень неприятный сюрприз. Эта геополитическая борьба, эти ежедневные и настойчивые потуги Додона со всеми его странными инициативами, которые разъедают все вокруг, могут обернуться против него. Зависит от того, насколько удастся оппозиционным партиям организоваться, выработать последовательную программу и мобилизоваться – имею в виду, прежде всего, Майю Санду и Андрея Нэстасе, но и гражданское общество в целом.

Свободная Европа: Но почему вы принимаете в расчет и досрочные выборы? Этого очень хочет президент Додон, который неустанно твердит, что он за досрочные выборы. По мнению многих представителей гражданского общества, досрочные выборы на руку исключительно Додону и ПСРМ, так как правый фланг расколот и слаб.

Ион Стурза: Чем больше примерный православный христианин и славянофил Додон будет обращаться к лидерам мусульманских стран в надежде перестроить свой президентский дворец, тем больше он рискует симпатиями собственного народа и поддержкой своих избирателей. Он шаг за шагом разрушает свой имидж, поэтому и заинтересован в скорейших выборах, чтобы в силу инерции избиратели помогли ему захватить всю власть. Но даже если будут досрочные выборы, не думаю, что ему удастся получить абсолютное большинство в парламенте.

Известно, кто брал необеспеченные кредиты, кто задолжал сотни миллионов, кто стал ширмой Илана Шора

Свободная Европа: И вы действительно допускаете, что дело может дойти до досрочных выборов? Ведь до осени 2018 года осталось совсем ничего…

Ион Стурза: Трудно сказать, как все будет. Видите, пятницей уже стал четверг, пятницей может стать и среда, и вторник. Налицо отчаяние, истерика, попытка обезвредить всех оппонентов. Напряжение будет расти по мере того, как люди будут все отчетливее ощущать последствия кражи миллиарда и будет происходить утечка информации из отчета Kroll. Дело примет опасный и быстрый поворот. Выборы – это самый благоприятный вариант по сравнению с возможным всеобщим побоищем на центральной площади Кишинева…

Свободная Европа: Вы допускаете, что отчет Kroll-2 будет обнародован, что содержащаяся в нем информация станет достоянием гласности?

Ион Стурза: Для меня была сверхдостаточной та неожиданная нота Нацбанка, в которой были изложены кое-какие подробности о содержании этого отчета, довольно красноречивые для тех, кто в теме.

Свободная Европа: И что содержит этот отчет, по вашим оценкам?

Ион Стурза: Чего многие не поняли в Кишиневе – это то, что Kroll купить невозможно. Kroll провел расследование по чести и совести. Там приводятся цифры, имена, адреса, которые затрагивают сотни людей и всю кишиневскую элиту. Кирилл Лучинский, думаю, самый банальный и незначительный элемент во всей этой схеме.

Свободная Европа: Люди скажут, что Ион Стурза на стороне клана Лучинского.

Ион Стурза: Я за справедливость, я на стороне правды. Отчет Kroll – это мегарасследование, бомба для всего, что сложилось в Республике Молдова. Правда, они не могут обратиться со всем этим в молдавский суд, не могут обратиться к правительствам других стран, пытаясь наладить процесс возмещения средств. И еще один элемент: нельзя до бесконечности испытывать терпение внешних партнеров и внешнего правосудия.

Свободная Европа: Представители власти выражают уверенность в том, что этот отчет внесет ясность – и что никто из них не замешан коррупционных схемах…

Когда Платон и его ребята рисовали схему, они проявляли крайне специфичный и прагматичный подход

Ион Стурза: Внесет ясность в вопросе о том, как финансировались СМИ Республики Молдова, как приобреталась недвижимость, как они приходили и уходили, что делали, кто является формальным и реальным выгодоприобретателем. Я тоже считаю, что все прояснится.

Свободная Европа: Надо ли опубликовать список тех, кто брал кредиты в трех проблемных банках, как предлагает лидер либералов Михай Гимпу?

Ион Стурза: Думаю, это не такая уж большая государственная или служебная тайна. Дело в том, что Филата взяли за нецелевое использование кредитов, за оплату любовниц и американских лоббистов. Кирилл Лучинский попался на том, что он взял какой-то незначительный кредит и покрыл его другими кредитами из офшоров. На самом деле, там есть несколько очень крупных рыб, и в подконтрольных компаниях фигурируют имена десятков других известных людей, нагревших на этом руки. Если расследование будет доведено до конца, всплывет много интересного, и дело примет совершенно другой оборот.

Свободная Европа: Вы не хотите назвать этих «крупных рыб»?

Ион Стурза: Разумеется, они знают, потому что известно, кто брал необеспеченные кредиты, известно, кто задолжал сотни миллионов, известны те, кто стал ширмой Илана Шора, Платона, других. Это все известные истории. Но дело в том, что у каждого из них есть сильная политическая «крыша».

Свободная Европа: И эта «крыша» никогда не будет в списке обвиняемых.

Ион Стурза: Нет, нет … все предельно просто, все хищения, отмывания денег сопровождались административными и политическими решениями, правительственными постановлениями, решениями Конституционного суда, под эти аферы менялись законы. Для всех желающих очень просто отследить политическую схему, административную цепочку, преступно-финансовый маршрут.

Когда Платон и его ребята рисовали схему, они проявляли крайне специфичный и прагматичный подход. Они меняли законодательные рамки с тем, чтобы формально вписаться в них. Что эти изменения нечистоплотны с точки зрения интересов государства – это другой вопрос. В конечном счете все, что они сделали, на первый взгляд вполне законно, в том числе это чудовищное отмывание денег в Республике Молдова.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG