Linkuri accesibilitate

Иоана Авэдани: «Воспитание лучше запрета, потому что нет лекарства от пропаганды, нет таких волшебных таблеток…»


Исполнительный директор Центра независимой журналистики Румынии – о позиции независимых молдавских СМИ во время дебатов вокруг изменения системы выборов.

Свободная Европа: Почему в последние годы пресса деградировала? На эту тенденцию указывают многие эксперты…

Иоана Авэдани: Существуют общие причины, которые проявляются везде в мире, и существуют частные причины. Общие причины связаны, в основном, с дискредитацией классической модели СМИ как вида бизнеса. Скажем, лет двадцать назад все было гораздо проще: выпускал газету, продавал ее, получал деньги за проданные экземпляры, получал деньги от рекламы… То же самое на радио, на телевидении – обращение денег было сравнительно четким. Но со временем появился интернет, все повалили в глобальную сеть, где большинство журналистских материалов доступны бесплатно.

Те, кто финансируют эти СМИ, пожелали, чтобы журналистика превратилась в органы пропаганды и рекламы

Свободная Европа: Казалось бы, это должно радовать, потому что доступ к информации имеет большое значение для человека, который хочет быть информированным, а не быть объектом манипуляций; у человека должны быть разнообразные источники информации…

Иоана Авэдани: Несомненно, поэтому традиционные СМИ быстро перестроились и ринулись в интернет, вслед за читательской аудиторией. Но вот только получив возможность бесплатного информирования, человек не расположен больше платить за журналистский продукт. И в тот самый момент, когда читатель покинул традиционные платформы, перестал покупать газеты, ушел прямиком в интернет, где находит материалы бесплатно, в то самое время законные источники финансирования СМИ драматическим образом сократились. Это происходит во всем мире, и нет каких-либо причин, чтобы Молдову обошли подобные тенденции.

Свободная Европа: Это реальность…

Иоана Авэдани: Но существуют и частные причины. И в Молдове, и в Румынии налицо сильная поляризация СМИ по политическим признакам. Иными словами, владельцами СМИ одновременно выступают – открыто или тайно – и политические игроки, участники других сфер бизнеса, помимо СМИ.

Свободная Европа: Но насколько это плохо – то, что пресса попала в руки политиков или тех, кто занимается политикой?

Иоана Авэдани: Если бы существовал свод этических правил, которые бы ясно говорили: «Я – политик, и мне бы хотелось, чтобы средства массовой информации, которыми я владею, выполняли свою работу профессионально, но при этом поддерживали мою политическую идеологию», – тогда все было бы более или менее ясно. Мы бы знали, что есть СМИ либеральной ориентации, консервативной, социал-демократической – никаких претензий.

Но и у нас, и у вас произошла схожая ситуация, к которой прекрасно подходит поговорка: кто платит, тот и заказывает музыку. Иными словами, те, кто финансируют эти СМИ, пожелали, чтобы журналистика перестала быть таковой, а превратилась в органы пропаганды и рекламы. Следовательно, платят люди, которым СМИ помогают в продвижении собственного бизнеса и собственных интересов.

Ограничение информации пропагандистского характера не гарантирует стопроцентной защиты. Нельзя до бесконечности что-либо запрещать

Свободная Европа: В последнее время, говорят, в Республике Молдова дезинформация и пропаганда начали приобретать угрожающие масштабы. Куда может завести такая ситуация?

Иоана Авэдани: Это очень серьезно, когда люди уже не знают, что происходит на самом деле. И когда они формируют свою позицию, свои взгляды и, в том числе, симпатии на выборах на основании неверной информации – по причине либо слабой подготовки журналистов, либо сознательного манипулирования, специально продвигаемой какими-то внешними силами…

Но эти люди, распространяющие информацию пропагандистского характера, забывают, что аудитория уже не зависит от традиционных СМИ. Интернет, убивший медиабизнес, о чем мы говорили чуть выше, предлагает широкий спектр информационных каналов.

Свободная Европа: В Республике Молдова очень много говорят о российской пропаганде, и даже о гибридной войне, которая включает и пропаганду в СМИ. Фракция демократов в молдавском парламенте внесла проект закона о противодействии российской пропаганде на телевидении. Документ предполагает не закрытие познавательных или развлекательных программ на русском языке, а лишь ограничение передач информативно-пропагандистского характера. Как вы оцениваете эту законодательную инициативу?

Иоана Авэдани: Это сложный и деликатный вопрос, потому что всегда первая реакция, как правило, – ограничить, запретить. И это, я бы сказала, почти нормальная реакция, естественная. Но если попытаться уловить разницу между демократическим и автократическим/недемократическим обществом, то мы увидим, что суть свободы прессы – именно там, в этой разнице.

Демократическое общество не может сохранить свой демократический характер, нарушая свободу прессы. Поэтому можно только приветствовать, что нет намерений полностью запретить российские передачи, как о том некоторые спекулируют – и не только в Молдове, а на всем постсоветском пространстве, где российская пропаганда не знает границ. Первой реакцией всегда было запретить российские каналы, но это было бы сложно – и было бы неправильно.

Воспитание лучше запрета, и если запретить пропаганду со стороны, извне, нет никаких гарантий, что дезинформация не хлынет изнутри

С другой стороны, в демократических странах – и я рада, что Молдова относится к ним – хотя бы в мышлении, если не в проявлении демократии днем за днем, – есть правила, которых обязаны придерживаться СМИ. И когда эти правила, которые касаются правильного информирования аудитории, которые состоят в определенной этике распространения информации, – когда эти правила нарушаются, и доступ к информации ограничивается, а отравленная, назовем ее так, информация…

Свободная Европа: …токсичная...

Иоана Авэдани: …приобретает на рынке легитимный характер... Но и ограничение информации пропагандистского характера не гарантирует стопроцентной защиты. Нельзя до бесконечности что-либо запрещать. С моей точки зрения, эффект на долгосрочный период может дать лишь воспитание критического мышления. Поэтому необязательно защищать читателей/зрителей/радиослушателей от токсичной информации – надо научить людей разбираться в том, какая информация токсична. Это как мы учим детей отличать ядовитые грибы от съедобных – точно так же надо научить людей отличать «съедобную» информацию от «ядовитой». И нужно отвергать токсичную информацию.

Свободная Европа: В Кишиневе многие также задаются вопросом, почему те, кто намерены запретить пропаганду и дезинформацию извне, то есть, из Российской Федерации, успешно практикуют ее у себя дома, здесь, в Молдове?

Иоана Авэдани: Потому что не существует никаких «пружин», связанных с недемократической природой того или иного политика, той или иной политической партии. Подобный инструмент – пропаганда – это же огромное искушение, которое позволяет игнорировать правду, не спотыкаться о такие «мелочи» жизни...

Всем политикам, разных цветов и мастей, сменявших друг друга у власти, – им было выгодно общество, лишенное своего мнения

Свободная Европа: Но потребитель информации должен знать, как отличить правду от лжи?..

Иоана Авэдани: Поэтому я и говорю – воспитание лучше запрета, потому что, если запретить пропаганду, которая идет со стороны, извне, нет никаких гарантий того, что дезинформация не хлынет изнутри. Если же гражданин в состоянии отличить зерна от плевел, он будет придерживаться селективного подхода во всем, что касается информации, в том числе, и коммерческой.

Нет лекарства от пропаганды, нет таких волшебных таблеток… Сейчас и мы, и вы расплачиваемся за отсутствие интереса к воспитанию критического мышления за последние 20-25 лет. Я не склонна к конспирации, я не параноик, но я начинаю думать, что не таким уж и невинным было это пренебрежение воспитанием критического мышления.

Я начинаю думать, что всем политикам, разных цветов и мастей, сменявших друг друга у власти, – им было выгодно общество, лишенное своего мнения, выгодна аудитория без любознательности, без привычки задаваться вопросом, а на чем основано то или иное услышанное слово? Критическая реакция ко всему услышанному, критическая реакция в смысле рассуждения, а не отрицания, – это моя мечта, и к этому должно прийти общество. Тогда и пропаганда, и дезинформация будут не страшны.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG