Linkuri accesibilitate

Игорь Мунтяну: «Думаю, речь идет об оптимизации двусторонних отношений между США и Молдовой»


Интервью бывшего посла Республики Молдова в США

Прибывшая в Кишинев для «перезапуска стратегического диалога» между США и Молдовой заместитель помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии Бриджит Бринк призвала Кишинев прислушаться к мнению Венецианской комиссии об инициативе пересмотра избирательной системы. Кишинев должен выполнить рекомендации Венецианской комиссии «полностью – как по форме, так и по существу», отметила она. Бывший посол Молдовы в США, исполнительный директор IDIS Viitorul Игорь Мунтяну заявил в интервью Свободной Европе, что этим посылом США дают понять Республике Молдова, что обеспокоены намерением властей перейти на систему выборов, страдающую многими недостатками, и что это может подорвать роль политических партий и плюрализма. Игорь Мунтяну – о важности визита и перспективах стратегического диалога между Молдовой и Соединенными Штатами.

Игорь Мунтяну: Этот стратегический диалог, начало которого было положено несколько лет назад и, скажу без ложной скромности, не без моих усилий, является инструментом планирования и согласования взаимодействия между Соединенными Штатами Америки и Республикой Молдова – восточноевропейским государством на начальной стадии демократии, с еще недостаточно функциональными институтами.

Соответственно, мы больше всех заинтересованы в сохранении и продолжении этого диалога. И здесь мне бы хотелось отметить, что сама формула «перезапуск» представляется мне неточной. Скорее, речь идет о продолжении стратегического диалога, начатого в марте 2014 года, потому что «перезапуск» предполагает серьезный пересмотр основных направлений, которые были заложены в основу этого стратегического диалога. Но, насколько я могу судить по итогам пресс-конференции министра иностранных дел г-на Галбура и Бриджит Бринк, тематика не сильно изменилась, и направления остались прежними.

Мы больше всех заинтересованы в сохранении и продолжении диалога

Речь идет об укреплении сотрудничества по демократической линии, по линии демократических институтов, об усилении мер по борьбе с коррупцией, с торговлей людьми, об активизации поиска альтернатив в энергетическом секторе, чтобы независимость и энергетическая безопасность страны укрепились. Так что основные моменты остались неизменными. Поэтому я в некотором недоумении: почему «перезапуск» – и почему именно сейчас?

Со стороны США этот диалог является инструментом, который придает более конкретный характер предоставляемой помощи, основанный не на риторике, а на делах. Для Республики Молдова, для правительства, которое представляет страну в отношениях с международными партнерами, диалог является инструментом – для того, чтобы стать более заметными на мировой арене и снискать больше доверия.

Диалог играет важную роль в укреплении state craft – искусства управлять государством, то есть, способности государства противостоять различным вызовам. И, наверное, поскольку это событие – перезапуск диалога – решили приурочить к визиту Бриджит Бринк в Молдову, я думаю, что речь идет об оптимизации двусторонних отношений между США и Молдовой.

В ослаблении диалога виновата Республика Молдова и слабые правительства, которые сменяли друг друга в период 2015-2017 гг.

Свободная Европа: Само министерство иностранных дел использует эту формулу – «перезапуск». Возможно, они допустили неточность, а, быть может, имели в виду, что особых результатов диалога пока не видно…

Игорь Мунтяну: Стратегический диалог был инициирован в 2014 году, когда уровень доверия между Кишиневом и Госдепартаментом США был достаточно высоким, и послужил мобилизующим толчком и для других учреждений. В феврале-марте 2014 года был налицо явный интерес со стороны USTR – торгового представительства США, подчиняющегося непосредственно Белому Дому, – к более активному экономическому сотрудничеству с Молдовой.

На тот момент можно было говорить и о тесном взаимодействии с OPIC (Oversees Private Instement Corporation – агентство при правительстве США, призванное содействовать американскому бизнесу в осуществлении вложений в новые и развивающиеся рынки путем предоставления кредитов и гарантий), подписавшем соглашение-меморандум с MIEPO (Организация по привлечению инвестиций и продвижению экспорта в Молдове) о партнерстве в продвижении инвестиций. Активное сотрудничество шло и между оборонными ведомствами США и Молдовы...

И вдруг в конце года что-то случилось – разразился банковский кризис, полетели головы премьер-министров Республики Молдова… Политическая нестабильность практически выхолостила двустороннюю повестку на целых два года, в течение которых многие политики буквально были одержимы идеей выжить здесь, в Кишиневе, и больше интересовались рокировками важных позиций, которые они занимали, нежели стратегическим партнерством с США.

История, увы, показала, что между мечтой и действительностью большая пропасть

Думаю, в ослаблении диалога виновата Республика Молдова и слабые правительства, которые сменяли друг друга в период 2015-2017 гг. В этот момент, по моему мнению, необходимо проявить мужество и твердость духа; и министерство иностранных дел, вероятно, считает, что нужно приложить дополнительные усилия по активизации двустороннего диалога. Существует формат стратегического диалога, который построен по направлениям сотрудничества: энергетический сектор, демократическая платформа, правовое государство, безопасность. И все это – области, в которых должны появиться векторы для сотрудничества.

Диалог не может функционировать, если нет четких целей сотрудничества. И для Республики Молдова несерьезно, чтобы не сказать – неэтично, только лишь просить что-то у США – необходимо и самим прилагать усилия, внести свою лепту, выходить с интересными идеями и инициативами. Вот по таким принципам и был построен стратегический диалог в конце 2013 – начале 2014 года. Все это не упало с неба, диалог созрел в момент полной уверенности в том, что Республика Молдова может стать серьезным игроком, осознающим свою роль в осуществлении перемен.

Рекомендации Венецианской комиссии отнюдь не сводятся к технико-правовым вспектам. Воспринимать их так – в корне ошибочно

История, увы, показала, что между мечтой и действительностью большая пропасть. Но этот инструмент стратегического партнерства помог другим странам. Прибалтийские государства удачно воспользовались стратегическим партнерством с США. Румыния, Польша, Грузия получили более динамичное развитие благодаря тесному сотрудничеству с США в области безопасности и обороны.

И, с моей точки зрения, для нас – непростительное упущение, просто грех не воспользоваться этим инструментом стратегического диалога, не воспользоваться серьезно и осознанно, не ради красивых слов, не ради шумных аплодисментов, после которых ничего не меняется, – а ради развития отношений, основанных на доверии и искренности, ради укрепления собственных возможностей. Доверие не может быть лишь на словах, его должны генерировать и принимать всерьез участники диалога.

Свободная Европа: Остановимся на втором заявлении, которое сделала в Кишиневе заместитель помощника государственного секретаря США по делам Европы и Евразии, говоря о перезагрузке этого диалога. По сути, она повторила слова г-на Хана (европейский комиссар по политике соседства и вопросам расширения ЕС Йоханнес Хан) о необходимости выполнения рекомендаций Венецианской комиссии – что рекомендации Венецианской комиссии по реформе системы выборов необходимо выполнять «полностью – как по форме, так и по существу». И еще сказала, что важно привлечь к ответственности всех виновных в банковской краже и эффективно использовать данные доклада компании Kroll. Два заявления – и две темы. Мой вопрос таков: следует ли рассматривать эти заявления как условия США для продолжения диалога? Косвенные, так сказать, условия, не напрямую связанные с перезагрузкой стратегического диалога?

Игорь Мунтяну: Думаю, их можно воспринимать и как условия, потому что США очень заинтересованы в том, чтобы знать, с кем сидят за столом. Иными словами, в интересах США, чтобы Республика Молдова приблизилась к европейским стандартам – не только географически, но и по существу, последовательно применяя нормы, существующие на европейском пространстве.

Сохранились опасения, связанные с намерениями нынешней власти ввести далеко не самую оптимальную избирательную систему

Рекомендации Венецианской комиссии отнюдь не сводятся к технико-правовым вспектам. Воспринимать их так – в корне ошибочно. Они входят в арсенал демократических стандартов, которые обеспечивают функционирование партий и институтов, ответственных перед гражданами, перед обществом. Нет никаких расхождений между письменными юридическими заключениями – и духом, сущностью политического процесса в Республике Молдова. США очень внимательны к таким деталям и не забывают каждый раз подчеркивать, что стратегический диалог включает в себя мониторинг ситуации с демократическими институтами в Молдове.

Во время моей работы в качестве посла в Вашингтоне существовало так называемое сообщество демократий, в которое Республику Молдова допустили как государство, генерирующее позитивные результаты больше других. В отношении Молдовы сняли мониторинг, отменили поправку Джексона-Вэника. В вопросах торговли людьми Молдову вывели из режима повышенной бдительности. Таким образом, нам удалось конкретными инициативами развеять опасения США по этим проблемам.

Но это не все. Сохранились опасения, связанные с намерениями нынешней власти ввести далеко не самую оптимальную избирательную систему, игнорируя при этом позицию политических партий, недооценивая роль политического плюрализма и других элементов, которые формируют суть демократической модели управления в Республике Молдова. Об этом идет речь, и именно в этом, я думаю, причина, по которой Соединенные Штаты согласны перезапустить стратегический диалог – как инструмент повышения ответственности, в том числе, и за прежние действия.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG