Linkuri accesibilitate

Игорь Мунтяну: «Мы ждем от Евросоюза признания „политики открытых дверей“»


В Брюсселе на саммите Восточного партнерства обсуждают, как можно сделать европейскую интеграции более привлекательной для шести бывших советских республик-участниц программы. Интервью исполнительного директора Института развития и социальных инициатив (IDIS Viitorul), бывшего посла Молдовы в США Игоря Мунтяну.

Свободная Европа: Снижение тарифов вплоть до полной отмены оплаты за роуминг, создание трастового фонда, призванного привлечь частные и государственные инвестиции в социальную и экономическую инфраструктуру, возможности присоединения к таможенному и энергетическому союзам – эти и другие предложения собирается сделать Евросоюз трем бывшим советским республикам, в том числе Республике Молдова, которые добились наиболее впечатляющих результатов в отношениях с ЕС. У вас, насколько мне известно, немного другая точка зрения на то, что может сделать Евросоюз для более эффективного сближения с этими странами…

Игорь Мунтяну: Не думаю, что у меня совершено иная точка зрения по сравнению с тем, чего ждут остальные от саммита. Потому что этот саммит означает новое подключение Евросоюза к достижению своей политической цели, связанной с Восточным партнерством, и, в тоже время, дополнительную мобилизацию всех игроков, заинтересованных в успехе этой политики.

Должен сказать, что к наиболее важным элементам этого всплеска следует отнести и документ о 20 ключевых задачах, представленный в августе главой европейской дипломатии Федерикой Могерини, суть которого состоит к тому, что на ноябрьском саммите ЕС озвучит 20 конкретных предложений для стран-участниц, чтобы придать новый импульс Восточному партнерству. Это, по сути, результат итогового заявления рижского саммита Восточного партнерства 2015 года, на котором было принято решение активизировать сотрудничество в четырех приоритетных сферах: экономическое развитие; укрепление правового государства; взаимосвязанность; мобильность и контакты между людьми.

Соответственно, можно ожидать более целенаправленного подхода по всем направлениям сотрудничества, более активного участия стран, не входящих сейчас в Евросоюз, в различных проектах и отраслевых программах, что обеспечит больше динамики, больше ответственности и отчетности со стороны правительств, представляющих соответствующие нации, народы, государства в рамках диалога с Евросоюзом.

Страны Восточного партнерства очень разные и по размеру, и с точки зрения амбиций

Свободная Европа: В статье, опубликованной вами несколько недель назад в одном из европейских изданий – emerging-europe.com – вы говорили, что нужен постоянный мониторинг со стороны Евросоюза, вплоть до обновления механизмов оценки в том, что касается селективного правосудия, коррупции, недискриминации… В качестве примера вы приводите безвизовый режим, который, при наличии предельно четкого механизма мониторинга, стал мощным стимулом продвижения реформ, повышения степени безопасности документов, упорядочения процесса миграции и т.д. Если я вас правильно поняла, вы говорили о необходимости аналогичного мониторинга и по другим направлениям – в борьбе с коррупцией, в области реформ в судебной системе.

Игорь Мунтяну: Вы совершенно верно подметили определенные идеи, изложенные мною в этой статье. Но они не противоречат тому, что я отмечал ранее как приоритеты ЕС. Я говорил, что, конечно же, Евросоюз должен предпринять более решительные действия для того, чтобы разрубить связь между офшорами и определенными группами-ответвлениями в странах Восточного партнерства, чтобы деньги, просочившиеся через различные международные юрисдикции, не влияли на политику в этих странах, не ставили в трудное положение общественный сектор и правовые институты.

Я считаю, что, по сути, эти задачи не противоречат тому, о чем мы говорили– о 20-ти ключевых задачах. И не противоречат также основному документу, который мы должны считать стратегическим – Глобальной стратегии безопасности Евросоюза, в которой речь идет о стабилизации и сопротивлении.

Молдова ждет от Евросоюза более активного участия в расследовании «кражи века»

А сопротивление означает способность противостоять внешним и внутренним вызовам и давлению, при этом следуя демократическим правилам и принципам, обеспечивая равные шансы для всех граждан соответствующих стран. Разумеется, мы ожидаем более активного вмешательства Евросоюза в расследовании дела об отмывании денег.

Свободная Европа: А каким образом, по вашему мнению, Евросоюз может проявить себя более активно?

Игорь Мунтяну: В этой конкретной области, думаю, Евросоюз мог бы применить инструмент, аналогичный, скажем, известному «списку Магницкого», появившемуся в США, с включением в список чиновников, подлежащих преследованию и ограничениям за свою роль в управлении мошенническими схемами по отмыванию денег, в криминальных схемах по выводу бюджетных денег в офшоры и т.д.

В этом вопросе, по моему мнению, Евросоюз не считал себя обязанным вмешиваться слишком активно, наравне со странами Восточного партнерства, в процесс очищения публичного пространства от элементов, связанных с прежним режимом или с этим гибридным режимом, который, с одной стороны, выступает с прекрасными заявлениями, с другой же – преследует темные, низменные цели.

Но ЕС может сделать очень многое из того, что ранее не считал приоритетным для преобразования Восточного партнерства. Однако следует отметить, что страны Восточного партнерства очень разные и по размеру, и с точки зрения амбиций, устремлений, и, соответственно, каждая из них питает какие-то особые ожидания, исходя из собственной культурной специфики, из внутренней мобилизации.

ЕС понял свою уязвимость перед энергетическим шантажом России и начал искать альтернативные источники

Возможно, Азербайджану, к примеру, впору подумать о другой форме взаимодействия или о других каких-то предложениях, которые эта страна, очень может быть, ждет от Евросоюза. Республика Молдова, которая пережила известный шок, связанный с банковской системой, естественно, ждет от Евросоюза других форм участия, более активного участия в расследовании «кражи века». И, в то же время, культивирования особой ответственности в рамках секториального взаимодействия с отдельными европейскими агентствами, наделенными правом расследования – Европолом и т.д.

Свободная Европа: Вы также говорили, что Восточное партнерство, задуманное как пояс стабильности, пояс дружественных государств вокруг Евросоюза, превратилось в «огневое кольцо»?

Игорь Мунтяну: Мотивы ясно связаны с войной в Украине, с гибридными рисками и угрозами, которые означают не только пропаганду, но и, в том числе, использование или реанимацию сетей, сохранивших лояльность Российской Федерации, которые играют определенную роль в деформации демократического процесса, в искажении месседжей, вбрасываемых в публичное пространство, в использовании людей с определенной репутацией во времена СССР – для срыва всех усилий, направленных на демократизацию.

Этот ring fire – кольцо огня – связано со всеми видами угроз безопасности, присутствующими на постсоветском пространстве и на территории стран Восточного партнерства, там, где Россия намерена сорвать планы Запада на расширение. И, разумеется, на наших глазах между этими двумя крупнейшими соперниками разворачиваются геополитические игры, которые далеко не ограничиваются жонглированием словами или намерениями.

Вне всякого сомнения, мы ждем от Евросоюза признания «политики открытых дверей» в отношении стран Восточного партнерства, которые хотят быть уверенными в том, что при достижении определенных результатов, при сохранении приверженности европейскому курсу они могут сказать: да, у нас есть шанс когда-нибудь стать частью ЕС.

Восточное партнерство является инструментом преобразования самого ЕС

Евросоюз должен, прежде всего, увязывать свою помощь с достижениями, заслугами стран-участниц: Украины, Грузии, Республики Молдова. И, в то же время, должен более пристально следить за тем, как расходуются европейские деньги, инвестируемые в регион.

Все это – элементы учебного процесса, Восточное партнерство превращается в крайне важный инструмент балансировки ЕС. Приведу один лишь пример: до так называемых великих энергетических войн в Украине никакой политики Евросоюза в энергетическом секторе просто не существовало. Но после обострения противостояния на этом направлении ЕС понял свою уязвимость перед энергетическим шантажом России и начал искать альтернативные источники снабжения электроэнергией и природным газом.

Восточное партнерство – а с институциональной точки зрения это инструмент пока достаточно слабый – помогает трансформации Евросоюза. Мы не только получаем помощь ЕС, но и помогаем его стратегическому переосмыслению себя самого. Да, Европейский союз сейчас и сам вынужден противостоять множеству вызовов и проблем, но я думаю, что Восточное партнерство является инструментом преобразования самого ЕС.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG