Linkuri accesibilitate

Игорь Мунтяну: «У нас один полюс власти с двухскоростным двигателем»


Политические события в Украине, «эпоха постмайдана» – и ситуация в Республике Молдова. Какие тенденции стоит учитывать в преддверии очередной годовщины молдавской независимости, каковы возможные последствиями для Кишинева? Точка зрения политического аналитика, директора Института развития и социальных инициатив Viitorul Игоря Мунтяну.

Свободная Европа: Г-н Мунтяну, и Украина, и Республика Молдова с разницей в несколько дней празднуют годовщины провозглашения независимости. В это время эксперты обычно критикуют политические элиты. В соседней Украине эксперты говорят о почти управляемой демократии, которая характеризуется чрезмерным давлением со стороны президента Порошенко, о картелизации власти и возвращении в политическую жизнь региональных олигархов эпохи Януковича. Какие сходства и различия наблюдаются в политической жизни Украины и Молдовы?

Игорь Мунтяну: То, что происходит в Республике Молдова, в более широких масштабах наблюдается и в Украине: власть принадлежит не народу, а картелям региональных лидеров, которые возвращаются к власти при президенте Порошенко. Оправданием для Порошенко может служить тот факт, что страна находится в состоянии войны.

Что может служить оправданием для нас? То, что мы тоже являемся жертвами гибридной войны, танки которой не видны, но которая явно проявилась в небывалом мошенничестве в банковской системе и картелизации политических элит, – в результате превращения парламента из глубоко уважаемого после 1991 года института в простой аппендикс власти скрытых сил, которые существуют в Республике Молдова. И, конечно, нельзя говорить о преобразовательной силе Демпартии или Партии социалистов до тех пор, пока они идут против курса на модернизацию и европеизацию страны.

Сколько ума нужно, чтобы публично заявить о намерении приехать в Комрат на День «Республики Гагаузия»?

Мы говорим о системе с полуавторитарной демократией. Законы писаны для одних – и совсем не обязательны для других, потому что правосудие по-прежнему находится под давлением и телефонным диктатом.

Правительство заинтересовано не столько в ответственном и гласном решении проблем, которые душат это общество, сколько в умении быстро и изящно ретироваться, чтобы уйти от ответов на действительно актуальные и конкретные вопросы.

Одна из самых главных проблем, которая гложет наше общество – где миллиард? Правительство не отвечает на этот прямой вопрос, а меняет повестку, отвлекая внимание общества на другие проблемы. Например, как мы будем выбирать депутатов в следующий парламент? И парламент принимает решение о переходе на смешанную формулу голосования, в значительной степени основанную на одномандатной системе. И, как это неоднократно бывало и раньше, кабмин переводит внимание граждан на другие вопросы технического порядка, позволяя обществу «выпустить пар».

Свободная Европа: Какая у нас президентская власть? Если прежде в Молдове была, образно говоря, однополюсная власть, то после избрания Игоря Додона президентом образовались два полюса. Как бы вы охарактеризовали существующую сегодня президентскую власть, ведь речь идет о новом игроке, появившемся на политической сцене?

Игорь Мунтяну: В действительности, у нас один полюс власти, но с двухскоростным двигателем. Потому что избрание президента Республики Молдова прямым голосованием не привело к появлению достаточно надежного института, который представляет весь народ, как это зафиксировано в Конституции Молдовы. Напротив, избрание Додона обернулось антисимволом национального суверенитета, потому что нового президента Республики Молдова больше заботят проблемы и благосостояние тираспольских сепаратистов, нежели интересы граждан, которые он должен представлять. Этот политик пренебрегает внешнеполитической доктриной Республики Молдова, взявшей курс на Евросоюз.

Зато президент Додон едет в Иран, принимает делегации Северной Кореи и поет дифирамбы Российской Федерации, которая не собирается выводить свою группу войск с территории нашего государства. Своими действиями Додон провоцирует правительство на ответные шаги, соответственно, складывается некий дуэт, но это не значит, что Додон превратился в автохтонного игрока.

Додон используется Демпартией как громоотвод

Последнее решение Додона напрямую игнорирует интересы Республики Молдова в установлении тесного сотрудничества с Соединенными Штатами Америки в области обороны и безопасности. Потому что именно запрет на участие молдавских военнослужащих в миротворческих операциях побудил США приостановить значительную помощь, которая оказывалась Национальной армии Молдовы.

В чем состоят обязанности главы государства, который является и Верховным главнокомандующим вооруженных сил? Неужели в том, чтобы деморализовать и разоружить собственную армию? Всеми своим действиями Додон переходит на сторону противников суверенитета и независимости нашего государства. Его риторика, его аргументация направлена на отдаление Республики Молдова от наших естественных западных союзников – США и Евросоюза.

Во-вторых, то, что сегодня делает президент Додон, можно назвать поощрением сепаратизма. Сколько ума нужно, чтобы публично заявить о намерении приехать в Комрат на День «Республики Гагаузия»? Согласно Конституции, такой республики не существует, а эта территория пользуется статусом административно-территориальной автономии. Присоединиться к праздничным мероприятиям по случаю провозглашения «Республики Гагаузия», да еще в условиях, когда наверняка еще живы участники инцидента 1991 года, которые не против того, чтобы Гагаузия возобновила свои сепаратистские притязания, – это полностью противоречит национальным интересам Молдовы.

Как объясняет подобные жесты президент Додон, который присягнул на Конституции? Его заявления пронизаны глубоким антиконституционным духом. Г-н Додон время от времени выпускает медийные петарды, например, вокруг введения виз для российских граждан, использования американской помощи для нападения на Приднестровье… Это информационные петарды, это фейерверк. Несомненно, эти петарды – не его рук дело, их для него готовят различные агенты влияния или консалтинговые компании, которые его готовят к предстоящему великому сражению – парламентским выборам 2018 года.

Свободная Европа: Как бы вы охарактеризовали сложившееся на данный момент парламентское большинство? Несколько лет назад можно было говорить о конкуренции в недрах этого большинства. А сейчас?

В предстоящих выборах могут принять участие в пять раз больше избирателей левобережья Днестра. Потому что приднестровский проект растаял

Игорь Мунтяну: Мы говорим о власти, в которой монопольно доминирует одна партия – Демократическая, которая развязала себе руки и расширила свое поле действий, вступив в некое сосуществование с Партией социалистов для достижения собственных политических целей. Первичная цель этой партии – выжить в условиях трудной для нее конкуренции на фоне отрицательного рейтинга лидеров. А Додон используется Демпартией как громоотвод.

В условиях, когда управление хромает и проблемы накапливаются, ДПМ пытается выстроить свою стратегию с помощью противопоставления другой силе. Поскольку Додон является антиевропейцем, Демпартия призывает сохранить европейский курс и всячески дает понять, что она – единственная сила, способная противостоять Додону. Соответственно, предпринимаются попытки мобилизовать избирателей; скорее всего, эта тактика будет еще более активно применяться в 2018 году в борьбе с противником, который, на самом деле, является не противником, не соперником, а членом одной команды, союзником власти.

В противном случае Партия социалистов не поддержала бы смешанную систему выборов, которая ей невыгодна, и, соответственно, не протянула бы руку помощи, точнее, не предоставила бы демократам недостающие голоса в парламенте. Партию социалистов демократы используют еще и для того, чтобы на ее фоне выглядеть единственным позитивным фактором. Однако всем прекрасно известна повестка этой партии, как известно и то, насколько опасно вести двойную игру.

Мы должны понять, что Демпартия не заинтересована в реальных реформах, потому что любые реформы поставят под угрозу статус-кво партии, которая сегодня достигла вершины власти за последние десять лет.

Свободная Европа: Эти две партии, ДПМ и ПСРМ, дружно проголосовали за смешанную систему выборов, что стало неожиданностью и для сторонников социалистов, и для электората демократов. Можно предположить, что будущая политическая структура, которая сложится после парламентских выборов по новой системе, будет выглядеть примерно так же?

Игорь Мунтяну: Трудно сказать, потому что сейчас никто не рискнет оценивать реальные ставки в этой игре. Но смешанная избирательная система служит не только интересам электоральной политики, но и более широкой конструкции, которую я бы назвал «бесспорной федерализацией».

Брюссель оказывает нам бескорыстную политическую поддержку

Возвращение приднестровских избирателей и лидеров региона в политическую конструкцию государства Республики Молдова только лишь в результате выборов, без демилитаризации региона, без вывода российских войск из Приднестровья, повлечет за собой бесспорную федерализацию. В последних выборах участвовали 15 тыс. приднестровских избирателей, большинство которых на участки для голосования доставил бывший глава региона Евгений Шевчук. Этому примеру могут последовать и другие тираспольские лидеры, которые сочтут выгодным для себя играть на половине поля Демпартии, и уж тем более – Партии социалистов.

Я думаю, что в предстоящих парламентских выборах могут принять участие в пять раз больше избирателей левобережья Днестра. Почему? Потому что приднестровский сценарий, приднестровский проект растаял. Сами жители региона уже поняли, что никто не признает Приднестровье, на что была реальная надежда после 1991 года. И Российская Федерация уже не в состоянии отчислять огромные суммы денег на поддержку этого сепаратистского проекта.

Соответственно, единственный вариант, который есть у России, – это подтолкнуть непризнанную республику в объятия Кишинева, не забывая при этом о том, что Кишиневу придется оплачивать долги этого анклава, и сполна используя свой контроль над политическими элитами Кишинева, которые наверняка согласятся предоставить приднестровским элитам статус судьи с правом вето.

Свободная Европа: И вы на самом деле считаете этот сценарий наиболее вероятным?

Совсем неслучайно в интервью «Комсомольской правде» президент Додон выразил недовольство гимном Республики Молдова

Игорь Мунтяну: Я уверен, что все пойдет именно по этому сценарию. И очень многие вещи, бессмысленные с точки зрения государственника, с точки зрения государственности Республики Молдова, – все они приобретают смысл, если рассматривать их в общем контексте рассуждений, которые отвечают интересам Российской Федерации. Нельзя бить себя кулаком в грудь и говорить, что мы должны дать отпор российской пропаганде, если при этом не отзывать лицензии телеканалов, ретранслирующих российскую пропаганду.

Нельзя говорить о необходимости сопротивляться российскому влиянию – и в то же время подписывать дополнительный контракт с Кучурганской ГРЭС на импорт электроэнергии, тем самым бросая спасательный круг приднестровским элитам. Это означает отсрочку демонтажа приднестровского режима до тех пор, пока они сами не сочтут нужным интегрироваться в Республику Молдова, но – уже на условиях Российской Федерации.

Свободная Европа: И какие действия, по вашему мнению, следует предпринять Кишиневу?

Игорь Мунтяну: Нужно четко определиться в том, что касается отношений Республики Молдова с Евросоюзом. Если мы намерены придерживаться Соглашения об ассоциации, надо не создавать новых проблем в демократическом пространстве. Необходимо решить все проблемы, связанные с юстицией, концентрацией СМИ, коррупционностью на отдельных сегментах власти, нелояльных Брюсселю.

Брюссель оказывает нам бескорыстную политическую поддержку, Брюссель заинтересован в том, чтобы Молдова успешно продвигалась вперед по всем направлениям, а не только в плане допуска на европейский рынок. Соответственно, необходимо положить конец нескончаемой полемике с Венецианской комиссией или Европарламентом.

К сожалению, наиболее острая борьба придется на 2018 год, когда оппозиция может оказаться ослабленной

Следует принять как данное тот факт, что единственная возможность европеизации Республики Молдова связана с трансформацией, модернизацией госинститутов и повышением лояльности населения Республики Молдова к общеевропейским ценностям и стандартам. Второе: если мы хотим, чтобы нас воспринимали всерьез, необходимы проекты по реинтеграции Приднестровья, по выводу Республики Молдова из зоны российского влияния, и следует логически их связать с укреплением демократических институтов государства.

Нельзя гнаться за поддержкой приднестровцев любой ценой, определенные условия бесспорны и очевидны. Соответственно, с самого начала нужно избавиться от российского военного присутствия и постепенно интегрировать все сегменты приднестровского населения – и никак иначе. Если исказить или нарушить эту последовательность, мы рискуем оказаться заложником групп, враждебных национальным интересам Республики Молдова.

В этой связи совсем неслучайно в интервью «Комсомольской правде» президент Додон выразил недовольство гимном Республики Молдова и заявил о намерении пересмотреть Конституцию и поменять гимн. Другие, например, бывший вице-министр иностранных дел Осталеп, так вообще выступают за новую Конституцию после так называемой реинтеграции Приднестровья, так как нынешний текст Основного закона устарел.

Есть очень много персонажей, которые в последнее время начали проявлять себя по мере того, как этот проект «бесспорной федерализации» стал приобретать очертания. К сожалению, наиболее острая борьба придется на 2018 год, когда власть будет занята завоеванием всей политической власти в государстве, а оппозиция может оказаться ослабленной, лишенной смелой и убедительной программы работы с электоратом, который хотела бы привлечь на свою сторону.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG