Linkuri accesibilitate

Игорь Мунтяну: «Ни ООН, ни другие стороны не признают Молдову нейтральным государством»


Конституционный суд Молдовы ответил на запрос Либеральной партии, поступивший еще три года назад. По мнению КС, принцип нейтралитета не противоречит Конституции и законодательству, несмотря на то, что в момент принятия Основного закона на части территории Республики Молдова находились российские войска. Бывший посол Молдовы в США, исполнительный директор Института развития и социальных инициатив Viitorul Игорь Мунтяну заявил в интервью Свободной Европе, что после этой интерпретации КС упустил шанс решить вопрос о молдавском нейтралитете на основе принципов международного права.

Игорь Мунтяну: Мне представляются предельно любопытными как инициатива депутатов, попытавшихся оспорить конституционное положение о нейтралитете, так и ответ Конституционного суда. Прежде всего, очень важна попытка инициаторов запроса переосмыслить статус нейтралитета, признать это положение незаконным на основании того, что в момент принятия Конституции условия нейтралитета уже были нарушены присутствием иностранных войск на нашей территории.

Любопытен и ответ Конституционного суда, который действовал по принципу «и волки сыты, и овцы целы», и постарался найти соломоново решение: с одной стороны, заявить о преемственности и легитимности термина «нейтралитет» в условиях существования фактически «оккупированной территории»; с другой стороны – прояснить тот факт, что участие в операциях по поддержанию мира за рубежом не противоречит статусу нейтралитета.

Здесь я должен сказать следующее: в целом авторы запроса руководствовались терминологией гражданского права, согласно которому, правовой акт, принятый в отсутствии необходимых для этого условий, является недействительным и не влечет юридических последствий. Это – из Гражданского кодекса. Соответственно, недействительные акты по определению не подлежат восстановлению.

В международном праве провозглашение статуса нейтралитета является действительным лишь при условии его признания другими странами

Авторы запроса, воспользовавшись этим положением, попытались указать на несоответствие между провозглашенным нейтралитетом Республики Молдова в условиях пребывания на ее территории иностранной армии. На что Конституционный суд ответил: даже если иностранная армия присутствовала на момент принятия Конституции и провозглашения нейтралитета, этот статус – нейтралитета – существует. Потому что мы таким его видим, потому что он входит в конституционную структуру государства, а они, как стражи этого текста, этого конституционного организма, считают, что нет никакого противоречия между присутствием иностранной армии, которое они все-таки рассматривают как неконституционное – и положением о нейтралитете.

Что мы имеем в итоге? В итоге – попытка кое-что сказать, но не до конца.

Потому что если в первом пункте толкования, которое дает Конституционный суд, использовать термин «военная оккупация территории», то нужно сказать, как именно отражается эта оккупация на Конституции, на действии законов Республики Молдова на оккупированной территории. Но поставить точку в этом предложении невозможно, и Конституционный суд предпочел недосказанность вместо полного ответа.

Второе мое замечание связано с тем, что нельзя трактовать сложившееся несоответствие между присутствием иностранной армии, ссылаясь на соглашение о прекращение огня, подписанное в июле 1992 года, и положениями о нейтралитете, если не использовать нормы международного права. Не нормы Гражданского кодекса, на который сослались авторы запроса с целью доказать, что термин «нейтралитет» недействителен, а нормы международного права.

Председатель КС, скорее всего, покинет свой пост и, предположительно, вернется в политику. Ему понадобятся определенные инструменты, с помощью которых он сможет проявить себя

Потому что в международном праве провозглашение статуса нейтралитета является действительным лишь при условии его признания другими странами. Эту идею сформулировал еще в 1625 году Гуго Гроций, который в своем трактате «О правилах войны и мира» заложил основы института нейтралитета. Нейтралитет, по его мнению, предполагает, что те, кто хочет жить в мире, должны проявлять равноудаленность по отношению к другим сторонам, воздерживаться от поставок оружия и товаров военного назначения, от предоставления свободного транзита другим сторонам.

Молдова не предоставляет свою территорию для свободного транзита других сторон, следовательно, с точки зрения концепта нейтралитета сложившееся положение дел не показательно. А вот тот факт, что ни ООН, ни другие стороны не признают Молдову нейтральным государством, аннулирует ее статус нейтралитета.

Кроме того, нейтральные государства входят в определенные группы, такие, как G77 (группа 77) или движение неприсоединения. Республика Молдова не является неприсоединившимся государством. Она заключила Соглашение об ассоциации с Евросоюзом и множество других политических договоров, в том числе стратегических, Молдову связывают особые отношения с рядом государств. Статус неприсоединившегося государства в отношении Молдовы не применим. Этот момент Конституционный суд не уточняет, не излагает в своем ответе на запрос – и, соответственно, это неполное решение по ст. 11 Конституции.

Свободная Европа: А почему, по-вашему, Конституционный суд предпочел половинчатый ответ? Ведь все обстоятельства дела известны: и то, что запрос внесен давно, года три назад, и что после этого тогдашний президент Республики Молдова г-н Тимофти предложил КС повременить с его рассмотрением. А вот сейчас это толкование появилось под занавес мандата действующего главы Конституционного суда, и все это происходит на фоне разногласий между либералами и демократами, причем – накануне открытия бюро связи НАТО…

Игорь Мунтяну: Думаю, у Конституционного суда есть определенные сроки для ответа на запросы депутатов по фактам несоответствия Конституции. А, во-вторых, председатель Конституционного суда, скорее всего, покинет свой пост и, предположительно, вернется в политику.

Российская сторона уже манипулирует интерпретацией Конституционного суда в собственных интересах

Соответственно, ему понадобятся определенные инструменты, с помощью которых он сможет проявить себя на политической сцене. Это значит, что он будет использовать в своих личных политических интересах терминологию «оккупированная территория», но – без окончательного и бесповоротного расставления всех точек над «i».

Но, с точки зрения конституционного права, это половинчатое решение не дает ответа на главный вопрос: какого нейтралитета придерживается Республика Молдова в условиях присутствия иностранных войск на ее территории, без согласия конституционных властей? Уже звучали вполне предсказуемые реакции ряда российских информагентств, комментарии которых сводятся к тому, что «пребывание российских войск на территории Республики Молдова не противоречит принципу нейтралитета».

Иными словами, российская сторона уже манипулирует интерпретацией Конституционного суда в собственных интересах. А Конституционный суд упустил отличный шанс поставить последнюю точку в этом вопросе – с точки зрения и конституционного, и международного права.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG