Linkuri accesibilitate

Игорь Додон: «Когда сменится власть, я обещаю, я уже начал переговоры, — ежегодно будет минимум 500 млн — миллиард долларов» (ВИДЕО)


Свободная Европа: Г-н Додон, спасибо, что согласились прийти к нам в студию в эти непростые времена для Республики Молдова. На фоне попыток изменить систему выборов в обществе разгораются страсти, и многие опасаются очередной политической нестабильности. Почему мы начинаем именно с этого? В тот день, когда два проекта были сведены в один, когда парламент принял их в первом чтении голосами 74 депутатов, – я имею в виду инициативы демократов и социалистов, – вы были в парламенте. Сейчас я начинаю думать, что без вашего присутствия ситуация могла быть иной. Кто кого убедил в необходимости объединить два проекта: Демпартия – президента, или же президент – Демпартию?

Игорь Додон: Рад оказаться в очередной раз в вашей студии, рассчитываю, как обычно, на откровенную беседу. Уверен, вопросов будет много. Давайте обсудим их, постараемся внести ясность, передать четкий месседж гражданам Республики Молдова и, что не менее важно, нашим внешним партнерам, которые, можно не сомневаться, тоже находятся в ожидании разъяснений со стороны президента Республики Молдова. Вы сказали – нелегкие времена. Нелегкие времена длятся все последние восемь лет, начиная с 2009 года…

Если поговорить о смешанной формуле выборов, то впервые с этой идеей я пришел 18 декабря 2011 года на съезд Партии социалистов

Свободная Европа: А многие говорят, что «нелегкие времена» вообще поселились у нас в последние четверть века...

Игорь Додон: …период, во время которого Республика Молдова пользовалась широкой поддержкой со стороны наших внешних партнеров – за что должен их поблагодарить, как благодарил не раз. Но часто нас поддерживали на геополитические средства, используемые не столько в интересах граждан Республики Молдова, сколько ради сохранения у власти различных коррумпированных, олигархических правительств.

Сейчас – о том, что касается смешанной системы и принятия этой инициативы в парламенте. Я был в парламенте в первых числах мая, когда состоялось то заседание. Моей целью было обсудить с фракцией и выступить с ясной и четкой позицией – что мы категорически не поддержим проект демократов по введению выборов по одномандатным округам, и что мы будем настаивать на собственном проекте. Что и сделали.

И, кстати, если поговорить немного о смешанной формуле выборов, то впервые с этой идеей я пришел 18 декабря 2011 года на съезд Партии социалистов. Позже эта цель, эта реформа была включена в программу Партии социалистов на 2013-2014 гг. И на парламентские выборы 2014 года мы с платформой, где предлагалась смешанная модель выборов.

Свободная Европа: Это так. Но в тот день неожиданно быстро внимание депутатов переключилось на законопроект, подготовленный социалистами.

Игорь Додон: Я думаю, у них просто не было другого выхода, парламентское большинство было вынуждено уступить. Но я также уверен в том, что, если бы не проект социалистов, то в тот день депутаты проголосовали бы за выборы по одномандатным округам. По сути, он был принят в первом чтении. И демократы не отказываются от своей идеи. По моему мнению, проект демократов, предложение перейти на одномандатные выборы, – это трагедия, это катастрофа для политической системы Республики Молдова.

Нэстасе не проходит избирательный порог, не преодолеет его и Усатый, и другие небольшие партии

Свободная Европа: И они сделали вас соучастником голосования, я имею в виду ваших бывших коллег по Партии социалистов, поскольку сейчас вы не руководите этим политформированием…

Игорь Додон: Соучастником – в каком смысле?

Свободная Европа: В смысле голосования: 74 голоса было в парламенте. Означает ли это широкий консенсус в обществе?

Игорь Додон: Обстоятельства вынудили их проголосовать за проект социалистов. Исходить надо из этого. Что дальше – время покажет. Я считаю, что смешанная модель для Молдовы хорошая. Более того, когда демократы настаивали и упорно пропагандировали – и с помощью рекламы, и в рамках информационных кампаний – одномандатную формулу, многие из тех, кто сегодня протестует, в том числе представители гражданского общества, подходили к депутатам-социалистам и спрашивали: «Почему вы не предлагаете смешанную систему? Давайте спасем хоть что-то». С этим предложением обращались даже лидеры некоторых партий, которые сейчас протестуют на площади.

Свободная Европа: Почему бы вам вновь не собраться вместе, может, так легче будет достичь компромисса?

Игорь Додон: Закончу свою мысль, потом отвечу на этот ваш вопрос. Смешанная система выгодна и для них. Я провел сотни встреч за последние месяцы и годы. Везде, в любом зале, где проходили эти встречи, я спрашивал: «Люди добрые, вы хотите избирать 51 депутата по партийным спискам и 50 – напрямую?». Везде люди говорили: «Да». И они действительно этого хотят.

С другой стороны, смешанная система позволяет партиям, которые не прошли избирательный порог – Нэстасе не проходит избирательный порог, по крайней мере, так говорят опросы, не преодолеет его и Усатый, и другие небольшие партии, – но они смогут выдвигать своих депутатов. Например, тот же Усатый на севере, в Бельцах может выдвинуть двух-трех депутатов, – и в других районах. Тот же Нэстасе – в центре. Поэтому смешанная система очень даже выгодна партиям, в том числе и тем, которые могут быть представлены не партийными списками, а по одномандатным округам. Поэтому я склонен рассматривать протесты и заявления, которые звучат сегодня, как попытку политического позиционирования. Эти партии утратили доверие граждан.

Свободная Европа: Какие именно партии?

Игорь Додон: Подавляющее большинство партий, которые выступают организаторами протестов. За последние шесть месяцев у них не было четкой политической повестки.

Свободная Европа: Вы имеете в виду партию Майи Санду и партию Андрея Нэстасе?

Игорь Додон: И партию Усатого, и Партию коммунистов тоже. Если партия Майи Санду, с учетом поддержки г-на Нэстасе на президентских выборах, еще имеет какие-то шансы на правом фланге, то всем остальным наивно рассчитывать на попадание в парламент очередного созыва. Это попытка выстроить политическую повестку, которая не имеет абсолютно ничего общего с интересами избирателей…

Я предложил, чтобы из 50 депутатов, избранных по одномандатных округам, половина, то есть 25 депутатов, представляли диаспору и левобережье Днестра

Свободная Европа: Г-н Додон, а будь вы в оппозиции, то тоже искали бы разные варианты попасть во власть – или нет?

Игорь Додон: …поэтому лидеры этих партий должны предельно ясно сказать, что протесты не имеют ничего общего с интересами граждан, что они просто пытаются сколотить политический капитал. Да, они пытаются пробиться на политическую сцену. Но это не имеет никакого отношения к интересам граждан, которые хотят изменить сложившееся положение дел. Ничего общего с интересами граждан.

Свободная Европа: Как будут избираться депутаты по смешанной системе, которую вы считаете спасательным кругом, в нынешних наших условиях? Мы говорили с г-ном Канду, и в интервью Свободной Европе он сказал, что ему не очень ясно, как будут избираться четыре депутата от Приднестровья.

Игорь Додон: Какие – четыре?

Свободная Европа: Четыре мандата достанутся депутатам от Приднестровья, но в 2018 году они не попадут в парламент, поскольку территория Левобережья не контролируется конституционными властями Молдовы.

Игорь Додон: Во-первых, в проекте закона не указана точная квота – ни для Приднестровья, ни для диаспоры. Во-вторых, как глава государства, я считаю, что и наши граждане, находящиеся за пределами страны, и те 200-250 тыс. граждан Республики Молдова, которые проживают на левом берегу Днестра, имеют право голосовать – и имеют право на представительство. Я предложил, чтобы из 50 депутатов, избранных по одномандатных округам, половина, то есть 25 депутатов, представляли диаспору и левобережье Днестра.

Свободная Европа: Значит, диаспора и восточные районы – 25 мандатов вместе?

Игорь Додон: Да. Это мое предложение, и я буду настаивать на его включении в проект закона.

Свободная Европа: Иными словами, Приднестровье может рассчитывать на десять мандатов?

Игорь Додон: Я думаю, преждевременно называть какие-то цифры.

Свободная Европа: Но надо прояснить ситуацию…

Игорь Додон: В зависимости от того, сколько избирателей придется на один округ. Если исходить из того, что – по данным Центризбиркома – на последних выборах избирателей было около трех миллионов, что очень много, их должно быть меньше, судя по результатам переписи населения, но будем исходить из трех миллионов, – так вот, делим на 50 депутатов и получаем 60 тыс. избирателей на округ. На левом берегу Днестра 250-300 тыс. избирателей, и посчитайте, сколько там округов необходимо создать. И, соответственно, сколько мандатов им положено.

Свободная Европа: Как будут создаваться эти округа – тоже неясный вопрос…

Игорь Додон: Я думаю, что все эти детали будут проработаны ко второму чтению. В том числе, с учетом мнения экспертов Венецианской комиссии. Я встречался с ними. Кстати, прибывает очередная делегация ВК, но уже по другому вопросу – по вопросу пересмотра Конституции, с предоставлением главе государства полномочий по роспуску парламента.

Посмотрим, какие будут предложения Венецианской комиссии. Я буду настаивать на том, чтобы большинство из них были приняты в расчет. И посмотрим, какая сложится картина во втором чтении, которое состоится, вероятно, не раньше июля.

Свободная Европа: Как будет выглядеть парламент 2018 года без депутатов от Приднестровья?

Игорь Додон: Они будут присутствовать, депутаты от Приднестровья. Потому что голосование пройдет на избирательных участках, которые будут открыты в населенных пунктах, находящихся в юрисдикции Республики Молдова, в юрисдикции Кишинева.

Свободная Европа: Здесь, по всей видимости, социалисты и демократы придерживаются разных точек зрения. Во всяком случае, г-н Канду говорил иное.

Игорь Додон: Мы с демократами во многом не сходимся. У нас были, есть и будут разные позиции, в том числе по этому проекту. Если они намерены принять во втором чтении проект, в котором очень много белых пятен, вакантные места для кого-то, то этот проект, можете не сомневаться, не поддержат ни социалисты, ни я лично.

Свободная Европа: А диаспора как будет участвовать в выборах?

Игорь Додон: Есть два варианта, как организовать выборы в диаспоре. Первый, на котором настаивал я: открыть избирательные участки в зависимости от численности граждан Республики Молдова, зарегистрированных официальными органами данного государства. Например, по данным Федеральной миграционной службы России, в этой стране свыше 500 тыс. наших соотечественников.

Свободная Европа: И примерно столько же на Западе. Значит, миллион молдавских граждан находятся за пределами страны.

Игорь Додон: И в этом случае логично открыть избирательные участки, которые позволят всем гражданам с правом голоса принять участие в выборах. Кроме того, я предложил увеличить количество бюллетеней для голосования на каждом избирательном участке.

Свободная Европа: Более трех тысяч бюллетеней?

Игорь Додон: Я предложил 5 тыс., это минимум. Идеально было бы растянуть выборы на два дня, хотя юристы усматривают в этом проблему – неравные условия для граждан, проживающих в стране, и тех, кто находится за ее пределами. Пытаемся найти юридическое решение и здесь.

Свободная Европа: Вы настаиваете на одном туре выборов. Чем это объясняется?

Игорь Додон: Опыт многих государств, где применяется смешанная система, – а я изучал этот вопрос – предполагает только один тур выборов, и тот, кто получает больше голосов, проходит в парламент. Кстати, ряд государств, в которых существует действующая у нас система выборов по партийным спискам, собираются перейти на смешанную или одномандатную формулу.

Досрочные выборы для меня остаются основной целью

Пару дней назад у меня состоялась беседа с депутатом от Партии социалистов Болгарии, который возглавляет бюджетную комиссию в законодательном органе страны. Так вот, он сообщил, что в прошлом году одновременно с президентскими выборами состоялся и референдум по изменению избирательной системы. И большинство граждан проголосовали за выборы по одномандатным округам. Но они намерены ввести смешанную систему, считая, что одномандатная формула слишком радикальна. И к слову: относительно Болгарии, если я не ошибаюсь, европейские партнеры, международные партнеры, в принципе, не имеют ничего против.

Свободная Европа: Чуть раньше я спрашивала о широком консенсусе в обществе… Как вы считаете, не стоит ли привлечь к обсуждению проектов и тех, кто разделяет иные точки зрения?

Игорь Додон: Необходим диалог со всеми, даже с теми, кто критикует. Я готов говорить со всеми. Думаю, лучше обсудить эти вопросы с авторами этого закона, а инициаторами проекта выступают депутаты фракции социалистов. И я бы посоветовал обсудить вопрос абсолютно со всеми, чтобы все увидели плюсы, минусы, аргументы «за» и «против».

Однако, надеяться на всеобщее одобрение наивно, никогда ни один проект не может рассчитывать на стопроцентную поддержку – как со стороны депутатов, так и со стороны граждан. Демократия на то и есть демократия, когда решения принимаются большинством. Принимаются большинством в парламенте, или большинством в обществе, когда речь идет о референдуме и т.д.

Свободная Европа: Но в этом случае зачем настаивать на проведении референдума? Ведь там есть пункт, который предусматривает сокращение числа депутатов, а другое ваше требование сводится к предоставлению полномочий для роспуска парламента.

Игорь Додон: Что касается роспуска парламента, то досрочные выборы для меня остаются основной целью.

Свободная Европа: За год это вообще возможно?

Игорь Додон: Я считаю, что этот парламент не отражает результатов выборов 2014 года. Партия, получившая всего лишь 17% голосов, – я имею в виду Демпартию – контролирует парламентское большинство, и это неправильно. Граждане не так проголосовали в 2014 году. Поэтому при первом же случае, как только представится такая возможность, я намерен распустить этот парламент.

Если Конституция не позволяет мне сделать это сейчас, потому что там четко оговорены два условия, при которых возможен роспуск парламента, – это невозможность формирования правительства или блокирование в течение трех месяцев принятия законов. Поэтому-то я и потребовал дополнительных полномочий. И этот вопрос включен в референдум, который состоится в сентябре.

Свободная Европа: Но вердикт Конституционного суда еще не вынесен.

Игорь Додон: Не вижу, каким может быть вердикт Конституционного суда по консультативному референдуму. Будь это конституционный референдум – да, КС мог бы сказать: «Вот этот и этот элемент не является конституционным».

Как минимум год-полтора я ничего не обсуждал с г-ном Плахотнюком – ни выборы, ни какие-либо другие вопросы

Но что касается консультативного референдума, то это входит в компетенцию президента Республики Молдова, согласно Конституции.

Свободная Европа: Я имела в виду, не мало ли времени остается до очередных выборов?

Игорь Додон: Если у нас получится инициировать досрочные выборы – а я очень на это надеюсь с помощью сентябрьского референдума, где мы получим мандат народа, который выскажется за дополнительные полномочия президенту по роспуску парламента...

Свободная Европа: Но это консультативный референдум.

Игорь Додон: Мандат народа даст нам право требовать – и добиваться. В результате этого давления оптимальным вариантом было бы в течение двух-трех месяцев прийти к роспуску парламента, и в таком случае досрочные выборы пройдут в марте-апреле 2018 года – либо же очередные, осенью 2018 года. Если удастся распустить парламент посредством давления и по результатам референдума, мы выигрываем шесть месяцев.

Свободная Европа: Как объяснить это давление на власть, если ваша договоренность по смешанной системе воспринимается значительной частью общества как договоренность между Игорем Додоном и Владимиром Плахотнюком? Считают также, что оппозиция в парламенте перестала быть оппозицией…

Игорь Додон: Не может быть никакой договоренности с Владимиром Плахотнюком. Поэтому я и впредь буду настаивать на досрочных парламентских выборах. Что касается голосования в парламенте, то недавно, например, парламентское большинство и ряд комиссий поддержали мою инициативу по пересмотру некоторых законодательных актов. Речь шла о сокращении и ограничении зарплат директоров госпредприятий и руководителей независимых регулирующих органов, таких как НАРЭ, с зарплатой до 70 тыс. леев, которую потребители ежедневно оплачивают за счет тарифов. Так что если идеи хорошие, то они встречают поддержку.

Когда я был в парламенте, мы неоднократно поддерживали инициативы и демократов, и либерал-демократов, и либералов – если это были хорошие инициативы. Поэтому что касается голосования в парламенте по тем или иным вопросам, особенно при вынужденном голосовании, как это было со смешанной системой, подчеркну еще раз: они никогда бы не поддержали выборы по смешанной формуле, а настояли бы на одномандатных округах, если бы не давление извне.

Свободная Европа: Но вы обсуждали этот вопрос с г-ном Плахотнюком?

Игорь Додон: Как минимум год-полтора я ничего не обсуждал с г-ном Плахотнюком – ни выборы, ни какие-либо другие вопросы.

Свободная Европа: Но откуда тогда эти разговоры в обществе, что без вашей договоренности с г-ном Плахотнюком не мог появиться этот компромисс в парламенте и, соответственно, невозможно было бы свести два законопроекта в один?

Игорь Додон: О чем только не судачат в обществе… Если кто-то говорил, что Петренко был в каких-то там офисах… Пустые разговоры, сплетни, и прислушиваться к ним не стоит.

Позволю себе дружеский совет г-ну Канду: учет ведет не только он и Плахотнюк, но и мы ведем учет, и люди ведут учет

Свободная Европа: И все-таки, с тех самых пор, как вы возглавили государство, кто – истинный хозяин страны: вы – или же им все-таки остается г-н Плахотнюк?

Игорь Додон: Слово «хозяин» мне не нравится.

Свободная Европа: Руководитель, глава государства.

Игорь Додон: После того, как я был избран президентом, я возглавил государственный институт, авторитет и рейтинг которого сильно вырос в глазах граждан. И вырос в десятки раз. Этот институт никто не контролирует, ни Плахотнюк, ни Демпартия, как это было прежде. И это – важно, это – первый шаг. Будет и второй, когда и парламентское большинство не будет контролировать ни ДПМ, ни Плахотнюк. И будет другое правительство, также недосягаемое для Демпартии и Плахотнюка.

Свободная Европа: Когда я бываю в провинции и спрашиваю граждан, кто является хозяином этой пяди земли, они говорят: хозяин – один человек, г-н Плахотнюк.

Игорь Додон: Потому что он взял на себя роли координатора. Они действительно контролируют парламентское большинство, это не подлежит сомнению. Это отражается и в их действиях, и в их заявлениях. Но повторяю еще раз: они не контролируют аппарат президента. И это очень важно.

Свободная Европа: Реформа правительства – как она выглядит в вашем представлении?

Игорь Додон: В идеальном варианте реформа предполагает новое правительство и новый парламент. Идеальный вариант – это роспуск парламента, досрочные выборы, реформирование правительства. И уже парламент очередного созыва, который отражает волеизъявление народа, назначает новое правительство. Это – идеальный вариант.

Свободная Европа: Но это нереально, действительность же другая…

Игорь Додон: Второе: я – за сокращение министерств. Концептуально я готов поддержать сокращение министерств. В-третьих, в вопросе назначения министров я буду предельно жестким. Если кто-то считает, председатель парламента или премьер-министр, что они смогут навязать президенту свою волю, потому что такие заявления уже звучали… Если они считают, что смогут навязать нам свою волю, испугать нас, шантажировать отстранением от должности, – давайте проведем это сегодня.

Если отсрочка финансирования обернется проблемами для правительства и приведет к досрочным выборам – мы это будем приветствовать

Свободная Европа: Я цитирую заявления г-на Канду.

Игорь Додон: Слишком много внимания вы уделяете этому персонажу. Я прочитал его интервью...

Свободная Европа: Он – спикер парламента.

Игорь Додон: Я в курсе.

Свободная Европа: Когда я спросила его про реформу правительства и сказала, что г-н Додон выразил уверенность в том, что ему придется отклонять многие кандидатуры на должности министров, г-н Канду ответил: «Это значит, что если г-н Додон не придерживается конституционных правил, идет ли речь о реформе правительства или о промульгации законов, или о назначениях, предусмотренных законом, то все его отказы учитываются, подшиваются в папку, и в определенный день все это может завершиться отстранением от должности – если он не будет соблюдать Конституцию».

Игорь Додон: Прежде всего, позволю себе дружеский совет г-ну Канду: учет ведет не только он и Плахотнюк, но и мы ведем учет, и люди ведут учет – и того миллиарда, и многих других таких же мелочей. Если он намерен отстранять меня от должности, то может начинать уже сегодня. Но пусть не забывает, что отстранение от должности предполагает проведение в течение 30 дней референдума о вотуме доверия или недоверия президенту.

Хотите референдум? Давайте его назначим сегодня же. Чем вы пытаетесь напугать? Отстранением от должности? Люди добрые, вы стоите на краю пропасти, ваш рейтинг с трудом дотягивает до 1,5%. И вы готовы пойти на референдум? Давайте попробуем.

Свободная Европа: Но кто помогает им, если не сам глава государства, которого они называют пророссийским и говорят, мол, Бог знает, какое будущее ожидает Молдову, если он зачастит в Москву…

Игорь Додон: Прежде всего, президент Додон – за Молдову. И так будет всегда. Да, я – за хорошие стратегические отношения с Российской Федерацией, и никогда этого не скрывал, говорил об этом открыто. Но я не против отношений с Евросоюзом и США. В чем ошибка? Ошибка – в позиции Запада. Почему они дают вовлекать себя в эту геополитическую игру, которую не я начинал? Они финансировали эти правительства в течение последних семи лет, потому что боялись русских танков...

Когда Филат воровал миллиарды, когда демократы создавали это коррумпированное правительство, они закрывали глаза и говорили: «Дадим им еще денег». И так далее, и по сей день. Когда появился этот посыл со стороны европейских партнеров, я сказал об этом и г-ну Тапиоле, – что возможно приостановление финансирования Республики Молдова, – прискорбно, если будет заморожено финансирование, но, к сожалению, эти деньги в большинстве случаев шли на правительство, на поддержку этой власти.

Поэтому если отсрочка финансирования обернется проблемами для правительства и приведет к досрочным выборам – мы это будем приветствовать. Я – за досрочные парламентские выборы. Я считаю, и я говорил об этом довольно часто, на самом высоком уровне в ЕС, на уровне первых лиц: «Если вы не поддерживаете эту власть – прекрасно, не поддерживайте ее. Поддержите реформы, а не правительство…».

Вы видите, что в этом году, хотя возможности такие были, я не выступал с инициативами о денонсации Соглашения

И еще раз: уважаемые внешние партнеры: поддержите реформы, которых ждут люди, а не правительство Филипа, не парламентское большинство в лице Демпартии. Приведет нас [замораживание финансирования] к досрочным выборам – и хорошо!

Свободная Европа: Многие задаются вопросом, кто их больше поддерживает: внешние партнеры или г-н Додон? Потому что г-н Додон выступает с заявлениями такого порядка: «Если в 2018 году социалисты придут к власти, то Соглашение об ассоциации будет денонсировано».

Игорь Додон: Может быть денонсировано. Если партия этого потребует, то президенту будет некуда деваться.

Свободная Европа: А подобными заявлениями вы разве не помогаете тем, кто находится у власти? Или о том, что не будет открыто бюро связи НАТО в Кишиневе... Или что там вы еще говорили…

Игорь Додон: Что касается НАТО, то моя позиция в этом вопросе ясна – и она не имеет ничего общего с геополитической борьбой. Это прекрасно понимают и наши партнеры. Нам здесь не нужно бюро НАТО. Мы не решили множество вопросов, в том числе вопрос реинтеграции страны. Поэтому бюро НАТО я рассматриваю как вызов, который не способствует стабилизации и реинтеграции Республики Молдова. Что же касается заявлений по поводу Соглашения об ассоциации…

Свободная Европа: По поводу его денонсации.

Игорь Додон: Вы видите, что в этом году, хотя возможности такие были, я не выступал с инициативами о денонсации Соглашения. Я сказал предельно ясно: в 2018 году решит парламентское большинство, не президент.

Мы должны – и я очень надеюсь, что это поймет и власть, если не сегодняшняя, то, по крайней мере, следующая, – мы должны научиться кормить себя сами

Если парламентское большинство потребует отмены или пересмотра Соглашения, то президенту придется подчиниться. И это произойдет в 2018 году. Но сейчас вопрос состоит в другом: внешние партнеры – они ведь должны это понять, и они должны оказать давление на правительство... Я сказал им сразу же после инаугурации: «Давайте сформируем в этом плане партнерство»… И вместе с внешними партнерами заставим правительство заняться реформами, а не их имитацией.

Свободная Европа: Президент Игорь Додон настаивал на проведении подлинных реформ?

Игорь Додон: Взять хотя бы прокуратуру – я неоднократно настаивал... Поддержали они меня в этом плане? Почему не заморозили финансирование, когда поняли, в чем там дело? А ведь европейцы поняли, что вся эта возня вокруг генпрокурора была сплошной игрой, что демократы схитрили с законом, на котором настаивали партнеры.

Свободная Европа: Еще раз, что именно поняли европейцы?

Игорь Додон: Они должны были понять, что конкурс на замещение должности был проведен с нарушениями законодательства. Я привел им все аргументы. Она закрыли на это глаза. Почему?

И так можно пройтись и по другим реформам. Что происходит в системе правосудия? Где их принципиальность: не дадим ни цента, пока не будет сделано то-то, то-то и то-то. В этом проблема. В том, что касается финансов, – это очень важно.

Свободная Европа: Да, если Молдова сможет выжить без финансирования извне, и если Россия готова компенсировать финансовую поддержку, которая до сих пор поступала от западных партнеров…

Игорь Додон: Мы должны – и я очень надеюсь, что это поймет и власть, если не сегодняшняя, то, по крайней мере, следующая, – мы должны научиться кормить себя сами. Почему в 2001-2007 гг. это было возможным, а сейчас – нет?

В парламенте очередного созыва будет чисто социалистическое большинство

Свободная Европа: Но вы с самого начала настаивали на том, чтобы у Молдовы было подписано соглашение с МВФ.

Игорь Додон: Я не против соглашения с МВФ.

Свободная Европа: А как насчет помощи со стороны Евросоюза?

Игорь Додон: Я против того, чтобы нас шантажировали извне, – если не сделаете того-то, тогда…

Свободная Европа: Но вы говорили, что реформы провести необходимо, а это же и есть одно из условий ЕС.

Игорь Додон: Сейчас они настаивают на политической системе, на избирательной системе, говорят, что в других странах работает смешанная система, и там проблем нет, а вот в Республике Молдова проблем по горло. Значит, они пытаются непосредственно вмешаться в политическую систему Республики Молдова.

Свободная Европа: Г-н Додон, решайте вы – и решайте эти проблемы изнутри.

Игорь Додон: Республика Молдова нуждается во внешнем финансировании, но не для сохранения власти и ее структур. В следующем году, когда сменится власть по итогам досрочных парламентских выборов, посмотрите – придет другое большинство, и я обещаю, я уже начал переговоры в этом плане – ежегодно будет минимум 500 млн – миллиард долларов.

Свободная Европа: Откуда?

Игорь Додон: Увидите.

Свободная Европа: Скажите, нам интересно.

Игорь Додон: Не обязательно от Евросоюза или от Международного валютного фонда.

Свободная Европа: От кого конкретно?

Игорь Додон: В мире есть еще деньги, есть и другие партнеры, готовые нам помочь.

Свободная Европа: Кого вы найдете?

Игорь Додон: И будут огромные инвестиции, и граждане это почувствуют. И не будет никаких условий, типа: «Поменяйте – или не поменяйте систему выборов, и мы предоставим вам 50 млн, или 20 млн – или не предоставим ничего».

Свободная Европа: Но никто же и не ставил таких условий – поменяйте систему выборов, и мы дадим вам денег.

Игорь Додон: Поставили условие – не менять. Накануне.

Свободная Европа: Вы сказали, что встречались с представителями Венецианской комиссии. Но они не говорят ни да, ни нет. Они оставляют на усмотрение суверенного государства определять, какую систему выборов предпочесть. Просто возникло много болезненных вопросов, например, относительно выборов на левом берегу Днестра, о том, как открывать избирательные округа, по-прежнему ли стремится наша страна стать демократическим, правовым государством...

Игорь Додон: Почему они не настаивают на генпрокуроре, а зациклились на избирательной системе?

Свободная Европа: Так настаивайте вы, вы же – глава государства.

Игорь Додон: Позвольте, но это важно! Почему они не настаивают на судебной системе, на других направлениях, которые незамедлительно дали бы максимальный эффект? Это означает вмешательство во внутренние дела, в политические проблемы страны. Поэтому скажу еще раз: со следующего года у нас будет другое парламентское большинство, которое найдет источники финансирования не только для латания штанов в правительстве, что происходит сегодня, ведь именно на это идут сегодня деньги, а найдет средства на конкретные инфраструктурные проекты, на повышение уровня жизни граждан. Вы это увидите.

За последние годы у меня было слишком много неудач. Надо уметь побеждать – но надо и достойно принимать поражения

Свободная Европа: Вы так и не сказали, откуда такие деньги… В следующем парламенте возможна мажоритарная коалиция между социалистами и демократами?

Игорь Додон: В следующем парламенте… Я не имею права говорить от имени социалистов, потому что эти ребята впервые, кстати, изменили законодательство Республики Молдова: четверть века президент имел право быть членом партии, но сейчас специально для Додона изменили закон – и теперь президент не имеет права быть членом партии... Но это их все равно не спасет.

Свободная Европа: Вы допускаете социал-демократическую коалицию?

Игорь Додон: В парламенте очередного созыва будет чисто социалистическое большинство.

Свободная Европа: Но если социалистического большинства не получится, вы будете искать партнеров?

Игорь Додон: Никаких «если». Будет парламентское большинство Партии социалистов.

Свободная Европа: Помню, в предвыборной кампании вы давали мне интервью, в котором заявили, что если станете президентом, то пригласите Майю Санду и предложите ей должность.

Игорь Додон: А я ее тогда и приглашал, с 13-го на 14-е ноября. Услышал я и ее ответ...

Свободная Европа: Но почему столько отравленных стрел в ее адрес?

Игорь Додон: Я не адвокат Майи Санду.

Свободная Европа: Ответьте тогда, как политик, – вы же стояли на площади рядом с нею, когда проходили протесты.

Игорь Додон: Я выступил с четким призывом к сплочению оппозиционных сил. Увы, они не достигли той степени политической зрелости, которая присуща, например, Марин Ле Пен, которая признала [поражение] и поздравила [президента с победой]… И это правильно, таким и должен быть подход.

Свободная Европа: Г-н Додон, на президентских выборах, где победили вы, за нее проголосовало свыше 40% избирателей.

Игорь Додон: За меня в 2011 году в муниципии Кишиневе проголосовали 49,7%.

Свободная Европа: У вас болит душа оттого, что вы тогда не победили, и точно так же переживает и она.

Игорь Додон: Мы оспорили результаты выборов в суде. Суд вынес решение в пользу действующего мэра. И на первом же заседании муниципального совета я поднялся, поздравил его и пожал ему руку, несмотря на то, что мы разделяем прямо-таки противоположные взгляды. Но это надо уметь делать.

…Не доросли они до этого. Но это их проблема. Пройдет время, и вы увидите, что они очень скоро исчезнут с политической сцены. Предлагаю ей еще раз попытаться в Кишиневе, осенью этого года или весной следующего.

Свободная Европа: Вы радуетесь поражению противника?

Игорь Додон: Я не радуюсь, я выдвигаю предложение.

Свободная Европа: Иногда политическим противникам стоит и поговорить, и поработать вместе на благо общества.

Игорь Додон: За последние годы у меня было слишком много неудач. Я в оппозиции с 2009 года, были многочисленные предвыборные кампании, 14 парламентских, муниципальных, местных, в Гагаузии, и т.д. Надо уметь побеждать – но надо и достойно принимать поражения.

Свободная Европа: Так вы на самом деле считаете, что внепарламентская оппозиция сейчас абсолютно неправа?

Игорь Додон: Они пытаются вести политическую игру.

Свободная Европа: А вы пытаетесь им помешать?

Игорь Додон: Нет. Я иду по обещанной гражданам формуле – и последователен в этом смысле. И всегда был последовательным, начиная с 2011 года, когда стал председателем Партии социалистов.

Есть много «доброжелателей» в кавычках, которые не хотят, чтобы у нас был дружественный диалог с Левобережьем

Свободная Европа: Вы подпишете все-таки указы по назначению новых министров? И как вам кажется, столько времени правительство работает без четырех министров – это разве нормально?

Игорь Додон: Я очень быстро подпишу указы об отставке любого министра, это я вам обещаю.

Свободная Европа: Но этого же не будет.

Игорь Додон: Будет, поверьте мне. Что же касается назначений, то мы будем предельно осмотрительными. Во-первых, кандидаты должны быть профессионалами. Меня не интересуют партийные критерии – человек должен быть ответственным. Если попытаются навязать мне ту или иную кандидатуру, тогда точно не миновать референдума о вотуме доверия президенту, который мы выиграем. Мы победим. А после этого, я думаю, парламентское большинство просто обязано будет сложить мандат и уйти. Где их примут – не знаю, но им придется уйти.

Свободная Европа: Сегодня много разговоров о том, что минобороны может возглавить бывший министр Гайчук. Это правда?

Игорь Додон: На этом этапе мы не обсуждали никаких кандидатур. Но г-н Гайчук, кстати, был послом в НАТО.

Свободная Европа: Да, был послом в Брюсселе и представителем при НАТО.

Игорь Додон: И министром обороны… Профессионалов много, я не хочу сейчас обсуждать конкретные кандидатуры.

Свободная Европа: И когда это случится?

Игорь Додон: Я считаю, что надо поторопиться, хорошо бы в ближайшие дни, недели определиться с министерством обороны, потому что там есть проблемы.

Свободная Европа: Что с приднестровской проблематикой, если вкратце? Со стороны тираспольского лидера Вадима Красносельского звучали заявления отнюдь не в пользу продолжения вашего диалога…

Игорь Додон: Есть много «доброжелателей» в кавычках, которые не хотят, чтобы у нас был дружественный диалог с Левобережьем. Таких найдется немало и на правом, и на левом берегах Днестра, и за пределами страны, я уверен. У меня, возможно, больше опыта, поэтому я и не поддаюсь эмоциям, когда звучат подобные заявления, – потому что нам есть что ответить на любое заявление.

В июне, не исключено, состоится заседание в формате «5+2»

Я воздержусь от этого, руководствуясь исключительно интересами жителей правого и левого берегов, а также стратегической целью по реинтеграции страны.

И – что касается Приднестровья... Есть несколько важных моментов, три блока очень важных проблем. Первое – речь идет о пакетном рассмотрении известных восьми пунктов, по четыре с каждой стороны. По некоторым из них наблюдаются определенные подвижки – по молдавским школам и земельным участкам идет активная работа.

И с нашей стороны есть предложения, они касаются регистрационных номеров приднестровских автомобилей, признания дипломов, восстановления телефонной связи. Поскольку они настаивают на четырех пунктах, мы пошли по такому же сценарию. Я встречусь с послом ОБСЕ в Кишиневе, обсудим этот вопрос. Я поднимал этот вопрос и в Москве с Карасиным. 10 мая состоялась подробная беседа на эту тему. И г-н Негуцэ обсуждал в Москве с г-ном Карасиным, в том числе, и эти вопросы.

Возможно, в ближайшие дни в Кишинев прибудет г-н Губарев, представитель Российской Федерации, с которым так же предстоит подробный разговор. Это первый блок проблем, и надеюсь, что диалог будет более активным, потому что в июне, не исключено, состоится заседание в формате «5+2». Второй блок связан с открытием совместного контрольного пункта «Первомайск-Кучурганы».

На первой же встрече с г-ном Красносельским я предложил исключить посредников и подписать контракт непосредственно между Молдавской ГРЭС и конечными потребителями

Свободная Европа: Речь шла о том, что в конце года этот совместный пункт пропуска заработает.

Игорь Додон: По моим сведениям, КПП должен вступить в действие в конце мая. Здесь, в Кишиневе, существует единая позиция по этому вопросу. Если говорить о единой стране, о реинтеграции, то и граница должна быть общей. Партнеры, коллеги из Приднестровья говорят об экономических рисках и огромных потерях бюджета. Я сказал г-ну Красносельскому, что и я готов, и мой советник по экономическим вопросам г-жа Горелова готова отправиться в Тирасполь и оценить все эти риски, посмотреть, что можно изменить в законодательстве Республики Молдова, чтобы свести потери к минимуму.

Например, они говорят, что с появлением молдавских таможенников на границе физическое лицо сможет импортировать товар всего лишь на 300 евро. Давайте введем европейские нормы – там предельная норма импорта товара составляет 900-1000 евро. И проблема будет решена.

Иными словами, есть четкие элементы, которые позволят снизить угрозу потерь. Да, они говорят об экономических рисках, но, скорее всего, имеют в виду политические риски. А это другой вопрос. Экономических рисков нет. А если и есть, то мы готовы свести их к минимуму.

И третье направление, естественно, связано с энергетической проблематикой. Известно, что до 1 апреля у нас был подписан контракт с Молдавской ГРЭС, который предполагал наличие посредника.

На первой же встрече с г-ном Красносельским я предложил исключить посредников и подписать контракт непосредственно между Молдавской ГРЭС и конечными потребителями в Республике Молдова. Они разделили эту позицию. Возможно, в ближайшее время мы вернемся к этому разговору.

Свободная Европа: А пока суд да дело, Молдова импортирует электроэнергию из Украины. Какими вам видятся отношения с Киевом? И насколько возможна встреча в верхах двух президентов?

Игорь Додон: Я считаю, что между нами произошел обмен посланиями на неофициальном уровне.

Свободная Европа: Вы обещали направить одного из советников в Киев, для обсуждения проблем с украинским руководством.

Игорь Додон: Будет советник в Киеве. Первая встреча или первый контакт, возможно даже рабочая встреча, состоится в Стамбуле на следующей неделе. В Стамбуле пройдет заседание глав государств Организации черноморского экономического сотрудничества. На 22 мая запланирована моя встреча с г-ном Эрдоганом, в ходе которой мы обменяемся мнениями по двухсторонним отношениям. Вы знаете, мы его ждали в первых числах мая, но приехал премьер-министр Турции. Возможна и встреча с г-ном Порошенко, в рамках которой обсудим двустороннюю повестку.

Свободная Европа: Вопросов еще очень много, и жаль, что время уходит так быстро. Спасибо, что пришли в кишиневскую студию Свободной Европы.

Игорь Додон: Я с удовольствием продолжил бы беседу, но должен идти вручать ордена и медали, государственные награды нашим исполнителям, которые представляли страну на Евровидении. Они добились ошеломляющего результата.

Свободная Европа: Заняли третье место.

Игорь Додон: Впервые в истории Республики Молдова. Я горжусь ребятами из SunStroke Project. Хочу поздравить их с этой победой. Действительно, они наши герои, всего лишь за один вечер они сделали для имиджа Республики Молдова столько, сколько не каждый посол сделает за всю свою дипломатическую карьеру.

Свободная Европа: Значит, они преподали урок кишиневскому политическому классу?

Игорь Додон: И политическому классу в том числе.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG