Linkuri accesibilitate

Игорь Додон: «Чем быстрее состоятся выборы, тем лучше для всех нас» (II)


Президент — о выборах, собственных полномочиях и краже миллиарда

Вторая часть интервью президента Республики Молдова. Первую часть читайте здесь.

Свободная Европа: Те, кто сейчас нас слушают, могут сказать, что наконец-то Игорь Додон говорит о необходимости компромисса президента с парламентом и правительством, а там, глядишь, они таки смогут договориться?

Игорь Додон: Кто захочет критиковать, тот повод найдет всегда – поставит здесь запятую, там уберет одну букву или добавит еще две... Это мы уже проходили. Но не получится, и вроде не получается с этим парламентом, как видно. Мы уже год и четыре месяца все воюем. К сожалению. И воюем институционально, чего не должно быть! Этому парламенту осталось еще три-четыре месяца, пять – от силы. Думаю, летом будет принято решение, и парламент назначит дату, самое позднее – летом назначит дату парламентских выборов. И все.

Если бы речь шла о премьер-министре, то я стопроцентно не подписал бы указ, даже если бы сейчас это была сама г-жа Гречаная!

Свободная Европа: И когда будут выборы?

Игорь Додон: Знаю, кто-то называл даже март, но я не думаю, что они рискнут назначить выборы на март. Если те, кто входит сегодня во власть, если Демпартия считает, что все идет отлично, то они ошибаются – нет, дела в стране идут далеко не так хорошо.

Вы бываете в глубинке, беседуете с людьми, вам ли не знать, что все очень плохо! Они могут говорить в парламенте, в правительстве: «Мы – самые лучшие, и все счастливы!» Но от этого люди счастливыми не станут, люди очень недовольны. Поэтому, я думаю, чем быстрее состоятся выборы, тем лучше для нас всех. Скорее всего, они пройдут в ноябре. Там три воскресенья – 11-е, 18-е и 25-е.

Свободная Европа: К другому: сегодня вы впервые – после восьми попыток! – не стали артачиться, и…

Игорь Додон: Восемь? Шесть!

Свободная Европа: Подсчитывали – восемь раз.

Игорь Додон: Подождите, министр обороны, потом еще пять... Всего – шесть.

Свободная Европа: Но не был же еще промульгирован и закон о борьбе с пропагандой, и…

Игорь Додон: Пропаганда – да... Значит, семь.

Свободная Европа: OK. Вы подписали указ о назначении г-жи Ифтоди министром юстиции, она уже и присягу приняла. Почему вы не были непреклонным?

Игорь Додон: Я знаю г-жу Ифтоди, и знаю давно. Я был вице-министром, когда она работала в правительстве, потом мы вместе работали в одной правительственной команде.

Свободная Европа: Да, но вы говорили, что не поддержите ничью кандидатуру, так как на первом плане была задача спровоцировать досрочные выборы.

Игорь Додон: Прежде всего, отказом назначить одного министра выборы не спровоцируешь. Если бы речь шла о премьер-министре, то я стопроцентно не подписал бы указ, независимо от кандидатуры, даже если бы сейчас это была сама г-жа Гречаная, при сложившихся-то обстоятельствах!..

Потому что я действительно считаю, что досрочные парламентские выборы должны состояться как можно быстрее. Г-жа Гречаная могла бы стать премьер-министром после выборов, если она не передумает, но я не думаю, что она этого захочет. Что же касается г-жи Ифтоди, то я ее знаю очень хорошо по предыдущему периоду. Хороший профессионал и технократ…

Свободная Европа: И она сможет руководить реформой системы юстиции?

Игорь Додон: Будет непросто, совсем непросто, но у нее есть опыт, и она же уже была министром юстиции. Она не была замечена в скандалах, в политической грызне, поэтому, учитывая риск назначения на эту должность другого человека, который превратит юстицию в политику – а такая угроза была в случае отклонения ее кандидатуры – со второй попытки могли предложить кого-то от партии, кто все эти годы занимался только политикой, и этот кто-то прошел бы через Конституционный суд, и т.д.

И вот когда стоишь перед выбором – между хорошим профессионалом, человеком, которого ты знаешь, который мог бы справиться… Мог бы – потому что зависит же не только от кандидата, зависит еще и от того, дадут ли ему работать, не станут чинить препятствия – но который мог бы справиться… Выбор между профессионалом – и политиком, который и в минюсте будет заниматься политикой, как и прежде…Разумеется, я выбрал первый вариант и подписал указ, который я считаю правильным.

Свободная Европа: А что она сможет сделать, ведь у правительства остался очень короткий мандат?

«Никаких разговоров о геополитике, о проблемах идентичности или идеологии. Жители Кишинева просто хотят жить лучше»

Игорь Додон: Как минимум, сделать все возможное для того, чтобы не стало еще хуже. Уверен, она сможет вести дела, потому что она – хороший администратор. Еще раз говорю: я ее очень хорошо знаю.

Свободная Европа: Каковы ставки на предстоящие местные выборы? Вы поддерживаете идею, что Кишиневу нужен другой мэр?

Игорь Додон: Тем, кто обладает парламентским большинством, очень не хотелось этих выборов. Мы поддерживаем досрочные выборы в Кишиневе, а о Бельцах не говорим.

Бельцы важны, но я сейчас говорю, что мы были за досрочные выборы в Кишиневе, не в Бельцах. Бельцы оставляем в стороне, потому что сейчас же найдется кто-то и скажет, что Додон хотел досрочных выборов в Бельцах…

В Кишиневе мы давно этого хотели, и неоднократно пытались спровоцировать выборы, в 2012 году организовали первую кампанию по сбору подписей в поддержку референдума. Наши усилия неоднократно пресекались, потому что в городе – давайте честно это признаем, и об этом говорят даже те, кто выбирал бывшего градоначальника – полный хаос. Хорошо, что дело дошло до досрочных выборов. Плохо, что этого не случилось раньше – год, два или три года назад.

Какие сейчас ставки? Очень высокие. Прежде всего, не столько административные, потому что остается лишь год до очередных выборов, следующие всеобщие местные выборы пройдут в 2019 году. По сути, новые мэры получат мандат лишь на полтора года – и в Кишиневе, и в Бельцах.

Свободная Европа: Если не административные, значит, политические ставки?..

Игорь Додон: Я думаю, прицел больше на осенние парламентские выборы. У тех, кто получит хороший результат на выборах в Кишиневе, больше шансов на хороший старт в осенней избирательной кампании. Думаю, ставки, скорее, политического характера – но эмоциональные. Добился хорошего результата в Кишиневе, вышел во второй тур – все, это большой плюс к парламентским выборам.

Свободная Европа: Кто-то из политических игроков говорит, что нет ничего неожиданного в решении социалистов предложить кандидатуру г-на Чебана на пост мэра Кишинева.

Игорь Додон: А кого мы должны были предложить, Додона?

Свободная Европа: У Плахотнюка сейчас два «токсичных» кандидата в Кишиневе – Ион Чебан и Сильвия Раду.

Вот Путин получил 76 или сколько там процентов? 77%? Значит, несогласных 23%. И это в стране, где есть национальный консенсус

Игорь Додон: Думаю, что подобные оценки и комментарии будут – и их будет много. Но когда их не было? Что важно сейчас для Кишинева? Я говорил это и накануне, когда выдвигалась кандидатура Иона Чебана. И даже просил его: «Никаких разговоров о геополитике, о проблемах идентичности или идеологии. Неважно, на каком языке говорят кишиневцы. Жители Кишинева просто хотят жить лучше». Поэтому я обещаю, что со стороны кандидата от Партии социалистов геополитики не будет!

Свободная Европа: Вы же уже не руководите Партией социалистов.

Игорь Додон: Они говорят, что я их неофициальный лидер.

Свободная Европа: И вы будете участвовать в избирательной кампании, поддерживая Партию социалистов?

Игорь Додон: Честно скажу, я лично приложил немало усилий и здоровья для того, чтобы поднять эту партию. В декабре 2011 года, когда я стал ее председателем, когда мне доверили руководство этой партией, она существовала практически только на бумаге. Но с 0,1% она достигла сегодняшнего положения, скажу это без ложной скромности.

Разумеется, попытка демократов отдалить меня от партии – они надеялись, что без меня Партия социалистов покатится вниз, что начнется борьба – кто первое лицо в партии, кто будет председателем партии… Они на это редкие мастера! Мастера плести интриги, сталкивать лбами – и все, партии нет, а для них все OK.

Но нам удалось консолидировать партию, мы предложили Зинаиду Гречаную, ее кандидатуру приняли – и команда держится. Я говорил, по-моему, даже здесь, в вашей студии, что еженедельно провожу заседания с коллегами по партии; каждую неделю минимум полдня мы подробно обсуждаем все проблемы.

Свободная Европа: Да, но это же и повод упрекнуть вас в том, что вы являетесь президентом не всех граждан, а только членов и сторонников Партии социалистов.

Игорь Додон: Я думаю, сейчас больше тех, кто просто симпатизирует Партии социалистов, несмотря на то, что у ПСРМ и без того очень широкое репрезентативное поле. Мы обсуждали этот риторический вопрос: можно или нельзя быть президентом всех граждан? Ни в одной стране нет такого. Вот Путин получил 76 или сколько там процентов? 77%?

Свободная Европа: 76,5.

Игорь Додон: Значит, несогласных 23% с лишним. И это в стране, где вроде бы есть национальный консенсус. А что, в США есть национальный консенсус в том, что касается лидера? Нет!

Но в этом и состоит демократия. Если бы за одного человека проголосовали 100%, то это бы уже не было демократией. Это невозможно.

Свободная Европа: Так вы будете вести в этом году кампанию в поддержку Партии социалистов?

Игорь Додон: Мы еще не решили окончательно, потому что вначале надо разобраться с Кишиневом и Бельцами. У нас будет своя кандидатура и в Бельцах; кандидат с реальными шансами.

Только аппарат президента не контролируется правящей сегодня Демпартией и ее руководством

Свободная Европа: И когда вы объявите кандидата?

Игорь Додон: Я хотел предложить этого кандидата еще в 2015 году, но, учитывая, что это однофамилец бывшего мэра, мы решили этого не делать, чтобы не вводить избирателей в заблуждение. Это Александр Усатый, руководитель Бельцкой организации, он был вице-мэром Бельц, а сейчас является муниципальным советником.

Свободная Европа: Его вы и собираетесь выдвинуть?

Игорь Додон: Возможно. Я сказал: «Рассмотрите все возможные варианты – и хорошо все взвесьте». Я, как экономист, как профессионал, как технократ перед тем, как принять решение, основательно изучаю вопрос. Так и в Кишиневе – провели опросы, посмотрели ситуацию, взвесили шансы, изучили потенциал. Так же и в Бельцах.

Свободная Европа: Г-н президент, когда я бываю в селах и встречаюсь с людьми, то очень многие говорят, что власть не дает вам делать больше. А в чем именно мешает вам власть?

Игорь Додон: Если сравнить полномочия г-на Тимофти с моими, то мои усечены если не вдвое, то очень сильно! Тимофти курировал Службу информации и безопасности, Службу государственной охраны, и при Тимофти власть никогда не позволяла себе назначать министров через Конституционный суд, потому что они как-то договаривались – уж и не знаю, как. Тимофти соглашался…

Можно пойти дальше: они законодательство как-то там меняют, с министерством обороны, еще что-то... Давайте посмотрим, что произошло со мной – и почему? И это ответ на многие вопросы. Почему, коли Додон избран президентом напрямую народом, а не парламентом, ему сократили полномочия?

Свободная Европа: Что бы вы хотели сделать – и не можете?

Игорь Додон: Ответ один. Только аппарат президента не контролируется правящей сегодня партией, Демпартией и ее руководством. Это единственный ответ.

Свободная Европа: Еще раз: что вы предлагаете, но не можете сделать?

Игорь Додон: Есть два варианта дальнейших действий. Один вариант – парламентское большинство, которое работает в единой связке с президентом и правительством. Что это значит? Законодательные инициативы, с которыми выходит Додон. Например, мы предложили разобраться с миллиардом. Как быть с миллиардом? Почему мы должны платить эти 25 миллиардов?

Президент отвечает за внешнюю политику, безопасность и оборону. Он должен назначать кандидатов по этим трем направлениям

Свободная Европа: А вам лично-то хотя бы понятно, что происходит с расследованием дела об исчезнувшем миллиарде?

Игорь Додон: Мне ясно. Первый момент – нужна единая команда президента с парламентом и правительством, потому что недавно Воронин или кто-то говорил, что он был лучший из президентов... Но я хочу напомнить Воронину, что он пользовался наибольшим доверием со стороны населения, и он располагал конституционным большинством. А как он распорядился конституционным большинством? Что он сделал?

Свободная Европа: Вы когда-то очень уважали Воронина.

Игорь Додон: Я говорю, что он один из лучших президентов Республики Молдова, но, в то же время, он сильнее всех остальных предал избирателей в 2009 году, когда у него было 60 мандатов.

Или есть другой вариант: если не удастся, чтобы парламент, правительство и аппарат президента работали в одной команде, то давайте пересмотрим компетенции. Президент, согласно Конституции, отвечает за внешнюю политику, за вопросы безопасности и обороны. Как минимум по этим трем направлениям президент должен иметь право высказаться. Он должен назначать кандидатов по этим трем направлениям, чтобы обеспечить какое-то равновесие.

Посмотрите на другие парламентские страны, вот рядом с нами парламентская Украина – там министра иностранных дел предлагает президент. Глава СИБа чья кандидатура? Президента! Там и Нацбанк есть.

Свободная Европа: Я спрашивала, что бы вы хотели сделать – и не можете…

Иорь Додон: Ну, речь идет о десятках инициатив!.. Десятки инициатив были выдвинуты мною, и в сфере пенсионного обеспечения, и в экономической области много инициатив, и в том, что касается… Вот сейчас они дали отрицательное заключение по инициативе с изучением месторождений, о том, чтобы не было ситуаций, когда всю страну перекопают и сдадут в концессию. Много, очень много отклоненных инициатив... Те, что выгодны действующему парламентскому большинству, они приняли – и выдают их за собственные!

Свободная Европа: Исчезнувший миллиард будет найден?

Наверняка Дрэгуцану что-то специально вписал в этот контракт

Игорь Додон: Только после выборов можно ожидать каких-то продвижений, потому что, посмотрите, мы созвали заседание Высшего совета безопасности – и что из этого получилось… Во-первых, они опять его бойкотировали безо всяких аргументов, потому что президент может предложить вопросы к рассмотрению, и любой член ВСБ может предложить свою повестку, поверьте, любой вопрос, включая армию в Приднестровье… Если бы предложил премьер-министр, они наверняка сказали бы: «Согласны!» Но ведь любой член совета может предложить вопросы к обсуждению.

Свободная Европа: Вы имеете в виду российскую армию, дислоцированную на левом берегу Днестра?

Игорь Додон: Да, о которой и шла речь, но они не пришли... Пришел наш главный банкир и сказал: «Я не могу предоставить в ваше распоряжение отчет компании Kroll». Я удивился: «Как это, не можете предоставить президенту страны и членам Высшего совета безопасности?» – «Именно так, не можем». – «Но почему?» – «Потому что так прописано в контракте!» – «А кто включил такое положение в контракт? Давайте посмотрим контракт». – «Мы не можем представить вам контракт, это не положено».

Как вам это нравится?! Наверняка Дрэгуцану что-то специально вписал в этот контракт – я только так это понимаю…

Свободная Европа: То есть, следы миллиарда постепенно исчезают?

Игорь Додон: Ничто сейчас не исчезает в нашем обществе. Мы на таком этапе развития, когда ничего абсолютно не исчезает, и все будет найдено.

XS
SM
MD
LG