Linkuri accesibilitate

Игорь Додон: «Нельзя вносить в Конституцию европейскую интеграцию, завтра евразийскую, послезавтра еще что-то…» (II)


Бюст Ленину в Тирасполе

О геополитических векторах развития и приднестровском урегулировании

Первая часть интервью Игоря Додона

Свободная Европа: Вы обещали чаще встречаться с главой Приднестровья Вадимом Красносельским, но, по всем признакам, с его стороны – все больше отравленных стрел в вашу сторону, нежели желания обсуждать проблемы?

Игорь Додон: У нас в прошлом году были две встречи, и встречи хорошие. Получат ли они продолжение, или нет, – посмотрим, решим... Они считают, по крайней мере, так заявляли публично, что чаще хотят встречаться с Демпартией.

Свободная Европа: Почему?

Игорь Додон: По моим данным, в прошлом году состоялись встречи между главами Демпартии и тираспольского «Шерифа». Меня их повестка не интересует, скажу честно.

Свободная Европа: И куда могут завести эти переговоры?

Игорь Додон: Я не хочу, чтобы основой для приднестровского урегулирования стали келейные бизнес-интересы и т.п. Решение приднестровского вопроса возможно, если все будет прозрачно, гласно, в формате «5+2».

Свободная Европа: Но вы допускаете возможность каких-то договоренностей за закрытыми дверями

Игорь Додон: Не хотелось бы верить в это, но, вероятно, это довольно реально – что кто-то пытается обсуждать в других кулуарах. И когда я слышу заявления о том, что им очень хочется обсудить приднестровский вопрос на Высшем совете безопасности, так и подмывает спросить: но вы же недавно встречались и на мосту, и где-то еще... Конечно, если хотите обсудить, то давайте! Поговорим, посмотрим.

В повестке великих держав Молдова могла бы появиться с 2019 года

Свободная Европа: А почему вы говорите «они» и «мы»?

Игорь Додон: Вы задали вопрос – я ответил. И все. Я от души желаю, и говорил предельно простые вещи и в прошлом году, что если наши друзья на левом берегу хотят обсудить решение приднестровской проблемы, поговорить о том, как решаются проблемы людей – я готов. Но если кто-то хочет обсудить какие-то схемы – это не ко мне. Меня абсолютно не интересуют никакие схемы. Напротив, я хочу уничтожить все их схемы, хочу, чтобы их не было.

Свободная Европа: Вы обещали демонтировать целый ряд схем, но этого сделать вам не удалось.

Игорь Додон: Ну, например, то, что связано с электроэнергией, – уже нет больше посредников, и 70% приобретается без них...

Свободная Европа: Это единственный, кажется, случай, по которому возможен диалог?

Игорь Додон: Тем более, что речь идет о публичных деньгах, это главный вопрос, связанный с электроэнергией… Известно, что до апреля 2017 года, если память мне не изменяет, много разговоров было о посреднике – так вот, его больше нет. Поэтому я считаю, что по этому направлению многое удалось сделать.

Свободная Европа: А другие схемы, по другим сегментам?

Игорь Додон: Чтобы идти дальше, необходимы соответствующие инструменты, связанные с прокуратурой, таможней – всему свое время. Моя позиция: я считаю, что приднестровский вопрос решить можно, но его необходимо рассматривать публично, в формате «5+2». Политическое решение должно стать дипломатическим успехом всех сторон.

Это не может быть российский проект – с ним не согласятся остальные. И это не может быть, например, американский проект урегулирования – с ним тоже не согласятся остальные. Это должен быть, в первую очередь, наш проект, проект молдаван.

Мы должны убедить партнеров, что считаем это решение оптимальным, – и двигаться вперед. Я считаю, что необходимость истории успеха между Россией и Западом в этом регионе становится все более реальной.

Я обсуждал это и с г-ном Путиным, и с лидерами Запада. Я оптимист в том, что связано с диалогом, и я считаю, что в повестке великих держав Молдова могла бы появиться, начиная с 2019 года, – в качестве моста, где можно найти разрешение существующих проблем.

Свободная Европа: Вы полагаете, что Запад и Россия найдут компромисс по этому вопросу?

Игорь Додон: Да. Я считаю, что Западу и Российской Федерации необходимо будет в ближайшее время – после выборов в России, после наших выборов, а будут еще и выборы в США, в сентябре, если не ошибаюсь, – необходимо будет найти точки соприкосновения в этом регионе. Здесь, конечно, много проблем, но необходимо продемонстрировать историю успеха.

Давайте реально смотреть, где это возможно. Украина – ситуация там непростая, в других точках – тоже все непросто. Я считаю, что здесь, в Республике Молдова, это трудно, но найти компромисс реально.

Свободная Европа: Многие знатоки приднестровского досье считают, что с назначением спецпредставителем ОБСЕ Франко Фраттини, который состоит в хороших отношениях с г-ном Лавровым и г-ном Путиным, возможно, именно он станет тем человеком, который разморозит диалог…

Игорь Додон: Я думаю, что это может стать дополнительным элементом к сказанному мною. Я чувствую и знаю, что есть определенные намерения в этом смысле, потому и сказал...

Свободная Европа: С чьей стороны?

Не надо зацикливаться на Москве, на Киеве или Брюсселе, на ОБСЕ или на ком-то еще. Надо работать всем вместе

Игорь Додон: Со всех сторон. Потому я и сказал, что 2019 год станет годом появления этой «открывшейся калитки».

Свободная Европа: Г-н президент, долгие годы шла речь о том, что ключ урегулирования приднестровского конфликта находится в Москве. Сейчас вы сказали, что Россия и Запад могут договориться и найти устойчивое решение приднестровского конфликта…

Игорь Додон: Если бы ключ был в Москве, проблема была бы решена в 2003 году. Если бы ключ урегулирования был в Москве…

Свободная Европа: Вы имеете в виду план Козака и приезд г-на Путина в Кишинев для подписания меморандума?

Игорь Додон: Те, кто нас слушает и читает, понимают, о чем идет речь. Это предельно ясный пример того, что ключ урегулирования приднестровской проблемы не может находиться в той или иной столице, на Востоке или на Западе.

Это должна быть история успеха, и успеха дипломатии всех сторон. Каждый должен видеть свой вклад. И тогда нам это удастся сделать.

Свободная Европа: Когда заходит речь о решении приднестровской проблемы, решительнее, чем когда-либо, сейчас ведет себя Украина. Как вы оцениваете роль Киева в приближении долгожданного урегулирования?

Игорь Додон: Киев – важный партнер в формате «5+2», который был очень активным. Разумеется, от позиции Украины очень многое будет зависеть.

Свободная Европа: А что конкретно может сделать сейчас Украина?

Игорь Додон: Украина в формате «5+2» может помочь нам найти компромисс. Думаю, что то, что происходит в последнее время, – я очень надеюсь, что это важный посыл.

Свободная Европа: И на чем основывается поддержка со стороны Украины?

Игорь Додон: Не надо говорить сейчас о Москве, об Украине…

Для нас важно иметь платформу, принципы, по которым нам хотелось бы достичь урегулирования, и в отношении этих принципов политического урегулирования нам необходимо определиться между собой, дома, согласны ли мы с ними.

Потом – предложить коллегам из Приднестровья и посмотреть, согласны ли они с ними. А затем вынести этот проект для обсуждения партнерами. Обсудить с каждым в отдельности и всем вместе – и двигаться вперед. Это единственная возможность.

Не надо зацикливаться на Москве, на Киеве или Брюсселе, на ОБСЕ или на ком-то еще. Надо работать всем вместе.

Свободная Европа: Но разговора с вашим украинским коллегой еще не было – за все то время, что вы являетесь президентом Республики Молдова.

Игорь Додон: Нет, не было.

Свободная Европа: И не предвидится?

Игорь Додон: Всему свое время.

Свободная Европа: Свое время – это что значит? Через месяц, через год?

Игорь Додон: Все будет в свое время.

Свободная Европа: С [президентом Румынии] г-ном Йоханнисом вы тоже не встречались?

Когда состоятся встречи с г-ном Плахотнюком, если они состоятся, то все будет открыто, гласно, в президентской резиденции

Игорь Додон: Я его пригласил, он обещал – «когда придет время». Согласен, значит, когда придет время – пойдем дальше.

Свободная Европа: Вы говорили, что у вас насыщенный график на этот год, запланировано много зарубежных поездок, а также ряд мероприятий здесь, дома. Насколько я поняла, вы собираетесь совершить поездку и за океан?

Игорь Додон: Да, такие планы есть. В 2018 году в Кишиневе состоится Всемирный конгресс семей, я встретился с президентом конгресса Брайаном Брауном, который приезжал в Кишинев…

Свободная Европа: Вы приняли его в Кишиневе.

Игорь Додон: … несколько недель назад, и он предложил в контексте подготовки к этому событию, намеченному на 13-16 сентября в Кишиневе с участием делегаций примерно из 50 государств – и католических, и православных – провести ряд мероприятий за пределами Молдовы. Например, одно из первых мероприятий состоится в конце марта в Греции, на Афоне; также запланированы встречи с представителями руководства этой страны. Намечены аналогичные мероприятия в Соединенных Штатах Америки. Предварительно, возможно, в июне-июле, мы рассматриваем и такой сценарий, и если будет соответствующее приглашение, то, конечно же, я туда поеду и надеюсь встретиться и с руководством США.

Свободная Европа: В том числе с главой Белого дома г-ном Трампом?

Игорь Додон: Пока мы не будем говорить, с кем именно, – когда уточним программу поездки, повестку, которая будет предложена нам в США, тогда и станет ясно, с кем именно предстоят встречи.

Свободная Европа: А другие визиты – куда вы еще собираетесь?

Игорь Додон: Запланирован ряд поездок – и в пределах страны, и за рубеж, как на Восток, так и на Запад. График довольно плотный.

Свободная Европа: В Москву вы когда собираетесь?

Игорь Додон: Возможно, в ближайшее время.

Свободная Европа: С г-ном Путиным встретитесь?

Игорь Додон: Возможно, в ближайшее время.

Свободная Европа: Давайте немного поговорим о «домашних» встречах. С г-ном Плахотнюком вы встречались, беседовали? Были хотя бы такие намерения?

Игорь Додон: Когда состоятся встречи с г-ном Плахотнюком, если они состоятся, то все будет открыто, гласно, в президентской резиденции, я об этом уже говорил. Я обязательно приглашу на встречу представителей политических партий или руководство парламентских и непарламентских партий. На данном этапе, если говорить о Демпартии, мы ведем диалог на уровне учреждений. На уровне премьер-министра и председателя парламента.

Свободная Европа: Вам известно, кто будет новым председателем Конституционного суда?

Игорь Додон: Нет, мне это неизвестно, и это меня интересует...

Свободная Европа: Много разговоров о г-не Поалелунжь. Как вы считаете, это реальный вариант? Кандидатура подходящая?

Игорь Додон: Я ничего об этом не знаю, слышал только то, что обсуждается в СМИ. Но очень надеюсь, что следующим председателем КС будет профессионал, человек, которому не безразличны интересы и государственность Республики Молдова.

Свободная Европа: А г-на Поалелунжь вы бы как охарактеризовали?

Игорь Додон: У меня с ним не было никаких контактов за это время, я не занимался правовыми вопросами, читал только то, о чем пишут СМИ, поэтому не могу сейчас давать никаких оценок. Когда познакомимся, я дам свою характеристику.

Свободная Европа: Как вы оцениваете управление делами в столице? Мэрию возглавила Сильвия Раду, ваша хорошая знакомая…

Игорь Додон: Я очень хорошо знаю Сильвию Раду, еще с тех пор, когда она возглавляла одно из стратегических предприятий, а я курировал энергетический сектор, будучи министром и вице-премьером в 2008-2009 гг., поэтому пересекались мы довольно часто. Что ж, это настоящий профессионал, хороший руководитель и менеджер. Что же касается дел столичных, то я думаю, что еще рано давать оценки, хвалить или ругать. Я лишь отмечу, что в прошлом году впервые муниципальный бюджет был принят [в срок], – и это хорошая новость.

Свободная Европа: И, возможно, она доведет мандат до конца?

Игорь Додон: Бюджет муниципия был утвержден не без участия и огромного труда со стороны моих коллег из фракции социалистов – крупнейшей в муниципальном совете. По сути, именно фракции принадлежит главная роль в этом деле. А в целом же, если говорить о муниципии Кишинев, то я считаю, что логично и целесообразно провести досрочные выборы.

И это реально! Если бы подал в отставку тот, кто явно нарушал законодательство в течение десяти лет, я говорю о г-не Киртоакэ, это был бы достойный шаг – уйти в отставку и спровоцировать досрочные выборы в столице. Это оптимальный вариант.

Свободная Европа: Республика Молдова ухудшила позиции по Индексу демократии, хотя многие говорят, что демократия у нас всегда была ущербной. Значит ли это, что власть отказалась от идеи создания демократического, правового государства? Как вы считаете?

Сторонники европейской и евразийской интеграции разделились поровну

Игорь Додон: Скатилась вниз под руководством кого? Так называемых проевропейских партий, которые хотят закрепить в Конституции европейский вектор развития. И куда мы катимся?..

Свободная Европа: А почему вы такой ярый противник этой идеи?

Игорь Додон: Какой идеи?

Свободная Европа: Внести в Основной закон европейский вектор развития страны.

Игорь Додон: Потому что это неправильно, я считаю. Сегодня придут одни и что-то внесут в Основной закон, завтра придут другие – и тоже захотят что-то там закрепить. В Конституции Республики Молдова должно быть сказано предельно ясно: интересы народа – превыше всего. Так это и есть в Конституции. Вводить в Основной закон политическую, партийную идеологию кого бы там ни было недопустимо. И уж тем более – с учетом расколотого общества, какое у нас в Молдове.

Свободная Европа: Вы считаете, европейская интеграция – это идеология?

Игорь Додон: Ну, некоторые партии восприняли ее как свою идеологию. Достаточно посмотреть политические программы партий, которые возвели ее в ранг идеологии. Но закреплять это в Конституции недопустимо.

Если уж так пошло, то давайте проведем референдум, но в расколотом обществе – и я буду настаивать на этом – нельзя сегодня вводить в Конституцию европейскую интеграцию, завтра евразийскую интеграцию, послезавтра еще что-то… Нужно избегать таких вещей. Наша большая проблема – это геополитическая борьба, которой вот уже 26 лет. Надо это признать. И те, кто видят в евразийской интеграции единственное решение, их 40-45%, в зависимости от опроса, а остальные 40-42%…

Свободная Европа: Сейчас чисто сторонников евроинтеграции выросло.

Игорь Додон: Хорошо, пусть будет 45. Значит, 45 на 45, сторонники европейской и евразийской интеграции разделились поровну. Так вот, я считаю, что будет очень трудно убедить одних идти в Евразийский союз, или других – в Европейский союз. Но давайте попытаемся выяснить, что объединяет нас всех.

За 26 лет геополитической борьбы мы лишились трети населения. Мы потеряли полтора миллиона граждан. А дальше – что?

А всех нас объединяет интерес к собственной стране. Если можно взять что-то хорошее из соглашений с Евросоюзом для улучшения ситуации в Молдове, для активизации борьбы с коррупцией, – давайте сделаем .это; если можно воспользоваться рынками Евразийского союза – почему нет? Я этого и хочу на 2019 год: чтобы политики и парламентское большинство с правительством не были проевропейскими или пророссийскими. Хочу, чтобы они были промолдавские.

Свободная Европа: Но президент Додон часто настаивает на том, что, вот, когда к России перейдет председательство в Евразийском союзе, тогда Молдова наверняка получит статус наблюдателя…

Игорь Додон: Вот именно – наблюдателя, а не члена. Статус наблюдателя не налагает никаких обязательств, но позволяет рассчитывать на…

Свободная Европа: И никакого референдума вы не проводите, с народом не консультируетесь, как того требуете в случае европейской интеграции.

Игорь Додон: Позвольте, но мы не входим в Евразийский союз.

Свободная Европа: И в ЕС Молдова не скоро вступит.

Игорь Додон: Если бы мы завтра провели референдум с вынесением на него следующих вопросов: первый – Европейский союз; второй – Евразийский союз, и третий – хорошие отношения с Европейским союзом и восстановление отношений с Россией и Евразийским союзом – то я уверяю вас, что за третий вариант проголосуют 80% граждан Республики Молдова.

Свободная Европа: Возможно.

Игорь Додон: И мы должны это сделать, мы, политики. В первую очередь мы должны это сделать. На определенном этапе, не хочу провозглашать лозунгов типа «прекратите политические войны», но геополитическим войнам точно надо положить конец. Давайте займемся Республикой Молдова, потому что со всеми этими войнами мы забыли о ней, оставили внутренние проблемы на самотек. А люди уезжают.

Вы ездите по районам и видите: каждый день люди покидают страну, и за эти 26 лет геополитической борьбы мы лишились трети населения. Мы потеряли полтора миллиона граждан. А дальше – что?

Свободная Европа: Но вы же не отказались от идеи привести Молдову в Евразийский союз?

Игорь Додон: Я предельно четко сказал, как президент при исполнении мандата, я сторонник политики за Молдову и власти про-Молдова. Президент Республики Молдова не должен быть про-евразийцем или про-европейцем. Как специалист, разумеется, я вижу преимущества евразийского рынка, но как государственный человек, как президент Республики Молдова понимаю, что нужно заняться нашими проблемами и извлекать выгоду из сотрудничества как с Востоком, так и с Западом.

Свободная Европа: Социалисты пытались добиться расширенных полномочий для главы государства. Что с собранными подписями?

Не верить обещаниям, пустым словам, пакетам с продуктами, которые уже начали заготавливать, сладким речам...

Игорь Додон: Сейчас собрано около 950 тыс. подписей, приближаемся к миллиону. Думаю, эта кампания продлится до начала апреля, после чего состоится расширенное заседание актива Партии социалистов, мы выйдем с проектом внесения изменений в Конституцию, который внесем в парламент. Далее посмотрим, как все пойдет. В запасе у нас есть и другие подготовленные акции.

Свободная Европа: Что бы вы хотели сказать гражданам Республики Молдова? Вы говорили о возможности выхода на баррикады, об угрозе гражданской войны. Говорили, что можете вывести людей на улицу. К чему готовиться?

Игорь Додон: Мой месседж предельно прост и понятен. Прежде всего, не поддаваться на провокации, на которые нас будут подбивать. Несмотря на все, что случилось, я не поддался на провокации последних месяцев – при всех временных отстранений от должности и прочего. Я тоже мог вывести людей на улицу, но я понимаю, что любое резкое движение может привести к дестабилизации, а начавшуюся дестабилизацию остановить трудно.

Мы все живем в Республике Молдова. У меня дети, которые ходят в школу, младшего собираюсь весной отдать в садик… И у вас есть дети, есть родные, и т.д. Я против дестабилизации, потому что я вижу, что происходит в других уголках планеты. Поэтому первый мой посыл таков: не поддавайтесь на провокации, откуда бы они ни исходили, –слева, справа, из-за Прута или из-за Днестра. Не поддаваться на провокации!

Второе: быть предельно внимательными в этом году, не верить обещаниям, пустым словам, пакетам с продуктами, которые уже начали заготавливать, сладким речам, которыми постараются купить избирателей. Давайте четко и ясно проанализируем то, что произошло за последние восемь-девять лет.

Мы еще поговорим о предвыборной кампании, сейчас никаких призывов «голосуйте или нет» с моей стороны не будет. Но это определяющий год, от которого многое зависит. Не все то золото, что блестит. Не верьте тем, кто бьет себя кулаком в грудь и выдает себя за такого демократа из всех демократов, за такого европейца из европейцев – вспомните, где мы оказались по их милости. Лично я обещаю сделать все возможное для того, чтобы в этом году я не стал фактором дестабилизации, обещаю не стать источником провокаций, а напротив, буду пытаться утихомирить страсти.

С какой бы стороны ни исходили попытки дестабилизации, даже связанные с унирей, с маршем унионистов, – я буду сдерживать, успокаивать. Тем более, что уже раздаются призывы: «Давайте и мы 25 марта выйдем на площадь!». Нет и еще раз нет, этого делать не надо. Потому что это шаг в сторону дестабилизации, а дальше будет еще труднее.

XS
SM
MD
LG