Linkuri accesibilitate

В Приднестровье стартовал проект по поддержке гражданской и независимой журналистики


В Приднестровье гражданскими активистами информационно-правового Центра «Априори» запущен проект по поддержке гражданской и независимой журналистики. Авторы идеи надеются, что это поможет людям обмениваться и получать общественно-значимую информацию, повышать правовую грамотность и более детально изучать общественные процессы. Предполагается, что центр будет выпускать мультимедийный контент. К сотрудничеству приглашаются блогеры, журналисты и гражданские активисты. Подробнее о проекте, его целях и задачах рассказал руководитель Центра «Априори» Евгений Дунаев.

–​ Евгений, почему вы решили запустить пилотный проект?

– Мы действительно наблюдали активность наших блогеров, людей, проявляющих активную гражданскую позицию, которые пытаются разобраться в том, что они не понимают, в том, что происходит в стране, и почему это так происходит. Обычно это публикуется в фейсбуке, человек пишет, вот, случилось такое-то, помогите объяснить, отчего все происходит именно так. Он пытается разобраться. Кто-то ему помогает, кто-то что-то говорит, в итоге появляются слухи, полуинформация, развивается такой псевдодиалог, но на самом деле мало основанный на фактологической и содержательной составляющей.

Мы решили, что можем поддерживать гражданскую журналистику в каких-то простых материалах

И именно поэтому мы думали о концепции, понимая, что мы [Центр «Априори»] не сможем покрыть весь спектр событий в общественном секторе, представляющих общественный интерес. Поэтому мы попытались актуализировать это движение, которое и так есть у населения. Гражданская журналистика в Приднестровье практически отсутствует, но в целом этот инструмент довольно хороший. Мы даже сами взялись: были прецеденты. Люди публиковали странные квитанции об оплате за детсады. Мы стали разбираться в этой ситуации, и в итоге дошли до того, что подали жалобу в суд на действия городской администрации, которая отказалась нам выдать информацию, которую мы у нее запрашивали, связанную с этой темой.

Мы пришли к мнению, что это делать можем не только мы, это может делать каждый гражданин – обращаться за информацией. Может и, в общем-то, должен на самом деле, иначе какой же он гражданин, если он не знает, что происходит в его стране? Вот так этот проект и родился.

–​ Это будет исключительно гражданская журналистика?

– Когда готовили проект и вообще планировали финансирование, думали, как у нас будет работать служба, то добавили очень большой кластер, хотим посмотреть, как он сработает. Там, на самом деле, есть не только гражданская журналистика. С одной стороны, мы решили, что можем поддерживать гражданскую журналистику в каких-то простых материалах, событиях, какой-то ЖЭК собирается против какой-то стройки, которая происходит на его территории. Какой-то независимый журналист может посвятить дополнительное время изучению проблемы, благодаря тому, что мы можем ему это оплатить: какое рас следование сделать, расковырять какую-то информацию дополнительно и представить это общественности, чтобы люди могли быть информированы.

Ну и третий аспект – это юристы, одно из наших направлений деятельности, повышение правовой грамотности. Мы часто стакиваемся с юристами, практикующими, которые говорят, что у них был такой-то кейс, или вот у нас есть такой-то казус юридический. И это ненормально, потому что одно дело – это если говорить о кейсах – судебная система не очень хорошо работает, и это проблема для общества. Или если мы говорим о законодательных или нормативных казусах, это тоже ненормально, что они есть, это все продолжается.

Был прецедент, когда приходил парень и говорил, что у нас есть проблемы в армейских нормативных актах, и он обращался в конституционный суд, чтобы это решить. Там ему отвечали, что не готовы браться за это дело, потому что у него нет резонансности. То есть нужен резонанс, чтобы это решать. Наверное, у нас много таких проблем, и выбор – за какие можно браться, связан с резонансом. Поэтому я думаю, что наш проект в этом тоже может помочь.

КГБ приходит, переживая, что мы какую-то частную информацию запрашиваем и хотим ее кому-то передать

–​ Как вы считаете, в Приднестровье сегодня созданы условия для развития гражданской и независимой журналистики?

– Мне кажется, прелесть гражданской журналистики в том, что ей не нужны условия. Единственное, что – да, есть проблемы с доступом к информации. Одно дело, когда ты просто говоришь, что вот, прошел митинг, а другое, когда ты пытаешься отразить вопрос, горячо обсуждаемый в обществе, например, насчет дресскода для посещения государственных структур.

Я встречал массу негативных реакций на эту странную норму, которая у нас сейчас практикуется. В фейсбуке был описан такой случай: человек пытался получить объяснения, на основании чего они установили норму дресскода в служебном помещении ГАИ. И как я понял, он не получил ответа. Мы тоже когда обращались с запросом о финансировании детских садов, не получили ответа. Более того, сотрудники государственных служб вели себя крайне странно: они начинали обращаться в КГБ, вот, мол, нас тут что-то спрашивают. КГБ приходит, переживая, что мы какую-то частную информацию запрашиваем и хотим ее кому-то передать.

Хотя, казалось бы, кого может интересовать финансирование детсадов. Какие-то чиновники отвечают некорректно, пытаются нас перенаправить. Какие-то просто начинают грубить, не понимая, что это их долг – предоставить публичную информацию любому из граждан. Я думаю, это вопрос практики.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG