Linkuri accesibilitate

Еуджен Карпов: «Россия вышла на тропу войны с соседями»


Тирасполь, танк на постаменте

Республика Молдова и Украина введут режим совместного контроля на всех контрольно-пропускных пунктах приднестровского сегмента молдавско-украинской границы. Об этом сообщил вице-премьер по реинтеграции Георге Бэлан после встречи с послом Украины Иваном Гнатишиным, с которым он обсудил, в том числе, завершение процесса демаркации границы. В июле Киев и Кишинев ввели совместный контроль на КПП «Кучурганы-Первомайск». Тирасполь подверг острой критике решение, заявив, что это очередной виток блокады региона. С другой стороны, после рабочего визита на полигон в Бульбоаке президент Игорь Додон предостерег от вовлечения Молдовы в «региональный конфликт». В понедельник на пресс-конференции в Кишиневе молдавский президент сказал также, что будет внимательно следить за всем происходящим в целях недопущения дестабилизации. Ситуацию комментирует бывший вице-премьер по реинтеграции Еуджен Карпов.

Еуджен Карпов: К отношениям с Российской Федерации молдавские политики должны подходить предельно внимательно и, вместе с тем, очень серьезно. Это касается как президента Додона, так и партий власти, которые проводят определенные действия в отношении этого государства.

В последнее время ситуация деградировала. В молдавско-российских отношениях достигнута рекордно негативная точка, но это произошло, в основном, в результате недружественных действий Российской Федерации. Россия в самом прямом смысле вышла на тропу войны с соседями. Первой от ее действий пострадала Украина, благодаря непосредственному соседству, а также в силу сложившихся исторических причин, связей, решений…

Свободная Европа: Вам могут возразить, что это Молдова пострадала первой – еще в 1992 году, когда разразился вооруженный конфликт на Днестре, в результате которого сепаратизм прописался и в Молдове…

Еуджен Карпов: С точки зрения сепаратизма, разумеется, Молдова и Грузия пострадали первыми. Но я имею в виду воинствующую политику, которую в последнее время использует Кремль и президент Путин, то есть, аннексию Крыма, вспыхнувшие очаги войны с участием российских войск – и с этой точки зрения в последний период Украина пострадала первой.

Республика Молдова, разумеется, не может оставаться безучастной к тому, что происходит в регионе, она вынуждена принимать решения, исходя, прежде всего, из национальных интересов, интересов собственной безопасности. Сегодня положительно можно оценивать тот факт, что Кишинев нашел общий язык с Киевом в вопросе борьбы с сепаратизмом, и что определенный прогресс достигнут хотя бы в этом направлении. Здесь можно отметить, в частности, открытие пункта совместного контроля в Кучурганах, на очереди и другие КПП, расположенные на приднестровском участке молдавско-украинской границы.

В своем желании как можно чаще встречаться с кремлевским лидером президент Додон становится комичным политическим персонажем

Свободная Европа: Поговорим об отношении Игоря Додона к участию молдавских военнослужащих в международных учениях, о его недружественном подходе к Североатлантическому альянсу или об открытой неприязни к Западу…

Еуджен Карпов: Прискорбно, что политическая борьба между различными партиями сейчас коснулась вооруженных сил, минобороны, которые стали как бы заложниками молдавской политики в условиях, когда президент, как верховный главнокомандующий вооруженных сил, придерживается одного направления, а правительство и парламент, парламентское большинство – другого.

Хочу сказать, что в истории Молдовы были и другие президенты с пророссийскими взглядами, например, президент Воронин, но он не позволял себе заходить настолько далеко, чтобы вовлекать вооруженные силы в политические игры. А сегодня президент Додон перешел эту красную линию, и я с сожалением вынужден это констатировать, потому что внутренняя стабильность государства зависит от нескольких стержневых моментов, один из которых – вооруженные силы.

Если армию и другие органы, обеспечивающие общественный порядок, начинать вовлекать в политические игры, то ситуация может деградировать еще больше. Он делает много заявлений не только в отношении армии, но и вокруг других вопросов внутренней и внешней политики, не задумываясь о возможности реализации своих заявлений. В соответствии с Конституцией и действующим законодательством, его полномочия крайне ограничены в том, что касается выполнения решений, которые не находят поддержки со стороны правительства и парламента.

Если Красносельский издевается над президентом Додоном, то как могут подобные действия иметь что-то общее с приднестровским урегулированием?

Свободная Европа: Жесткие заявления учащаются, как правило, накануне его встреч с кремлевским лидером. Игорь Додон уже заявил о возможной встрече – шестой по счету после своей инаугурации – с Владимиром Путиным на саммите стран СНГ. Его действия продиктованы лишь желанием понравиться российскому президенту – или же для него важна и реакция внутри Молдовы?

Еуджен Карпов: В своем желании как можно чаще встречаться с кремлевским лидером президент Додон становится комичным политическим персонажем, в том числе на международной арене. Когда общаешься только с лидерами Ирана, Северной Кореи, Российской Федерации – и не встречаешься, как минимум, с главами соседних стран, которые оказывают твоему народу максимальную финансовую помощь, политическую и экономическую поддержку, стран, с которыми нас связывают самые глубокие торгово-экономические отношения, – такую политику президент должен пересмотреть.

Игорь Додон очень скоро почувствует неэффективность своих действий. И снова я сошлюсь на Владимира Воронина, которому лично я не симпатизирую, но он тоже пережил аналогичный этап в 2001 году, когда пришел к власти – тогда он в течение нескольких месяцев неоднократно встречался с Владимиром Путиным. И Воронин отмечал это как небывалое достижение.

Но с чем остался президент Воронин в результате этих встреч? Ни с чем, если не считать полную изоляцию со стороны президента Путина в тот самый момент, когда стало ясно, что президент Воронин бесполезен для осуществления российских планов в Молдове. Примерно такая же участь ждет и президента Додона.

Свободная Европа: Перед тем, как встретиться с Владимиром Путиным, Игорь Додон обещал встретиться с главой приднестровского региона Вадимом Красносельским. Как вы считаете, диалог между Додоном и Красносельским идет на благо урегулирования приднестровского конфликта?

Еуджен Карпов: Этот диалог можно было бы только приветствовать, если бы он был частью совместных действий со стороны ряда институтов, частью единой концепции правительства, Бюро по реинтеграции, президентуры. Тогда такой диалог можно было бы приветствовать. Но если президент Додон позволяет себе единичные действия, позволяет себе поздравлять Красносельского с избранием на какой-то пост, непризнанный и неконституционный в Республике Молдова, если Красносельский издевается над президентом Додоном в своих комментариях после этих встреч – как могут подобные действия иметь что-то общее с приднестровским урегулированием?

С моей точки зрения, Кишиневу необходимо проявить твердость – и, надеюсь, он настроен решительно

Этот диалог не связан с урегулированием, более того, он вписывается в повестку Российской Федерации, вписывается в план, который Кремль собирается внедрить в Республике Молдова.

Свободная Европа: Наблюдатели настроены скептично – и не верят в возможность созыва в обозримом будущем переговорного формата «5+2». Как вы считаете, есть ли еще шансы собрать заседание этот формат в нынешнем году, под австрийским председательством в ОБСЕ?

Еуджен Карпов: По собственному опыту знаю, что каждая страна хочет отметить какими-то достижениями свое председательство в ОБСЕ – разблокированием диалога, возобновлением переговоров, принятием каких-то решений, подписанием каких-то документов, конкретными шагами в урегулировании тех или иных проблем.

С другой стороны, мы должны оценить целесообразность встреч в том же формате «5+2» в условиях, когда достижение какого-либо прогресса просто невозможно, и эти встречи могут послужить Российской Федерации и Тирасполю поводом для атаки на позиции Кишинева, Киева или других участников формата.

С этой точки зрения, думаю, Кишиневу не следует форсировать встречи в этом формате. Когда я руководил переговорами в качестве вице-премьера, был главным переговорщиком от Молдовы, платформа «5+2» была заблокирована, и мы прилагали усилия для ее разблокирования, старались выходить с инициативами, предлагать какие-то решения. Сегодня ситуация иная, и подход к ней нужен другой.

Свободная Европа: Вы продвигали политику малых шагов, а сейчас анализ показывает, что подобный подход был неверным, потому что уже тогда Тирасполь преследовал исключительно собственные интересы, а возможно, и личные интересы местных лидеров, и никогда и не думал переходить к обсуждению статуса Приднестровья…

Еуджен Карпов: Оценки предыдущего периода могут быть разными, как и мнения экспертов. Но мне хотелось бы обратить внимание на тот факт, что тогда, в 2011-2014 гг., переговоры были заблокированы, урегулирование вообще не обсуждалось в течение многих лет.

Наша стратегия основывалась на необходимости разблокирования переговоров в рамках формата «5+2». И следующим нашим шагом была политика малых шагов. Ну, а за политикой малых шагов должна была последовать политика больших шагов…

Свободная Европа: Статус, проект статуса?..

Я бы рассмотрел вариант введения санкций в отношении тираспольских лидеров

Еуджен Карпов: Статус. Но пока было очевидно, что нет никаких шансов на продвижение статуса, приемлемого в формате «5+2», на принятие каких-то трудных, кардинальных решений для урегулирования процесса…

Свободная Европа: Следовательно, «третью корзину» вообще никогда не открывали?

Еуджен Карпов: Каждый раз на каждом заседании в формате «5+2» Кишинев настаивал на том, чтобы вести переговоры относительно всех трех «корзин». Этот момент оговаривался и в отдельных подписанных тогда документах – что переговоры должны вестись параллельно по всем «корзинам», а не поочередно. Тирасполь эту идею не поддерживал, и с таким подходом не соглашалась Москва, которая всегда молчаливо поддерживала Тирасполь – и прямо, и косвенно.

Поэтому и не удались переговоры по вопросам безопасности, статуса, военным вопросам, вопросам присутствия российской группировки войск, миротворческой операции и т.д. Мы пытались инициировать эти дискуссии, но, чтобы не топтаться на месте, было принято решение следовать тактике малых шагов. В какой мере это удалось? Несколько предложений реализовали, но основная часть так и осталась невыполненной. Таков переговорный процесс, что ты никогда не можешь быть уверенным в конечном результате.

Свободная Европа: Г-н Карпов, фермеры в зоне безопасности опасаются, что их земли будут отчуждены. Тирасполь решил приватизировать наделы, принадлежащие крестьянам. Этот вопрос многих волнует. Если Тирасполь доведет свое намерение до конца, к чему это может привести?

Еуджен Карпов: Да, это большая угроза. Во-первых, земля принадлежит государству. Пока конфликт не урегулирован, а территория левобережья Днестра на международном уровне признана конституционной частью Республики Молдова, приватизация земли недопустима.

Российская Федерация всегда шантажировала Республику Молдова

С моей точки зрения, Кишиневу в этих условиях необходимо проявить твердость – и, надеюсь, он настроен решительно. Например, я бы рассмотрел и вариант введения некоторых санкций в отношении тираспольских лидеров и т.д., в случае, если они будут продолжать продвигать подобные проекты, как приватизация земель – и не только молдавских фермеров, проживающих в селах зоны молдавской юрисдикции, но вообще земель левобережья Днестра. Я думаю, что…

Свободная Европа: Какие санкции вы имеете в виду? Запретить им пользоваться аэропортом Кишинева?

Еуджен Карпов: Именно так. До тех пор, пока представители тираспольской администрации проявляют полное нежелание возвращаться к нормальному состоянию дел, пока Тирасполь вынуждает молдавских официальных лиц, а также иностранцев подчиняться определенному режиму информации, определенным правилам въезда на левобережную территорию, Кишинев тоже должен использовать аналогичные действия.

Я думаю, настала пора, когда и г-на Красносельского, и других приднестровских лидеров следовало бы включить в санкционный список – и запретить им перемещение на правый берег Днестра. Или, в лучшем случае, делать это по согласованию и с разрешения Кишинева.

Свободная Европа: Но ведь если отношения между Кишиневом и Тирасполем окончательно испортятся, то будет еще труднее работать над поиском устойчивого решения приднестровского конфликта?

Еуджен Карпов: Будет труднее. Но есть ситуации, когда нужно решиться на это, хотя лично я – не сторонник силовых вариантов, и я не придерживался радикальных методов даже в то время, когда был главным переговорщиком.

Свободная Европа: Тирасполь может отыграться на школах с преподаванием на латинской графике? Здесь у них есть все возможности, и они их сполна пользуют…

Еуджен Карпов: Тирасполь и без того сводит счеты, но я говорил о ситуации, когда Тирасполь принимает решения, направленные против Кишинева. Иными словами, сегодня созданная Тирасполем проблема касается введения контроля над землями фермеров, а это значит, что эти земельные участки будут предложены к приватизации, что они могут быть переданы во владении каким-то физическим или юридическим лицам.

Я очень надеюсь, что Рогозина заменят как можно скорее, и что вместо него будет назначен более объективный и беспристрастный человек

А если земли однажды были переданы во владение, их нельзя будет повторно перепродать, и вернуть их в собственность государства будет крайне трудно. Значит, подобные действия – явно недружественные со стороны Тирасполя, они выходят за общие рамки отношений с Кишиневом в период переговоров. И если они продолжают позволять себе односторонние действия, идущие против правил, общепринятых в переговорном процессе, то и Кишиневу следовало бы не сидеть сложа руки, а посмотреть, как можно показать Приднестровью, что так делать нельзя.

Свободная Европа: Российской Федерации легко шантажировать Республику Молдова, используя приднестровскую проблематику?

Еуджен Карпов: Российская Федерация всегда это делала, всегда шантажировала Республику Молдова. Российская Федерация сохраняет здесь свои вооруженные силы именно для обеспечения контроля на территории левобережья Днестра. Но сегодня, я считаю, шантаж дошел до предела.

Следующим этапом наверняка станут новые провокации, военные действия, к которым, надеюсь, Россия не готова прибегнуть. Могла бы, но это – не в ее интересах.

Свободная Европа: Россия недовольна, что не может проводить ротацию военнослужащих?

Еуджен Карпов: Разумеется. Этот процесс начался еще тогда, когда я был в составе правительства – уже тогда военных, прибывающих сюда без ведома и согласия Кишинева, депортировали из аэропорта и вынуждали возвращаться в Россию. Так происходит и по сегодняшний день – и это очень правильно.

Россия при всех проблемах время от времени находит возможность кинуть очередную кость приднестровцам, чтобы сохранить у них чувство благодарности

Российская Федерация должна понять: есть так называемые миротворческие силы, на присутствие которых имеется согласие Кишинева, а есть группа войск, которая неконституционна, не имеет никакого юридического статуса, и поэтому должна вернуться в Россию. Иными словами, как только Россия осознает этот факт и начнет выводить свои войска из Молдовы, конечно же, диалог станет более позитивным, а Кишинев – более открытым к сотрудничеству, готовым помогать российским партнерам выводить своих солдат и военную технику.

Что же касается миротворческой миссии, то это отдельный вопрос, который необходимо пересмотреть, проанализировать вместе с нашими международными партнерами, выбрать оптимальную формулу обеспечения мира на Днестре – разумеется, без присутствия российской бронетехники и российских военнослужащих.

Свободная Европа: Как вы считаете, найдет Владимир Путин замену Дмитрию Рогозину на посту куратора Приднестровья?

Еуджен Карпов: Для Российской Федерации найти замену не проблема. Я очень надеюсь, что Рогозина заменят как можно скорее, и что вместо него будет назначен более объективный и беспристрастный человек. За г-ном Рогозиным слишком много грехов, особенно по отношению к Республике Молдова. Его назначение на эту должность было…

Свободная Европа: … сопредседателя межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству и представителя российского президента России по Приднестровью?

Еуджен Карпов: Именно так. Я думаю, что столь неудачное решение было принято умышленно, ведь назначить человека, который писал книги о том, как воевал в Приднестровье на стороне сепаратистов…

Свободная Европа: Он организовывал отряды бойцов против Молдовы.

Еуджен Карпов: …который называл молдаван «фашистами», и все такое прочее, – назначить его посредником!.. Такое решение иначе чем умышленно враждебным не назовешь, и уж точно оно не было направлено на объединение двух берегов Днестра.

Европейская интеграция – это звучит красиво, но в действительности работа буксует

Свободная Европа: Но что было бы, если гипотетически Приднестровью позволили обратиться к Кишиневу с просьбой вернуться в состав Республики Молдова?

Еуджен Карпов: Трудно себе это представить в условиях, когда Россия нет-нет, да и выделит региону что-то с барского стола, например, небольшую помощь в долларах…

Свободная Европа: Вот и сейчас выделяют 40 млн долларов.

Еуджен Карпов: Да, буквально недавно, 40 млн долларов… Понимаете, Россия при всех своих собственных бедах, при всех проблемах, которые на нее посыпались в последнее время, время от времени находит возможность кинуть очередную кость приднестровцам, единственно лишь ради того, чтобы сохранить у них чувство благодарности к России – не в пример враждебному Кишиневу, и т.д., и т.п.

И с этой точки зрения, как я уже говорил, трудно себе представить, чтобы регион пожелал вернуться в конституционное поле Молдовы – это длительный и болезненный процесс. В этих условиях, конечно же, можно отпустить ситуацию – и просто ждать ее разрешения, но это не лучший вариант. Это наша проблема, Кишинева.

И отделение территории следует рассматривать как проблему максимального национального интереса, как неотложную проблему, которой государство должно заняться незамедлительно, а не уповать на то, что сепаратисты уступят.

Начиная с 2010 года правительство несет прямую ответственность за все, что происходит

Свободная Европа: Процесс европейской интеграции предполагает объединенную Молдову, если иметь в виду два берега Днестра?

Еуджен Карпов: Да, этот вопрос поднимался неоднократно. Я бы сказал, что как именно войдет Молдова в Евросоюз – разделенной или унифицированной, в каком виде готов принять нас Евросоюз – обсуждалось больше на уровне экспертов и аналитиков. Знаете, процесс евроинтеграции, прежде всего, предполагает наличие демократического государства, свободного государства, в котором соблюдаются права человека, где правосудие независимо, где экономическая конкуренция является двигателем прогресса, куда охотно идут иностранные инвесторы, будучи уверенными в том, что их права защищены, что здесь есть стабильность и предсказуемость.

Однако на сегодняшний день евроинтеграция еще не обернулась для Молдовы такими достижениями. Но если мы достигнем такой ситуации, то, думаю, качество нашей жизни изменится радикальным образом, и мы станем привлекательным полюсом для жителей левобережья Днестра. Но, увы, мы топчемся пока на месте.

Европейская интеграция – это звучит красиво, и мы принимаем определенные законы, решения, но в действительности работа буксует, и мы все говорим в будущем времени – что будет, когда европейская интеграция даст конкретные результаты…

Свободная Европа: И это власть должна посыпать голову пеплом, ведь именно она скомпрометировала европейский курс?

Еуджен Карпов: Естественно. Начиная с 2010 года правительство несет прямую ответственность за все, что происходит сегодня. В условиях, когда люди наделили правительства и правящие альянсы мандатом – я имею в виду, после 2010 года – наделили мандатом на проведение евроинтеграционной политики, как общенациональной цели, именно власть несет ответственность за то, где мы были – и в какой точке оказались. А оказались мы в плохой ситуации…

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG