Linkuri accesibilitate

Эгидиус Варейкис: «Мы не собираемся покупать Молдову и не говорим, что жить без нее не можем, — но мы готовы дать ей шанс» (ВИДЕО)


Молдова находится под мониторингом Совета Европы, и каждое молдавское правительство ставит перед собой задачу вывести страну из-под наблюдения. Мониторинг предполагает проверку выполнения обязательств, взятых на себя Молдовой при вступлении в СЕ. Этот контроль проходит по трем измерениям: парламентским (ПАСЕ), местной демократии (Конгресс местных и региональных властей) и Совета министров. На контроле держится, в частности, исполнение решений Совета Европы и его институтов о правовом статусе, демократии, местном и публичном управлении, юстиции т.д. По мнению сопредседателя ПАСЕ Эгидиуса Варейкиса, в рамках мониторинга официальному Кишиневу следует воспользоваться европейской экспертизой чтобы выстроить собственную политику и создать собственный «проект страны».

Свободная Европа: Г-н Варейкис, почему Молдова хочет как можно быстрее избавиться от процедуры мониторинга? По моему мнению, для населения очень даже неплохо, что Совет Европы внимательно наблюдает за действиями молдавской власти. Практически речь идет о проверке того, как власть исполняет свои обязательства. В этом случае чем плоха эта процедура, и почему власть так стремится выйти из-под мониторинга?

Эгидиус Варейкис: Нет, я не говорю, что это плохо, но это, образно говоря, то же самое, как если бы страна находилась в роли школьника. Быть учеником неплохо, постоянно учишься, узнаешь что-то новое, но это не может длиться вечно, пора получить диплом или свидетельство об окончании школы. Иными словами, завершение процесса мониторинга означает, что страна достигла определенного уровня прогресса. И Молдова должна воспользоваться экспертизой, которую предоставляет Совет Европы, для определения собственной политики, собственных целей, своего пути.

Я бы пожелал Молдове иметь свой собственный голос в европейском хоре

Молдова не должна ждать и оглядываться вокруг, смотреть, что происходит на Украине, в Румынии или России – и только после этого решать, каким путем пойдет страна, какой проект ей выбрать.

Молдове не надо строить собственные планы с оглядкой на соседей. В этом процессе каждый гражданин должен стремиться не получать что-то от страны, а стараться самому что-то для нее делать. Молдаване иногда спрашивают, что Европа может сделать для них, какие у Европы планы насчет них или насчет Приднестровья, какими ЕС видит отношения Молдовы с Румынией.

Но если бы у Молдовы были собственные идеи и планы, она могла бы рассчитывать на оптимальную для нее модель развития. Ведь для того, чтобы быть любимым, надо самому научиться любить. Если в двух словах, я бы пожелал Молдове иметь свой собственный голос в европейском хоре.

Свободная Европа: В последнее время после скандального пересмотра формулы выборов Молдова оказалась между Евросоюзом и Советом Европы. С одной стороны, Евросоюз заявляет о готовности предоставить Молдове финансовую поддержку при условии соблюдения Кишиневом своих обязательств и проведения реформ в системе правосудия, сфере публичного управления, в банковском секторе. Теоретически условия сформулированы, остается посмотреть реакцию Европейской комиссии на смену избирательной системы. Совет Европы поступит аналогичным образом?

ЕС готов дать Молдове шанс. В какую сторону пойдет страна – зависит от самих молдаван

Эгидиус Варейкис: Денег, которые ЕС решил выделить Молдове, не так уж и много, не настолько много, чтобы преобразить страну. ЕС хочет помочь в строительстве сильного и ответственного общества – и готов поддержать этот процесс финансово. Но и страна должна ответить должным образом, созвучно достигнутым договоренностям.

ЕС говорит: «Мы можем вам помочь, но хотим, чтобы вы были дружественной страной, не нейтральной. Мы понимаем вашу специфику, проблема не только в Приднестровье, мы понимает и ваши отношения с соседней Украиной, которая тоже проводит свою особую политику; потом, и Гагаузия доставляет головную боль…»; ЕС готов помочь Молдове уверенно двигаться по пути европейской интеграции.

Ни в одном решении Брюсселя не говорится о стопроцентных гарантиях членства Молдовы в ЕС. В Молдове налицо политическая нестабильность, политики часто перебегают из одной партии в другую, что говорит о непостоянстве политической жизни; да и новый президент часто проявляет спорный, противоречивый подход.

Но, несмотря на все это, ЕС готов дать Молдове шанс. В какую сторону пойдет страна – зависит от самих молдаван, не от ЕС. Мы не собираемся покупать Молдову за деньги, мы не говорим, что жить без нее не можем, – но мы готовы дать ей шанс, и уже от Молдовы зависит, исполнится или нет мечта ее граждан. Ситуация далеко не однозначная. У Евросоюза своя политика в отношении Молдовы, но и Молдова должна внести свою лепту.

Свободная Европа: Вы упомянули Гагаузию. Как вы считаете, является ли пример Гагаузии удачным для Приднестровья?

Эгидиус Варейкис: Нет. У этих двух административных образований разная история. Зависит от общества. Общество решает, как жить дальше. Если взять наиболее удачные модели в мире, то я остановился бы на примере финской провинции Аландских островов, населенной этническими шведами, которые считают себя финнами.

Аландские острова – автономия в составе Финляндии, ее жители говорят на шведском языке, но относят себя к финнам. Примерно такая же ситуация сложилась во Фрисландии, провинции на севере Нидерландов.

Свободная Европа: С одной существенной разницей: ни в том, ни в другом случае не замешана третья сторона, как происходит, например, с Приднестровьем.

Никогда не признавал Приднестровье как независимое государство. Этот регион лишь временно находится вне контроля Кишинева

Эгидиус Варейкис: Если говорить о Гагаузии, то эта автономия находится под контролем Республики Молдова. У Приднестровья другая история. Население Приднестровья составляют этнические молдаване, украинцы и русские, и с каждой из этих групп необходимо взаимодействовать по-разному. Но, по моему мнению, приднестровский вопрос должен быть молдавским вопросом. Решение нужно искать в Кишиневе, а не в Москве или Тирасполе. Ни одна страна мира не признала Приднестровье. За исключением Южной Абхазии, которая и сама-то не признана международным сообществом.

Так что приднестровский вопрос должен решаться в Кишиневе. А во-вторых, Молдова должна сделать так, чтобы для жителей Приднестровья молдавское гражданство стало привлекательным. В бывших коммунистических странах налицо особое мышление национальных меньшинств, противостоящих мажоритарному населению. Словно меньшинство изначально предполагает сопротивление большинству. И это в корне неверный подход.

Посмотрите на Западную Европу: Нидерланды, Бельгия, а также Финляндия – там меньшинства чувствуют себя по-другому. Во многих странах есть меньшинства, которые взаимодействуют с центральной властью. Что же касается Молдовы, то нужно сказать однозначно: никто никогда не признавал Приднестровье как независимое государство. Этот регион лишь временно находится вне контроля Кишинева. И если мир уже признает Молдову в ее сегодняшних границах, то нужно исходить из того, что Приднестровье – это часть Молдовы.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG