Linkuri accesibilitate

Кристиан Диаконеску: «В конечном счете, не исключено, что европейские партнеры просто умоют руки и самоустранятся»


Интервью экс-министра иностранных дел Румынии

Отношения Кишинева и Бухареста не самые ровные, а президент Молдовы Игорь Додон все чаще говорит о Румынии как о потенциальном «враге номер один». Одновременно, самые крупные иностранные инвестиции в Молдову поступили именно из Румынии. Своими размышлениями делится бывший министр иностранных дел Кристиан Диаконеску.

Свободная Европа: Чего больше – символизма или прагматизма – принесет день 27 марта в молдавско-румынских отношениях?

Кристиан Диаконеску: И того, и другого, потому что оба подхода – и символический, и прагматичный – для нас всех очень важны, и с этой точки зрения, думаю, если день 27 марта пройдет, как любой обычный день, лишенный особого значения, это станет для нас невосполнимой потерей. Подобная «забывчивость» в истории случалась и прежде, и всем нам потом приходилось об этом сожалеть.

Свободная Европа: Удалось ли сторонам перейти от «мостов цветов» к инфраструктурным проектам, проектам в сфере экономики?

Кристиан Диаконеску: Не в той степени, в какой хотелось бы. Конечно, определенная динамика налицо – особенно если иметь в виду освоение европейских денег, потому что Румыния, как член Европейского союза, и Республика Молдова, как одна из сторон Соглашения об ассоциации с ЕС, сумели в различные периоды успешно использовать возможности этого сотрудничества.

И от свободы передвижения до конкретных инфраструктурных проектов, пусть и не общенационального значения для Молдовы, а только лишь для сопредельных экономических регионов, но, тем не менее, динамика есть! Бесспорно, «мосты цветов» сыграли свою положительную роль на пути сближения с Евросоюзом, и это сближение имеет свои исторические и политические корни…

Свободная Европа: Почему с таким трудом строиться газопровод Яссы-Кишинев?

Кристиан Диаконеску: Не знаю, сам себя об этом спрашиваю. Проект сам по себе очень интересный. Понимаю, что были определенные проблемы технического порядка, связанные с различным давлением газа, с трубами, которые должны использоваться при строительстве газопровода. Вероятно, не было достаточной политической четкости по правительственной линии – как со стороны Бухареста, так и Кишинева.

Этот проект имеет право на существование, но для этого необходима соответствующая политическая воля в обеих столицах, здравый и прагматичный подход, и не декларативный – в рамках предвыборной кампании.

Свободная Европа: В дипломатическом плане что еще могла бы предложить Румыния Республике Молдова?

Кристиан Диаконеску: Поэтапный проект с конкретными мерами и сроками, обговоренный, разумеется, с Кишиневом, который должен соблюдаться обеими сторонами, вне зависимости от политических скачков в Бухаресте или Кишиневе.

Урегулирование конфликта тесно связано с политическим решением Кишинева – и только Кишинева

Проект, согласованный со всем политическим классом, с четко – и по срокам – сформулированными задачами, с проверкой исполнения – точно так же, как осуществляются все подобные проекты в мире торговых отношений или частного бизнеса. Просто – проект.

Думаю, сейчас одних благих намерений, пусть и самых радужных, недостаточно. Кроме произнесения деклараций необходимо понять, чего хочет каждая из сторон, в какой мере можно использовать сближающие нас элементы и устранить те моменты, которые нас отдаляют друг от друга.

Свободная Европа: На уровне президентских институтов не удалось пока наладить диалог. Каким видите вы сближение глав двух государств?

Кристиан Диаконеску: Если позволите, лично мне представляется более важной исполнительная часть, правительственная сфера. Потому что, в конечном счете, главы государств – это политики, они придерживаются чисто политического дискурса, разумеется, с учетом ряда факторов… Но для наших граждан важнее проекты: речь идет о взаимоподключении, электроэнергии, общей безопасности в регионе, транспортных коридорах, инфраструктуре.

И когда все эти проекты будут доведены до конца, уверяю вас, и политический фактор на самом высоком уровне почувствует себя более комфортно и покажет готовность к сотрудничеству.

Свободная Европа: А как выглядят перспективы урегулирования приднестровского конфликта из Бухареста?

Кристиан Диаконеску: Слов по этому поводу было много – дел мало. Формат «5+2» на определенном этапе продемонстрировал признаки политической целесообразности, но, думаю, слишком мало внимания было уделено тому, что попытку отделения части Республики Молдова следовало бы рассматривать как явное нарушение суверенитета.

В рамках Восточного партнерства Республика Молдова воспринималась до 2014 года как лидер

Именно этот аспект заслуживал меньше слов и больше конкретных действий. Думаю, и позиция Евросоюза нуждалась в большей поддержке как со стороны его представителей, так и с нашей стороны, Кишинева и Бухареста, которые больше других заинтересованы в том, чтобы положить конец сепаратистским процессам.

Свободная Европа: Какой вам видится развязка этого конфликта?

Кристиан Диаконеску: Здесь очень важен один момент: трансформируется ли этот замороженный конфликт в формулу, приемлемую для Кишинева с конституциональной точки зрения. Следовательно, как только Кишинев восстановит суверенное право на всей своей территории в той формуле, которую сочтет наиболее подходящей, эта территория получит возможность нормально интегрироваться в страну – опять же, в той формуле, которую выберут в Республике Молдова, а не в других канцеляриях.

Иными словами, с этой точки зрения урегулирование конфликта тесно связано с политическим решением Кишинева – и только Кишинева.

Свободная Европа: Владимир Путин проведет в Кремле еще как минимум шесть лет. Как это может повлиять на пересмотр Россией своего отношения к урегулированию приднестровского конфликта?

Кристиан Диаконеску: Все международные игроки, причастные к приднестровскому урегулированию, должны понять, что этот вопрос подлежит решению в политических структурах Республики Молдова, а не где-то в ином месте. Решение с реальными шансами на успех не может быть навязано извне. Как известно, этот конфликт принято называть «приднестровским», а это значит, что в сложившейся кризисной ситуации, при которой нарушены, прежде всего, принципы суверенитета конкретного государства, единственное решение состоит в восстановлении суверенитета и обеспечении права государства на применение своих законов и определение политической системы на всей своей национальной территории.

Европейский курс Республики Молдова стал уязвим

Если эти принципы соблюдаются, то любая поддержка, с чьей бы стороны она ни исходила, своевременна и целесообразна. Если же действия направлены на сохранение этого замороженного конфликта, с целью генерировать новые проблемы и еще больше накалять политическую атмосферу, – это порочная политика, которая ведет в тупик.

Свободная Европа: И последний вопрос. Европейский курс Республики Молдова необратим?

Кристиан Диаконеску: Сложно однозначно ответить на этот вопрос. Могу сказать, что в рамках Восточного партнерства Республика Молдова воспринималась до 2014 года как лидер среди всех шести стран-участниц программы партнерства с Евросоюзом. Впоследствии ситуация изменилась, возникли проблемы с правовым государством, возникли опасения по поводу политиков и политических партий, которые, увы, показали себя не такими уж решительными сторонниками европейского курса, начали вступать в конфликты между собой…

Не мне говорить это, ведь вам все и так лучше известно... Но, так или иначе, европейский курс Республики Молдова стал уязвим. Говорю об этом с большим сожалением, потому что, как известно, и европейских партнеров нужно стимулировать конкретными результатами, тем более, что расширение Евросоюза сегодня встречает не такую уж большую поддержку, как, скажем, десять лет назад.

Если Республика Молдова начнет отдаляться от ЕС, возможно, найдутся европейские государства, которые посчитают, что это отдаление благоприятно, что оно избавляет Европу от лишних политических или стратегических хлопот – и постепенно начнут терять интерес к Республике Молдова. И в конечном счете, не исключено, что европейские партнеры просто умоют руки и самоустранятся, – а это, по меньшей мере, было бы нежелательным.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG