Linkuri accesibilitate

Галина Бостан: «Пока ни один из кандидатов в судьи не прошел проверку на детекторе лжи»


Эксперты Центра по анализу и предупреждению коррупции попытались оценить усилия по искоренению коррупции в судебной системе в период 2012-2016 годов, их предварительный отчет представлен в Кишиневе. Эксперты провели мониторинг использования специальных инструментов в борьбе с коррупцией – проверки на детекторе лжи претендентов на должность судьи, декларации и контроль имущества, наличие конфликтов интересов, тесты на неподкупность. К каким выводам пришли эксперты – рассказывает директор Центра по анализу и предупреждению коррупции Галина Бостан.

Свободная Европа: Вы представили заключения по итогам проверки эффективности мер борьбы с коррупцией в судебной системе. На что вы обращали внимание в первую очередь, оценивая работу судей?

Moldova - Galina Bostan, president of Anticorruption Center, Chisinau
Moldova - Galina Bostan, president of Anticorruption Center, Chisinau

Галина Бостан: Хочу сделать ряд уточнений. Прежде всего, это – предварительные оценки, это не окончательные заключения по антикоррупционной политике в судебной системе. Окончательные выводы будут обнародованы в конце марта. Пользуясь случаем, я приглашаю вас на это мероприятие, где будет представлен подробный анализ реализации антикоррупционных практик в судебной системе. А сейчас представлены предварительные оценки, и я хочу объяснить, чем вызвана необходимость этого мониторинга.

В 2011 году парламент принял Стратегию реформирования судебной системы, один из «китов» которой – четвертый раздел – касался неподкупности участников процесса правосудия. Мы проанализировали различные политики с точки зрения возможного вмешательства именно этого фактора. Речь идет о девяти направлениях, которые следует внедрить в рамках судебной системы.

Пятая часть деклараций об имуществе судей содержит ссылки на договоры дарения

В частности, нужна проверка судей и кандидатов на должность судьи, включая проверку кандидатов на детекторе лжи, проверка деклараций о доходах и имуществе и деклараций о конфликте интересов, тестирование профессиональной неподкупности, нужно декларирование подарков, нужны телефонные линии и, наконец, случайное распределение дел в судебных инстанциях. Применение именно этих механизмов и обсуждаются на данном этапе.

Свободная Европа: Если взять, к примеру, проверки деклараций о доходах и наличия конфликта интересов – что можно сказать сейчас?

Галина Бостан: До проведения собственно мониторинга мы разработали стратегию оценки антикоррупционных политик и установили определенные критерии аттестации по каждому направлению в отдельности. Реализация политик оценивается с двух точек зрения: нормативных рамок – об этом мы поговорим в конце марта, – и с точки зрения применения антикоррупционных инструментов на институциональном и индивидуальном уровне.

На уровне использования антикоррупционных политик мы обратились за информацией в соответствующие инстанции – это одно. Второе – мы использовали и альтернативные источники информации. Как правило, мониторинг не отличается каким-то зрелищным характером, но он способствует улучшению положения дел в той или иной области.

Но вернемся к вопросу о декларациях и контроле имущества. Мы установили, что за этот период было проведено в общей сложности 96 проверок, из них 25 – по запросу физических или юридических лиц, а 71 проверка состоялась по инициативе бывшей Национальной комиссии по неподкупности. По 66 из них не было выявлено нарушений режима декларирования доходов и имущества.

Свободная Европа: Это много или мало?

Галина Бостан: Это обычные цифры. Нацкомиссия по неподкупности сказала свое слово, мы лишь констатирует факты. Кроме того, пять дел были закрыты из-за отсутствия нарушения правового режима декларирования конфликта интересов, четыре – ввиду отсутствия нарушений режима несовместимости. Всего из 96-ти было закрыто 75 дел.

Нужно выяснить, действительно ли нашим гражданам присуща особая щедрость по отношению к своим родственникам-судьям

С другой стороны, за этот период материалы 17 дел были переданы на рассмотрение в другие инстанции. На предмет уголовного рассмотрения были переданы 12 дел, для административного рассмотрения – одно, и для выяснения налоговых обязательств – четыре. Из общего количества материалов, переданных на рассмотрение другим инстанциям (а таких дел было 17, как я уже сказала), лишь по одному делу было применено штрафное взыскание в размере 1500 леев. Таковы выводы по результатам мониторинга.

Свободная Европа: Наверное, с точки зрения граждан самым убедительным показателем эффективности борьбы с коррупцией является количество дел в отношении судей, по которым выносится какой-то приговор. Вы так не считаете?

Галина Бостан: Нет, давайте уточним. Вы в одном вопросе сформулировали несколько посылов. Мы говорим о борьбе с коррупцией, о механизмах этой борьбы, а вы – о восприятии со стороны граждан. Когда конкретный судья осужден за попытку скрыть свои доходы – речь идет о механизме, направленном на предупреждение коррупции. То, что мы констатировали в ходе мониторинга, например – и этот вопрос заслуживает широкого обсуждения, на мой взгляд – это то, что многие декларации об имуществе судей содержат дарственные.

Пятая часть деклараций об имуществе судей содержит ссылки на договоры дарения, оформленные на судей их родственниками. И возникает вопрос: неужели эта категория чиновников пользуется такой большой любовью со стороны близких, которые спешат оформлять на них дарственные? Не связано ли это с профессиональной деятельностью судей? Этот вопрос заслуживает самого серьезного размышления и обсуждения.

Свободная Европа: И этот вопрос не возникал у представителей тех структур, которые должны были за это время проверить имущество судей?

Галина Бостан: Этот вопрос, должна признать, первыми подняли журналисты-расследователи. Лично мне не известно, чтобы Национальная комиссия по неподкупности провела какие-либо расследования относительно доли определенной категории доходов представителей той или иной профессии. Но эта ситуация, когда в декларации об имуществе работников судебной системы доля дарственных столь внушительна, заслуживает, по моему мнению, пристального внимания.

Нужно выяснить, действительно ли нашим гражданам присуща особая щедрость по отношению к своим родственникам-судьям, или же речь идет о чем-то другом.

Свободная Европа: Вы сказали, что один их механизмов предотвращения коррупции – это проверка кандидатов в судьи на детекторе лжи.

Галина Бостан: Да, было такое дело.

Свободная Европа: Если говорить об очистке системы… Опасения существуют в отношении тех, кто уже работает в судах, или же в отношении новичков? Они подвергаются более строгой проверке?

Галина Бостан: Проверка на детекторе лжи планировалась в отношении кандидатов в судьи. Проблема заключалась в том, что эта мера, предусмотренная в Плане действий по реализации Стратегии реформирования судебной системы, не получила практического воплощения по той простой причине, что не было специалистов, экспертов в области проверки на полиграфе.

Зарплаты увеличены, а борьба с коррупцией топчется на месте

По этой причине из года в год использование этого механизма откладывалось. В конечном счете, было решено проводить проверку на детекторе лжи с помощью Национальной комиссии по борьбе с коррупцией, хотя ранее эта задача возлагалась на Высший совет магистратуры. Наш вывод таков: до настоящего момента ни один из кандидатов в судьи не прошел проверку на детекторе лжи.

Свободная Европа: Тогда из того длинного перечня механизмов, который вы перечислили в самом начале, какой же оказался наиболее функциональным и эффективным?

Галина Бостан: Нельзя говорить о безупречном или хотя бы удовлетворительном функционировании того или иного механизма по предотвращению и искоренению коррупции. Кстати, это общая проблема для всех государственных институтов. Что-то идет лучше, что-то хуже.

Свободная Европа: Но увеличение зарплат – как это соотносится с предотвращением коррупции, как вы считаете?

Галина Бостан: Увеличение зарплаты – это самый интересный вопрос. Это не является антикоррупционным механизмом, который мы отслеживали. Тем не менее, зарплаты надо было увеличивать. Мы всегда говорили, что это – благоприятная мера. Но одновременно с увеличением зарплат необходимо было активно внедрять и антикоррупционную политику. А так… Зарплаты увеличены, а борьба с коррупцией топчется на месте, и это тоже одна из наших больших проблем.

XS
SM
MD
LG