Linkuri accesibilitate

Аннели Уте Габани: «У Запада нет внятной концепции. А у России, от Козака до Мезеберга, — предельно четкие идеи»


Центр Тирасполя

Немецкий исследователь — о заявлениях спецпредставителя ОБСЕ Франко Фраттини

Спецпредставитель по приднестровскому урегулированию действующего председателя ОБСЕ Франко Фраттини заявил, что Кишинев и Тирасполь на самом высоком уровне выразили политическую волю и готовность найти способ признания номерных знаков приднестровских автомобилей и решить другие проблемы, предусмотренные протоколом по укреплению мер доверия. В рамках своего первого визита в Республику Молдова в качестве представителя итальянского председательства в ОБСЕ бывший министр иностранных дел Италии отметил, что приоритетом его мандата является выполнение восьми соглашений по укреплению доверия между двумя берегами Днестра. Помимо признания номерных знаков сторонам не удалось пока прийти к общему знаменателю в вопросе восстановления фиксированной телефонной связи и обеспечения доступа молдавских фермеров к земельных участкам, расположенным за трассой Дубоссары – Тирасполь.

Свободная Европа: Состоялся первый визит в Республику Молдова спецпредставителя ОБСЕ Франко Фраттини, который заявил, что 2018 год может стать историческим для приднестровского урегулирования. Как вы понимаете это заявление?

Аннели Уте Габани:Я воспринимаю это заявление в контексте всех предыдущих деклараций бывших председателей ОБСЕ, которые всегда, приступая к исполнению мандата, заверяли, что уж при них-то приднестровская проблема точно будет решена! Так что – ничто не ново под солнцем ОБСЕ. Единственно, 2018 год под председательством в лице г-на Фраттини представляется мне достаточно важным с точки зрения прозрачности и точного понимания целей и возможностей решения этого конфликта.

Потому что то, что сказал друг г-на Лаврова и, вероятно, президента Путина тоже – что сказал сеньор Фраттини в интервью российским СМИ, необходимо переварить и осмыслить. А сказал он, что «требования Молдовы о выводе российских войск из Приднестровья оторваны от реальности».

Свободная Европа: Но в Кишиневе он уточнил, что имел в виду.

Аннели Уте Габани: Под давлением. Но то, что он сказал в самом начале, мне представляется почти бредовым противоречием между так называемой политикой «малых шагов», в рамках которой якобы решаются какие-то проблемы – незначительные, с точки зрения безопасности Республики Молдова, но, возможно, жителям Приднестровья, а может, и Молдовы это как-то облегчит жизнь.

Очевидно, что никто не хочет брать на себя ответственность за выработку проекта

Но дело в том, что, как мне кажется, у ОБСЕ есть конкретная повестка, и успешную реализацию ее пунктов ОБСЕ готова приравнять к успешному решению приднестровской проблемы в целом. Это наивно и даже смешно: значение приднестровской проблемы совершенно в другом.

Свободная Европа: Находясь в Тирасполе, вице-министр иностранных дел Российской Федерации г-н Карасин заявил, что позиция России по выводу войск из Приднестровья остается «неизменна», иными словами, Москва не планирует выводить армию с территории Молдовы. В свою очередь, Франко Фраттини сказал в Кишиневе, что вывод российского военного контингента обсуждать можно, но только при условии и в контексте укрепления доверия между Кишиневом и Тирасполем. Как бы вы прокомментировали эти заявления?

Аннели Уте Габани: Такой подход стопроцентно отражает российскую политику, или бывшую советскую политику. Иными словами, выдвигаешь какие-то условия, затем начинаешь подводить под них определенные действия, в нашем случае – вывод войск, обосновывать свои притязания, особенно, если были выполнены какие-то требования Тирасполя, которые, естественно, согласованы и синхронизированы с Россией.

Но это смешно! Сколько еще мелких требований может выдвинуть Россия для того, чтобы отодвинуть вывод своих войск с территории другого государства? Россия всего лишь раз – и мы это прекрасно помним! – при президенте Ельцине признала факт своего военного присутствия в Республике Молдова и согласилась вывести свои войска, но в 2007 году при президенте Путине Россия ясно заявила, что не намерена выполнять это свое обещание. Совершенно ясно, что это очередная уловка, причем неприкрытая. Россия всегда найдет причины и объяснения для того, чтобы не выводить войска!

Свободная Европа: А когда г-н Фраттини говорит, что Молдова может стать одним из немногих, если не единственным примером решения длительного конфликта в духе компромисса, это подталкивает каким-то образом Кишинев к односторонним уступкам? Неправительственные организации Республики Молдова не перестают повторять, что нарушаются «красные линии»…

Аннели Уте Габани: И они правы, абсолютно правы. Если Республика Молдова откажется от определенных, скажем так, статусных, законных ограничений, по которым в свое время были очерчены эти «красные линии», то весь фундамент молдавской аргументации начнет смещаться и подтачиваться, а в конечном счете мы окажемся именно там, куда хочет завести нас Россия, которая стремится, с помощью различных председателей ОБСЕ, каждый год других, показать, насколько она эффективна – и насколько эффективна ОБСЕ в решении существующих и, возможно, будущих конфликтов. Это препятствие ни в коем случае нельзя убрать с пути российских притязаний, и слава Богу, что в Молдове есть люди, которые это понимают.

Ни НАТО, ни Евросоюз, ни государства-члены ОБСЕ или западные страны – никто никогда не поднимал суть проблемы

Свободная Европа: Сегодня как никогда активно обсуждается необходимость выработки статуса для приднестровского региона. В интервью Свободной Европе президент Игорь Додон сказал, что аппарат главы государства разработал проект статуса, но что такой проект есть и у правительства, и что нужно обменяться проектами для подготовки общего документа. Если переговорный формат столько лет не приступал к обсуждению статуса для Приднестровья, складывается ощущение, что этот механизм урегулирования конфликта неэффективен…

Аннели Уте Габани: Очевидно, что никто не хочет брать на себя ответственность за выработку этого проекта, ни одна из сторон не определилась со статусом. Почему? Потому что в таком случае всем станет предельно ясно, что эти проекты коренным образом отличаются. Давайте посмотрим, какие проекты обсуждаются в Республике Молдова, пусть и общественность о них узнает, и специалисты; и сравним эти проекты с позицией ОБСЕ и, в частности, России, которая является частью ОБСЕ и манипулирует ею очень даже успешно.

Понятие «особый статус» существует с 1994 года, он упоминался в одном из документов ОБСЕ, но с тех пор никто так и не пытался дать ему определение.

Мне довелось беседовать с немецким специалистом, который занимался приднестровской проблематикой, вместе с известным британским экспертом они подготовили и опубликовали исследование. Так вот, я спросила автора, как представляет себе Запад этот особый статус? Мой собеседник проявил неожиданную сдержанность и даже не попытался скрыть свое удивление этим вопросом. Впрочем, дать вразумительный ответ он тоже не смог, единственное, сказал, что «надо посмотреть, предпринять определенные шаги, взвесить все возможные последствия…»

Никакого прорыва не будет. Завтра-послезавтра придут другие председатели, которые будут говорить то же самое

Иными словами, у Запада нет внятной концепции. А у России, от Козака до Мезеберга, - предельно четкие идеи. И даже малейший намек на концепт, который гарантировал бы безопасность Республики Молдова и не позволил бы Приднестровью получить право вето, прежде всего, в отношении внешнеполитического курса Республики Молдова, никогда не встретит поддержки со стороны ОБСЕ.

Свободная Европа: Этот пакет малых шагов, который настойчиво продвигает ОБСЕ, действительно укрепляет доверие между сторонами? Меры, которые входят в известный пакет «Берлин плюс», способствуют укреплению доверия между двумя берегами Днестра? Если учесть заявления Тирасполя, меры никак не ведут к реинтеграции.

Аннели Уте Габани: Нет, ни в коем случае. Это просто концепты, призванные, скорее, удовлетворить желания и гонор западных переговорщиков, которые хотят показать, что именно они в состоянии решить эту важную для них проблему. Уже несколько лет как укоренилась фраза: «Они работают вокруг конфликта» (works around the conflict), но никто – ни НАТО, ни Евросоюз, ни государства-члены ОБСЕ или западные страны – никто никогда не поднимал суть этой проблемы.

А суть проблемы решить невозможно без понимания того, что вся ситуация в Республике Молдова, с заявлениями о независимости «советских социалистических республик» Приднестровья и Гагаузия, как это было в самом начале, еще до провозглашения независимости Республики Молдова, – все это та большая несправедливость, которой дирижировали как бывший СССР, так и сегодняшняя Россия.

Свободная Европа: И вы остаетесь при своем мнении – насчет тщетности надежд, которые подает ОБСЕ, что этот год, 2018-й, станет поворотным?

Аннели Уте Габани: Однозначно! Смешно утверждать, что если все восемь пунктов проекта «Берлин плюс» будут выполнены, то год станет сенсационным, поворотным, историческим… Но и в том, как мы понимаем урегулирование приднестровского конфликта, разумеется, никакого прорыва не будет. Завтра-послезавтра придут другие председатели, которые будут говорить то же самое: 2019-й, 2020-й, и т.д.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG