Linkuri accesibilitate

Андриан Канду: «Политический класс таков, какова сегодня избирательная система»


Что будет с изменением избирательной системы? Получит ли Молдова обещанные 100 млн евро от внешних партнеров? И когда ждать качественных изменений политического класса Молдовы? Эти и другие вопросы – в интервью спикера Андриана Канду корреспонденту Свободной Европы Валентине Урсу.

Свободная Европа: Г-н спикер, благодарю вас за интервью. Сегодня, когда в обществе в очередной раз нарастают опасения по поводу возможной политической нестабильности, давайте уточним, как будут избираться депутаты в парламент следующего созыва? Поскольку вы объединили два законопроекта в один, и люди еще не разобрались, каким образом народ сможет избирать депутатов.

Андриан Канду: На основании смешанной системы. К 2018 году, когда состоятся очередные выборы, мы ставим своей задачей провести слияние двух систем: 50 депутатов избирать по одномандатным округам и 51 – по партийным спискам. Иными словами, по смешанной системе.

Свободная Европа: Но почему не попытаться улучшить действующую формулу?

Андриан Канду: Потому что абсолютно все опросы, да и разговоры с людьми показывают: народ хочет изменения избирательной системы. И за последние 20 лет мы неоднократно убеждались в том, что политический класс Молдовы такой, какой он есть, в том числе «благодаря» избирательной системе.

Что общего было у Платона с той партией, Альянс «Наша Молдова», – неясно и по сей день. Но вот, пожалуйста, стал депутатом

Потому что есть много вопросов насчет порядка формирования списков. Есть люди, которых в партии высоко ценят, но они никогда не попадут на хорошее место в списке, и у них практически нет никаких шансов. Всегда возникает вопрос насчет того, не открывают ли эти списки те, кто выделяет финансирование? Всем нам прекрасно известно, что однажды в парламенте оказались даже люди типа Платона, который сегодня обвиняется в отмывании денег в особо крупных размерах. Какое отношение, да и что общего было у Платона с той партией, Альянс «Наша Молдова», – неясно и по сей день. Но вот, пожалуйста, стал депутатом.

Следовательно, люди, в конечном счете, видят партию, лидера, символику той партии и максимум первую десятку кандидатов, открывающих список, – остальные остаются за кадром, это «темные лошадки», которые не несут прямой ответственности перед избирателями. Впоследствии они, возможно, и проведут пару встреч с избирателями, но они не несут никакой ответственности за определенный округ, за определенный район или город.

Вопрос о пересмотре формулы выборов обсуждается уже лет десять. И большинство партий, когда включаются в предвыборные кампании, продвигают идею пересмотра избирательной системы.

Свободная Европа: Но откуда восприятие, что эти изменения ставят в выгодное положение лишь Демпартию, несмотря на то, что она, мягко говоря, не пользуется особой популярностью среди избирателей?

Андриан Канду: Это неверное восприятие. Потому что если сохраним и партийные списки – половина депутатов – и избирательные округа, то все партии, фигурирующие в опросах, по-прежнему будут пользоваться преимуществами выборов. В то же время, партия, которая располагает более крепкой командой на местах, так же находится в более выгодном положении, потому что через свою команду у нее есть возможность делегировать своих кандидатов в округах. Например, лично я, если буду участвовать в выборах в 2018 году, смогу включиться в борьбу в том или ином избирательном округе, несмотря на то, что являюсь членом партии.

Свободная Европа: Многие говорят, что в этом случае выигрывает президент Додон, потому что проект, с которым вышли социалисты, одобрили и демократы. А еще говорят, что демократы сделали шаг назад и уступили победу Игорю Додону.

Андриан Канду: Действительно, Демпартия и лично я выступали за одномандатную систему. И мы располагаем достаточным количеством голосов для того, чтобы провести эту инициативу через парламент, но в этом вопросе нет широкого консенсуса, которого требуют наши внешние партнеры, – широкого консенсуса, широкого компромисса в парламенте.

Мы по-прежнему продвигаем идею отзыва нерадивых депутатов, даже ценою изменения соответствующей статьи Конституции

Потому что, говорят наши международные партнеры и, в частности, представители Совета Европы и Евросоюза, Партия социалистов – важная оппозиционная сила, мнением которой нельзя пренебрегать. В этих условиях, с одной стороны, мы можем набрать требуемые голоса для принятия проекта закона о переходе на систему выборов по одномандатным округам, – и это было бы совсем не в пользу социалистов. С другой стороны, наши внешние партнеры говорят: «Найдите широкий компромисс в парламенте». Именно этого мы и пытались достичь 5 мая: решили сделать шаг назад в поисках широкого компромисса, но, в то же время, не отказываясь от смены избирательной системы, хотя бы в качестве переходного варианта, промежуточного.

Решили пойти по смешанной системе, чтобы люди поняли, в чем преимущества выборов по округам, а потом, к следующим выборам в 2022 году, возможно, полностью перейдем на мажоритарную систему.

Свободная Европа: Демпартия, по вашим словам, собрала 850 тыс. подписей. Многие из тех, кто поставили свои подписи, сделали это потому, что, как их убеждали, они смогут отозвать депутата, не оправдавшего их доверие. Этот момент будет присутствовать в объединенном проекте демократов и социалистов?

Андриан Канду: Нам очень хотелось бы, чтобы работал механизм отзыва депутатов как наказание со стороны избирателей. Точно так же, как происходит с мэрами – их отставка возможна на местном референдуме. Сейчас это кровно необходимо в Молдове, чтобы политический класс чувствовал бремя ответственности.

Свободная Европа: Социалисты говорят, что от идеи отзыва депутата придется отказаться.

Андриан Канду: Но по смешанной системе есть две категории депутатов: прошедшие в парламент по партийным спискам и одномандатники. И к ним следует применять одни и те же правила, невозможно одних отзывать, а других – нет. И, к сожалению, в результате этого компромисса, достигнутого по требованию наших внешних партнеров, на этот промежуточный период, скорее всего, придется отказаться от этой идеи, потому что с юридической точки зрения ее применить невозможно.

Но мы по-прежнему продвигаем идею отзыва нерадивых депутатов, даже ценою изменения соответствующей статьи Конституции, в которой идет речь о недействительности императивного мандата. Кроме того, мы не окончательно отказываемся от идеи выборов по одномандатным округам, а, следовательно, есть надежда, что появится и механизм отзыва депутатов.

Свободная Европа: Значит, эта идея пока отклоняется?

И при смешанной системе мы не допустим, чтобы от Приднестровья было 25 депутатов. Мы говорим о максимум трех-четырех депутатах

Андриан Канду: Но мы от нее не отказываемся, к этому нас просто вынуждает компромисс, который необходимо достичь в парламенте. И к парламентским выборам в 2022 году мы надеемся вернуться к одномандатной системе и к отзыву депутатов.

Свободная Европа: Другой повод для беспокойства, появившийся в нашем обществе, связан с порядком избрания депутатов на левом берегу Днестра. Юридически эта территория Молдовой не контролируется, и очень трудно поверить, что те, кто получат мандат избирателей, придут в парламент и не начнут диктовать свои условия, как пытались они это делать в момент провозглашения независимости Республики Молдова…

Андриан Канду: На данный момент население левобережья Днестра не представлено в парламенте Республики Молдова. Это деликатный вопрос, поскольку мы мало знаем, с какими проблемами они сталкиваются, и как реально можно осуществить реинтеграцию. Если вдруг в парламент пройдет несколько депутатов от Приднестровья – говоря «несколько», я имею в виду два-три, а не десятки депутатов…

Свободная Европа: 25% мандатов депутатам от Приднестровья – такая звучала идея…

Андриан Канду: Нет. Это нереальная идея, которая не пройдет. Более того – это дезинформация. Потому что в условиях, когда 50 депутатов избираются по одномандатным округам, то учитывая количество избирателей в Приднестровье, получается, что там можно будет организовать два, три, максимум четыре избирательных округа, а это значит – не более четырех депутатов.

Свободная Европа: Я привела слова президента Игоря Додона.

Андриан Канду: Не пройдет такая идея в парламенте. И при смешанной системе, которая будет нами принята, мы не допустим, чтобы от Приднестровья в парламенте было 25 депутатов. Мы говорим о максимум трех-четырех депутатах. И говорим о том, что эти депутаты пройдут в парламент только в том случае, если удастся организовать в регионе честные и демократические выборы.

Свободная Европа: Вы сказали – «если удастся». Значит, этого может и не получиться?

Андриан Канду: Может и не получиться. И тогда эти места останутся вакантными. Символически вакантными будут два, три, четыре мандата для Приднестровья, что является первым сигналом и первым действием к реинтеграции страны. Но фактически этих депутатов не будет до тех пор, пока мы не сможем там организовать и провести честные и демократические выборы, с участием наблюдателей от Совета Европы, ОБСЕ и Евросоюза – так, как это традиционно происходит.

Свободная Европа: И это не скажется на порядке формирования парламентского большинства?

Внедрить электронное голосование можно только к следующим парламентским выборам, которые состоятся в 2022 году

Андриан Канду: Согласно Конституции, парламент становится функциональным при условии, что две трети депутатских мандатов признаны действительными. У нас же вакантными могут оказаться три, от силы четыре мандата из 101-го. Следовательно, можно будет говорить о формировании и большинства, и оппозиции с очень большим количеством депутатов.

Свободная Европа: А если Приднестровью могут достаться три-четыре мандата, то на что может рассчитывать диаспора?

Андриан Канду: Необходимо, прежде всего, установить, сколько граждан из диаспоры хотят участвовать в выборах. Для этого предусмотрена процедура предварительной регистрации, потому что мы должны знать, сколько округов открыть в диаспоре, чтобы принять решение в зависимости от полученных данных. Разумеется, важно внести и соответствующие изменения в законодательство с тем, чтобы голосование прошло еще лучше, чем на президентских выборах.

Свободная Европа: Конституционный суд сформулировал серию рекомендаций, которые вам придется соблюдать.

Андриан Канду: Именно так. Но, в то же время, рекомендации предполагают определенное общение. Если говорить об участии диаспоры в выборах, проблема в том, что Республика Молдова стеснена в средствах, она просто не в состоянии открыть очень много избирательных участков. На одном участке могут проголосовать 3 тыс., максимум – 4 тыс. избирателей, увеличить «пропускную способность» участков физически просто невозможно.

Более того, во многих странах, таких, например, как Германия, избирательные участки можно открыть только в посольстве и в консульстве. У нас есть посольство в Берлине, есть консульство в Берлине и консульство во Франкфурте. Соответственно, в Германии можно открыть лишь три избирательных участка. В других странах иная ситуация. Чтобы точно знать, сколько участков открывать в той или иной стране, нужно обладать информацией о количестве наших граждан. А чтобы знать, сколько молдаван хотят принять участие в выборах, они должны зарегистрироваться примерно за полгода.

Через пару недель будут обнародованы результаты опроса, проведенного американской компанией, – крупнейшего опроса за всю историю Молдовы

Мы им говорим: «Люди добрые, информация не будет использоваться в других целях, не будет передана властям той страны, в которой вы находитесь. Эти данные нужны Центризбиркому, чтобы знать, сколько открыть избирательных участков». Конечно, электронное голосование – это неплохой вариант, но к выборам 2018 года, как утверждает Центризбирком, эту систему можно будет только протестировать, посмотреть, как она функционирует. Но внедрить электронное голосование можно только к следующим парламентским выборам, которые состоятся в 2022 году.

Свободная Европа: Так на сколько мандатов может рассчитывать диаспора?

Андриан Канду: Мы не обсуждали этот вопрос с точки зрения квот или мандатов…

Свободная Европа: Г-н Додон и здесь говорил о 25% мандатов.

Андриан Канду: Это идея г-на Додона, как и с 25% мандатов для Приднестровья. Последнее слово за парламентом.

Свободная Европа: Г-н Канду, я приведу слова депутата Европарламента, социал-демократа Анди Кристя, который сказал, что сейчас важнее сосредоточиться на стабильности, нежели на переменах. Он посоветовал к 2018 году сохранить действующую систему выборов…

Андриан Канду: Да, это один из моих коллег. Кстати, я только что провел с ним телефонный разговор, мы общаемся довольно часто. Увы, наши коллеги в Европарламенте из разных партий не владеют всей необходимой информацией. Они не знают, по сути, что смена избирательной системы – это желание граждан. О чем свидетельствуют и опросы.

Через пару недель будут обнародованы результаты очередного опроса, проведенного американской компанией, – крупнейшего опроса за всю историю Республики Молдова. Более 60% граждан выступают за перемены. Не знаю, почему все зациклились на пересмотре системы выборов, когда мы говорим о реформе пенсионной системы, реформе правительства, о борьбе с коррупцией, реформе правосудия, реформе финансово-банковской системы… Имеется план действий на уровне парламента, который состоит из 111 пунктов, связанных с внедрением Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Так что мы не стоим на месте. Тот факт, что мы занимаемся и изменением избирательной системы, отнюдь не означает, что это будет идти в ущерб другим вопросам, которые включены в повестку реформ в Республике Молдова.

Свободная Европа: Но это вызывает обеспокоенность, в том числе, в Брюсселе и Страсбурге. Мы беседуем накануне решения Европарламента об отсрочке финансирования в размере 100 млн. Что будет делать Молдова, если эта поддержка не поступит в бюджет страны?

Андриан Канду: Решения не будет, потому что запланированы только дебаты. Нет никакого проекта резолюции на этот счет – да и не может быть. Потому что речь идет о согласованных усилиях нескольких институтов на уровне Евросоюза, решает же не только Европарламент.

Свободная Европа: Три института.

Андриан Канду: Есть еще Еврокомиссия и Совет. Вопрос о финансовой помощи, обещанных 100 млн долларов, из которых 60 составляет кредит и 40 – грант, уже согласован. Мы обсудили вопрос с коллегами из Евросоюза, и по каждому из трех траншей предусмотрено от 10 до 15 условий, которые должна выполнить Республика Молдова, ее правительство.

Условия касаются, в основном, реформ. То, что связано с избирательной системой, в эти условия не входит. К сожалению, на уровне Европарламента возникла проблема, связанная с пересмотром избирательной системы, – и возникла по милости представителей Европейской народной партии, которая является партнером молдавской оппозиции, я имею в виду PAS и Платформу DA. В результате пристрастного информирования и манипулирования сложилось мнение, что в Республике Молдова происходит что-то из ряда вон выходящее, за пределами демократии, что не соответствует действительности.

Нас обвинили в том, что мы готовы уже были принять закон без заключения Венецианской комиссию, что так же не соответствует действительности. Венецианская комиссия должна рассмотреть вопрос и представить в июне свою оценку, и лишь после этого мы пересмотрим закон, обязательно – с учетом мнения Венецианской комиссии.

Свободная Европа: Но с первым чтением вы все-таки поторопились…

Андриан Канду: А почему вы считаете, что мы поторопились? По большинству законопроектов, которые находились на рассмотрении Венецианской комиссии, заключения были вынесены после того, как документы принимались в первом чтении в парламенте.

Свободная Европа: Г-н Канду, но проект социалистов лишь на последней стометровке был направлен в Венецианскую комиссию.

Андриан Канду: Мы упростили вопрос и сняли часть бремени с ВК. Сейчас ей не придется рассматривать два законопроекта, а только один, объединенный. Соответственно, мы облегчили работу комиссии. Мы ничего особенного не сделали, потому что ВК рассматривает законопроекты, в том числе принятые в первом чтении, принятые парламентом как концепт. Таким образом, мы облегчаем миссию Венецианской комиссии.

Свободная Европа: И рекомендации Венецианской комиссии парламент Республики Молдова примет во внимание на все сто процентов? Потому что и здесь много вопросов…

Андриан Канду: Мнение Венецианской комиссии никогда не сводится к «хорошо менять» или «плохо менять».

Свободная Европа: Да или нет.

Андриан Канду: Никогда ВК не говорит «да» или «нет», потому что это суверенное право государства – выбирать ту или иную избирательную систему. Венецианская комиссия приходит с ценными рекомендациями юридического и технического порядка, которые мы, конечно же, примем во внимание, когда будем улучшать законопроект.

Одно дело дискутировать на площади, протестовать – это хорошо и красиво, но совсем другое – высказывать точку зрения и отстаивать ее

На данный момент речь идет не о том, меняем мы или не меняем избирательную систему. Это воля парламента, и волею парламента это будет проведено. И это воля граждан, отраженная в опросах общественного мнения. Сейчас проблема состоит в том, чтобы придать этому проекту качественный вид без экстремальных элементов, о которых вы упомянули чуть выше, без этих 25% для Приднестровья и т.д. Это должен быть качественный законопроект, который соответствует нормам безопасности и исполняет волю граждан.

Свободная Европа: Но мы слышали заявление депутатов-социалистов, которые говорили, что если им что-то не понравится, они могут отказаться от голосования.

Андриан Канду: Мы на этом этапе приняли объединенный законопроект 74 голосами. Если социалисты решат не голосовать, то я уверен, что у нас будет достаточно мандатов в парламенте, чтобы утвердить проект во втором чтении.

Свободная Европа: Проект социалистов?

Андриан Канду: Мы не говорим о нашем или об их проекте. На данный момент есть только один проект, объединенный. Этот проект предусматривает смешанную систему выборов с теми улучшениями, которые будут сделаны, в том числе, с учетом экспертизы Венецианской комиссии.

Свободная Европа: Но чуть раньше вы говорили о консенсусе в парламенте.

Андриан Канду: Уверен, что нам удастся сохранить этот политический консенсус, в том числе с оппозицией, в том числе с парламентским большинством.

Свободная Европа: Какой диалог намерены вы вести с теми, кто вышел на улицу – с внепарламентскими партиями? Внешние партнеры советуют найти широкий консенсус в обществе.

Андриан Канду: Тех, кто вышел на протест, – и я имею в виду не граждан, а лидеров, призвавших к акциям протеста, – мы пригласили на разговор, предложили им обсудить ряд вопросов, включая целесообразность пересмотра избирательной системы. Потому что многие партии, выступающие сейчас против этого законопроекта, в предвыборной кампании сами обещали и даже продвигали идею изменения формулы выборов.

Изменить избирательную систему обещала и ЛДПМ – более того, она даже поддержала пересмотр системы выборов в 2013 году. Платформа DA, когда проводила протесты на площади, тоже была проводником этой идеи. А сейчас складывается впечатление, что они против именно потому, что идея исходит от нас.

Свободная Европа: Но их недовольство к этому и сводится – что вы перенимаете и продвигаете их идеи.

Андриан Канду: Если идеи хорошие – то почему бы и нет? Пусть почаще выходят с хорошими идеями, и я гарантирую: мы к ним будем прислушиваться. Но только если это хорошие идеи и для страны, и для граждан.

Майя Санду, конечно, важный политик, она пользуется очень высоким доверием, но ей следовало бы сосредоточиться на формировании команды

Вернемся к тому, что будем делать дальше. Одно дело дискутировать на площади, протестовать – это хорошо и красиво, но совсем другое – обсуждать вопрос на конкретной платформе, высказывать свою точку зрения и отстаивать ее, тем самым способствуя улучшению законопроекта. В парламенте мы организовали четыре раунда публичных дебатов, более 18 часов в общей сложности…

Свободная Европа: Консенсуса на этих дебатах не было.

Андриан Канду: А откуда вам это известно? Я предоставлю вам выдержку этих дебатов, и вы увидите, что там превалировали определенные точки зрения. Когда зашла речь о целесообразности изменения избирательной системы, то предпочтение было отдано одномандатной или смешанной системам. Например, были внепарламентские партии с более чем 20-летним опытом работы, были этнические группы, представители академических и научных кругов, которые говорили о необходимости ввести либо одномандатную, либо смешанную систему выборов.

Когда обсуждался отзыв мандата – были мнения и «за», и «против». И когда обсуждалось участие диаспоры в выборах, прозвучали различные мнения, приводились примеры других стран, где существуют, например, квоты. Смысл состоит в том, что в споре рождается истина, и в рамках дебатах могут прозвучать хорошее идеи, заслуживающие того, чтобы их включить в проект закона. Но если ты воздвигаешь на улице сцену и зовешь людей на протест – это что, хорошая идея, которая в состоянии улучшить закон?

Проекты важны, и важна воля граждан, потому что это право выражения мнения. Хорошо знать, что говорит оппозиция, знать позицию оппонента и принимать ее во внимание. Но когда идея явно неверная, когда ее не поддерживает население, – а это видно хотя бы по неучастию людей в протестах, – то все, по меньшей мере, цинично. Особенно, если учесть, что Майя Санду, например, говорила о желании избирать депутатов самостоятельно, без указки сверху. Так этого хотим и мы.

Свободная Европа: Вы говорили о том, что мало людей выходит на протесты. С другой стороны, оппозиция ссылается на результаты, полученные Майей Санду на президентских выборах. Ее поддержали более 40% граждан с правом голоса.

Андриан Канду: Вы совершенно правы. Но не надо путать президентскую кампанию конкретного человека с партией и властью в целом. Потому что если взять последние опросы, то ПСРМ, например, лидирует, она набирает примерно 30%. Затем идут PAS, Демпартия и так далее.

Свободная Европа: А кто помогает Партии социалистов удерживаться на первом месте?

Андриан Канду: Разочарование граждан, ошибки, допущенные властью в прежние годы. И это правда. Надо это осознать и каждый раз, посыпая голову пеплом, признавать свои ошибки – мы допустили ошибки, много ошибок. Надо принять во внимание и региональный контекст, и влияние СМИ, и дезинформацию, которая имеет место. Но прежде всего и более всего – это разочарование людей, которые несколько лет назад связывали определенные надежды с теми или иными лидерами, а эти лидеры, прикрываясь флагом Евросоюза, допустили гораздо более серьезные ошибки, чем все предыдущие правительства. И за это, разумеется, приходится платить.

На данный момент ПСРМ находится в оппозиции к власти. Мы – два противоположных лагеря

Но, возвращаясь к Майе Санду и высокому доверию к ней граждан, то борьба развернется, прежде всего, между партиями за те 50 мандатов, которые будут находиться на кону. Майя Санду, конечно, важный политик, она пользуется очень высоким доверием, но ей следовало бы сосредоточиться на формировании команды. Потому что если я попрошу назвать пять человек из ее близкого окружения, то кого вы назовете? А команда имеет огромное значение, в парламенте в одиночку ничего не решается, нужна команда.

Не говоря уже о том, что надо быть в состоянии сформировать большинство, а это значит, что надо быть достаточно гибким и толерантным, уметь общаться с теми, кто разделяет иную точку зрения. К сожалению, Майя Санду таких способностей не проявляет.

Свободная Европа: Упреки, которые звучат в ваш адрес, сводятся к тому, что если будет пересмотрена избирательная система, то результаты выборов будут зависеть от договоренности между Демпартией и ПСРМ, между Плахотнюком и Додоном.

Андриан Канду: На данный момент ПСРМ находится в оппозиции к власти. Мы – два противоположных лагеря, и с точки зрения своих взглядов, и по линии поведения. Ясна позиция президента Додона и партии, в которой он состоял, – это сближение с Россией и приостановление соглашений с Евросоюзом. Мы разделяем иную точку зрения, мы считаем, что будущее Республики Молдова в Евросоюзе, и альтернативы этому нет. Поэтому нельзя говорить ни о какой коалиции с Партией социалистов и с г-ном Додоном – и ни на каком уровне.

Свободная Европа: Скажите, кстати, а эти 100 млн евро со стороны ЕС – Молдова на них еще может рассчитывать или нет?

Андриан Канду: Эти 100 миллионов евро, их первый транш должен был поступить в ноябре-декабре, потому что в июне-июле ЕС предстояло принять соответствующее решение. Мы взяли на себя определенные обязательства, которые, уверен, мы выполним.

Свободная Европа: Значит, вы уверены, что эти деньги поступят?

Андриан Канду: Вне всяких сомнений.

В переходный период с июня по ноябрь будет проведена работа по слиянию министерств

Свободная Европа: Без всяких условий – и без отсрочек?

Андриан Канду: Нет. Там предусмотрено много условий, связанных с реформами. И мы должны их выполнить – как выполнили и условия, оговоренные с Международным валютным фондом. Надеюсь, удастся достичь такой же мобилизации между институтами и обеспечить выполнение условий ЕС.

Никто так просто никаких условий не выдвигает, они связаны с определенными реформами, которые призваны улучшить жизнь граждан, усовершенствовать систему и государство в целом. Кстати, финансирование призвано помогать проведению реформ, которые мы инициируем. К примеру, реформа правительства предполагает и определенные финансовые расходы.

Свободная Европа: К этому я и вела. Когда начинается реформа правительства?

Андриан Канду: Мы на последней стометровке обсуждения этого вопроса в рамках парламентского большинства. И я надеюсь, что через две-три недели законопроект поступит в законодательный орган. Идея состоит в том, что на переходный период, на период внедрения реформы отводится срок до ноября – с тем, чтобы 2018-й бюджетно-финансовый год начался уже с новой структурой правительства.

Свободная Европа: А когда произойдет слияние министерств?

Андриан Канду: Ориентировочно – до ноября.

Свободная Европа: До ноября? А почему не сейчас, не в ближайшее время?

Андриан Канду: Нельзя осуществить слияние за один день, на это потребуется некоторое время. Ведь представьте себе, есть два-три министерства, которые надо объединить в одно, есть два-три юридических управления, два-три персонала сотрудников, соответствующая инфраструктура…

Либеральная партия, команда Либеральной партии и г-н Гимпу важны для большинства, важны как партнер

Определенное время уйдет на оценку персонала, на принятие решений о том, кто уходит, кто остается, какие возможности предоставить тем, кто попал под сокращение… Иными словами, проблем много. В переходный период, назовем это так, с июня по ноябрь будет проведена вся эта работа по слиянию министерств.

Свободная Европа: Кстати, о реформе правительства… Говорят, вы пытались прижать либералов к стене. Они теряют практически все. Какая роль остается им в этой коалиции?

Андриан Канду: А почему вы считаете, что они теряют?

Свободная Европа: Реформирование правительства касается определенных министерств, которые курировали именно они, – и которые подлежат слиянию.

Андриан Канду: Когда речь идет о реформе правительства и слиянии министерств, мы не смотрим на партии или на людей. Мы исходим из принципа эффективности данной структуры и обсуждаем, кто и какие задачи на себя берет. Это не значит, например, что если министр транспорта лишился своего кресла, то в новом, объединенном министерстве не окажется другой либерал или делегированный ими человек.

Свободная Европа: Хотя г-н Гимпу сказал, что он хорошо подумает, прежде чем делегировать своих людей в новый кабинет, потому что и он переживает сейчас не лучшие времена…

Андриан Канду: Либеральная партия, команда Либеральной партии и г-н Гимпу важны для большинства, важны как партнер. Мы высоко ценим и проявленную ими готовность к самопожертвованию, нашу совместную работу в команде, которую показали тогда, в январе 2016 года. Но, в то же время, надо отдавать себе отчет в том, что в правительстве нужны высококвалифицированные специалисты, профессионалы, честные и неподкупные люди.

Свободная Европа: Говоря о реформе правительства, г-н Додон выразил уверенность в том, что ему придется отклонить многие кандидатуры на должность министров. Это значит, головная боль вам гарантирована?

Андриан Канду: Это значит, что если г-н Додон не придерживается конституционных правил, идет ли речь о реформе правительства или о промульгации законов, или о назначениях, предусмотренных законом, то все его отказы учитываются, подшиваются в папку, и в определенный день все это может завершиться отстранением от должности – если он не будет соблюдать Конституцию.

Если Конституция обязывает его принять во внимание позицию премьер-министра и волю парламента в вопросах назначения министров, – это значит, что он должен подчиниться, нравится ему это или нет.

Свободная Европа: Какая участь ждет референдум, анонсированный президентом Додоном?

Андриан Канду: Конституционный суд должен высказать свое мнение по поводу конституционности и законности требований г-на Додона. Можно давать чисто популистские обещания, можно пользоваться разочарованием людей и пытаться греть им душу привлекательными идеями. Начиная с роспуска парламента или с уменьшения числа депутатов… Но, в конечном счете, все должно иметь определенную логику и конституционную законность.

Может, и нам нужен декоративный президент

Возьмем один пример. Г-н Додон говорит о сокращении количества депутатов, со 101 до 71-го. Честно скажу, это ничего особого не изменит. С финансовой точки зрения большой экономии этот шаг не принесет. В законодательных органах других государств, сопоставимых с Молдовой по территории и по профилю, входят и сто, и свыше ста депутатов. И если в Кишиневском муниципальном совете 51 советник, то как парламент Молдовы может состоять только из 71 депутата? Получается, что если мы пойдем на такое сокращение мандатов, следовало бы посмотреть и на мунсовет. Да и вообще, следовало бы задаться вопросом, а нужен ли президентский институт в парламентской республике?.. Может, лучше вообще без президента, тогда и затрат будет меньше...

Свободная Европа: Но как можно это осуществить – ликвидировать президентский институт?

Андриан Канду: Проводим референдум, опять же – следуя опыту других стран. Есть государства, где президент – фигура чисто декоративная. Может, и нам нужен декоративный президент.

Свободная Европа: Г-н Додон еще не успел как следует порадоваться тому, что завоевал доверие граждан…

Андриан Канду: Но давайте посмотрим: может, эта должность обходится слишком накладно?.. И тогда, наверное, с экономической точки зрения целесообразно ликвидировать президентский институт и перестать ломать голову над тем, достоин он доверия или нет.

Сокращение местной администрации на 20% обеспечит увеличение ВВП на 10%

Свободная Европа: Значит, относительно референдума, намеченного на 24 сентября, нельзя сказать однозначно, – состоится он или нет?

Андриан Канду: Точно ничего не могу сказать до решения по этим вопросам Конституционного суда и Венецианской комиссии. Что касается дополнительных полномочий тому или иному институту, то поскольку это влечет пересмотр Конституции, необходимо заручиться мнением Венецианской комиссии. Оценку инициативе г-на Додона ВК даст в середине июня, одновременно с заключением по смешанной системе выборов.

Свободная Европа: Г-н Канду, до осени правительство будет оставаться без министров, или же будут предложены кандидатуры на определенные должности? Потому что обезглавленное минобороны, согласитесь, не самое хорошее дело.

Андриан Канду: На наш взгляд, вакантные должности необходимо заполнить таким образом, чтобы соответствующие институты были функциональными, вне зависимости от структуры будущего правительства. Естественно, если ряд министерств будет сокращен, то соответствующие министры тоже будут отправлены в отставку. Но, с другой стороны, министерства должны быть функциональными, поскольку нет ничего хорошего в том, что такие министерства, как обороны, долгое время остаются без руководителя.

Правда, у нас нет положения о том, сколько может длиться замещение должности, но общие правила и аналогии с другими функциями подсказывают, что такая ситуация может длиться максимум 30 дней. А по некоторым министерствам мы значительно вышли за эти пределы.

Свободная Европа: Где-то я слышала, что число мэров будет сокращено в три раза – с 900 до 300. Это так?

Андриан Канду: Вы говорите о реформе местной администрации и об административно-территориальном устройстве – эти реформы, разумеется, необхожимы, но они пока не стоят на повестке дня.

Свободная Европа: Но такое намерение существует?

Андриан Канду: Намерение сегодня состоит в том, чтобы проанализировать ситуацию, а не проводить реформы с ходу. Нужно очень хорошо понять, как следует организовать структуру государства и населенных пунктов в целом, чтобы реформа привела к более функциональной и эффективной системе, а также – как одно из условий – встретила поддержку со стороны граждан. Необходимо проанализировать, сколько населенных пунктов в стране – и сколько мэров на них приходится. И тогда надо будет подумать о реформе, но до следующих местных или парламентских выборов ее точно не будет, хотя такая реформа в перспективе нужна.

Симпатий особых друг к другу мы не питаем, друзьями нас не назовешь, мы не созваниваемся и не встречаемся

Года два-три назад МВФ провел анализ, который показал, что сокращение местной администрации на 20% обеспечит увеличение ВВП на 10%. Исследований на эту тему проведено немало, но некоторые из них уже с бородой, уже устарели. Нам же хочется видеть оптимальную территориальную структуру, корпуса мэров, местных администраций, чтобы все эти перемены шли на благо граждан. Во-вторых, чтобы они были эффективными с точки зрения управления. И, в-третьих, эффективными с точки зрения расходов.

Свободная Европа: Г-н Додон выразил удовлетворение отсрочкой финансовой помощи ЕС для Республики Молдова. Вы допускаете возможность изоляции Республики Молдова в случае, если пострадают ее отношения с европейскими структурами?

Андриан Канду: Мы вообще не допустим, чтобы испортились отношения Республики Молдова с Евросоюзом и другими важными организациями или нашими партнерами по развитию. Цинично и непристойно радоваться возможному срыву финансирования в условиях, когда, по сути, деньги предназначены не для правительства, не для власти, не для парламентского большинства, – а для Республики Молдова и ее граждан.

Мы развернули ряд инвестиционных проектов, ряд важных реформ, где финансирование более чем важно. И радоваться отсутствию прогресса и развития?.. Это соответствует позиции г-на президента, который не переваривает Евросоюз. Он только порадуется, если Евросоюз примет решение в этом плане – несмотря на то, что такой шаг обернется проблемами для Республики Молдова. Как президент, как глава государства… Его позиция должна быть иной.

Свободная Европа: Но сейчас отношения между парламентом, правительством и президентом остаются враждебными? Или уже удается договариваться по определенным вопросам? Например, уже назначили ряд послов…

Я не видел никакого решения Российской Федерации по поводу отмены эмбарго на молдавские товары

Андриан Канду: Отношения остаются институциональными, это отношения сотрудничества. Симпатий особых друг к другу мы не питаем, друзьями нас не назовешь, мы не созваниваемся и не встречаемся для того, чтобы ближе присмотреться друг к другу. Мы руководители ряда институтов, и в этом качестве обязаны находить возможности сотрудничества в соответствии с конституционными положениями. И это самое главное – избежать институциональной блокады или конфликта.

Свободная Европа: Но скрытые договоренности – говорят, что они есть между Додоном и Плахотнюком…

Андриан Канду: Это далеко не так. Мы очень разные, мы в оппозиции друг к другу – и своими идеями, и действиями, и поведением. Мне бы очень хотелось, чтобы граждане что-то изменили на выборах в 2018 году, – свое отношение к политике – с тем, чтобы президент Додон не укреплял свои ряды с помощью своей фракции, и чтобы в парламентском большинстве доминировали демократические проевропейские силы, а не те, кто выступает против сближения Молдовы с ЕС.

Свободная Европа: Но вы ничего не говорили о его участии в московском параде 9 мая...

Андриан Канду: До тех пор, пока он не нарушает Конституцию и действует в пределах закона, – хотя я, как гражданин, имею свою точку зрения и могу осудить его действия, –применить к нему какие-то санкции невозможно. Если же он начнет отходить от предписаний закона и, в частности, Конституции, то тогда вопрос будет вынесен в Конституционный суд и в парламент.

Я рад, что у нас сложилось активное гражданское общество, – по крайней мере, часть его может держать власть чуть ли не по стойке «смирно»

Свободная Европа: Однако президенту удалось восстановить отношения между Кишиневом и Москвой, наладить неплохое сотрудничество с Владимиром Путиным.

Андриан Канду: Трудно давать оценки, опираясь исключительно на участие в параде или на какие-то кадры с того или иного мероприятия…

Свободная Европа: Глава государства говорит, что ему удалось решить проблему гастарбайтеров, вернуть молдавские товары на российский рынок.

Андриан Канду: Я не видел никакого решения Российской Федерации по поводу отмены эмбарго на молдавские товары.

Свободная Европа: Криковский комбинат и другие предприятия возобновят поставки вин.

Андриан Канду: Это единичные, отдельные примеры. Не говоря уже о том, что и со стороны России мы вправе ожидать уважительного отношения. Республика Молдова заключила с Россией Соглашение о свободной торговле, в котором речь идет не только о Криковском комбинате, а в целом о Республике Молдова, о молдавских компаниях, которые имеют право на экспорт в Российскую Федерацию – беспрепятственный и неограниченный.

Именно так надо подходить к этому вопросу, а не проявлять особое отношение к той или иной компании. Я рад, что Криковский комбинат может хоть завтра начать экспорт, но есть десятки других предприятий, которым несправедливо отказывают в этом праве. Если же отношения основаны на такого рода селективном сотрудничестве, то их трудно назвать здоровыми. И радоваться этому вряд ли стоит.

Мы работали с представителями гражданского общества, и я высоко ценю их юридические консультации и оценки

Свободная Европа: Президент Додон хочет взяться сейчас за гражданское общество – по совету своего коллеги по партии Богдана Цырди, который пишет книгу «Să vedem cine finanţează societatea civilă» («Посмотрим, кто финансирует гражданское общество»). Это в духе Владимира Путина, ведь известно, что и кремлевский лидер в определенный момент взялся за гражданское общество. Чем не угодило гражданское общество, почему оно впало в немилость?

Андриан Канду: Мне трудно давать оценку тому, что творится в голове того или иного политического лидера. Я вижу вещи со своей точки зрения и могу высказывать только свое личное мнение. В прошлом году мы подготовили довольно хороший закон, который уже находится на этапе внедрения, – если помните, речь идет о 2% от суммы налогов, которые молдавские налогоплательщики могут перенаправить на гражданское общество. Это было бы очень кстати, так как у нас помимо нескольких широко известных организаций, которые пользуются ощутимым международным финансированием, есть и такие, которые опираются исключительно волонтерский энтузиазм, их финансовые ресурсы ограничены – и вот им бы и следовало помочь.

Там, где государство не может вмешаться и предложить свою поддержку, на помощь приходит закон о 2-процентном отчислении. У меня сложилось другое мнение насчет того, что связано с гражданским обществом. Гражданское общество – важный элемент в жизни государства. Я рад тому, что у нас наконец сложилось активное гражданское общество – по крайней мере, часть его может держать власть чуть ли не по стойке «смирно», включая законодателей.

С нетерпением жду публикации отчета Kroll, и того же хочет молдавское общество – чтобы увидеть, кто стоит за этой преступной схемой

Мы работали с представителями гражданского общества по некоторым реформам, и я высоко ценю их юридические консультации и оценки. Поэтому подобное законодательство, как в России, где гражданское общество держат под микроскопом или связывают с иностранными агентами, например, трудно назвать демократическим или соответствующим европейским ценностям.

Свободная Европа: Благодарю вас за интервью, г-н Канду. В качестве последней точки – какова судьба отчета Kroll-2?

Андриан Канду: В самое ближайшее время – я очень на это надеюсь – Всемирный банк и компания Kroll предоставят дополнительную информацию. Насколько мне известно, подходит к концу работа над вторым отчетом, а также над стратегией, которая вытекает из отчета Kroll-2, связанной с возмещением выведенных денег. Понимаю, что есть еще определенные помехи на международном уровне со стороны отдельных юрисдикций. И команда Kroll просила молдавские власти вмешаться на политическом уровне по некоторым юрисдикциям в двустороннем порядке, в том числе по линии Евросоюза и МВФ, чтобы довести начатое дело до конца. С нетерпением жду публикации отчета Kroll, знаю, что того же хочет и молдавское общество, молдавские граждане – чтобы увидеть, кто стоит за всей этой преступной схемой.

Свободная Европа: Г-н Додон сказал, что если отчет попадет к нему в руки, он немедленно его обнародует. Так же, как и г-н Канду, который опубликовал первый отчет Kroll.

Андриан Канду: Да, но только и г-н Додон, и г-н Канду должны помнить, что если в том отчете будет информация об имуществе, находящемся за рубежом, то надо будет принять срочные меры к его замораживанию. Потому что после оглашения информации следы наверняка затеряются окончательно.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG