Linkuri accesibilitate

Андрей Нэстасе: «Мафиозное соглашение Плахотнюка и Додона – это Не компромисс на национальном уровне»


Спикер парламента Андриан Канду заявил, что проект об изменении системы выборов в Молдове, принятый в первом чтении на прошлой неделе, будет улучшен ко второму чтению с учетом рекомендаций партнеров по развитию. Он сделал это заявление после встречи в Кишиневе с делегацией Венецианской комиссии и ОБСЕ /БДИПЧ. За так называемый «компромиссный проект», который предусматривает переход на смешанную избирательную систему, проголосовало парламентское большинство, где доминируют демократы и социалисты. Гражданское общество с проевропейскими взглядами подвергло критике и продолжает протестовать против «единого голоса» двух ведущих партий, которые приняли в первом чтении законопроект о введении смешанной системы выборов – по партийным спискам и одномандатным округам. Эксперты Венецианской комиссии встретились с лидерами оппозиции Майей Санду и Андреем Нэстасе, которые выступают против пересмотра системы выборов. Председатель Платформы «Достоинство и правда» (DA) Андрей Нэстасе призывает общество готовиться к акциям протеста.

Андрей Нэстасе: У нас состоялась плодотворная встреча с представителями Венецианской комиссии и Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), где мы присутствовали вместе с Майей Санду. На этой встрече мы выразили общую позицию молдавской оппозиции о недопущении пересмотра действующей системы в условиях, когда государственные институты в Молдове захвачены, Центральная избирательная комиссия контролируется политиками, подконтролен и Координационный совет по телевидению и радио, списки избирателей не приведены в порядок, а соответствующие органы указывают разное количество избирателей и представляют списки, которые…

Свободная Европа: Списки избирателей?

Андрей Нэстасе: Да, списки избирателей, которые разнятся между собой. [ГП] «Реджистру» оперирует одними цифрами, статистика – другими. У нас несправедливое законодательство о финансировании партий и конкурентов на выборах, его давно следовало пересмотреть, изменить. И все рекомендации Венецианской комиссии были направлены на это.

Мы проинформировали наших собеседников о том, что предложенная формула выборов не имеет ничего общего с демократией в Молдове, с интересами государства, и что эта инициатива подведена под конкретного человека, который сегодня контролирует не одну, а целый ряд партий, контролирует депутатов парламента Республики Молдова, которые прошли в законодательный орган благодаря доверию народа, но предали это доверие под политическим шантажом, под угрозой открытия на них сфабрикованных или реальных политических дел по приказу координатора Плахотнюка.

Политический и социальный консенсус – это нечто совсем другое

Свободная Европа: С другой стороны, говорят, инициатива пересмотра системы выборов в Республике Молдова пользуется широкой поддержкой в обществе, ведь собрано уже 850 тыс. подписей граждан, выступающих за перемены. Достаточно голосов в пользу изменения законодательства о выборах набралось и в парламенте. Это дает им повод считать, что в обществе достигнут «широкий консенсус», правда, за исключением внепарламентской оппозиции…

Андрей Нэстасе: Давайте сначала посмотрим, кто конкретно выступает против. Против выступают партии, возникшие в результате народных протестов. Это, прежде всего, Платформа «Достоинство и правда», собравшая и представившая в Центризбирком 400 тыс. подписей. Качественный анализ показал достоверность подписных листов, у Центризбиркома были замечания только по количественной части. А это значит, что мы следовали букве и духу Конституции.

То, что представили они – 850 тыс. подписей – как и Додон в президентской кампании говорил о пятиста с лишним тысячах подписей в свою поддержку – никто их не видел. Это лапша на уши нашему гражданину, которую очень и очень просто навесить в условиях, когда контролируешь 90% СМИ и используешь их в целях пропаганды.

Политический и социальный консенсус – это нечто совсем другое. Платформа «Достоинство и правда» и Партия «Действие и солидарность» участвовали в президентской гонке с единым кандидатом. Все знают о том, что я сошел с дистанции, будучи на равных позициях с Майей Санду. Во втором туре мы получили в общем зачете 48% голосов. И сегодня опросы показывают, что вместе мы занимаем достаточно весомую позицию.

Можно сказать, что их аргумент не проходит. Достаточно проанализировать результаты опросов. В начале кампании, инициатором которой выступил Плахотнюк, за введение одномандатной системы выборов выступало около трети электората, но в результате их агрессивной и манипуляционной кампании этот процент падает. О каком политическом и социальном консенсусе можно говорить? Налицо явно мафиозная договоренность между Плахотнюком и Додоном, которая не имеет ничего общего с национальным консенсусом в духе рекомендаций Венецианской комиссии.

Свободная Европа: О силе и взглядах оппозиции поговорим чуть позже. А сейчас давайте выясним, что на самом деле означает вердикт Венецианской комиссии. Потому что, как говорил министр юстиции, складывается в корне ошибочное мнение, связанное с позицией Венецианской комиссии. Что этот институт может высказаться «за» или «против» пересмотра избирательной системы. Для кого важны рекомендации ВК?

Андрей Нэстасе: Для всего цивилизованного мира. Поскольку Венецианская комиссия работает под эгидой Совета Европы, ее рекомендации имеют большое значение. Судя по словам Плахотнюка и министра юстиции Чеботаря, эта власть готова пренебречь рекомендациями Венецианской комиссии, проигнорировать европейские принципы и ценности. Потому что индивидов подобно Плахотнюку и Додону волнуют не европейские ценности и принципы – их интересуют лишь европейские деньги.

Свободная Европа: А вы после встречи с представителями Венецианской комиссии вы к каким выводам пришли?

Андрей Нэстасе: Я пришел к выводу, что они прекрасно понимают все риски. Они прекрасно видят, что никакого политического национального консенсуса нет и в помине. Понимают, что это лже-инициатива, изначально построенная на неконституционных обещаниях – и невыполнимых обещаниях.

Они прекрасно поняли, что инициатива не имеет ничего общего с демократией, она отличается исключительно корыстным характером и касается личных и партийных интересов Демпартии и ее председателя, который сегодня пошел на картельное соглашение с пророссийским, прокремлевским президентом Игорем Додоном и выступает с ним единым фронтом.

И, уверен, наши собеседники сделали очень серьезные выводы из сложившейся ситуации, и что рекомендации, которые они сформулировали еще в 2013 году касательно смешанных выборов, останутся в силе. Ведь с тех пор абсолютно ничего не изменилось.

Мы от диалога никогда не отказывались. Сейчас необходимо обсуждать приоритетные проблемы, а не какие-то вымышленные сюжеты

Свободная Европа: Г-н Нэстасе, в обществе много ненависти, а по отдельным вопросам наблюдается крайняя поляризация. Может, все-таки следует согласиться пойти на диалог с властью, еще раз попытаться цивилизованным путем изменить ситуацию?

Андрей Нэстасе: Что касается отношений с властью – мы неоднократно выходили с серьезными предложениями, направленными на совершенствование законодательства, поддержку местных производителей, граждан, пенсионеров, врачей и учителей, с тем, чтобы уровень нашей жизни повышался. Власть все наши инициативы игнорировала.

Свободная Европа: Эксперты говорят, что власть «позаимствовала» часть инициатив оппозиции…

Андрей Нэстасе: Давайте посмотрим. Что было сделано в банковской системе для повышения уровня прозрачности акционеров? Ровным счетом ничего. Что было сделано для демонополизации прессы? Ничего абсолютно. Что было сделано для того, чтобы довести пенсии до минимального прожиточного минимума для большинства пенсионеров, которые сегодня живут за порогом бедности? Что было сделано в плане повышения зарплат для учителей и врачей? Наша власть занимается чем угодно, только не приоритетными проблемами граждан.

Свободная Европа: Но вы готовы пойти на диалог с властью по этому вопросу?

Андрей Нэстасе: Мы от диалога никогда не отказывались. Сейчас мы говорим о том, что необходимо обсуждать приоритетные, основные проблемы, жизненно важные для наших граждан, а не какие-то вымышленные сюжеты. Например, президент Додон выходит с какими-то несуразными идеями насчет флага Республики Молдова… Скажите, о каком диалоге с ним может идти речь в этом случае?

Приходит Плахотнюк и говорит о пересмотре избирательной системы – но этот вопрос сейчас совершенно не волнует рядовых граждан Молдовы, бадю Георге или тетушку Юлию из моего родного села. Их интересует, чем государство отблагодарит их за более чем 40-летний добросовестный труд, какую пенсию им назначит. Их интересует, удастся ли их сыну или дочери найти работу в Республике Молдова и вернуться из Италии. Бадя Георге и тетушка Юлия все глаза уже выплакали. Ради этого бьюсь и я – ради права наших граждан жить достойно в собственной стране, а не скитаться по чужбине в поисках куска хлеба, в поисках спокойной жизни, качественного медицинского обслуживания и хорошего образования.

Свободная Европа: Вы провели акцию протеста в связи с голосованием Партии социалистов и ДПМ. И вы заявили о намерении продолжать эти протесты. А лидер демократов Владимир Плахотнюк считает, что вы спрятались под прикрытием ряда неправительственных организаций, и что вам стыдно за свою беспомощность, за то, что вы не можете вывести людей на улицу…

Андрей Нэстасе: Инициатива проведения флэшмобов, а затем протестной акции 14 мая в 12.00 на площади перед зданием парламента исходит от гражданского общества. Могу только радоваться тому, что сегодня в Молдове созрело ответственное и мудрое гражданское общество, готовое отреагировать так, как в свое время отреагировало гражданское общество Румынии.

Что касается Плахотнюка, то он позволяет себе презрительные отзывы и о нашей диаспоре, да и его окружение, говоря о диаспоре, обязательно использует уничижительное «так называемая диаспора». Аналогичным образом поступают они и в отношении гражданского общества.

Свободная Европа: К диаспоре мы еще вернемся, а сейчас прокомментируйте, пожалуйста, слова Плахотнюка о том, что вам самим стыдно называть это протестами...

Андрей Нэстасе: Как организовывать протесты – решает гражданское общество. Гражданское общество самоорганизовывается по принципу румынского общества. Мы не можем не поддержать гражданское общество. Так что мы поддержали эту инициативу и призвали всех сторонников, всех членов Платформы «Достоинство и правда» присоединиться к ней и повести себя как цивилизованное общество, в котором такой индивидуум, как Плахотнюк, не выступал бы с комментариями или заявлениями, а сидел бы в тюрьме за украденные миллиарды, за «русскую прачечную», за рейдерские атаки, за узурпацию власти – и обязательно с конфискацией награбленного имущества.

Свободная Европа: Для чего вы собираетесь в воскресенье вывести людей на улицу?

Андрей Нэстасе: Мы хотим протестовать вместе с гражданским обществом. Мы не выводим людей на улицу. Вы видели, как 9 мая и социалисты, и Демпартия на украденные у людей деньги доставили в Кишинев тьму народа, в том числе детей, которые ничего общего не имеют со всем происходящим. Мы не можем не протестовать.

Нужно очень четко понять: на кону – не я, и не Майя Санду

И призываем присоединиться к нам, прежде всего, кишиневцев, они ближе всех, и могут позволить себе пешую прогулку. Призываем население соседних с Кишиневом районов. Призываем всю страну присоединиться к протестам, в противном случае мы позволим этой власти уйти от политической ответственности. Потому что именно эту цель она преследует – избежать ответственности за все, что совершила в последнее время. Избежать уголовной ответственности за воровство и другие неблаговидные действия.

Свободная Европа: И какие требования вы намерены выдвинуть на этом митинге?

Андрей Нэстасе: Требования выдвигает гражданское общество. Первое его условие – недопущение пересмотра системы выборов, изменения правил игры во время игры. Именно это делает власть. Наш гражданин должен понять: Плахотнюку новая формула выборов необходима для того, чтобы остаться у власти и не отвечать за нищету в стране, за эндемическую коррупцию, за отсутствие рабочих мест, за положение дел в системах здравоохранения и образования. Вот чего боится Плахотнюк. И вот почему вместе с Додоном, которого он контролирует и шантажирует уголовными делами, они пытаются показать гражданскому обществу, международной общественности, что консенсус существует.

Нет никакого консенсуса, есть лишь мафиозное соглашение между Плахотнюком и Додоном.

Свободная Европа: Ваша партия и партия Майи Санду опасаются возможного изменения системы выборов? Вы боитесь, что у вас не найдется достаточно людей для выдвижения в округах, и поэтому вы не сможете доказать, что вы не лучше тех, кого критикуете?

Андрей Нэстасе: Эта система плохо сработала в Румынии, где доказала, что с ее помощью в парламент проходили даже уголовники. Существует угроза, что и в Молдове расплодятся разного рода «цуцы» и «носильщики борсеток» – разумеется, под соусом независимости, как это произошло в Гагаузии, где, не имея ни одного кандидата в Народном собрании, Плахотнюк за две недели получил большинство. С этим большинством он и провел через местный законодательный орган идею референдума о сближении Гагаузии с Таможенным союзом. Довольно, пора извлечь уроки из всех этих игр.

Эта порочная система, проявившая себя во всей красе и на Украине, и в Румынии – и тем более опасная для Молдовы

Нужно очень четко понять: на кону – не я, и не Майя Санду. Потому что в любом избирательном округе, где бы я ни баллотировался вместе с Плахотнюком, от меня остались бы рожки да ножки, настолько токсичен и опасен этот человек. Он разворовал страну, тогда как я пытался ее спасти. Я и сейчас бьюсь за страну, за наших граждан, за их достойную жизнь, которую Плахотнюк, как бы он ни бил себя кулаком в грудь, никогда не обеспечит, как не обеспечил за прошедшие 15 лет.

Свободная Европа: А почему вы не допускаете, что ваши кандидаты окажутся не слабее политических оппонентов?

Андрей Нэстасе: Дело не в том, что я «не допускаю», напротив, я уверен, что наши представители на голову выше – во всех смыслах этого слова. Но дело в том, что эта система поощряет ложь, манипулирование, дезинформацию. В рамках этой системы на обочине окажутся люди, которые заручились огромной поддержкой со стороны общества.

Приведу пример. Майя Санду в качестве единого кандидата Платформы «Достоинство и правда» и Партии «Действие и солидарность» набрала на президентских выборах 48%. В результате всевозможных ухищрений, дискредитации на национальном уровне – помните басню с сирийцами? помните мое линчевание в СМИ? – есть угроза, что Плахотнюк не даст ей пройти в парламент. Это реальная угроза.

Свободная Европа: Но лично вам сегодня ясно, чего хотят они, по какой формуле хотят выбирать депутатов в парламент в 2018-м?

Андрей Нэстасе: Это никому не ясно. Думаю, они и сами между собой, Плахотнюк с Додоном, не договорились, как действовать в конечном счете. Для них важно изменить систему за год до выборов...

Свободная Европа: …до парламентских выборов 2018 года.

Андрей Нэстасе: Вот именно. Вот чем объясняется их поспешность, их нетерпение провести этот проект через парламент Республики Молдова.

Свободная Европа: Что произойдет с избирателями Левобережья? Что произойдет с избирателями диаспоры? Это актуальные и довольно принципиальные проблемы.

Андрей Нэстасе: Жизненно важные для Молдовы проблемы, потому что все мы видели – на президентских выборах диаспора обеспечила 7-8% избирателей.

Плахотнюк играет с нами в карты. Пытается запудрить мозги населению, вконец дезориентировать людей

Свободная Европа: И что может произойти, если они все-таки изменят формулу выборов?

Андрей Нэстасе: Они пытаются вывести диаспору из игры.

Свободная Европа: Но ведь имеется решение Конституционного суда, который направил и в ЦИК, и в органы власти, и в Венецианскую комиссию конкретные рекомендации по улучшению условий голосования в диаспоре.

Андрей Нэстасе: Имеется. Но никто ничего не сделал в этом плане. Эти ловкачи договорились между собой – нет, не совершенствовать систему, не деполитизировать регулирующие институты и органы надзора за ходом выборов – а изменить систему в личных интересах, в интересах Плахотнюка и Додона.

Свободная Европа: Но они не могут проигнорировать такой сегмент электората, как диаспора, как Приднестровье?

Андрей Нэстасе: Могут. Смогли же они наплевать на эту категорию избирателей, когда предоставили недостаточное число бюллетеней для голосования, не открыли необходимое количество избирательных участков…

Свободная Европа: Если они вместе, социалисты и демократы, проголосуют за смешанную избирательную систему, как будет участвовать в выборах диаспора?

Андрей Нэстасе: На этот вопрос должны ответить те, кто примут это решение. Диаспора сейчас должна понять, что необходимо активно протестовать, ведь ее пытаются нейтрализовать, вывести из игры. Приведу один пример. Мы говорили с представителями Венецианской комиссии – даже им, Венецианской комиссии, которая является арбитром, не был предоставлен этот гибрид, полученный в результате скрещивания проектов демократов и социалистов.

Любое заявление Додона, в котором фигурирует мое имя или имя Майи Санду, написано в берлоге Плахотнюка

Свободная Европа: У них два законопроекта: выборы по одномандатной системе и по смешанной.

Андрей Нэстасе: И – все. Но из этой смеси что-то да должно получиться. Что именно? Значит, Плахотнюк играет с нами в карты. Пытается запудрить мозги населению, вконец дезориентировать людей. Для этого приводит в действие все средства, которые имеются в его распоряжении: СМИ, административный ресурс… И считает, что этими средствами он сможет повлиять и на Венецианскую комиссию. Я уверен, судя по разговору с делегацией Венецианской комиссии, что этого не произойдет, что там сидят люди ответственные, и что они прекрасно понимают, чем грозит эта порочная система, проявившая себя во всей красе и на Украине, и в Румынии – и тем более опасная для Республики Молдова.

Свободная Европа: Политическое оружие, которым вы пытаетесь пользоваться и впредь, – это митинги и акции протеста?

Андрей Нэстасе: Нашим главным гражданским оружием остается протест. Если же мы посчитаем, что протестное движение необходимо поддержать в большей степени, чем мы это делаем сегодня…

Свободная Европа: Но люди были деморализованы, они говорили: что толку, вышли, протестовали – и ничего не изменилось…

Андрей Нэстасе: Потому что эта пропагандистская машина постоянно долбит: «Ну, и чего вы добились своим протестом?». Добились, и немалого. Если бы на протест 3 мая не вышли 50 тыс. человек, Габурич, к тем 15 миллиардам леев, подписал бы еще на 7 миллиардов…

«Игорь, знай, как только мне удастся отправить за решетку Плахотнюка, других искать не стану – на очереди ты»

Был предан гласности отчет Kroll, из которого ясно видно, что главные бенефициары этой схемы – Плахотнюк и Шор.

Свободная Европа: Плахотнюк не упоминается в отчете Kroll.

Андрей Нэстасе: Лично он не упоминается, но фигурируют компании, которые он контролирует, – те же самые, кстати, что проходили по рейдерским атакам, в которых Плахотнюк назван главным выгодоприобретателем, это признал и Лондонский суд, и Эдинбургский. Поэтому нельзя сказать, что наши усилия были напрасны. И если сравнить с тем, чего добилось гражданское общество Румынии, то, должен сказать, мы в Кишиневе добились гораздо большего, чем гражданское общество Румынии.

Свободная Европа: А как насчет упреков в том, что вы протестовали плечом к плечу с нынешним президентом Додоном?

Андрей Нэстасе: Было такое.

Свободная Европа: Выходит, тогда это было хорошо, а сегодня, значит, нет? Сегодня вас упрекают…

Андрей Нэстасе: …нас с Майей Санду уже упрекают.

Свободная Европа: ...в том, что в рамках этих акций протеста вы выступаете рядом со скандально известным политиком Ренато Усатым…

Андрей Нэстасе: Рядом со мной всегда была Майя Санду, за которой никаких скандальных историй нет. При пожаре не смотрят, кто прибежал с ведром воды. К сожалению, додоны показали свою фальшивую оболочку. Тогда, 24 апреля, он пошел на сговор с Плахотнюком и разложил пасьянс на президентские выборы. Я ни в чем себя не упрекаю и не жалею ни о чем из того, что сделал для своей страны, потому что никогда не преследовал какую-то личную корысть. Моей целью было освобождение Молдовы – ради детей этой страны, ради ее будущего.

Вчера линия раздела проходила между сторонниками Востока и Запада, а сегодня она пролегает между сторонниками и противниками Плахотнюка

Свободная Европа: Но ведь известно заявление Додона о том, что он даже помогал вам и не мог допустить победы Майи Санду, потому что больше симпатизировал вам…

Андрей Нэстасе: Не знаю, насколько он мне симпатизирует, потому что в рамках акций протеста я не раз ему говорил, при том, на полном серьезе: «Игорь, знай, как только мне удастся отправить за решетку Плахотнюка, других искать не стану – на очереди ты». Свидетелями моих обещаний были люди из окружения самого Додона, из окружения Усатого, которые там были. И, будьте уверены, я ни перед кем не остановлюсь, отправляя в тюрьму всех, кто нарушил закон, им придется ответить за каждый украденный лей, а имущество награбленное будет конфисковано.

Что касается заявлений Додона, тут надо понять – и, уверен, молдавское общество понимает это, как никто другой, – что любое заявление Додона, в котором фигурирует мое имя или имя Майи Санду, написано в берлоге Плахотнюка.

Не надо тешить себя иллюзией, что слова Додона что-то да значат. Додон – вассал Плахотнюка, он всегда и везде будет озвучивать то, что ему приказал Плахотнюк. Посмотрите, как синхронны их действия: не успел Додон что-то сказать – а Демпартия уже отреагировала. И, наоборот, не успели высохнуть чернила на очередной бумаге Демпартии и Плахотнюка, а реакция Додона уже тут как тут.

Надо исходить из того, что акции протеста должны быть мирными. Неважно, кто стоит на сцене, кто возглавляет колонну – важно, кто стоит перед сценой, кто шагает в колонне. Особенно в условиях нашей страны, где общество, как отмечали и вы в начале нашей беседы, расколото до предела.

В президентской кампании мы сделали правильный ход и спасли европейский вектор, спасли демократию от неминуемого мата

Вчера еще линия раздела проходила между сторонниками Востока и сторонниками Запада, а сегодня она пролегает между сторонниками Плахотнюка и противниками Плахотнюка: между сторонниками коррумпированной системы – и ее противниками. Мы видели демонстрацию вассалов Плахотнюка: это люди с опущенными головами, пленники, да и только, доставленные на автобусах как во времена Сталина, они маршировали по улице Штефана чел Маре. Такие картины вызывают брезгливость. И мы сделаем все возможное и дадим свободу этому обществу, дадим свободу прессе, дадим свободу правосудию. И такая маленькая страна, как Молдова, может стать демократическим и благополучным государством.

Свободная Европа: На выборы в 2018 году вы пойдете отдельно? Ваша партия отдельно от других – или единым фронтом?

Андрей Нэстасе: Идея объединения оппозиции исходит лично от меня.

Свободная Европа: Какой именно оппозиции?

Андрей Нэстасе: Проевропейской оппозиции, демократической, которой движут интересы граждан, страны, а не личная выгода. С идеей консолидации демократических сил я выступил еще до того, как стал политиком. Я всегда придерживался этой идеи – и намерен следовать ей и впредь. Что касается участия Платформы «Достоинство и правда» в очередных парламентских выборах, то об этом говорить преждевременно, так как мы не знаем еще правил игры, не знаем, что лучше.

В президентской кампании, когда мы были на равных с Майей Санду и существовала угроза отдельного участия в выборах, что обернулось бы катастрофой для проевропейских сил, я думаю, мы сделали правильный ход и спасли европейский вектор Республики Молдова, спасли демократию от неминуемого мата.

Надеюсь, этим чувством проникнутся и другие политики. Только так мы сможем избавиться раз и навсегда от олигархии, коррупции, преступности, от нищеты, которая буквально душит нас. Жизнь проходит, одни бедствуют, другие живут припеваючи… Но сокрушаться не надо. Потому что, если не удастся это сделать для нас, сделаем для детей наших, для внуков. Это и значит – не зря прожить жизнь.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG