Linkuri accesibilitate

Анатолий Голя: «Нельзя продвигать реформы и развивать страну в условиях хаоса, протестов и грызни»


Политический обозреватель и журналист — о последних политических событиях

Свободная Европа: Социалисты собирают подписи за отставку мэра столицы Киртоакэ, либералы, в свою очередь, намерены добиваться импичмента президенту Додону, непонятна спешка с объединением двух законопроектов об изменении избирательной системы… Что вообще происходит в Молдове?

Анатолий Голя: Мы живем в полном хаосе, в хаосе пребывает общество, неразбериху генерируют и СМИ. Но все это идет, по сути, от политиков, которые, по всем признакам, не хотят сосуществовать мирно, жить цивилизованно и бесконфликтно. Я имею в виду власть и оппозицию, и справа, и слева, которые, соответственно, и затевают весь сыр-бор, а пресса вынуждена вмешиваться, собирать все эти препирательства и распространять их.

Я говорил спикеру Канду, что действительно непонятно, как умудрились дойти до такого – в условиях относительной политической стабильности в 2017 году, если сравнивать с 2016-м – вспомните, как начинался прошлый год, без правительства, без парламентского большинства, без стабильности, с призывами к стабильности как основному условию развития…

Игорь Додон уже протоптал дорожку в Москву. А Влад Плахотнюк едет в Вашингтон, его глашатаи отправляются в Брюссель

И это действительно так, нельзя продвигать реформы и развивать страну в условиях хаоса, протестов и грызни. И когда, казалось, наступил самый благоприятный момент для того, чтобы двигаться вперед, они вышли с этой инициативой по пересмотру избирательной системы, которая взорвала эту хрупкую стабильность, которая только-только зарождалась.

Свободная Европа: Куда может отбросить нестабильность Республику Молдова?

Анатолий Голя: Как минимум, назад, в 2016 год. Это сорвет нормальный ход реформ, сведет на нет их результаты.

Свободная Европа: А когда не проводятся реформы, то в игру вступает геополитика… Уже четыре раза президент Игорь Додон ездил в Москву, встречался с Владимиром Путиным. С другой стороны, глава демократов Владимир Плахотнюк вторично пересек океан и посетил США…

Анатолий Голя: Все связано с внешним вектором, в какую мы сторону пойдем: направо или налево. Игорь Додон, похоже, уже протоптал дорожку в Москву, движимый единым порывом: поклясться в верности Владимиру Путину, сказать ему, что «мы сделаем все, чтобы быть рядом, мы вместе с вами пойдем в Евразийский союз и отречемся от сатаны»… Сатаной в его понимании является Евросоюз.

А Влад Плахотнюк едет в Вашингтон, его глашатаи отправляются в Брюссель и другие европейские столицы, где показывают: «Посмотрите, какой у нас президент. Он заведет нас в Россию. Он приведет русские танки в Молдову. И если вы не поможете, не спасете нас, то нам придется следовать туда»...

Это отлично налаженная игра, с договоренностями, которые не афишируются, но которые существуют.

Свободная Европа: В конечном счете тогда Плахотнюк и Додон – это партнеры или противники?

Анатолий Голя: Каждый ведет свою игру. Между ними существуют определенные договоренности, существуют некие красные линии, которые и тот, и другой пытаются не переходить. Потому что им так выгодно.

Власть, как и Партия социалистов, будет настаивать на пересмотре системы выборов и пойдет в этом вопросе до конца

Факт, что эти договоренности существуют и стали очень заметными, – в том числе, для сторонников Игоря Додона, – проявился после того, как Партия социалистов выдвинула свой проект закона о пересмотре Кодекса о выборах, с введением смешанной системы. После этого, кажется, секретов больше нет. Все прекрасно понимают, что были определенные закулисные договоренности между двумя лидерами.

Свободная Европа: А зачем эти два лагеря, социалисты и демократы, изо всех сил открещиваются от того, что между ними есть определенные договоренности, особенно между Додоном и Плахотнюком? Почему они так скрывают свои связи?

Анатолий Голя: Потому что если они в этом признаются, то разочаруют своих избирателей, развеют иллюзии, прежде всего, своих сторонников. А задача этих двух лидеров, задача этих двух партий – продолжать вбивать клинья в общество с целью укрепления собственного электората на правом и левом флангах политической сцены – проевропейском и пророссийском.

Свободная Европа: Как вы считаете, парламент примет этот проект, который узаконит переход от пропорциональной системы выборов к смешанной?

Анатолий Голя: Процентов на 80 я бы сказал, что да, даже в том случае, если заключение Венецианской комиссии будет, скорее, отрицательным. Мы неоднократно убеждались в том, что молдавская власть не держит своего слова, не выполняет своих обязательств. И слова председателя парламента г-н Канду о том, что парламент учтет все рекомендации Венецианской комиссии, не следует воспринимать буквально.

Мы видели, что г-н Канду заявил о том, что пересмотр избирательной системы является суверенным правом Республики Молдова, которое надлежит исполнить. Будут приняты во внимание лишь те рекомендации, которые впишутся в рамки смешанной системы. Власть, как и Партия социалистов, будет настаивать на пересмотре системы выборов и пойдет в этом вопросе до конца.

Мы все видели, что именно так произошло и в первом чтении: были обещания, что первого чтения не будет без заключения Венецианской комиссии – и вот буквально на второй день после столь твердого обещания вопрос вынесли на рассмотрение и на голосование, причем в абсолютно непрозрачной форме, с нарушением регламента парламента, без заключений комиссии, без заключения правительства и т.д. По сути, власть поступает так, как хочет, и повлиять на нее могут только международные структуры.

Следовало бы дождаться и решения Европарламента по предоставлению обещанных 100 млн евро, в которых молдавское правительство остро нуждается...

Свободная Европа: Реформа правительства заставит Додона и Плахотнюка сотрудничать? Или они и впредь будут придерживаться противоположных позиций?

Анатолий Голя: Реформа правительства – это актуальный вопрос, так как это одно из условий европейских институтов, партнеров по развитию, и ее провести необходимо. Как именно – однозначного ответа на этот вопрос у меня нет, потому что много еще неясного. Логичным представляется отставка исполнительной власти с внесением изменений в закон о правительстве, и последующее утверждение нового кабинета.

Существует ли еще Либеральная партия… Формально она еще есть, но у нее практически нет никаких шансов пройти в парламент

Но я не думаю, что правящий альянс пойдет на такой риск в нынешней ситуации. Потому что Игорь Додон до выборов может не подписать указ о назначении кандидатуры нового премьер-министра, кто бы это ни был. Поэтому будут предприняты попытки обойти законные процедуры, вероятно, для того, чтобы сохранить это правительство и осуществить намеченную реформу. Это один из главных вопросов, которые поднимет председатель Демпартии Влад Плахотнюк в рамках своего нынешнего визита в Вашингтон.

Год назад, так же в ходе его визита, обсуждался ряд вопросов, том числе его возвращение в политику, возможно, в должности премьер-министра. Некоторые из обещаний Влада Плахотнюка не выполнены.

Свободная Европа: Какие именно?

Анатолий Голя: Главное обещание – что он уйдет из политики и даже покинет Республику Молдова. Согласно некоторым источникам, такие обещания были. Но ситуация изменилась, и обещания потеряли свою силу. В Соединенных Штатах Америки сменилась власть, и сейчас нужно обсуждать carte blanche с самого начала. Он должен прощупать позицию Белого дома в вопросе о том, когда он сможет претендовать на должность премьер-министра – сейчас или позже, до выборов или после. А также и другие темы, касающиеся Республики Молдова.

У оппозиции нет никаких шансов прийти к власти, создать сильные фракции. Потому что 10-12 депутатов общего расклада не изменят

Свободная Европа: О роли и месте Либеральной партии что можете сказать?..

Анатолий Голя: Существует ли еще Либеральная партия… Формально она еще есть, но после всего случившегося у партии практически нет никаких шансов пройти в парламент следующего созыва. Поэтому трудно сказать, что может сейчас предпринять ЛП, несмотря на то, что партия приняла решения не участвовать в голосовании по внесению изменений в Кодекс о выборах.

Не знаю, что будет с ЛП. Сейчас на наших глазах на правом фланге политической сцены яростно и настойчиво пробиваются новые политические силы. Я имею в виду партию Анатола Шалару, а также попытку вернуть Народную европейскую партию Юрия Лянкэ. Был пересмотрен и регламент парламента… Власть заботится о том, чтобы в будущем парламенте взять под контроль правый электорат, который составляет от 6 до 12%.

Общество всегда хочет перемен. Но я не вижу серьезных предпосылок для возникновения новой силы

Свободная Европа: А каковы шансы оппозиции стать более заметной силой в обществе?

Анатолий Голя: У оппозиции всегда есть шансы, и ей удается влиять на происходящие политические процессы, в том числе посредством давления на партнеров по развитию. У нее есть шансы и в условиях изменения избирательной системы, потому что при смешанной формуле выборов, так или иначе, определенные лидеры смогут баллотироваться и по партийным спискам, и одна или две внепарламентские партии станут парламентскими. Но не более того. У оппозиции нет никаких шансов прийти к власти, создать сильные фракции, способные повлиять на ситуацию в парламенте. Потому что 10-12 депутатов общего расклада не изменят.

Свободная Европа: Почему в обществе так настойчиво говорят о появлении третьей силы? Это возможно? И нужно ли это?

Анатолий Голя: Общество всегда хочет перемен. И перемены ассоциируются с появлением новых сил – с третьей силой, с четвертой. Но я не вижу серьезных предпосылок для возникновения новой силы. Даже Партия национального единства, которая сейчас пытается пойти на коалицию или на слияние с правым крылом – и у нее нет особых шансов. Слишком мало времени остается до парламентских выборов, и слишком много перемен назревает в избирательной системе, в законодательстве и т. д., чтобы оппозиции удалось добиться хороших результатов.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG