Linkuri accesibilitate

Алла Мындыкану: «У Молдовы либо европейское будущее, либо вообще никакого. Третьего не дано»


Бывший молдавский политик Алла Мындыкану, эмигрировавшая в Канаду, поддерживает идею пересмотра молдавского законодательства о выборах. Недавно она приезжала в Кишинев и изложила свои аргументы в интервью Свободной Европе:

Алла Мындыкану: Диаспора представляет избирателей, живущих за пределами Молдовы. В Канаде, если человек уехал более пяти лет назад и не заявил о готовности вернуться на родину, он лишается права голоса. Румыния не позволяет голосовать на основании просроченного паспорта. В Канаде, если ты в течение пяти лет не отправляешь декларацию о доходах и не приезжаешь хотя бы на полгода в Канаду, ты лишаешься права голосовать из-за рубежа.

У нас преувеличивают роль диаспоры, и, разумеется, находятся политические партии, которые пытаются на этом играть. Сейчас обсуждается вопрос о создании Партии мигрантов, что, по моему мнению, – полнейший нонсенс.

Я вообще считаю, что диаспоре не следовало бы распылять силы, но слишком большого значения этому не придаю. Объясню – почему. Я не хочу подсказывать технологии противной стороне, оппонентам моей проевропейской идеи.

Наших больше всего в России, да? Там тоталитарная система выводит на голосование всех поголовно. Они мобилизуются и сделают это. Наших же, разбросанных по всему свету, вместе на выборы не собрать. На парламентских выборах явка в два раза ниже, чем на президентских. Так что пусть никто не ждет, что диаспора решит судьбу выборов. Судьба выборов решается здесь!

У нас преувеличивают роль диаспоры, и находятся партии, которые пытаются на этом играть

Поэтому я считаю, что во всей диаспоре нужен только один округ с различными избирательными участками. Но политические партии – все абсолютно – должны иметь доступ к диаспоре через своих кандидатов, пусть тратят свои деньги, если хотят пройти именно по этому округу, и пусть ставят туда людей из диаспоры. Хотя необязательно все кандидаты от той или иной партии должны быть из диаспоры. А члены диаспоры, которые хотят баллотироваться, путь приедут бороться сюда, потому что Республика Молдова управляется из Кишинева, а не из диаспоры. И нехорошо оставаться, скажем, в Монреале, чтобы без особых жертв пройти в парламент Республики Молдова и стать депутатом.

Я была членом партии, работала в предвыборном штабе в Рышканах, перемесила всю грязь и слякоть, мерзла зимой для того, чтобы обеспечить моей партии место в парламенте. Но почему кто-то, кто сидит в тепле, должен за мой счет пройти в парламент, занять там мое место? Чем он лучше? Хочешь баллотироваться по партийному списку в диаспоре? Приезжай домой, работай наравне со всеми и заслужи это место.

Неважно, где находится человек, – за рубежом или в другом месте, но я бы не стала включать в списки кандидатов на выборах людей из диаспоры, которые не приезжают сюда и не выполняют сами всю черную работу в рамках предвыборной кампании. То есть, мы коллеги по партии, ты работаешь здесь четыре-пять лет, а я приехала на все готовенькое… Интересно, какими глазами ты будешь на меня смотреть?

Я твердо убеждена в том, что Молдове необходима реформа избирательной системы

Зато в диаспоре, после того, как ты выиграл партию, ты можешь составить список экспертов. И в Бюро по связям с диаспорой есть эти списки, они должны оставаться действительными и доступными для всех грядущих правительств – списки специалистов из диаспоры. Независимо от того, кто придет к власти.

Потому что ты сможешь пригласить кого-то занять должность начальника управления, возглавить то или иное министерство, работать в правительстве – при условии, что этот план осуществится. И тогда не придется прибегать к услугам кумовьев и нанашей, к другим хитрым схемам, ведь в диаспоре тоже люди, и они тоже могут поддаться различным искушениям…

Свободная Европа: Вопрос вам как бывшему депутату: когда и в чем ошиблись слуги народа, что этот институт власти – парламент – лишился доверия граждан?

Алла Мындыкану: Одна из причин связана именно с действующей избирательной системой. Почему? Потому что она предусматривает вертикальную пирамиду власти. Вся республика – один избирательный округ. Следовательно, чтобы пройти в парламент, ты должен поднатореть в политической борьбе, ты не зависишь от избирателя. У тебя нет своего округа, ты не можешь посмотреть в глаза конкретному человеку, не знаешь его конкретного адреса, ты далек от его проблем – и ты зависишь лишь от председателя партии.

И я твердо убеждена в том, что Молдове необходима реформа избирательной системы, неважно, какая именно – пропорциональная, смешанная… Главное – ввести округа. Этот момент опрокинет вертикаль власти, и избиратель будет знать своего депутата, а не всех сто, которых он и не знает, и вообще в глаза не видал.

Поэтому и дискредитировал себя парламент – потому что была введена действующая сегодня система. С ее пересмотром, уверяю вас, через четыре года, в 2022 году, ситуация будет совершенно иной – и даже неважно, кто победит на выборах.

Как бы я поступила, если бы меня попросили: «Г-жа Мындыкану, предложите свое решение!» Что ж, я и предложу. И именно так, по моему мнению, должна поступить оппозиция, а не причитать: «Это нехорошо, так не годится, это из рук вон плохо…». Оппозиция должна предлагать решения. Я изложу свой вариант.

И в Канаде, и в США, и в Великобритании любой может прийти и присутствовать на заседании, послушать, о чем говорят депутаты

Республика Молдова – такая, какая она есть – как гроздь винограда, разделенная по горизонтали на девять округов, которые включают и Приднестровье, но нигде им не позволяют иметь отдельное влияние. Один округ предоставлен диаспоре. По каждому из этих девяти округов на территории Республики Молдова все партии могут выдвигать по девять кандидатов.

По девять кандидатов, выбирая известных людей в соответствующем округе, местных лидеров, людей образованных и авторитетных. Кроме лидера, который возглавляет список, нужны и опытные юристы, люди, разбирающиеся в законах. В любом случае, это уже более яркое, более насыщенное соревнование, чем было прежде, – но, подчеркну, при несравненно более низком избирательном пороге.

Пример – Албания. В Албании действует смешанная система: 40 человек избираются по партийным спискам, 60 – по одномандатным округам. Там, где одномандатные округа, избирательный порог составляет 2,5%. Албания еще пять лет назад уступала нам по многим показателям. А сейчас она обгоняет нас и имеет все шансы вступить в Евросоюз раньше нас. Почему? Потому что мажоритарная система в одномандатных округах позволяет установить прямые отношения между избирателями и депутатом, и дает возможность контролировать его работу. У нас сегодня иная ситуация – депутата нельзя ни контролировать, ни привлечь к ответственности.

Свободная Европа: Поскольку вы уже некоторое время живете в Канаде, позвольте спросить: вы находите больше сходств или различий между депутатом в Молдове и депутатом в Канаде?

Алла Мындыкану: Разница очень большая, да просто огромная. Депутат в Канаде не занимается бизнесом и не решает проблем бизнеса своих друзей. Даже если кто-то где-то и попытается это сделать, об этом сразу узнают все, потому что мониторинг со стороны СМИ очень строгий.

Журналистика расследований в Молдове отсутствует. Ты может направить десятки запросов – ответа здесь не будет. А там реакция последует незамедлительно. Это один момент.

Второй момент. Депутат в Канаде занимается исключительно законотворческой деятельностью. И в Канаде практикуются постоянные посещения делегаций, это считается в порядке вещей. И в Канаде, и в США, и в Великобритании любой может прийти и присутствовать на заседании, для желающих отведено специальное место, где они могут послушать, о чем говорят депутаты. В Молдове такой практики нет.

Надо иметь ясные мозги и знать несколько языков, чтобы ты мог сравнить законы твоей страны с другими странами

Свободная Европа: Вы сказали, что законодатели в Канаде не занимаются политикой, и что политика не является бизнесом. Почему в Республике Молдова дело дошло до того, что бизнес рвется в политику?

Алла Мындыкану: Это результат продвижения российской тоталитарной модели. Из России все это идет, из бывшего Советского Союза. Там бизнес сросся с криминальным миром, с политикой и т.д.

Свободная Европа: Насколько вредно и опасно для Республики Молдова то, что бизнес проник в политику?

Алла Мындыкану: Очень вредно. В политике невозможно управлять так, как ты управляешь бизнесом. И пока люди не поймут этого, ничего не изменится.

Свободная Европа: И все-таки, неужели никакого сходства вы не находите между канадским и молдавским законодателем?

Алла Мындыкану: Не нахожу, при всем желании…

Свободная Европа: Кто достоин стать депутатом парламента Республики Молдова и провести реформы, которых граждане ждут – не дождутся уже десятки лет?

Алла Мындыкану: Должны прийти хорошо подготовленные люди…

Свободная Европа: Что это значит – хорошо подготовленные?

Алла Мындыкану: Объясню в двух словах. Законотворческий процесс крайне ответственный, необходимо специальное образование плюс солидный опыт менеджера для того, чтобы понять, как применяется законодательство хотя бы в твоей области. Надо иметь ясные мозги и знать несколько языков, чтобы ты мог сравнить законы твоей страны с другими странами; и каждый депутат должен иметь высокопрофессиональную команду консультантов.

Свободная Европа: Но, говорят, в результате массового оттока рабочей силы и утечки мозгов Республика Молдова обеднела...

Алла Мындыкану: Это действительно так.

Свободная Европа: Значит, не так уже легко найти таких людей, которые достойны депутатского кресла. И кто тогда должен быть более настойчивым: соискатель депутатского мандата – или гражданин, который хочет, чтобы там, в парламенте, его представлял достойный человек?

Алла Мындыкану: Политические партии проводят подбор кадров, политические партии… Это их задача, потому что только у политической партии есть…

Свободная Европа: Но люди потеряли доверие к партиям…

Алла Мындыкану: Доверие – дело наживное, оно приходит со временем. Я, слава Богу, в 2010 году, в 2014-м, когда голосовала за наши партии, все надеялась, что уж сейчас-то мы наверняка выйдем из переходного периода и вступим в нормальную жизнь. Этого не произошло, все нас разочаровали.

Но это не значит, что – все, что не надо участвовать в выборах, что если доверия нет, то больше мы и палец о палец не ударим. Надо идти вперед. Это очень важно – чтобы политические лидеры тщательно выбирали свои команды и не оставляли без внимания любые попытки экономики влезть в политику и прибрать ее к рукам.

В Молдове же, уверяю вас, не наберется и ста человек, чтобы создать честную и проверенную временем команду

Если Молдове чего-то явно недостает, так это способности поставить себя на место другого и попытаться понять, что чувствуют окружающие, как они воспринимают ситуацию? У нас же: «Я так сказал – и все! Твое мнение меня не интересует!»

И мне сейчас больно при мысли, что многие хорошие дела так и остаются никем не замеченными. Нельзя отвергать все с ходу. Нельзя выплескивать ребенка вместе с водой. Давайте разделим все по порядку: по одну сторону – все полезное и хорошее, что следует сохранить, по другую – все, что заслуживает порицания, то, от чего надо избавляться.

Почему бы мне сейчас не включиться в какую-то политическую кампанию в Республике Молдова? Потому что «короля играет свита» – чтобы прийти к власти и мудро управлять делами страны, за твоей спиной должна стоять сильная политическая партия. Государству необходимы 3600 человек, неважно, Молдова это или Соединенные Штаты. Это ключевые посты.

В Молдове же, уверяю вас, не наберется и ста человек, чтобы создать честную и проверенную временем команду. Их не то что нет, они есть, но они предпочитают дистанцироваться от политических лидеров. Потому что политического лидера моментально окружат лизоблюды и льстецы, которые только и делают, что поют ему дифирамбы: «Ты самый гениальный, и ты это сможешь!» Но, в конце концов, они предают своего вчерашнего идола, а он не сможет выполнить то, что обещал. Это один аргумент. Второй аргумент – экономический.

Свободная Европа: Без денег провести предвыборную кампанию невозможно?

Алла Мындыкану: Невозможно провести предвыборную кампанию без денег. Необходимо мобилизовать людей на местах. Элементарно: обеспечить их бензином, питанием. Никто не обязан ради тебя бегать за просто так, за красивые глаза. И если ты привлекаешь 3000 человек, то как все эти расходы покрыть?

Свободная Европа: Так сегодня же государство финансирует партии.

Алла Мындыкану: Государство финансирует их после выборов, а не до! И представьте себе, что я хочу привести к власти новую партию, которую никто не финансирует. Что она против системы? У нее есть список, она должна найти денег и вынуждена продавать первые места, проходные места в этом списке за деньги.

Свободная Европа: Если бы вы вернулись в политику и пришли к власти, как бы вы приступили к объединению столь разрозненного, крайне поляризованного общества?

Алла Мындыкану: Я не хочу возвращаться в политику.

Свободная Европа: Гипотетически…

Алла Мындыкану: Гипотетически – с чего бы я начала? Я надела бы тогу политика…

Европейский путь для нас – единственное направление действий. Все, что вне ЕС, – это губерния, провинция, это отставание еще на сто лет

Свободная Европа: Расколотое общество как вы собираетесь сплачивать?

Алла Мындыкану: Расколотое общество объединить просто. Я бы собрала лидеров партий с близкими мне стратегическими целями, провела бы круглый стол, где обсудили бы определенные вопросы. Это первый шаг.

Шаг второй: попыталась бы максимально понятно объяснить механизм борьбы с коррупцией. Потому что есть два ключевых элемента, которые не дают нам двигаться вперед: это борьба с коррупцией и реформа судебной системы. И вместе с лидерами всех партий определяем механизм работы и задачи. Составляем единый план действий, собираемся все вместе – каждый со своей партией, на собрании, которое не имеет законодательной силы, но в рамках которого мы оговариваем, согласовываем эту программу – и показываем сплоченность. И когда в следующий раз идем на выборы, мы определяем и механизмы наблюдения и контроля за ходом кампании. Именно это рекомендует и Евросоюз.

Свободная Европа: Республика Молдова может рассчитывать на более светлое будущее?

Алла Мындыкану: У Республики Молдова либо европейское будущее, либо вообще никакого. Третьего не дано. Европейский путь для нас – единственное направление действий. Все, что вне ЕС, – это губерния, провинция, это отставание еще на сто лет; это серая территория, к которой никто не захочет и близко подходить, и которую постоянно будут использовать против Европейского союза.

Opinia dvs.

Arată comentarii

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG