Linkuri accesibilitate

Битва народа. Интернет-баттл как модель общественной коммуникации (ВИДЕО)


Баттл российских рэперов Oxxxymiron и Гнойный (Слава КПСС)

Сталин, Гумилев, Тарковский, еврейский вопрос, генерал Власов, Кадыров и Чечня, великий русский язык, Навальный и другие животрепещущие темы, которые обсудили в рэп-баттле Оксимирон и Слава КПСС (Гнойный). Как хорошее знание литературы помогает риторическим ходам русский рэперов? Как Оксимирону удалось избежать нецензурной лексики в баттле? “Рэпер должен быть психологом, а не вести себя как у него на приеме”.

Александр Горбачев, музыкальный критик, обозреватель портала Meduza; Михаил Фаустов, основатель народного слэма “Открой рот”, Иван Мартыненко, корреспондент Радио Свобода. По скайпу Артемий Троицкий, музыкальный критик, историк советской рок-музыки; по телефону Сева Москвин, диджей Comedy-радио, солист группы ГЛОМ.

Ведет программу Елена Фанайлова.

Полная видеоверсия программы

Елена Фанайлова: Речь пойдет об интернет-баттле Оксимирона и Гнойного, он же Слава КПСС, он же Вячеслав Мошнов, он же Карелин (и еще примерно пять у него существует псевдонимов). Это событие всколыхнуло российский интернет, сейчас 14 миллионов просмотров. Первый канал, НТВ, все остальные монстры телевещания должны бы мечтать о таких цифрах. Является ли действительно эта встреча событием сезона и зеркалом общества? Мы об этом сегодня будем говорить в студии с Михаилом Фаустовым, создателем народного соревнования "Открой рот". Это соревнование заключается в том, что народ выходит и читает отрывки из книг, а жюри оценивает артистизм. Я считаю, что это развлечение отчасти близко по общественно-политическим и артистическим интенциям баттлам. Коллега Иван Мартыненко оказался человеком, который со вниманием отследил не только этот баттл, но и ряд предыдущих. На связи по скайпу Александр Горбачев, музыкальный критик, в прошлом главный редактор журнала "Афиша", обозреватель портала Meduza, соавтор книги о русском роке "Песни в пустоту". По скайпу Артемий Троицкий, музыкальный критик, историк рок-н-ролла, легендарная фигура. По телефону из Петербурга будет Сева Москвин, диджей Comedy-радио, солист группы ГЛОМ, человек, который создал пародию на рэпера Сяву с его представлениями о прекрасном. Я предлагаю для начала познакомить тех, кто нас смотрит и слушает, но не имеет представления о том, что такое качество баттлов, предлагаю начать с цитаты из Оксимирона, которая показывает всю степень негатива по отношению к партнеру, с которым он находится в битве, степень агрессии, нарочитой, впрочем, как мне кажется. Там было много таких моментов, три раунда было, из первого раунда мы выбрали небольшой фрагмент.

...А кто берёт слухи про близких, чтобы выиграть вес,
Просто показывает, кто на этом ринге отец.
Подумай, шкет, - тебе светит лишь форс в MDK.
Сколько лямов я сделал за год спорят Forbes, РБК.
Ясен-красен, про меня сплетен вагон,
Я даже бросил группиз - вдруг они проколют перед этим гондон,
А после сольют наши фотки журналу ОК!
Это тёмная сторона славы, как и его поездка полгода назад на Пхукет.
У меня тоже есть птички,
И в отличие от твоих, у них есть микрофоны-петлички.
Он думает: "Только бы не история про Голден Резорт!"
Братан, это не позор.
Скажем так: очень недолго и в меру невинно,
Но у него там был друг под кодовым словом Танцор.
Не совсем массажист, не совсем визажист,
Не совсем экзотический dancer,
Но проблема в другом - как две капли воды
Он похож на типичного транса.
А теперь я прошу сюда выйти всех тех, кто реально в Резорте увидел Карелина.
Ладно, по ходу, сегодня их нет, но ещё бы немного, и вы бы поверили.

Елена Фанайлова: Прекрасный пример гомофобных шуток со стороны Окси. Ответит ему Гнойный попозже антисемитскими шуточками. Там все с точки зрения равновесия превосходно. Второй фрагмент уже из Гнойного я бы хотела послушать о его предъявах к Окси как к человеку, который плохо владеет русским языком.

Хуже всего вы – творцы похабнейшей вкусовщины
Где третьесортный ремикс Есенина или первоклассный Олдоса Хаксли
Имею социальное одобрение, но мне до ... еврейские сказки
Я не слушаю ГОРГОРОД, не читаю Тору, не зависаю на Эхо Москвы
Странно, в Правом Секторе любят лысых
Но тебе бы там дали ...
За графоманию как у Бродского, за говнолирику как у Есенина
Где ты сам гуляешь по краю? У отеля по краю бассейна?
Бл*дь, когда ты мне скажешь,
Что я не представляю интереса как музыкант
И живу за счет сомнительного хайпа
Ты по сути опишешь себя
Ведь ГОРГОРОД - даже не хорошая калька, не напалм, а жвачка
Ты просто просрался пачкой либеральных клише
Писать антиутопии – какой это протест, баран?
Бесполезно как резиновыми пулями
Разгонять гей-парад, ты не пел с баррикад
И даже твой любимый Ламар говорил: "Fuck Trump!"
А для тебя это fuck up – это вечер открытых забрал
Да ты ссышься сказать прямо
И даже "Он вам не Димон" в этом посмелее, чем твой ... альбом
Ты такой: "я не политик, я артист, я не пишу заявления – я пишу треки"
Но как и политик - ты популист, иначе зачем примазалcя к теме?
Чо, бл*ть, так болел за Россию, что на нервах терял ганглии
Но когда тут митинги проходили, где ты сидел? В Англии
Лондон, Лондон, научи нас жить - как бы без тебя устроить Россию?
Ты выдаешь бульварный роман за политическую сатиру
Но не называешь имен – там список еврейских фамилий
А в России традиция не называть имена,
Когда идет речь о крысе в своем коллективе

Елена Фанайлова: Здесь следует сказать, что "Горгород" - это альбом Оксимирона, который критикуется.

Иван Мартыненко: Этот альбом он назвал аудиокнигой, он состоит из 13 треков, которые стоят друг за другом. Мне понравился "Горгород", но антиутопия совершенно обыкновенная. Она, конечно, хорошо исполнена, хорошо написанный альбом, но Гнойный тоже прав, его точка зрения.

Елена Фанайлова: Что понравилось в этом более чем часовом зрелище?

Иван Мартыненко: Больше всего мне понравилось, что это качественно сделанное шоу, крутое шоу. Если, допустим, разбирать первый фрагмент Оксимирона, который сейчас был продемонстрирован, в нем есть классная история с папочкой, классный сценарный ход продуманный. Когда судьи выносили решение, они дали этот раунд Оксимирону за сам жест. Потому что это стеб над ранними этапами баттлов, когда было принято выливать грязь на оппонента. Гомофобные шуточки Гнойного, если их разбирать, они на грани фола, но я бы не назвал их гомофобными, они скорее призваны показать, что оппонент не соответствует тому, что он сам из себя хочет представлять. Когда он разбирает альбом, то получается, что это обычная антиутопия, что автор не ходит по краю, является самым обыкновенным человеком, никаким ни поэтом, в этом тоже есть какая-то доля правды. Когда Оксимирон высмеивает, каким образом оппоненты могут обижать друг друга, это совершенно может быть не основано на реальности, просто играть на публику. При этом что один, что второй хороши в каждом из раундов.

Елена Фанайлова: Я слушала до того, не то, что много, но некоторое количество работ Оксимирона я слыхала, с товарищем Гнойным сталкиваюсь в первый раз. Я удивлена, что они такие начитанные. Вам, Михаил, как человеку, который пропагандирует чтение, кажется ли, что это мило, хорошо и перспективно или же вся агрессивная подача, которая у рэперов существует, нивелирует культурную составляющую проекта?

Михаил Фаустов: Я как и все 14 миллионов, которые посмотрели. Если говорить о спортивной составляющей, можно долго рассуждать, даже построить схему, почему Окси проиграл, а Гнойный выиграл. Первое впечатление, которое у меня было, когда я посмотрел другой версус, не этот, этот абсолютно не показательный, что на самом деле все правильно, все очень хорошо. Когда в нем появляются такие персонажи, как Оксимирон, это хорошо. Как известно, стихотворение, я очень не люблю поэтов и поэзию, прошу прощения…

Елена Фанайлова: Это говорит человек, который пропагандирует литературу.

Михаил Фаустов: Я пропагандирую литературу, поэтому я не люблю поэтов. Стихотворение должно быть таким, что если бросить его в окно, то окно разобьется. Здесь то же самое, стекло бьется. Есть напряжение, есть секс, есть драйв в этом всем, есть кайфовая подача – это классно. То, что они друг друга якобы оскорбляют, так они после баттла жмут друг другу руки. "Спартак" и "Зенит" выходят на поле, тоже жмут друг другу руки.

Елена Фанайлова: А фанаты когда дерутся "Спартака" и "Зенита"?

Михаил Фаустов: Я как "спартаковский" болельщик ни разу не дрался, конечно, но знаю и тех, и других, мне есть, что на эту тему сказать.

Елена Фанайлова: Артемий, ваши впечатления. Мы обмениваемся живыми реакциями, все страшно веселятся, включая ведущую. Как вам эта вся волшебная картина?

Артемий Троицкий: Мне это все весело. Правда, к сожалению, приходилось мне слушать этот рэп-баттл в подпольных условиях, поскольку квартира полна детей. Тем не менее, веселился искренне, откровенно. Совершенно согласен, по крайней мере, в одном с колонкой Алексея Навального, его рецензии на этот самый баттл. Он пишет о том, что какая бы это ни была поэзия, какая бы это ни была культура, она все равно в сто раз культурнее, чем та культура, которую показывают в своих песенных и юмористических шоу федеральные и прочие каналы нашего официального телевидения. Тут на самом деле видно, что люди живые, что люди талантливые. Да, они агрессивные, но, собственно, и время такое не слишком миролюбивое, прямо скажем. Кстати, баттл Гнойного с Оксимироном очень сдержанный, там было гораздо меньше мата, чем его бывает обычно. Я слушал баттл того же Славы КПСС, но был он тогда не Гнойный, а Соня Мармеладова, с неким рэппером по клички Рикки Ф, там мата было огромное количество с обеих сторон. Здесь, я бы сказал, имела место очень литературная, выдержанная, практически скромная версия рэп-баттлов. Так что мне вся история нравится, хотя эстетически я от этого очень далек: это не моя музыка, это не моя стихия. Тем не менее, вполне могу оценить.

Елена Фанайлова: Я бы сказала, продолжая вашу мысль, что у меня сложилось такое впечатление, что Мирон Федоров, он же Оксимирон, как-то бережно вел своего молодого коллегу, если можно так сказать, поддерживал его, всячески одобрял, типа: не бойся, мальчик.

Иван Мартыненко: Вам скорее показалось. Что касается мата, то да, Оксимирон вообще не использовал мат, он сам об этом сказал в конце третьего раунда. Не использовал по одной причине: по его мнению тратить мат, жемчужину русского языка, как он сказал, на Гнойного для него показалось недостойным. Я не думаю, что это было сдержанно или скромно, он побоялся произнести какие-то слова, просто превратил в еще один трюк, который он подал.

Елена Фанайлова: Давайте Александра Горбачева послушаем. Ваши радостные или безрадостные впечатления? Мы знаем, что вы написали обзор, который касается Гнойного, речь идет об этом баттле. Что вам как критику показалось важным в этом? Мне кажется важной литературная составляющая. Я даже думаю, что для взрослой аудитории они таким образом создают поле восприятия. Не такие уж мы агрессивные негодяи, говорят парни, мы вполне образованные люди, которые в состоянии говорить о Бродском, Лимонова они там вспоминали. Практически все вспомнили: от Сталина до Навального в политическом поле и от Гумилева до себя любимых в поле литературном.

Александр Горбачев: Мне кажется, такой подход немножко снисходительный, что они рэперы, а Бродского знают. С какой стати им его не знать? Меня удивило то, как Оксимирон опять бравировал этими цитатами немножечко, потому что мне казалось, что ему самому не нравится имидж интеллектуала, которым его огорошили в какой-то момент. Все публичные интеллектуалы в диапазоне от Веры Полозковой до Михаила Козырева решили, что Оксимирон – это теперь новый поэт русского рэпа. Мне кажется, это ему самому не очень было приятно. Мне интересны в этой ситуации скорее реакция, и то, как баттл-культура вышла в мейнстримный процесс. Все, что я наблюдаю последние четыре дня, напоминает мне сцену из "Войны и мира", где Наташа Ростова приходит в оперу, и там происходит такое отстранение: нам показывают, как девушка, которая никогда не был в опере, Толстой замечательно показывает, как она воспринимает все, что происходит, как очень странное, потому что она не знает конвенций этого жанра. Вот здесь то же самое, люди начинают издеваться: а что же он говорит про евреев, наверное, он антисемит? Или он говорил про гомосексуалов что-то плохое, наверное, он гомофоб? И это при том, что в этом баттле было довольно мало или вообще не было шуток про маму, хотя по мамам друг друга они очень хорошо проходятся. Это очень забавно, потому что есть конвенция жанра баттл: это пространство, где все дозволено, где нет табу, задача, чтобы максимально виртуозно унизить оппонента вербально. Разумеется, в ход идет абсолютно все. Может ли Гнойный, Слава КПСС быть гомофобом на самом деле, или антисемитом? Может быть, а может и не быть, мы ничего об этом не знаем, поскольку баттл – это специальное пространство дискурсивное, где все дозволено, и чем удачнее ты эту вседозволенность используешь, тем больше вероятность, что ты победил. В этом смысле Оксимирон попытался сыграть как раз на обратном, и на мой взгляд, у него это не очень получилось.

Елена Фанайлова: Сева Москвин к нам присоединился.

Сева Москвин: Я даже не как Наташа Ростова в опере, а как Степашка, который смотрит фильм "Звонок": я, невинно хлопая своими глазками, смотрел, и половину не понимал, что происходит. Несмотря на то, что в свое время мы сделали рэп-пародию на рэпера Сяву, этим мои потуги в рэп-жанре ограничились. До этого баттла я видел только пару выпусков баттлов, и то не выпусков, а я выдержал только по одному раунду, потому что мое нежное любящее сердце не выдерживало этого кошмара, этого негатива и словесной диареи, и только так можно описать некоторые выпады некоторых участников. Я этот баттл посмотрел, потому что все говорили. Мне, конечно, показалось здорово, они прекрасно владеют словом. Я по образованию филолог, знаю, о чем говорю. Широта кругозора и тематика, которыми они оперировали, конечно, вызывали уважение. Но в целом это оставляет довольно тягостное впечатление: очень негативно, без просветлений, радость из жизни людей постепенно уходит, у меня такое впечатление сложилось. Мне кажется, творчество должно какое-то наслаждение и радость приносить, а тут ничего, кроме поливания фекалиями друг друга, не происходит. Поэтому у меня негативное впечатление.

Елена Фанайлова: Ужасно-ужасно, а 14 миллионов просмотров мы никуда не денем. Михаил, вы обещали рассказать, какие спортивные схемы использованы.

Михаил Фаустов: Почему Оксимирон проиграл? Потому что он хотел проиграть. На любую жизненную ситуацию есть цитата из Бориса Гребенщикова "Молодая шпана, которая сотрет нас с лица земли", она нарисовалась прямо на глазах. Он совершенно четко шел проигрывать. Я смотрел другие его баттлы, он приходил и размазывал соперника. Он размазывал интеллектом, размазывал словом, размазывал талантом совершенно несомненным, абсолютно. Здесь соперник был достойный. Насколько я понимаю, он же сам его вызвал.

Иван Мартыненко: Просто Гнойный в своих баттлах несколько раз вспоминал о том, что Оксимирон ничего собой не представляет, по его мнению. Год назад Оксимирон вызвал Гнойного. Я не согласился бы с тем, что Оксимирон шел проигрывать, я тоже сначала так подумал, но пересмотрел несколько раз фрагменты. Мне кажется, что он больше баттлил самого себя, чем Гнойного, рассказывал о том, что он зарабатывал много денег, что у него предстоящий концерт в Олимпийском, и так далее. То есть он больше читал тексты, текст был посвящен больше самому себе. А Гнойный разбирал все по порядку. Первый раунд был, когда Гнойный прошелся по его творчеству, второй раунд – по тому, что Оксимирон якобы не умеет баттлить, третий раунд почти как личность его разобрал. Поэтому Гнойный занимался делом, он иногда якобы отходил от Оксимирона, показывая, что “при чем здесь, собственно, я”. Думаю, что вряд ли Оксимирон сам это спланировал. Вряд ли это какой-то серьезный уронему нанесет, может быть, наоборот какие-то фанатки придут на баттл поддержать, еще больше набьют "Олимпийский". Вряд ли это было заведомое поражение.

Елена Фанайлова: У меня не сложилось впечатления, что это договорняк. У меня сложилось впечатление, что этому сообществу потребовалась новая звезда. Эта звезда – Слава КПСС. Они его создали всем миром рэперским таким образом.

Иван Мартыненко: Он создался сам, просто он сейчас сформировался, потому что по факту он является лучшим баттлером всей России. Ему просто нужен был нормальный оппонент, чтобы стать звездой. Я не скажу, что он мне очень близок, мне интересно, как он дальше будет состоять в движении Антихайп, когда он столько хайпа поднял своим появлением. Это не что-то новое, не совершенно необычное, но в любом случае, мне кажется, надо дальше следить за творчеством его. Если он будет заниматься чем-то интересным, то это интересно в плане текстов. В плане музыки: это не имеет никакого отношения к музыке, это не про музыку, а про текст. В плане текстов, я думаю, что это будет интересно. Но я думаю, что у Окси лучше получится. В баттле выиграл Гнойный, но пока что победителем остается Оксимирон как исполнитель.

Елена Фанайлова: Безусловно, но просто как личность интереснее Окси, мне кажется.

Михаил Фаустов: Я не соглашусь. Представляете, где находится Хабаровск, оттуда приехать еще нужно. Приехать и стать, условно, Харрисоном из Ливерпуля, который покорил мир. Парень последовательно идет к этому. Смена ников бесконечная – это прекрасно. У него хороший русский язык, грамотный русский язык. То, что он матерится как шестиклассник, это его проблемы, но это возрастное, это уйдет.

Елена Фанайлова: Предлагаю посмотреть опрос на улицах Москвы. Традиционная радость программы "Лицом к событию", когда народ отвечает на наши иногда умные, иногда заковыристые, иногда совсем простодушные вопросы.

Опрос прохожих на улицах Москвы

Елена Фанайлова: Я удивлена тем, что люди в курсе. Понятно, что мы выбирали молодых для опроса, но даже это показательная история. Отчасти Александр Горбачев затронул тему, которая меня интересует: насколько пространство баттлов, пространство рэперов, то, о чем они говорят, насколько оно является моделью нашего общества. Саша уже сказал, что совершенно не факт, что эти люди антисемиты и гомофобы, просто это такой принятый в баттлах язык агрессии, это условие поединка. Является ли наша жизнь, а она мне все больше напоминает эти условия поединка, моделью этой битвы? Посмотрите, что происходит уже два дня: Навальный пишет колонку, Шнуров пишет, что он хочет вызвать Познера на баттл, люди шутят, с кем бы побаттлиться Путину или Трампу, и так далее. То есть это идеальная модель для, хочется сказать, общественного хайпа.

Михаил Фаустов: Еще основоположники марксизма-ленинизма говорили, что жизнь – борьба. Конечно, модель, все модель. Человек заходит в трамвай, наступает на ногу соседу и дальше начинается баттл или не наступает, в зависимости от уровня подготовленности участников.

Елена Фанайлова: Уже не говорим о соцсетях.

Михаил Фаустов: В интернете баттл мы проходили неоднократно. Поэтому, конечно, все является моделью всего. Я не знаю философский термин, который это все описывает, но так оно и есть.

Артемий Троицкий: Я бы сказал, то, что бросается в глаза – это то, что вся эта история, если не считать иногда навязчивого мата, то она начисто лишена пошлости. Если сравнивать рэп-баттл со всеми нашими "Камеди клабом" и так далее, то я бы сказал, что эти ребята гораздо, во-первых, умнее, во-вторых, гораздо чище, я уже не говорю о том, что они намного талантливее, потому что там действительно пошлятина. Тем если шутят на еврейские темы или на темы гомосексуалистов, там на самом деле звучит сально, звучит гнусно, таким образом, крайне жалко выглядит. В данном случае у меня не было такого ощущения, у меня нет ощущения, что люди хотели понравиться публике тем, что они унижают какие-то меньшинства. В этом смысле я всецело на стороне этих ребят. Я думаю, что по этой же причине рэп-баттлы, по крайней мере, в их достоверном правильном виде, никогда не станут феноменом, скажем, российских масс-медиа, для этого они слишком откровенны, слишком честны и слишком лишены массовой сервильной вульгарности. Поэтому не думаю, что какие-то их шоу, типа "Версус", станут транслировать центральные телеканалы. Если они это и будут делать, то наверняка в какой-то очень строго цензурированной форме, соответственно, опошлят это явление тоже. Думаю, что этого вообще не произойдет, и слава богу, потому что интернет в этом смысле гораздо более мощное медиа, чем телевидение, по крайней мере, для той части населения России, которое пребывает в таком возрасте двадцать пять плюс-минус, интернет гораздо популярнее, чем телевидение. То, что смотрели этот баттл больше, причем значительно больше народу, чем прямую линию с Путиным – это уже об очень многом говорит. Это говорит о том, что есть две России, есть Россия молодая и подростковая, а есть Россия, которая смотрит телевизор. Надо сказать, что будущее, естественно, за теми, кого я назвал в начале.

Елена Фанайлова: Александр, я хочу еще раз к вам обратиться по этой части: баттлы, как модель российского общества. Согласны ли вы с этой идеей, или есть какая-то коррекция?

Александр Горбачев: Мне кажется, это тоже огрубляет суть. Всегда, как отчасти бывший критик, я знаю это искушение во всем, что пользуется широкой популярностью, хочется увидеть отражение России. Стас Михайлов отражение России, или Оксимирон, или телешоу "Пусть говорят". Не думаю, что баттлы что-то говорят о российском обществе. Я согласен с Артемием в том смысле, что действительно это какая-то более живая и остроумная, в частности, вещь, чем то, что показывают по российскому телевидению. В этом смысле я думаю, что баттлы являются еще одним сигналом того, что российский YouTube сейчас является самым интересным и живым медиа в нашей стране. Видеоблогеры явным образом работают для нового поколения вместо телевизора. Успех того же Навального с последними акциями, ему удалось понять, каким образом найти язык, в частности, для разговора с YouTube-аудиторией. Этого очень много. В этом баттле, допустим, все-таки бились рэперы, во втором по популярности баттле в истории "Версуса" бились Хованский и Ларин, это два человека с YouTube, комедианты. Поэтому "Версус" - это часть вселенный, его успех, мне кажется, стоит рассматривать именно в том контексте, что есть очень живое, очень бодрое, абсолютно свободное пока еще, слава богу, медиа, за которым человек, который хочет понимать, что происходит с людьми моложе 25 лет в России, более-менее обязан следить. "Версус" просто одно из проявлений, которое сейчас взорвалось в силу ряда технических и содержательных обстоятельств.

Елена Фанайлова: "Версус" это такая площадка, на которой происходят баттлы, и это Питер. Я предлагаю послушать наших героев, у нас есть еще два фрагмента. Пожалуйста, Оксимирона покажите.

Я не патимейкер, я bodybag’ер.
Антифейкер, original russian hater.
Мать - еврейка, мой батя – как батя Дрейка.
Bitch, я i1sky, как grime kid, ты fucking bag on.
Canning мать его Town E16, baby.
Слав, тебе пора в кровать собирать наклейки.
Хоть убей, вам не понять, как делать с кайфом треки,
Ведь ты умеешь только баттлить и писать ремейки.
А я универсальный солдат, в клубе не станет солд-аут
У вас пока. Тьфу, ты мои слюни стираешь со лба.
Дурень, тут правда семья, Обик и Драго друзья.
Мы - три мушкетера из романа Ремарка с Дюма.
И как там у вас? "Пау-пау в твоё лицо из РПГ"…
Ваш хвалёный легион - гипсокартон и ДСП.
Вы же просто балаболы с подростковым ЧСВ,
Versus - то, что никогда не сможет Slovo SPB.
Вот и всё, вся история с хроникой, а теперь за меня эпилог
Зачитает мой мёртвый homie a.k.a. Николай Гумилёв.

"В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осияно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что слово это — Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова".

Елена Фанайлова: Это ответ Оксимирона на первый раунд, когда Гнойный говорит ему: ты не умеешь пользоваться словами, слова ничего для тебя не значат, ты плохой литератор. Человек наизусть шпарит Гумилева, думаю, что там у него на подкорке еще немало текстов. Давайте послушаем Гнойного, он же Слава КПСС, он же Соня Мармеладова, прекрасное количество его псевдонимов, один из фрагментов заключительных его речи, третий раунд.

будут ещё конкурсы
Тушим свет, мы проигравших сошлём в Бутырку.
Давай, после истории с Чечнёй
Я лучше всех попадаю карандашом в бутылку.
А ты так и живёшь на пафорсе творца культуры, да.
Без самоиронии, без угара.
"Porchy, Акелла промахнулся!" - когда ссышь мимо писсуара.
Самовлюблённое мудило, тут не театральные подмостки.
Но ты провёл за зеркалом больше времени чем Андрей Тарковский.
Все эти песни, что только про себя.
Как ты в одиночестве с мешком полония.
6 классов подряд
"Не пытался понравиться тем, кто сперва презирали тебя",
Сомнительная х..ня.
Снимаешься в фильме Жигана.
Это весьма красноречивый симптом.
Походу это единственный в мире даун
У которого ещё и стокгольмский синдром.
Как генерал Власов, ты просто мразь и предатель.
Ведь когда пришли новости из Берлина, ты поменял лагерь.
Отбросил друга быстрее чем шаурму гангстер.
Я бы не доверил тебе спину, словно ты пьяный тату-мастер.
И всё это ради зрелища стадионов и гудящих толп.
Для эго твоего размер Олимпийский подходящий гроб.
И когда я думаю, когда я думаю: стоп, не может быть.
Ведь Оксимирон он же куда умней.
Я просто вспоминаю, что тебе нравится Лёха Медь.
Что ты хвалишь Моззи Монтану и мечтаешь собрать Олимпийский.
Бл..ь, ты разборчив во вкусах, как малолетняя путана на вписке.

Елена Фанайлова: Виртуознейший и очень грубый, насыщенный смыслами фрагмент. История с Чечней – это история самого Гнойного, когда он оскорбил Кадырова, у него даже были неприятности, если я правильно помню.

Иван Мартыненко: В одном из баттлов он упомянул в числе прочих чеченских девушек, после этого у него были проблемы.

Елена Фанайлова: Он извинялся перед чеченским народом. А вторая часть его выступления посвящена известной биографии Мирона, то есть Оксимирона, все эти виртуозные стилистические обороты. Литература ли это? Мы с Иваном уже начали это обсуждать, вы сказали, что вы не уверены, что это поэзия, что это литература, но что это хороший текст. Я правильно поняла?

Иван Мартыненко: Я не то, что не уверен, что это литература, я бы не назвал это так. Я не являюсь литературоведом, чтобы это оценить, но мне это даже больше нравится, потому что это, наверное, самое яркое событие в русском языке, которое произошло в этом году, какое бы оно ни было: куча агрессии, мат, все, что угодно. Во-вторых, мне это очень нравится, потому что это такое народное творчество. Если оно пользуется успехом среди практически всех слоев, групп и возрастов в той или иной степени, то это в любом случае имеет какой-то вес, и это классно. Это очень крутой текст, если в двух словах.

Елена Фанайлова: Мне попадалась версия, что это то же самое, что происходило в оттепельные годы с чтением поэзии в Политехническом институте.

Михаил Фаустов: Еще футуристов приплетают, всех приплетают.

Елена Фанайлова: Литература или текст, или что-то другое?

Михаил Фаустов: Откуда я знаю, я же по образованию электрик, поэтому не могу сказать, литература это или текст. Чем отличается текст от литературы, пускай профессионалы этого дела решат. Для меня это литература, как для потребителя. Это хорошо написанный текст на русском языке.

Елена Фанайлова: Там есть и вкрапления английского, как мы слышали.

Михаил Фаустов: Это хорошо, это качественно. Это приятно слышать, несмотря на мат, бог с ним, с матом, все матерились. Это жемчужина русского языка, и Пушкин, солнце русской поэзии, и "наше все" Лев Николаевич Толстой, все матерились.

Елена Фанайлова: Я у музыкальных критиков спрошу, как американские корни рэпа чувствуют себя в русском языке, насколько это органичная история? 14 миллионов просмотров, мы можем сказать, что она страшно популярная, но насколько она естественная? Я, например, знаю людей, которые говорят: я не могу это слушать, потому что это не русская просодия, мне тяжело понимать, о чем идет речь, потому что это звучит не по-русски, искусственное очень.

Михаил Фаустов: А еще есть рэп на французском языке, на испанском, насколько я знаю, даже на бурятском и на якутском. Дело в том, что рэп, как мне кажется, на этот ритм ложится гораздо лучше, чем на рок-н-ролл.

Артемий Троицкий: Я думаю, что в каком-то смысле можно сказать, что Россия и рэп нашли друг друга. Если говорить о русском роке, который мне, естественно, поколенчески гораздо ближе, то тут довольно тяжело складывались отношения между нашим языком и нашими музыкантами. То, что из русского рока получилось – это такая практически литературоцентристская, довольно унылая, низкоэнергетичная рок-музыка, которую на Западе никто рок-музыкой не считает. Что касается рэпа, то здесь эта страсть нашего человека к выражению через слово, причем через максимальное количество слов, действительно находит совершенно оптимальный выход. Поэтому немного странно, что так долго рэп пробивался. Я помню, что я судил самый первый рэп-фестиваль, это было еще в Советском Союзе в 1990-м году, уже тогда был Дельфин, уже тогда были какие-то известные сейчас рэперы, но это было почти 30 лет назад, прорыв случился только фактически года три-четыре тому назад. Поэтому долгая была дорога, но пришла, кажется, именно туда, куда следует.

Александр Горбачев: Я вообще не понимаю постановки вопроса про просодию. Я знаю, что такое просодия, но не понимаю, в чем проблема в этом смысле русского языка. Это такая же история, как музыканты некоторые говорят, что русский язык не певучий, поэтому будем петь по-английски. Мне кажется, это ерунда. Русскому рэпу очень помогает некая литературоцентричность русской культуры, которая в упомянутом русском роке чувствовалась, в данном случае это даже идет ему на пользу. Русский рэп на данный момент является самым живым жанром российской музыки, просто происходит куча всего. Буквально раз в год совершается интересная жанровая революция, он захватывает какие-то новые пространства. Сейчас по сути хип-хоп заменяет собой рок-музыку в виде того же Оксимирона с точки зрения месседжа, драйва, и поп-музыку, и танцевальную, что угодно. Как и в Америке, это жанр, который вбирает в себя все, что происходит вокруг, делает это очень успешно. Кому не нравится, мы не виноваты. Не знаю, как ответить людям, которые не могут это слушать. Это ваши проблемы.

Елена Фанайлова: Меня еще феномен видео-блогинга интересует, я была уверена до определенного момента, что в интернете преобладает история “текст с картинками”, что люди кликают на картинку, под которой текст, видео не очень, видео – это длинно, видео отнимает время, отнимает силы. Сейчас, опять же, 14 миллионов. Когда ты видишь цифры популярных видео-блогеров, неважно, рэперы они или люди из "Камеди клаб", откуда-то еще, ты поражаешься количеству просмотров.

Иван Мартыненко: Дело не в видео-блогинге. Само мероприятие было более-менее закрытым, если бы они сделали его открытым, я думаю, туда пришли бы больше, чем 14 миллионов людей. Поэтому, я думаю, дело в "Версусе" и баттле, а не в том, что это было записано на камеры и выложено на YouTube. Просто сам баттл был настолько интересен, что он мог бы быть в любом формате, его бы все равно слушали и смотрели, неважно, где бы он происходил. Я не понимаю, при чем тут видео-блогинг, как это связано.

Елена Фанайлова: Я имею в виду то, как люди потребляют информацию.

Иван Мартыненко: Если бы могли прийти все 14 миллионов людей, то они пришли бы спокойно посмотреть.

Елена Фанайлова: Иван, вы когда начали смотреть эти рэперские бои?

Иван Мартыненко: Я не скажу, что каждый день, но не первый год. Я бы не сказал, что это то, чем я занимаюсь каждый вечер. Я с Сашей Горбачевым согласен, что русское общество живет в русском рэпе. Когда слушаешь и смотришь такие баттлы, то да, рок-н-ролл жив. Я понял ответ на первый вопрос, почему мне так понравилось, потому что когда я смотрел, я чувствовал себя свободным от всего. Это классно, когда нет никаких ограничений, это был вечер свободы и просмотра этого баттла.

Елена Фанайлова: То есть прямо вот это ваш язык, внутренний голос?

Иван Мартыненко: Это не то, что внутренний голос, я понимаю, что там нет никакой наигранности, никто не пытается обмануть, прикрыться чем-то, сфальшивить. Это было действительно честно, с этим очень редко приходится сейчас встречаться. Поэтому да, это было классно.

Елена Фанайлова: Михаил, как давно начал смотреть это?

Михаил Фаустов: Где-то с полгода. Я случайно к этому пришел, мне это понравилось. Я вообще не делаю это специально, яичницу жарю на кухне, Оксимирон говорит что-то.

Елена Фанайлова: Это был какой-то совет друзей, младшее поколение?

Михаил Фаустов: Я уже старенький, я как-то сам. Я буквально вчера на эту тему с дочерью беседовал, дочери 14 лет, она сказала: "Папа, и ты туда же". Узнала мою черную сторону сейчас. Я, говорит, не смотрела и не собираюсь.

Елена Фанайлова: Еще что мне кажется интересным: как и русский рок, русский рэп политизирован и социально остер. Может быть, русский рок склонен к учительствованию и мессианству, а русский рэп совсем нет. Можно ли говорить о том, что это политизированная площадка, в этом смысле голос поколения, в смысле недовольства миром взрослых?

Иван Мартыненко: Мне кажется, вообще не политизировано. Можно посмотреть, насколько это интересно аудитории, которая смотрит подобные баттлы, по упоминанию политических тем в баттлах. Один раз, когда упомянули фильм "Он вам не Димон", причем назвав его довольно-таки трусливым. Поэтому, мне кажется, это отношения к политике не имеет.

Елена Фанайлова: Там был упомянут Лимонов.

Михаил Фаустов: Он был не как политическая фигура, а конкретно совершенно фрагмент вспоминался.

Елена Фанайлова: Артемий, политика и рэп, я права или нет?

Артемий Троицкий: Я думаю, что не совсем. Во-первых, вы слегка преувеличиваете степень политизированности русского рока. Это популярный миф, который отчасти и я в свое время раздувал. Честно говоря, это не совсем так. Вспомните хоть одну русскую рок-песню, где бы шла речь о КГБ. Я, например, не помню ни одной. Или о КПСС, или о Минкульте, или о комсомоле. Нет, ничего такого особенного не было. Что касается до рэпа, опять же там основные другие – это менты, это наркотики, это всякие ханыги, барыги и так далее. Я бы не сказал, что много здесь политики. У Васи Обломова или Нойза МС, к которому рэперы относятся очень плохо, политики гораздо больше.

Елена Фанайлова: Процитирую Оксимирона: "Я к вам никогда не приду, будто в школу МВД". И моя любимая цитата из Гнойного: "Баттлер должен быть психологом, а не вести себя как у него на приеме".

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG