Linkuri accesibilitate

Гудков ушел от Явлинского к Собчак (ВИДЕО)


Дмитрий Гудков, Ксения Собчак и Григорий Явлинский. Коллаж

Новые политические альянсы накануне выборов президента России

Дмитрий Гудков, поначалу поддержавший Григория Явлинского, за три дня до выборов объявляет о новом альянсе с другим кандидатом – Ксенией Собчак.

Галина Михалева (Яблоко) и Александр Мельман (журналист МК) о том, как президентскую кампанию прошли кандидаты от либеральной оппозиции.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: В завершающую фазу входит избирательная кампания, в абсолютно комическую, клоунскую, цирковую, то, что вы сегодня вечером увидите у Владимира Соловьева. Это не вписывается уже ни в какие ворота, какое представление было устроено там всем вместе кандидату Грудинину. Мы уже рассказывали, как его мочат, мочат и мочат всю кампанию, сегодня вся эта история завершилась таким фейерверком, о котором даже не буду рассказывать, чтобы не быть спойлером. С нами Галина Михалева и Александр Мельман. Гостей я уже ввела в курс дела, что было сегодня на дебатах. Но это не совсем наша тема, к сожалению, эти шоу, у нас есть другая тема разговора с нашими гостями, которая состоит в том, как провели эту избирательную кампанию кандидаты, которых можно причислить к лагерю либералов. Григорий Алексеевич безусловный либерал, Ксения Собчак, конечно, либерал, вот эти два кандидата представляли либеральное крыло в этом кандидатском блоке. Буквально через четыре минуты у нас будет включение большого предвыборного мероприятия, которое проводят, как это ни странно, Ксения Собчак и Дмитрий Гудков. Галина Михалева понимает, почему я говорю "как ни странно".

Галина Михалева: Это довольно странная история, потому что Гудков шел по нашему списку на думских выборах, речь шла о том, что он будет участвовать в праймериз на мэра. И потом вот так взял и соскочил. Я думаю, не просто так, а с каким-то дальним прицелом и на самом деле намеревается конкурировать с нашей партией, хотя он вообще к Москве никакого отношения не имеет, ничего об этом не знает. Когда у людей проблемы, он туда не приезжает, даже в том районе, где он сам баллотировался, Покровское-Стрешнево, там все время ездит Митрохин. У меня такое нехорошее подозрение, что это такая "Гражданская платформа 2.0", что это такая конструкция, на которую должны клюнуть люди либерально ориентированные, которая покажет, что у нас либералы в Думе тоже есть. Но это очень долгосрочный проект. Я предполагаю, что Ксения Анатольевна и Дмитрий – нельзя впрячь в одну телегу коня и трепетную лань. Я знаю очень хорошо Дмитрия, с Ксенией не очень лично знакома, и у того, и у другой лидерские амбиции, а эта конструкция никогда не работает, мы это видели на примере ПАРНАСа очень хорошо – это все разваливается очень быстро.

Елена Рыковцева: Мы сначала покажем, как это выглядело со стороны. Вот мы видим, как Дмитрий Гудков собирает подписи для Григория Явлинского. Дмитрий Гудков, Дмитрий Муратов, бывший главный редактор "Новой газеты", и сам Григорий Явлинский, вот как они ходят и собирают подписи.

Дмитрий Гудков. Сбор подписей
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:00:28 0:00

Елена Рыковцева: Вот это был съезд "Яблока", который выдвинул Явлинского, Дмитрий Гудков поддержал, потом они собирали подписи. И буквально вчера Дмитрий опубликовал заявление на своем телеграм-канале, почему он больше не с "Яблоком".

Дмитрий Гудков
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:01:29 0:00

Елена Рыковцева: И уже в эти минуты, за два дня до выборов Дмитрий Гудков уже с другим кандидатом в президенты Ксенией Собчак собирает народ для того, чтобы объявить о создании новой партии. С нами на связи Мумин Шакиров. Что сейчас в эту минуту на этом совместном мероприятии?

Мумин Шакиров: Я нахожусь в бывшем Среднем машиностроительном заводе на улице Балтийской. Это огромный ангар, в котором сейчас собрались сотни людей. Я, естественно, беседовал с теми избирателями, которые сюда приходят, одни пришли на встречу с Дмитрием Гудковым, другие на встречу с Ксенией Собчак. На сцене уже происходит какое-то действие, там показывают фильм Гарри Бардина. Естественно, в основном атрибутика президентской кампании Ксении Собчак "Скоро весна", "Против всех", майки, футболки, флаги. С кем я беседовал, толком не знают, что здесь произойдет, сценарий неизвестен. Есть, конечно, люди, которые думают, что здесь зарождается новая партия или новое движение, но мы об этом узнаем чуть позже, когда на сцену кто-то выйдет и хоть что-то скажет. Вчера я у Григория Явлинского как раз спросил, что с Гудковым, почему от вас ушел Гудков, что произошло между вами. Григорий Явлинский отказался отвечать на этот вопрос и закрыл эту тему. Сейчас на сцене мы видим команду Ксении Собчак. Это действие только сейчас разворачивается, я думаю, что при повторном включении я более подробно расскажу, что происходит в зале, что происходит на сцене.

Елена Рыковцева: Мы будем руководствоваться тем, что мы знаем об этом мероприятии, что это будет новая партия, лозунг собрания такой – "Скоро весна. Гудков и Собчак". Если Григорий Алексеевич отказался об этом говорить, то у нас есть Галина Михалева, которая не отказывается говорить на эти темы. Про лань и коня скажите, Александр, почему будущее этой пары вы видите успешным?

Александр Мельман: Для меня это неожиданная новость, хотя Дмитрий Гудков говорил, что непростые взаимоотношения в "Яблоке". Я понимаю, почему, потому что "Яблоко", как я со стороны вижу, достаточно консервативная организация, некоторые говорят замшелая. Но это нужно быть внутри, чтобы так четко об этом сказать. Тем не менее, мне кажется, я к Дмитрию отношусь с большой симпатией лично, мне кажется, что это порядочный человек, а это сейчас, что называется, профессия уже – быть порядочным человеком. И это сильный актив – Дмитрий Гудков сам по себе. И то, что он не нашел себя в "Яблоке", не он первый, мы можем целый большой серьезный список составить, кого уже там нет, кто там был, начиная с Алексея Навального и дальше.

Галина Михалева: Что же вы Яровую не вспомнили с Мизулиной? Они тоже в "Яблоке" были.

Александр Мельман: И это можно сказать. Я еще насторожился, когда была думская кампания, выступал от "Яблока" все время один только человек – это Григорий Алексеевич Явлинский, к которому я тоже отношусь с большим уважением, думал до этого момента, что буду за него голосовать 18-го числа, теперь уже надо будет как-то определяться. Выступал только он, хотя такие люди, как Владимир Рыжков, Дмитрий Гудков, были в десятке, могли бы тоже выступать в телевизионных дебатах. Почему-то Гудкова не допустили тогда, почему-то Явлинский не дал ему эфир, я этого не понимаю до сих пор. Но то, что такая новая конфигурация, я думаю, правда, из этого ничего не получится, как обычно у либеральных товарищей, но тем не менее, к Дмитрию Гудкову лично я отношусь с большим уважением.

Елена Рыковцева: На дебатах на телеканале ТВЦ Ксения Собчак, новый партнер Дмитрия Гудкова, задала Явлинскому ряд вопросов, касающихся кадровой политики "Яблока", он ей отвечал. Мы сейчас это посмотрим.

Дебаты от 12.03.2018
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:02:39 0:00

Елена Рыковцева: Теперь у нас есть весь спектр, что этого не берут в партию, этих поисключали, Максима Каца.

Галина Михалева: Он работает сейчас в штабе, у него есть определенные функции, но он остается исключенным из партии. Московская региональная организация на региональном совете при единогласном голосовании его исключила. Потому что он пришел не с добрыми намерениями. Он пришел и сказал, что я пришел с паяльником, я пришел рулить, вы тут все старые, замшелые, как вы говорите, я вас всех выгоню, буду все делать сам. Попытался привести с собой целый ряд молодых людей, которые выполняют роль оловянных солдатиков, то есть люди, у которых в голове ничего особенно нет, у которых только одно: мы за Кацем, мы с Кацем, а эти старые пошли вон. Самое интересное, что параллельно, мне региональный совет поручил прием в Москве, через меня прошло чуть ли не два десятка молодых людей, которые пришли не за Кацем, которые пришли самостоятельно, молодые, интересные. Сегодня человек пришел вступать в партию, к примеру, он из Дагестана, но всю жизнь живет в Москве, 19 лет, собирается учиться в Англии, по собственному убеждению пришел, разделяет программу, работает агитатором. Или, скажем, преподавательница МГУ, профессор. Мотивация у них: невозможно уже, ситуация такая, мы понимаем, что нужно что-то делать. Теперь про Диму. Я думаю, Григорий Алексеевич политик опытный, у него есть интуиция, у него есть чутье. Вы слышали, что он сказал: с Димой непонятно что. Дима был в "Справедливой России", папа его привел в Госдуму. Потом он из "Справедливой России" ушел, записался в оппозицию, пришел к нам, теперь пошел к Собчак. Куда он еще пойдет?

Елена Рыковцева: Что значит пошел к Собчак? Он говорит, что я пришел в "Яблоко", я выполнял свои обязательства, я агитировал, меня должны были сделать хотя бы доверенным лицом.

Галина Михалева: Тут ситуация такая: в ситуации, когда его должны были сделать доверенным лицом, кстати сказать, у нас есть общественный штаб, куда входят самые известные доверенные лица, сопредседатель его Рыжков, Муратов и Ширшина, народный мэр Петрозаводска, целый ряд известных правозащитников, ученых. С Димой уже сразу было непонятно. Дима пришел с такой странной установкой, в партию вступать не стал, сказал: вы меня выдвигайте мэром. Митрохин пошел вон, который один из основателей партии, а я тут буду мэром. У него, конечно, есть достоинства, высокий, красивый, умеет говорить.

Елена Рыковцева: Он шел с надеждой, что партия выдвинет его мэром.

Галина Михалева: Всегда говорят, что партия "Яблоко" никого не хочет. Нет, мы со всеми готовы сотрудничать, мы со всеми готовы договариваться, когда не надо поступаться принципами. Но здесь политтехнологическая история.

Александр Мельман: Он же говорит о праймериз. Почему бы не сделать праймериз? "Единая Россия" сделала праймериз, коммунисты сделали праймериз.

Галина Михалева: Мы сказали, что мы готовы на праймериз, он ушел уже после этого. Он выступал даже на съезде у нас, у нас были дебаты его и Митрохина. С точки зрения членов партии, конечно, Гудков проиграл. Повторяю, он Москвы не знает, не знает московских проблем, на которых Митрохин собаку съел.

Елена Рыковцева: Вы, Александр, могли не уловить, может быть, на слух, но то, что он сказал в своем заявлении, он не говорил, что партия отказывается от праймериз, он сказал, что ставится условие: если я не выиграю эти праймериз, я не могу баллотироваться от кого бы то ни было еще на этих выборах. То есть это огромный риск, я рискую, меня вдруг не выберут, и тогда я теряю эту возможность. То есть он, насколько я понимаю, хотел гарантированного выдвижения от партии.

Галина Михалева: В демократической партии такого, извините, не бывает, на то она и демократическая партия.

Елена Рыковцева: То есть он не захотел рисковать.

Галина Михалева: История Ксении и история Димы – это история политтехнологического проекта. А нам это глубоко неприятно, партии, которая существует как партия идеологическая, как партия демократическая, как самая старая на самом деле демократическая партия. Смотрите, где все остальные, где СПС, что теперь происходит с ПАРНАСом, где та самая "Гражданская платформа", а мы живы, потому что у нас люди не за деньги, у нас люди не проект, мы за убеждения работаем.

Елена Рыковцева: Мы с Александром внешние наблюдатели, но все-таки словом "проект" в единственном числе их нельзя обозначить – это разные две истории. Ее участие в выборах – это один действительно проект, это видно невооруженным глазом, его история – это история человека, который не захотел рисковать с одним партийным коллективом и думает создать что-то с другим для того, чтобы у него больше было шансов.

Галина Михалева: Прислониться на самом деле.

Елена Рыковцева: Выдвинуться на этих выборах. То есть он проявляет хозяйственный подход.

Галина Михалева: Расчетливость, прямо скажем.

Александр Мельман: А в политике это нормально.

Галина Михалева: Вы знаете, в политике смотря какой. Вообще в нашем режиме авторитарном с тоталитарными чертами политики осталось с гулькин нос. Я боюсь, что будет еще хуже, потому что мы видим, что давление идет, уже затронуты те сферы, которые раньше не трогали, НКО, образование, не говоря о гражданских протестах. Поэтому в данной ситуации политики оппозиционные отчасти действуют как диссиденты. Выбор какой: либо ты играешь по этим правилам, но говоришь, что есть возможности изменить что-то и ты используешь, как на этих идиотских совершенно дебатах Явлинский выступает и пытается донести свою позицию, пытается донести идею, что есть персонально содержательная альтернатива, он знает, как это можно сделать. Хотя это, конечно, очень противно. Я сама ходила на эти дебаты как доверенное лицо, в том числе с Жириновским – это экспириенс. Он все время орет, Сурайкин все время говорит: у нас 10 сталинских ударов. Остальные говорят, извините, какую-то лабуду совершенно бессмысленную. Так что очень сложно.

Александр Мельман: Таковы правила игры, Явлинский же принял эти правила игры, он участвует.

Галина Михалева: А что делать? Выход такой: либо ты становишься диссидентом, либо ты уходишь в партизаны.

Александр Мельман: Диссидент – это советский термин, как-то его переносить сюда не очень правильно.

Галина Михалева: У нас сейчас советизация, у нас очень многое похоже.

Александр Мельман: По форме да, но по существу все-таки другое.

Елена Рыковцева: Внесистемная оппозиция это называется.

Галина Михалева: Либо ты используешь все возможности, которые дает эта система. Я согласна, это шпагат, это немножечко шизофрения, потому что мы говорим, что это не выборы, но мы в них участвуем. Другого выхода нет просто.

Елена Рыковцева: Мы сейчас покажем опрос прохожих московских. Вот два кандидата, у них действительно очень похожая риторика, они во многом стоят на одинаковых точках зрения, они фактически сейчас делят между собой четвертое и пятое место. Поэтому мы спрашивали сегодня прохожих – Собчак или Явлинский?

Елена Рыковцева: Это нерепрезентативная выборка, но это и не выборка, подряд, корреспондент шел, сколько согласились людей ответить на вопрос, такая картина. Я так понимаю, в этой нерепрезентативной выборке это скорее Явлинский.

Александр Мельман: Не намного опередивший.

Елена Рыковцева: Да. Мумин Шакиров на связи. Что там проясняется в этой темноте, которая вокруг вас?

Мумин Шакиров: Сейчас на экране ролик с участием Ксении Собчак. А до этого было выступление Дмитрия Гудкова. Дмитрий Гудков вместе с Ксенией Собчак вышли на сцену и объявили о создании партии "Партия перемен" – так они назвали свое детище. Потом было 10-минутное выступление Дмитрия Гудкова, который говорил о том, почему он и его коллега, партнерша Ксения Собчак, создают партию: они хотят изменить ситуацию в стране. Они говорили то, о чем обычно говорят те кандидаты, которые баллотируются на те или иные должности. Мы потом посмотрели ролик с участием Дмитрия Гудкова. Потом слово было предоставлено Ксении Собчак, она предложила посмотреть ролик с ее участием, то есть это нарезка из тех выступлений, из предвыборной кампании, которую она проводит сейчас в Москве и по всей России. Наверное, дальше будут выступать какие-то ораторы, спикеры. По крайней мере, за кулисами я видел бывшего министра экономики Нечаева, руководителя партии "Гражданская инициатива", от которой выдвинулась Ксения Собчак, Шкляров, политолог, тоже присутствовал на сцене. Наверняка появятся какие-то другие политики. Ждем дальнейшего развития ситуации.

Елена Рыковцева: Главное вы нам рассказали, что партия объявлена. Она без всяких сомнений будет создана, потому что еще ни один проект не не удавался Ксении Собчак, все, что она задумывает, захотела стать кандидатом в президенты – стала, захочет создать партию – создаст.

Галина Михалева: С таким крестным.

Елена Рыковцева: Наверное, я думаю, если захочет войти в Думу с этой партией, тоже наверняка войдет. Мы верим в ее возможности, мы уже убедились, что они практически безграничны. С нами на связи Ирина из Москвы. Ваше мнение, пожалуйста, по теме нашей сегодняшней беседы оценки и баланса между кандидатами либеральными?

Слушательница: Я смотрю вашу передачу, и мне очень грустно. Грустно от того, что наши демократы, на которых мы возлагаем надежды, они разъединены. Еще, помню, была партия "Союз правых сил" с Немцовым, был Явлинский, как все ждали объединения, как все ждали, что они объединятся и будет сила. Ирина Хакамада, такие были личности, такие политики. И все, никого нет, все сдулись. И сейчас молодое поколение, Яшин – великолепный политик, Гудков. Почему тот же Явлинский, матерый политик, взял бы, объединил бы всех, всю молодежь, все эти силы, всех умных этих ребят. Почему этого нет? Нас просто разделяют и властвуют над нами. Очень грустно от всего.

Елена Рыковцева: Спасибо вам, Ирина, за этот звонок, он очень тяжелый. Я начала бы с того, вы говорите, Ирина, – взял бы Явлинский, объединил, а захотят ли, тот же Навальный, объединиться под эгидой, под крылом Явлинского? Я очень сомневаюсь, если честно.

Александр Мельман: Да, конечно, весь исторический опыт новой России говорит о том, что это практически невозможно. Я вспоминаю Комитет-2008, как он образовывался в 2004 году, я сразу понимал, что он распадется очень скоро, так и случилось. Я вспоминаю Координационный совет оппозиции, я сразу понимал, что он очень быстро распадется, так оно и случилось. Поэтому нет никаких аргументов, которые бы доказывали мне обратное. Это нормально, у людей должны быть амбиции, все личности. Личности, тогда и действуйте так порознь, и тогда у вас вряд ли в принципе что-то получится, тогда вы будете на обочине, тогда Путин в этом смысле будет вечен. Или ждите, когда проплывет труп вашего врага, может быть так по-буддистски, может быть получится что-то.

Елена Рыковцева: Вам не горько, вы в "Яблоке", вы смотрите на других ярких политиков, которые совершенно под другими флагами, флаг общий, наверное, но под другими эгидами, под другими логотипами выступают, вам бы не хотелось их к себе подтянуть?

Галина Михалева: Нет, флаг не общий. Есть три причины, почему это не получается. Первая причина – это причина институциональная. У нас так устроены выборы, что это соревнование бегунов, это разные беговые дорожки, вы объединяться просто не можете, у нас запрещены блоки. Вначале у нас были возможности создавать блоки, тогда либеральная оппозиция была в Думе, потом это все запретили. На президентских выборах вообще объединяться невозможно – это абсурд, поэтому вы всегда конкурируете. Второе – это идеология. Все-таки у нас и с СПС была разная идеология, мы на этом и разошлись, потому что корни СПС в реформах Гайдара, а Явлинский был альтернативой Гайдару, и мы никогда по этому поводу договориться не могли. У нас было одно исключение – это выборы 2005 года в Мосгордуму. Но это такая штучная история, нам пришлось очень сильно пожертвовать, мы поставили первым Новицкого, а он потом ушел в "Единую Россию". То, что наша позиция правильная, доказало время, потому что где СПС, где ПАРНАС, а мы живы, к нам приходят молодые люди.

Александр Мельман: Вы живы – 2%.

Галина Михалева: У нас 176 муниципальных депутатов в московских муниципальных собраниях, у нас три фракции. В этих условиях такая партия, как мы, вообще выжить не могла бы, а мы живы.

Александр Мельман: Компромисс должен быть в политике. Где этот компромисс?

Галина Михалева: В нашей политике с компромиссами очень сложно. На компромисс можно идти, если вы не отказываетесь от базовых принципов. Если вы от них отказываетесь – это уже не компромисс, это уже потеря себя. Я не согласна, что у нас как был Явлинский, так и остался. Явлинский уходил, был председателем Митрохин, сейчас у нас председатель Эмилия Слабунова, молодые замы.

Александр Мельман: Это все рокировочки такие.

Галина Михалева: Это политика. Самое главное, очень много молодых людей, пришло молодое поколение. Приходите в наш офис, увидите.

Александр Мельман: Например, я иногда вижу того же Гнездилова у Соловьева, он очень разумный человек.

Галина Михалева: А Рыбаков, что, не разумный? То есть есть ротация, есть смена поколений, но мы не отказываемся от своих базовых принципов, мы не отказываемся от европейского пути и прочего. В отличие от риторики Ксении, все-таки у нас довольно проработанные вещи, довольно конкретные, поскольку за нами очень серьезные эксперты. Член политкомитета академик Арбатов, к сожалению, покойный Яблоков. То есть у нас за каждым тезисом программы Явлинского или программы Митрохина целый книжный шкаф разработанных программ, мы точно знаем, что надо делать, когда мы окажемся у власти. И это разница с 1991 годом, потому что в 1991 году никто не знал, что будет. Решили: мы проведем рыночные реформы, и все как-то само собой устаканится. А вот оно устаканилось в такую историю.

Александр Мельман: Ваш Митрохин, он же изначально непроходной, разве вы это не понимаете? Он участвовал в предыдущих выборах мэра Москвы, сколько он набрал процентов? Что же вы не видите этого, это же так просто.

Галина Михалева: Я вижу совершенно другое.

Александр Мельман: При всем уважении к господину Митрохину.

Галина Михалева: Я вижу, что там, где Митрохин решал конкретные проблемы, голосование за него на порядок больше, чем на других участках, в других районах. Мы просто специально это просчитывали. Кстати говоря, на думских выборах, несмотря на то, что его конкурентом был Тетерин, который на пожарной машине приезжал, эмчээсовец с максимальным административным ресурсом, Митрохин занял второе место – это одномандатный округ, это не партийный список.

Александр Мельман: Есть еще такое понятие "харизма", извините.

Галина Михалева: У него отличная харизма. Вот у вас начнут строить что-нибудь на вашей детской площадке, к кому вы обратитесь – к нему. Извините, а какая харизма у Гудкова, что, у него харизма больше? Вообще, что такое харизма, я не понимаю. Я думаю, что наши избиратели должны научиться голосовать не сердцем, не за харизму, а за опыт и возможности политика что-то изменить.

Александр Мельман: Вы это объясните избирателям.

Галина Михалева: Мы объясняем.

Елена Рыковцева: Александр из Саратовской области нам звонит. Ваше мнение по обсуждаемому вопросу, как прошла оппозиция, либералы эту избирательную кампанию президентскую?

Слушатель: Я голосовать буду за Явлинского, потому что я его приверженец, член партии. Вопрос у меня к нашей Михалевой. Мне кажется, что у нас беда есть с аппаратом партии. Почему могли пройти такие плохие ролики на телевидении нашего Явлинского? Просто обидно. И у нас в Саратове с рекламными материалами проблемы.

Елена Рыковцева: Это важный вопрос. Мы показывали эти ролики, два дня назад была передача, где Михаил Соколов, мой коллега, эту продукцию агитационную показывал. Ролики смешные, я местами хохотала. Галина, вам нравится?

Галина Михалева: Вы знаете, на каждой избирательной кампании всегда найдутся люди, которым что-то не понравится. Пробует сейчас новая команда, они пробуют новые методы. Мне тоже, честно скажу, не очень нравится. Молодое поколение, может быть, им это нравится. Вообще говоря, есть классическое изречение Марка Твена в его рассказе "Как я выбирался в губернаторы": любая информация, кроме некролога, она в плюс. Пусть говорят, пусть не нравится, но самое главное в этом случае упоминаемость.

Александр Мельман: Некая безликость там еще присутствует, мне кажется, это мой субъективный взгляд.

Галина Михалева: Последние ролики, где Явлинский сам с собой разговаривает, когда он через свою фотографию проходит.

Елена Рыковцева: Это очень симптоматично – тихо сам с собою.

Александр Мельман: Когда человек разговаривает сам с собой, знаете, как называется?

Галина Михалева: Сравните с роликами других кандидатов. Я не защищаю, но это вопрос вкуса, одним нравится Малевич, другим нравится Репин.

Елена Рыковцева: Мы сейчас говорим о роликах, которые предназначены на очень консервативную телевизионную аудиторию. Конечно, я бы не стала с ней экспериментировать, развлекайтесь в интернете, но вы эти ролики выдаете на телевизор, конечно, народ немножко офигевает, извините за выражение. Грудинин клубнику собирает, Собчак ходит по свалкам, показывают, как она к мэрам открывает двери ногой…

Галина Михалева: Кстати, насчет Собчак, у нас очень большие к ней претензии. Потому что по Кравченко, 16, по которому она пиарится, Митрохин там с лета эту стройку останавливал, и он реально ее остановил, он демонтировал забор. А Собчак это выдает за свои заслуги – это нечестно по меньшей мере.

Александр Мельман: Ее не пускать, что ли, туда?

Галина Михалева: Пожалуйста, сегодня там коммунисты митингуют. Все на чужом горбу готовы в рай въехать.

Елена Рыковцева: Вы нас, конечно, не удивили, завтра будет еще гораздо более печальная и неприятная история. С одной стороны это история, которую много лет ждали. Как вы говорите, много людей старались, обивали пороги, добивались того, чтобы доска мемориальная висела на доме Бориса Немцова. Но появляется Ксения Собчак с известными возможностями, с ресурсами, добивается того, что Сергей Собянин идет на открытие этой доски. И люди, которые за этим наблюдали достаточно скептически, сразу говорят, что это будет открыто под выборы. И это действительно открывается завтра под самые выборы. Илья Яшин и движение "Солидарность" сделали заявление, что они не будут присутствовать на этой пиар-церемонии, потому что это достаточно унизительно для памяти самого Немцова. Эта мэрия, которая громила мост, этот мемориал три года, они нанимали людей, чтобы зачищали мемориал, и вот теперь с шариками и шарфиками открывается эта доска той же самой мэрией. Движение сказало, что для них это неприемлемо. Они рады, что будет доска, это хорошо, что будет доска, но они придут в субботу, они не участвуют в этой пиар-акции кандидата по имени Ксения Собчак.

Галина Михалева: Согласитесь, что это некрасиво. Я надеюсь, что избиратели, которые разумно на это смотрят.

Елена Рыковцева: Их мало.

Галина Михалева: Разумных людей всегда мало, что поделать. Но они меняют страну, вот в чем дело.

Александр Мельман: Если у нас такая кривая политика, что только таким образом, через задний вход, только так и можно, а результат видим? Видим.

Елена Рыковцева: Надо же все равно учитывать, как бы сам человек на это посмотрел, просто сверху, с небес как бы он на это посмотрел.

Александр Мельман: Но доска-то останется.

Галина Михалева: Не любой ценой. Все-таки нравственность лучшая политика.

Елена Рыковцева: Я согласна. Тут мы проявили с вами солидарность, именем которой называется Илья Яшин.

Галина Михалева: Илья Яшин мне совсем не нравится.

Елена Рыковцева: Я с большим уважением отношусь к его деятельности. Кстати говоря, эта болтовня в телевизионных дебатах, в которой Путин упоминается раз в тысячу лет, они все-таки с Миловым подготовили серьезный во время этой же избирательной кампании доклад "Путин. Итоги. 2018" – это очень серьезный вызов системе. Так что Илью Яшина за его смелость, конечно, можно уважать. Наталья из Москвы, здравствуйте.

Слушательница: Во-первых, я согласна с уважаемым Мельманом и Ириной, которая позвонила и сказала об ошибках оппозиции. Конечно, основная ошибка, что оппозиция не может объединиться. Как бы Галина Михалева ни оправдывала этот факт, дело в том, что никогда не добьешься идеального взаимопонимания. Поэтому то, что Григорий Явлинский и его партия находили разные оправдания, что это разная идеология, нужно было во главу угла ставить основной вопрос, то есть смена власти. Поэтому объединение обязательно должно было быть. И никакие партии новые не решат этот вопрос смены режима, пока не будет объединения оппозиции. Во-вторых, оппозиция давно должна была бойкотировать выборы нелегитимные и не легитимизировать эту власть, показать, что единым фронтом она против незаконных выборов, потому что они незаконные. Незаконные, потому что не зарегистрирован незаконным образом один из кандидатов в президенты – Навальный. Незаконно было отказано в регистрации, какие бы аргументы ни приводила Памфилова. И третье: безусловно, Путину и режиму удалось добиться главного – это, не говоря о том, что нет экономики, разрушена страна, это вымывание мозгов у населения лживой пропагандой по телевидению и отсутствие люстрации, режима коммунистического, который снова во власти, попытки ее со стороны оппозиции. Поэтому эти три момента не дадут возможности сменить режим.

Елена Рыковцева: Спрашивали Галину, зачем вы в них участвуете, она говорит, что у нас нет другой возможности хотя бы проговорить какие-то идеи, какие-то свои мысли, просто нет помимо выборов. Они пользуются этой трибуной, этой площадкой для того, чтобы все это выразить, а вы призываете их не участвовать. То есть вообще тогда тишина полная?

Слушательница: Это не полная тишина. Нужно обратить внимание на зомбирование большинства населения, которое не нужно переубеждать, оно зомбировано, оно пойдет на эти выборы, будет выбирать своего президента. Кого переубеждать собралась оппозиция? Патовая ситуация.

Елена Рыковцева: Даже если будет участвовать и что-то говорить Явлинский из ящика – это уже не повлияет ни на что?

Галина Михалева: Я бы хотела возразить нашей уважаемой слушательнице по поводу бойкота. Бойкот самый плохой выход в условиях, когда нет порога явки. На самом деле у нас закон устроен так, что придет даже два человека, выборы состоялись. Если вы не приходите, не приходите, сознательно бойкотируя, или потому что вам неохота, или если вы портите бюллетень, вы дарите свой голос победителю, вы дарите свой голос Путину. Поэтому на выборы надо приходить обязательно. И бывают существенные неожиданности, не везде, как в Дагестане или в Чечне, явка 98%, а за фаворита выборов, за президента 99% или за "Единую Россию". Или как в Саратове, где на всех участках совершенно одинаковый процент. Бывают ситуации и неожиданные.

Александр Мельман: Да, и даже Трамп может победить Клинтон, но не у нас.

Галина Михалева: Я думаю, у нас тоже это случится. У меня ощущение такое, что нарастают кризисные явления практически во всех сферах, начиная от экономики, внешней политики, мы ведем гибридные войны, мы ведем войну на чужой территории, кризис системы образования, кризис системы здравоохранения, безумная реновация в Москве, проблемы ЖКХ, бедность. Куда ты ни посмотришь, везде проблемы. Люди это чувствуют. Мы с вами не сильно молодые люди, хотя, конечно, это не очень приятно.

Александр Мельман: Нет, мы молодые.

Галина Михалева: Душой мы всегда молоды. Мы помним это тяжелое брежневское время, когда казалось, что это такая система, которая вообще никогда.

Александр Мельман: Когда воздух просто стоял в застое, это чувствовалось.

Галина Михалева: Мы думали, что мы умрем при этой системе. Потом раз – и в один момент рухнула.

Александр Мельман: А потом рухнула и страна, извините. Это серьезный вопрос.

Галина Михалева: Не дай бог. Поэтому нужны стратегии.

Елена Рыковцева: Я хочу внести уточнение, что и у нас, я имею в виду на территории Российской Федерации, Трамп может победить Клинтон, что он и сделал в свое время во всех шоу федеральных эфиров, он победил Клинтон, конечно же, и по опросам.

Галина Михалева: Вы знаете, моя надежда – это новые медиа, это интернет, это новое поколение, которое не жило при Советском Союзе, которое хочет жить так, как люди живут в Европе. Я думаю, трансформация неизбежна, история ускоряется. Я уверена, что мы доживем до России без Путина.

Александр Мельман: Дело не в Путине, дело в системе. Вся концентрация на одном человеке, пусть даже возглавляющем все – это неправильно. Система – да. Другое дело, разрушив эту систему, как коммунистическую систему, что потом будет? Обломки?

Галина Михалева: Сейчас, слава богу, есть стратегии. У "Яблока" точно есть.

Александр Мельман: У вас всегда была стратегия, я не спорю. 25 лет у вас стратегия. И где вы сейчас? 2%.

Галина Михалева: Мы в трех парламентах, законодательных собраниях, у нас есть свой человек в статусе министра, у нас есть уполномоченный по правам человека, у нас есть 176 депутатов в Москве. Это все-таки что-то.

Елена Рыковцева: Правда состоит в том, что, конечно, у партии маленький процент, процент падает. Неоткуда взяться новому, потому что вы не пробиваетесь, у вас нет эфира.

Александр Мельман: Так чего же все время кивать на зеркало, надо искать проблему в себе.

Галина Михалева: Люди, которые говорят – надо с себя начинать, я лучше грядочку посажу у себя под окошком. Нет, надо менять систему.

Александр Мельман: Каким образом? Это только пока лозунг.

Галина Михалева: Есть рычаги для этого. Какой бы ни был несовершенный этот рычаг выборы, его надо использовать, чтобы несмотря ни на что, несмотря на давление, несмотря на фальсификации, получить максимум. Если будет большое число проголосовавших, то можно будет влиять на политику.

Александр Мельман: Какой максимум? Ваш лидер в рекламе говорит: 10%, не больше. Если человек на 10% рассчитывает, а получит 2%, то извините.

Галина Михалева: Если будет 10%, то ситуация может существенно измениться.

Александр Мельман: Дай бог, и я проголосую, но это ничего не даст.

Галина Михалева: Когда "Яблоко" было в Думе, принимались очень важные и существенные законы.

Елена Рыковцева: Мы с Александром никогда с вами не согласимся, что это разумная вещь просить у избирателей 10%. Я помню прекрасно свой эфир с Григорием Алексеевичем, шли думские выборы, и он говорит: у нас будет 25%. Откуда у вас 25%? Дай бог, чтобы у вас было 5%. Теперь он решил 10%. Зачем себе выделять эту деляночку, 10%, 12%, 2%, 7%? Это наши претензии к рекламе. Но, впрочем, Галина на нас смотрит так, что она тоже разделяет часть наших упреков.

Галина Михалева: Но надо пробовать, может быть как-то повлияет на избирателей. Посмотрим, недолго ждать осталось.

Елена Рыковцева: Александр, хотелось бы услышать ваше экспертное, не избирательское, а телекритическое суждение о том, как выглядели либеральные кандидаты во время дебатов, Ксения Собчак и Григорий Явлинский? Удалось им за счет ящика что-то к себе притянуть в этой избирательной кампании?

Александр Мельман: Я думаю, что победу в этой избирательной кампании на дебатах одержали кремлевские пиарщики из администрации президента. Потому что вся система выборов структуры, как эти люди были поставлены, как они хронометражно должны были отвечать – это такое душераздирающее и унизительное зрелище для тех, кто там был. Я в надежде начал смотреть дебаты, что эти дебаты будут интересны, по крайней мере, из-за Собчак. Но только стакан воды, только слезы, только ругаться матом в ответ на то, что тебя обзывают – этого очень мало, этого недостаточно. Когда та же Ксения Собчак была поставлена в другие условия и на другой радиостанции нормально говорила с нормальными ведущими, она была убедительна, как мне кажется, доказательна. То же самое и Григорий Явлинский. Но когда вас всех ставят по жердочке, вы должны что-то кукарекать – это только, извините, принесет минусы в процент ваших голосов. Я так считаю. Никакого оптимизма.

Елена Рыковцева: Оптимизма у нас нет в передаче для голосов либеральных кандидатов. К сожалению, они будут конкурировать между собой, а не за главные места, не за первые три точно.

Галина Михалева: Я так не думаю, я думаю, это разный электорат.

Елена Рыковцева: Это правильно, вам положено не думать так. Григорий Алексеевич должен конкурировать за первое, второе, третье. Вы должны так, конечно, говорить, мы вас понимаем. Но мы с Александром пожмем друг другу руки, что все-таки четвертое или пятое.

Александр Мельман: 2 или 3%. Извините за точную цифру.

Елена Рыковцева: На этом заканчиваем и продолжаем завтра предвыборные эфиры.

XS
SM
MD
LG