Linkuri accesibilitate

«Это амплуа забияки, чтобы не сказать — хулигана из московской подворотни в большой политике» (ВИДЕО)


Свободная Европа: Я вас приветствую на радио Europa Liberă. С вами программа Punct și de la capăt и я, Наталья Морарь. Официальный Кишинев пошел на беспрецедентный по дипломатическим меркам шаг: российский вице-премьер Дмитрий Рогозин был объявлен персоной нон грата. Одни эксперты назвали этот шаг очень смелым, другие – безрассудным. Каковы последствия для Молдовы, будут ли они вообще, и стоит ли нам гордиться?

«Ждите ответа, гады!» – заявил вице-премьер Российской Федерации Дмитрий Рогозин после того, как самолет компании S7 Москва-Кишинев развернули над небом Румынии, и этот самолет приземлился в Минске. Но, по всей видимости, ответа дождался сам Дмитрий Рогозин, которого в Молдове объявили персоной нон грата. Явление, как минимум, яркое и невиданное до сих пор. Об этом мы говорим с моими гостями в студии: Анатолом Цэрану, экс-послом Молдовы в Москве, и экс-депутатом Григорием Петренко. Поговорим о том, стоит ли за всей этой историей внутренняя история, внутренняя политика, или это только часть некой очередной геополитической игры. Во-первых, хочу узнать ваше отношение к объявлению Дмитрия Рогозина персоной нон грата. Правильное решение? Почему это именно сейчас произошло? Должно ли это было произойти раньше? И почему вдруг мы дошли до этого, господин Цэрану?

Анатол Цэрану: Вы знаете, мне симпатичен этот ход молдавского правительства, хотя я понимаю все риски, которые, так сказать, исходят из подобного шага. И, во-вторых, обычно в дипломатической практике, вообще в большой политике так не поступают. Но, по всей видимости, наступил предел.

Свободная Европа: А вы думаете, он наступил только сейчас?

Анатол Цэрану: Вообще, Рогозин давно напрашивался на нечто подобное, хотя это могло продолжаться бесконечно долго, как, собственно говоря, и продолжалось многие годы, сколько Рогозин, так сказать, был в отношениях с Республикой Молдова. Он вел себя вызывающе.

Свободная Европа: Абсолютно – с тех пор, как он возглавил межведомственную комиссию и был спецпредставителем в Приднестровье, с тех самых пор любое его заявление могло быть использовано в качестве предлога…

Анатол Цэрану: …быть квалифицировано именно таким образом…

Свободная Европа: …да, в качестве предлога для объявления его персоной нон грата.

Анатол Цэрану: Вообще, нужно понимать, что у Дмитрия Рогозина такое амплуа в большой политике. Он выступал с этой позиции, в том числе и тогда, когда был послом при НАТО. Ну, а если вспомнить его политическую карьеру и до этого события, то там тоже наберется достаточно много поступков такого характера. Собственно говоря, его амплуа – это амплуа, так сказать, забияки, чтобы не сказать хулигана из московской подворотни в большой политике.

Анатол Цэрану
Анатол Цэрану

Свободная Европа: Которому разрешено провоцировать чуть больше, чем другим.

То, что случилось с Рогозиным, это очень серьезный удар по имиджу России

Анатол Цэрану: Да, которому разрешено провоцировать, это правда... Только вот вопрос, а зачем России это нужно, и насколько это вообще, так сказать, согласовывается с политикой такой страны как Россия. У меня вообще такое ощущение, что Россия никак не может выйти из того штопора, который наступил после падения Советского Союза, как назвал его Путин, величайшей катастрофы…

Свободная Европа: …катастрофы двадцатого века…

Анатол Цэрану: Да, геополитической катастрофы ХХ века. И вот этот вот комплекс неполноценности, который переживает российское общество, никак не закончится. Это очень опасно, потому что это и угроза вообще всему миру, но, в том числе, это угроза и для самого российского общества.

Рогозин в этом смысле показатель вот этого комплекса неполноценности. Это если судить в целом. А в отношениях с Республикой Молдова он, несомненно, зафиксировал тренд, который недопустим в отношениях между странами, даже если между этими странами такая разница, как между великой Россией и не очень влиятельной Республикой Молдова. Но вот так было. Я думаю, что то, что случилось с Рогозиным, это очень серьезный удар по имиджу России. Если даже такая страна, как Молдова, может себе позволить поставить в такое положение первого вице-председателя правительства Российской Федерации, значит, Россия переживает очень сложные времена.

И, в принципе, все налицо, Россия как бы становится страной-изгоем, страной, которая попала в очень плохую компанию – Северная Корея, Иран... И то, что сейчас происходит с Россией, это повод, я думаю, задуматься очень многим, но, может быть, в первую очередь, российскому политическому классу.

Подобного рода заявление несовместимо со статусом высокопоставленного лица Российской Федерации, с рангом первого вице-премьера

Свободная Европа: И, может быть, и части молдавского политического класса, но вопрос ведь в том, почему это случилось именно сейчас. К примеру, это случилось в тот день, когда Трамп подписывал санкции против Российской Федерации. Складывается впечатление, что Молдова воспользовалась, в некотором смысле, геополитической ситуацией, таким выгодным моментом, когда все будут приветствовать это решение, и показала дулю. Потому что это можно было сделать уже давным-давно, если исходить из заявлений министра иностранных дел, господина Галбура. Если ссылаться на заявления Рогозина, я думаю, его можно было объявить персоной нон грата ну как минимум лет пять назад, если не раньше.

Анатол Цэрану: Да, это так.

Григорий Петренко: Да.

Свободная Европа: Я всегда внимательно следила за его твиттером накануне его визитов в Кишинев – и сразу же после визитов в Кишинев. Там за каждую фразу можно было объявить персоной нон грата, но этого не делали. Почему только сейчас, господин Петренко?

Григорий Петренко: Я согласен с тем, что, конечно, подобного рода заявление несовместимо со статусом высокопоставленного лица Российской Федерации, с его рангом первого вице-премьера в правительстве Российской Федерации. Конечно, подобного рода заявление недопустимо в отношениях с другими государствами, а тем более со страной, с которой подписан Базовый договор о дружбе и сотрудничестве.

Почему произошло сейчас это объявление персона нон грата? Мне кажется, у многих игроков просто совпали, скажем так, карты, в том числе, здесь, в Молдове, в частности, у Плахотнюка и у Додона. Мало кто будет спорить с тем, что Плахотнюк сегодня контролирует всю ситуацию в стране, и в том числе внешнюю политику, и мы понимаем контекст, в котором все это произошло.

А контекст следующий: вместе с Додоном, Демократической партией, Партией социалистов проголосовали за изменение избирательной системы. Сам этот факт был раскритикован международными партнерами на Западе, в первую очередь, Европейской комиссией, представителями Европейской комиссии, в том числе и Соединенными Штатами Америки, которые выдали, фактически, самые жесткие комментарии на этот счет.

Посольство США в Facebook прокомментировало, что Соединенные Штаты разочарованы, и это был официальный комментарий. Это был самый жесткий комментарий, жестче, чем Европейский союз охарактеризовал это событие. И надо признать, что, приняв поправки в эту избирательную систему, Плахотнюк развернулся на 180 градусов по отношению к своим внешнеполитическим, западным партнерам. И это было, я считаю, таким плевком в сторону Запада с его стороны.

Григорий Петренко
Григорий Петренко

Он хотел показать, что он такой суверенный, что они все могут, и им на все наплевать. Более того, они нарушили даже декларацию, которую они подписали накануне с представителями Госдепа США о перезапуске диалога, стратегического партнерства между Молдовой и США, где одним из пунктов было прописано о необходимости выполнения рекомендаций Венецианской комиссии.

Вот на этом фоне Плахотнюку нужно было показать, что он все-таки проамериканский, прозападный политик, он здесь некий гарант европейской интеграции и так далее. И как он может это показать? Только вот подобного рода антироссийскими, действиями, объявив персоной нон грата высокопоставленного чиновника России. Хотя он, я считаю, заслужил объявление персоной нон грата своими высказываниями.

Свободная Европа: Я думаю, здесь мало кто будет с этим спорить.

Григорий Петренко: Вот, и это такая отчаянная попытка Плахотнюка понравиться на Западе. Он много в это вкладывает денег, у него есть лоббистские компании, которые лоббируют его интересы, имидж и так далее, опять же на Западе, в первую очередь в США. И сейчас он всячески будет пытаться и дальше демонстрировать, что он никак не связан с Додоном, хотя эта связь, этот тандем очевиден, он существует.

Война между Додоном и Плахотнюком – это вещь в себе, она произойдет неминуемо

Они многие действия согласовывают, не только изменение избирательной системы. И, по-моему, мы дошли до такой ситуации, когда уже западные партнеры Республики Молдова прекрасно поняли, что существует этот тандем, что их водят за нос, но есть все-таки еще те, у которых, скажем так, розовые очки на глазах. Поэтому вот этот жест – для них.

Свободная Европа: Да, но вот в этих условиях этот жест сможет убедить, господин Цэрану, тех западных партнеров, которые ранее очень критично высказались по поводу изменения избирательной системы? Грубо говоря, удастся ли господину Плахотнюку переломить ситуацию, вернуться к старой, былой стратегии «сукин сын, но наш сукин сын»?

Анатол Цэрану: Да, это хороший вопрос. И он предполагает очень глубокий анализ. Во-первых, первая констатация, которую всегда необходимо делать, когда анализируешь такую ситуацию: внешняя политика – это всегда продолжение внутренней политики. Это аксиома, это формула, которая, так сказать, особенно актуальна в нынешнем положении в Республике Молдова.

А теперь о том, что касается Плахотнюка и вообще линии, которую сегодня проводят парламентское большинство и правительство. Несомненно, перед ними стоит задача, так сказать, закрепить свое реноме перед западными партнерами, и это совершенно очевидно. Но я думаю, что тут задача не только внешнеполитическая, это задача и внутренняя.

Анатол Цэрану
Анатол Цэрану

Свободная Европа: Я могу только на секунду вас прервать, просто хочу понять для себя одну вещь. Мы перешли обсуждать господина Плахотнюка, потому что для вас всех очевидно, что это решение не министерства иностранных дел…

Анатол Цэрану: А вы что, полагали, что Галбур это принял?

Свободная Европа: …не спикера парламента, который объявил об этом. Это решение господина Плахотнюка лично.

Григорий Петренко: Конечно.

Анатол Цэрану: Ну, совершенно очевидно, что это решение…

Свободная Европа: Понятно. Я хотела это для себя понять.

Анатол Цэрану: Подобного рода решения, такого характера и такого, так сказать, масштаба не может принять министр иностранных дел, это совершенно очевидно…

Свободная Европа: И даже спикер парламента.

Додон используется как некая страшилка для Запада, а Плахотнюк будет использоваться Додоном как некая страшилка в России

Анатол Цэрану: Даже спикер парламента. Это политическое решение высшего уровня, того, кто контролирует ситуацию в Республике Молдова. А когда мы говорим о господине Плахотнюке, это уже как бы аксиома, что это тот человек, который, так сказать, предопределяет политический нерв Республики Молдова.

Свободная Европа: Почему вся эта история является фактором внутренней политики?

Анатол Цэрану: Да потому, что, я думаю, задача стоит не только в том, чтобы обеспечить себе реноме перед нашими западными партнерами. Мне уже не раз приходилось об этом говорить. Я повторяю, вот эта смычка, которая очевидна, между Додоном и Плахотнюком, между правящим большинством и социалистами, это смычка, так сказать, временного характера. Это не долгосрочная, не долгоиграющая пластинка. Им нужно было перейти, перейти реку.

В тот момент, когда они это сделали, дальше их пути категорически расходятся. Война между Додоном и Плахотнюком – это вещь в себе, она произойдет неминуемо. Они вдвоем не могут ужиться на политическом поле Молдовы, один из них должен пасть. Это же совершенно очевидно. Особенно, в условиях, когда за спиной Додона стоит Россия. Россия, которая не приемлет, практически, Плахотнюка.

Григорий Петренко и Наталья Морарь
Григорий Петренко и Наталья Морарь

Григорий Петренко: Если позволите, я вот тут не соглашусь с господином Цэрану. Мне кажется, что этот тандем, который уже очевиден, долгосрочный, и сегодня Плахотнюку очень нужен Додон, так же, как и Додону нужен Плахотнюк для достижения своих политических целей, как внутри страны, так и за ее пределами. Дело в том, что Додон используется и будет и дальше, скорее всего, использоваться как некая страшилка для Запада, а Плахотнюк будет использоваться Додоном как некая страшилка в России. И в этом смысле они друг без друга уже не могут.

Выигрыш выборов со стороны Додона означает смерть Демпартии и Плахотнюка

И вот даже в результате этого скандала, который был с Рогозиным, я считаю, что политически выиграли несколько фигур. В данном случае Плахотнюк выиграл политически тем, что еще раз как бы доказал на Западе, что он ничего не имеет с Додоном общего, а Додон пытается укрепить свой пророссийски настроенный электорат тем, что делает громкие заявления на фоне этого скандала. Я думаю, что и господин Рогозин какие-то внутриполитические выигрыши получил от этого скандала, потому что последовали такие жесткие ура-патриотические заявления – «вот мы сейчас тут вам покажем кузькину мать»… То есть, все они выиграли.

Свободная Европа: То есть, вы не согласны, что между Демпартией и Партией социалистов неминуемо произойдет война?

Григорий Петренко: Я думаю, что это будет имитация войны, а на самом деле это согласованные действия.

Свободная Европа: Господин Цэрану, вернемся к тому, что вы говорили. Есть мнения многих экспертов о том, что Демпария и Партия социалистов на самом деле пытаются выстроить классическую двухпартийную систему в Молдове, когда одна партия занимает проевропейский спектр, другая партия – пророссийский. Так они на этом антагонизме будут играть и вечно друг другом пугать. По вашему мнению, неминуема война. А кто тогда займет место павшего в случае, если один победит?

Анатол Цэрану: Ну, это уже, так сказать, покажет будущее.

Свободная Европа: Вы думаете, что, к примеру, Демпартии выгоднее в следующем парламенте иметь сильную правую оппозицию, а не Додона, с которым удалось уже выстроить вполне себе эффективное общение?

Анатол Цэрану: Перед Демпартией стоит задача не допустить, чтобы Додон выиграл выборы. Выигрыш выборов со стороны Додона означает смерть Демократической партии и Плахотнюка, и это совершенно очевидно. А сегодня Додон, если судить по социологическим опросам, выигрывает выборы.

Выборы – это час икс, который должен предрешить, как дальше будет развиваться Республика Молдова

Вы полагаете, что Додон, выиграв выборы, создав свое правительство и свое парламентское большинство, будет считаться с Плахотнюком? Ну, для меня это вещь, как бы, само собой разумеющаяся. Совершенно очевидно, что нет.

Свободная Европа: А если есть какие-то невидимые нити контроля, которые нам просто пока неизвестны?

Анатол Цэрану: Ну, это другое дело, эти нити могут существовать, тем более они раздражают Додона, тем более это ставит перед Додоном задачу выиграть. А если учитывать, что Додон не самостоятельная политическая фигура, а паяц в известном роде... Не хочется употреблять этот термин в отношении президента моей страны, но это уже очевидно.

Свободная Европа: А если господину Плахотнюку невыгоден приход социалистов к власти, зачем тогда надо было помогать господину Додону становиться президентом? А это факт, что все его телеканалы, медиаресурсы были брошены на поддержку Додона.

Анатол Цэрану: Я понимаю… А кого нужно было делать президентом, Майю Санду? Которая в этом отношении значительно более опасна для Плахотнюка?

Свободная Европа: Понимаю, но в то же самое время должность президента за полтора года до парламентских выборов – это более чем серьезная поддержка для социалистов. Это медиаресурсы, это админресурсы, это возможность встречаться с президентами…

Анатол Цэрану: Наталья, но ведь выхода-то не было, надо было рисковать, потому что, так сказать, Санду, а тем более Нэстасе были просто убийственный вариант в качестве президента. Поэтому надо было выбирать наиболее… меньшее зло. И этим меньшим злом был Додон.

Если мы проиграем геополитическую войну и произойдет реориентация на Россию, никакой борьбы с олигархией не будет

Тем более, как вы говорите, если существуют рычаги влияния на Додона, если существует компромат, который позволяет держать его в узде, и прочее, и прочее. Задача заключается в том, чтобы не допустить, чтобы Додон вышел из узды, чтобы этот компромат работал и дальше, а это может быть только в том случае, если Додон не выигрывает выборы.

А сегодня Додон, имея в виду и то, что произошло с Рогозиным, и вообще отношения с Россией, перед Додоном Россия ставит вполне конкретную задачу. Послушайте любого, в том числе, Рогозина, который говорит – а мы дождемся, пока, так сказать, наши друзья в Молдове выиграют выборы...

Наталья Морарь и Анатол Цэрану
Наталья Морарь и Анатол Цэрану

Свободная Европа: Придут к власти, да.

Анатол Цэрану: И в этом случае совершенно очевидно: то, что Рогозина объявили персоной нон грата, и прочее, и прочее… Тут закусили удила, тут пошли, так сказать, на крайние меры. Совершенно очевидно, что Демократическая партия поставила перед собой задачу создать в Республике Молдова образ врага из России, тем более, что Россия в этом смысле помогает, просто, так сказать, идет навстречу этим пожеланиям.

Теперь вот мы пришли к той точке, от которой начинается разветвление. Интересы вот этого временного союза Додон-Плахотнюк заканчивают свое действие. Дальше начинается расхождение. Выборы – это час икс, который должен предрешить, как дальше будет развиваться Республика Молдова.

Свободная Европа: Ну, я просто хотела бы отметить, что, на мой взгляд, подмена общественной дискуссии геополитической повесткой полезна и выгодна, на самом деле, и Демпартии, и социалистам, потому что за год до выборов все начинают говорить опять же про русскую угрозу, про Рогозина, и так далее. Никто не задается вопросом, а где там миллиард, что происходит с судебной системой, с реформами. Это выгодно и господину Плахотнюку, но в то же время выгодно и господину Додону, потому что чем больше борются с русской угрозой, тем больше его пророссийский электорат воспринимает на ура любые его заявления пророссийского характера.

Анатол Цэрану: Наталья, я просто удивляюсь наивности экспертного сообщества Республики Молдова, той части, которая полагает, что геополитическую конфронтацию в Молдове можно заменить на борьбу против олигархического режима.

Плахотнюк может при определенной конъюнктуре очень быстро переобуться и стать пророссийским

Свободная Европа: Нет-нет-нет, я просто про то, что вся любая другая конфронтация была каким-то образом исключена из публичного пространства.

Анатол Цэрану: Да нет, она объективно существует, Наталья, с этим ничего нельзя сделать. Геополитическая конфронтация – это большой бэкграунд, это большой экран, на котором проецируется вообще все, в том числе, и борьба с олигархией. Потому что если мы проиграем геополитическую войну и произойдет реориентация на Россию, никакой борьбы с олигархией не будет. Потому что в этом пространстве, где может оказаться Молдова, нет возможности бороться с олигархическим режимом.

Свободная Европа: Получается, что сейчас единственный, кто может бороться с олигархией в широком смысле этого слова в виде невозвращения нас в объятия России, это олигарх Плахотнюк…

Анатол Цэрану: Нет, это не так.

Наталья Морарь
Наталья Морарь

Свободная Европа: Потому что он эффективнее всех борется с русской угрозой.

Анатол Цэрану: Это не так, Наталья. Просто это так бывает в политике, когда непосредственные интересы олигарха Влада Плахотнюка не совпадают в данном случае с геополитическим интересом. Вот и вся картина. И в этом смысле Плахотнюк вынужден выбирать то, что обеспечивает ему выживание и его интерес на ближайшую перспективу, а не на отдаленную.

Плахотнюк и Додон сегодня просто пытаются водить за нос международных партнеров

Григорий Петренко: Я вот тут опять же не соглашусь по ряду позиций с господином Цэрану. В первую очередь, в том, что Молдове, якобы, никуда не деться от геополитической повестки. Несмотря на все эти высказывания официального Кишинева, я думаю, что Плахотнюк достаточно успешно зарабатывает на использовании российских ресурсов. В частности, я имею в виду ретрансляцию Первого канала в Молдове, целый ряд других там радиостанций и так далее. Но это мелочи.

Плюс – его человек возглавляет крупнейшую компанию в стране, «Молдова-газ», которой владеет фактически основной акционер – «Газпром». Он участвовал в схеме по импорту электроэнергии из Приднестровья, газовой электроэнергии, которая производится за счет бесплатного газа и фактически субсидирует бюджет Приднестровья. И существовали определенные «прокладки», из которых, мы знаем, часть денег уходила в офшоры. То есть, Плахотнюк вполне совмещает вот эти жесткие высказывания в адрес России с тем, что он зарабатывает на России. И все это знают, в том числе, в Российской Федерации. Он вообще гражданин Российской Федерации.

Анатол Цэрану: Почему Россия не принимает меры?..

Григорий Петренко: Так вот, возникает много вопросов, насколько искренни все вот эти антироссийские высказывания и действия. Либо это часть просто определенной игры, имитация, чтобы сохранить или создать для себя имидж некоего прозападного политика, понравиться кому-то на Западе. Я думаю, что больше склоняюсь ко второму варианту. Плахотнюк может при определенной конъюнктуре очень быстро переобуться и стать пророссийским. И это, я думаю, свойственно всем подобного рода олигархам, которые захватывают власть в той или иной стране, диктаторам.

Недаром была инициирована кампания по антироссийской пропаганде. Это предупреждение России – если вы только шевельнетесь, мы закроем вообще все каналы

Они действуют совершенно по другим правилам, и он исходит исключительно из своих личных интересов, а не из интересов страны, геополитических, и так далее. Это просто, мне кажется, игра, а то, что касается связи Плахотнюка с Додоном, она существует, она появилась не сейчас, а существует уже годы. В первый раз, я считаю, это очень красноречивый пример, когда Додон проголосовал за Тимофти в качестве президента – и вышел вместе с Гречаной и Абрамчук из фракции ПКРМ. Это был громкий скандал. Потом, мы знаем, что Плахотнюк помог Додону, сняв партию «Патрия» с выборов на последней стометровке, и за счет этого Партия социалистов получила 25 мандатов.

Потом Плахотнюк помог Додону, изменив Конституцию через Конституционный суд, и устранил одного из его конкурентов на левом фланге, условно левом, в данном случае – Ренато Усатого из президентской предвыборной гонки. То есть, он его сделал президентом, помог, включив админресурсы, медийные ресурсы, и сегодня, я думаю, наивно полагать, что он и дальше не будет ему помогать, потому что они – это единое целое, один единый организм, Плахотнюк и Додон, сегодня просто пытаются водить за нос, как говорится, международных партнеров. Я надеюсь, что это уже начали понимать.

Григорий Петренко, Наталья Морарь и Анатол Цэрану
Григорий Петренко, Наталья Морарь и Анатол Цэрану

Свободная Европа: Может, единое целое до тех пор, пока Плахотнюк все контролирует, а на самом деле, если в результате выборов социалисты вдруг получат большинство, как минимум простое, и смогут сформировать свое правительство, и так далее, ситуация может измениться.

Григорий Петренко: Я думаю, что задача социалистов на предстоящих выборах, я имею в виду задачу, которую поставит Плахотнюк Додону, не выиграть выборы. И то, что они изменили избирательную систему на смешанную, им абсолютно невыгодно как партии…

Анатол Цэрану: Социалистам…

Григорий Петренко: …социалистам, да, им выгоднее было идти по прежней системе на выборы.

Свободная Европа: …пропорциональной…

Григорий Петренко: По крайней мере, рейтинги показывают, что они бы получили намного больше голосов, чем в смешанной системе. А сейчас все делается для того, чтобы они не выиграли выборы, и они особенно не будут, я думаю, стараться. Конечно, они будут изображать серьезную борьбу, но за счет вот этих одномандатников, я думаю, будет сформировано новое парламентское большинство, которое сохранит у власти этот режим. Это я сейчас говорю о самом вероятном сценарии.

Если оппозиция только не соберется, я имею в виду – настоящая оппозиция, не фейковая, и не выработает общую какую-то позицию, политику и совместную программу действий по борьбе с этим режимом, то, к сожалению, мы окажемся в ситуации, когда эта власть, просто поменяв маски, останется на своих местах.

Анатол Цэрану: В том, что говорит мой партнер по передаче, несомненно, есть определенная логика, но только она наталкивается на целый ряд доводов, которые не вписываются в эту логику. Попытка, так сказать, покинуть геополитическую повестку сделала Додона президентом. Не надо об этом забывать. В Республике Молдова была попытка объединить всю оппозицию под одной крышей. К чему это привело? Додон стал президентом. И, как говорите вы, верным союзником Плахотнюка.

Анатол Цэрану
Анатол Цэрану

Молдова – это особая, особая статья, так сказать, в этой зоне. У нас такое общество, оно чрезвычайно фрагментировано, и боюсь, что продолжать попытки игнорировать геополитическую повестку приведет просто к катастрофе и к консолидации олигархического режима. Повторяю, исходя из того, что, если мы переориентируемся на Россию, никакой борьбы с олигархией здесь больше не будет. Никакой.

Как это, первого вице-премьера правительства России – и такая страна, как Молдова, просто вышвырнула пинком!

Совсем не факт, что оставаясь в нынешней формуле европейской интеграции, очень такой непоследовательной, и это самый мягкий термин, который используется в этом контексте, мы, несомненно, очень многого не добьемся. Но продолжая оставаться на рельсах европейской интеграции, мы сохраняем шансы для того, чтобы рано или поздно прийти к какому-то антиолигархическому режиму – и к слому олигархической системы. В российском варианте – никаких шансов. Вы мне говорите о том, что российские массмедиа во владении Плахотнюка. Да, почему Россия не прекратит это дело? А знаете почему?

Свободная Европа: Это совсем скоро может произойти. Насколько известно, в октябре истекает контракт между Prime и Первым каналом.

Анатол Цэрану: Нет, подождите, Наталья. Знаете, как только это произойдет, все эти каналы просто перестанут функционировать в Молдове. Просто перестанут!

Свободная Европа: А они скоро перестанут функционировать, потому что те изменения, которые вступят в силу с первого октября, на самом деле сделают экономически абсурдным существование таких каналов, которые стоят очень дорого.

Анатол Цэрану: Ну, и скажите мне, Наталья, а зачем это России, которая тоже это прекрасно понимает? И скажите, зачем они еще позволяют Плахотнюку использовать вот этот вот период, для того, чтобы он продолжал зарабатывать деньги?

Свободная Европа: Вопрос, вопрос...

Анатол Цэрану: Ответ очень простой. Потому что недаром была инициирована кампания по антироссийской пропаганде в Республике Молдова. Это предупреждение России – если вы только шевельнетесь, мы закроем вообще все каналы, здесь вы вообще вещать не будете. И тогда Россия, исходя из необходимости сохранить Молдову в своем информационном пространстве, сказала: так, ладно, пусть этот зарабатывает и дальше, мы, по крайней мере, сохраним информационное влияние на Молдову.

Свободная Европа: Ну, я здесь не соглашусь, я думаю, что этой осенью нас ожидает очень-очень сильное изменение на медийном рынке, в том числе, в связи и с законом «антипропаганда».

Анатол Цэрану: Кстати, это же самое касается и «Газпрома». Ну, не был бы этот человек – был бы другой… Все равно был бы человек, который был бы связан с компанией.

Все эти грубые заявления: «гады», «цыганщина», то, что использовал Рогозин, – все это подарки Плахотнюку

Свободная Европа: Я предлагаю вернуться к вопросу, с которого я начала нашу дискуссию. Я процитировала Дмитрия Рогозина, который предупредил всех: «Ждите ответа, гады!» Какого ответа можно ждать от России? И насколько болезненным этот ответ будет?

Анатол Цэрану: Вы знаете, сейчас перед Россией стоит дилемма: что делать, ударить сильно по Молдове и…

Свободная Европа: …ударив по Додону…

Анатол Цэрану: …ударив по Додону, это правда, и в то же время, так сказать, еще сильнее возбудить интерес Запада к Молдове. Россия это прекрасно понимает. Вы знаете, что случилось тогда, когда экспульзировали отсюда Рогозина? Это восстание в постсоветском пространстве, восстание против России. И это не только молдавский локальный случай, это пример для всего постсоветского пространства – с Россией можно по-другому. И в Москве это прекрасно понимают.

Это прецедент, и с этим прецедентом сейчас нужно что-то делать. Этот кризис нужно каким-то образом урегулировать. Поэтому Россия не спешит с ответом, она пытается правильно понять: а вот мы сейчас ударим по Молдове, а мы ударили однажды, в 2006 году…

Свободная Европа: …и к чему это привело!

Анатол Цэрану: …когда экономическая зависимость Молдовы от России была огромной, Молдова понесла огромные потери. И к чему это привело?

Свободная Европа: В результате в 2009-м победили проевропейские…

Плахотнюк вообще должен был заказать бюст Рогозина и поставить его у себя в офисе

Анатол Цэрану: Да, поэтому Россия прекрасно понимает, о чем идет речь. Для них это огромная опасность, то, что произошло с Рогозиным. Как это, первого вице-премьера правительства России – и такая страна, как Молдова, просто вышвырнула пинком из Молдовы! Недаром Песков сказал, что это опаснее, чем санкции Соединенных Штатов. У него, конечно, вырвалось это непроизвольно. Люди все думают – как это?

Свободная Европа: В принципе, это можно воспринимать как комплимент. Господин Петренко, какого ответа можно ждать?

Григорий Петренко
Григорий Петренко

Григорий Петренко: Я думаю, что если будут какие-то персональные санкции в отношении тех или иных представителей молдавского руководства, то это будет очередной подарок Плахотнюку, которым он, естественно, воспользуется и будет еще дальше предъявлять как аргумент западным партнерам, что, вот видите, какой я борец с российской угрозой…

То есть, я считаю, что если будут какие-то персональные санкции, то это будет очередной подарок Плахотнюку. И все эти грубые заявления: «гады», там, «цыганщина», то, что использовал Рогозин, – все это подарки Плахотнюку, к сожалению. Я думаю, что самым эффективным ответом официальной Москвы на то, что произошло, было бы снять розовые очки и внимательно разглядеть Додона, потому что если в него внимательно присмотреться, то там обязательно можно будет увидеть Плахотнюка. И только принципиальное изменение отношения к Додону, я думаю, может вывести молдо-российские отношения сейчас на какой-то другой уровень.

А если и дальше будет говорить, что, ну вот, президент не виноват, он ничего не может сделать, но он такой пророссийский, он наш, и так далее, а вот оставшаяся власть в Молдове, исполнительная, они такие проамериканские – это все, мне кажется, настолько наивно, и настолько несерьезно... Я думаю, что это только приведет к каким-то новым подобным вызовам.

Свободная Европа: Но какой-то ответ последует, на ваш взгляд?

Григорий Петренко: Я думаю, конечно, последует.

Свободная Европа: Господин Цэрану, последует или нет?

Анатол Цэрану: Должен последовать, не может не последовать, Россия не может это так просто оставить. Кстати, я тут на 100% согласен с господином Петренко и думаю, что такой подарок, какой сделал Рогозин Плахотнюку, трудно себе представить. Плахотнюк вообще должен был заказать бюст Рогозина и поставить его у себя там в офисе.

Свободная Европа: Поэтому, возможно, мы узнаем позже, что именно произошло. Я благодарю вас за эту дискуссию. Через месяц, я думаю, мы уже будем наверняка знать, последует ли какой-то ответ – или нет. Это была программа Punct și de la capăt, услышим друг друга через месяц на волнах радио Europa Liberă.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG