Linkuri accesibilitate

Белорусская мышеловка ФСБ. Как российские спецслужбы похитили украинского юношу


Владимир Путин и Александр Лукашенко в Кремле, 2014 год

24 августа 19-летний гражданин Украины Павел Гриб поехал в белорусский областной центр Гомель на встречу с девушкой, с которой он познакомился в социальных сетях. Она сообщала, что приедет на встречу из России. Павел планировал в тот же день вернуться на Украину, но исчез.

"Он спокойно пересек украинскую и белорусскую границы, въехал в Гомель. И вот в Гомеле его след пропал, и до сегодняшнего дня нам неизвестно, где он находится", – рассказала белорусскому независимому каналу "Белсат" Ольга Гриб, сестра Павла.

Уже на следующий день искать сына в Белоруссию поехал отец Павла Игорь Гриб. В гомельской милиции бывший украинский пограничник, который сейчас занимается созданием капелланской службы в украинской армии, узнал, что Павла объявили в российский розыск по обвинению в терроризме, а дело ведет ФСБ РФ по Краснодарскому краю, город Сочи.

Через социальные сети украинские журналисты разыскали девушку, с которой встречался Павел в Гомеле. В интервью ТСН 17-летняя жительница Сочи призналась, что действительно пригласила парня в Белоруссию и заявила, что ее заставили это сделать сотрудники ФСБ России. Теперь она якобы также находится под следствием, по той же статье, что и Павел – террористическая деятельность.

"Революцию достоинства" Павел Гриб встретил с надеждой на изменения в стране. И после военной агрессии РФ против Украины он активно писал в социальных сетях, зачастую не подбирал выражений относительно врагов Отечества. Возможно, это и стало основанием для провокационных действий ФСБ РФ", – говорит Игорь Гриб.

Столкновения в Киеве во время "Революции достоинства"
Столкновения в Киеве во время "Революции достоинства"

"Если он был задержан ФСБ на территории Беларуси, это незаконно. Если есть уголовное дело, его объявляют в международный розыск, и через Генеральную прокуратуру России обращаются в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь об экстрадиции. Он имеет право обжаловать это решение, и он имеет право на защиту", – считает белорусский правозащитник Олег Волчек.

"Дело Гриба" быстро переросло в дипломатический скандал. Заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль заявила, что Белоруссия только на словах ведет себя как партнер, а на деле действует совсем иначе. Зеркаль также предложила рассматривать экономические вопросы в комплексе с вопросами безопасности украинцев в Белоруссии.

В ответ на это 31 августа в белорусский МИД был вызван советник-посланник посольства Украины в Белоруссии Валерий Джигун, которому указали на "бесперспективность угроз и неприемлемость высказываний", прозвучавших в заявлении Зеркаль.

В МИД Белоруссии отметили, что с 29 августа по запросу посольства Украины правоохранительные органы этой страны – Генпрокуратура, МВД, СК, КГБ и Погранкомитет – на всей территории страны ведут поиск украинского гражданина Павла Гриба, а собранная информация обобщается и готовится для передачи украинской стороне.

"Люди, к сожалению, пропадают по самым разным причинам: и по собственной воле или глупости, и в результате злонамеренных действий третьих сил, – отметил пресс-секретарь МИД Белоруссии Дмитрий Мирончик. – Если за 19-летним молодым человеком не уследили его родители и власти собственной страны, то это еще не повод валить с больной головы на здоровую. Точно не по-партнерски через сутки после официальной просьбы о помощи обвинять в чем-либо страну, которая без ее ведома была выбрана местом не то романтического свидания, не то конспиративной встречи".

В белорусских независимых СМИ и в социальных сетях дело Гриба многими было воспринято как очередное доказательство несамостоятельности белорусского руководства, свидетельство господства российских спецслужб на территории страны. Как раз на фоне скандала белорусские СМИ опубликовали слова бывшего заместителя председателя Службы безопасности Украины (март 2014 – июнь 2015) Виктор Ягуна, который заявил, что в Белоруссии на постоянной основе работает группа Федеральной службы безопасности РФ.

"У нас есть информация о том, что в Беларуси есть группа ФСБ в составе от 30 до 40 человек, которые на постоянной основе работают в Минске, в том числе там есть и силовая группа. Если нужно проводить задержание, они, как правило, не ставят в известность белорусских коллег и проводят эти мероприятия сами", – сообщил Виктор Ягун белорусской службе Радио Свобода.

Помимо Белоруссии, ФСБ проявляет большую активность в Крыму, где одного за одним при странных обстоятельствах и с демонстрацией нелепых улик - например, ножовки для "подпиливания опор ЛЭП" - задерживают "украинских диверсантов"
Помимо Белоруссии, ФСБ проявляет большую активность в Крыму, где одного за одним при странных обстоятельствах и с демонстрацией нелепых улик - например, ножовки для "подпиливания опор ЛЭП" - задерживают "украинских диверсантов"

Впрочем, политологи и аналитики не спешат делать выводы о полной зависимости белорусских силовых структур от России. "Несмотря на "союзнический" статус двух государств, Беларусь регулярно становилась объектом информационных атак разной степени успешности. Последние два-три месяца по количеству информационных вбросов можно утверждать, что идет работа по недопущению развития белорусско-украинского сотрудничества", – считает проживающий в Украине белорусский аналитик Игорь Тышкевич.

Какие последствия для белорусско-украинских отношений может вызвать "дело Гриба" и можно ли утверждать, что российские спецслужбы действительно имеют в Белоруссии карт-бланш на любые действия? На эти вопросы отвечает политолог, руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников:

– Надо вернуться в предысторию и отметить, что существует практика похищения спецслужбами стран СНГ своих граждан на территории других стран. Мы можем вспомнить, когда узбекские спецслужбы похищали узбекских оппозиционеров в Москве, туркмены таким же образом действовали. В 2013 году белорусский КГБ пытался задержать в Москве одного из менеджеров Белорусской калийной компании – без оформления документов на выдачу. Но сейчас впервые произошла ситуация, когда спецслужбы одной страны задерживают на территории другой страны гражданина третьей страны. И безусловно, это вызвало серьезный кризис в белорусско-украинских отношениях.

– Как можно оценить версию, что это было специально сделано российскими спецслужбами, чтобы рассорить Белоруссию и Украину?

– Ситуация очень странная. Насколько я читал, этот молодой человек предполагал, что могут быть неприятности в Беларуси, но почему-то целенаправленно к этим неприятностям шел. Поэтому фактор игры спецслужб на осложнение белорусско-украинских отношений превалирует, но надо понимать, что и в Украине тоже есть круги, недружелюбно настроенные в отношении Беларуси. Поэтому я бы не отрицал той версии, что это может быть провокация с двух сторон.

Фактор игры спецслужб на осложнение белорусско-украинских отношений превалирует

– В прессе прозвучала информация про 30 сотрудников ФСБ России, работающих на постоянной основе в Беларуси. Стоит ли воспринимать это как сенсацию, учитывая, какие прочные связи (в соответствии со всеми соглашениями) существуют между белорусскими и российскими силовиками?

– Сенсацией это не является. Мне известно, что свыше 20 человек, сотрудников ФСБ, находятся в Минске под дипломатическим прикрытием. Руководит ими человек в чине генерал-майора. Они не скрываются, поскольку у них официальная цель миссии – обеспечение безопасности посольства, дипломатов и специальной связи. Но о том, чтобы они были причастны к каким-то силовым действиям на территории Беларуси, – такой информации ранее никогда не звучало.

– Думаете, они ограничиваются этой узкой задачей обеспечения безопасности посольства?

– Хотелось бы оперировать фактами. Фактов очень мало, и один из них такой: на территорию посольство завезено специального оборудования гораздо больше, чем это необходимо для обеспечения защищенной связи.

XS
SM
MD
LG